AERIE Team

Все об играх серии Baldur's Gate
Текущее время: 23 май 2017, 21:39

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 35 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 24 авг 2012, 11:55 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Глава 6
Тайное становится явным

Гнедая кобыла нетерпеливо плясала под Имоен. Раскрасневшаяся и запыхавшаяся наездница смотрела вперёд. Туда, куда убегал мощёный Львиный Путь. Туда, где возвышались строгие башни Кэндлкипа. Разве это не радость – снова быть дома после опасных приключений.
– Вон он, Равена! – Обернулась она к подъезжающей названой сестре. – Кэндлкип… Он так близко, что кажется – протяни руку и дотронешься до него.
Имоен прищурила один глаз и вытянула руку вперёд. Вся крепость уместилась у неё на ладони. Рука в зеленоватой латной перчатке накрыла Кэндлкип сверху. Девушки засмеялись.
Сердце Равены колотилось от ожидания. Норовистый вороной с белой «звёздочкой» на лбу и белыми «чулочками» на задних ногах был явно недоволен остановкой. Он всё пытался извернуться и ухватить зубами полудроу за ногу. Воительница ухмыльнулась и похлопала его по взмыленной шее.
– Ну, кто последний – чистит лошадей! – Имоен ударила пятками в бока кобыле, и та понеслась к крепости.
– Ах, ты ж! – Вороной Равены сорвался с места красивым прыжком.
За девушками неспешной рысью следовали их друзья.
– Как бы они себе головы не посворачивали, – проворчала Джахейра.
– Ух ты! Большая крепость, – отметила Дайнахейр. – И это всё библиотека?
– Нет, сама библиотека в центре. По краям ещё есть хозяйственные постройки, – ответила друид.
Равена и Имоен дожидались отставших недалеко от ворот.
– И кто лошадей чистит? – Усмехнулась Джахейра.
– Имоен, – твёрдо сказала полудроу.
– Ничего подобного. Мы же до ворот так и не доехали. К тому же, думаю, что Дреппин по старой дружбе не откажется потереть бока нашим лошадкам.
Друзьям изворотливость Имоен была не в новинку. Все тихонько посмеялись и пустили лошадей шагом ко входу в крепость.
Лишь их ноги покинули стремена, у ворот показался мужчина. Его должность называлась Хранитель Врат. Он встречал пребывающих гостей, принимал даримые библиотеке писания и открывал массивные двери. Или же давал от ворот поворот, если путники ничего с собой не принесли.
– Приветствую вас, путники! Кэндлкип рад каждому гостю, который хочет почерпнуть его мудрости. Однако, можете ли вы отплатить ему чем-нибудь за это? – Хранитель Врат с немалым удивлением смотрел на Имоен и Равену, но пробуробил заученную речь.
Полудроу вынула из сумки книгу. Её пергаментные страницы потемнели и обмахрились. Крышка была обтянута кожей прекрасной выделки и украшена полудрагоценными камнями и резьбой. Содержание книги Равена не знала, но была уверена, что оно ничуть не уступает внешнему облику.
– Благодарю вас, – Хранитель принял поданную молча книгу. – Можете проходить.
Двери крепости скрипнули и открыли проход в особый мир. Мир Кэндлкипа. Проходя мимо Хранителя, названые сёстры услышали тихое: «С возвращением домой, девочки». Они одарили мужчину очаровательными улыбками. С каждым шагом сердце билось всё сильнее и быстрее, и когда они миновали тоннель сквозь крепостную стену, оно колотилось, будто у пойманного зайца.
Имоен отпустила уздцы лошади и выбежала вперёд.
– Ха-ха-ха! – Прыгала она и хлопала в ладоши, совсем как много лет назад. – Мы дома, Равена! Мне не верилось до последнего мгновения, но мы здесь! Равена, ты чувствуешь это? – Обернулась она на сестру.
Полудроу обводила растерянным взглядом крепость. Случайно она поймала обеспокоенный взгляд Имоен.
– Ты… не рада?
В ответ Равена, как могла, радостно улыбнулась. Имоен слишком хорошо её знала, чтобы не заметить – Равену что-то гложет. Ностальгия по прошлым дням, когда она жила здесь, как птица в клетке? Вряд ли. Воспоминания о Горайоне? Скорее всего. Всё здесь напоминает о нём. Ей будет тяжело. Но у Равены ведь есть она, которая всегда рядом, всегда поддержит по мере своих возможностей. Имоен обняла сестру за плечи.
Друзья направились прямиком в конюшню. Поводья принимал загорелый мальчишка. Он протянул руку к лошади Равены, но тут же её отдёрну, лишь только взглянул на хозяйку. Мальчик тихонько вскрикнул и умчался в дальний угол конюшни.
– Дреппин! Дреппин! Там дроу! Самая настоящая! Иди сам с ней говори, я боюсь.
– Микки, что за глупости! Дроу не пустят сюда даже с книгой. Куда ты меня тащишь? Ну, ладно. Пойдём. Где там эта твоя дроу… Равена? Равена!
– Дружище! – Девушка крепко обняла скотовода. – Ты всё ещё здесь?
– Где же мне ещё быть? Искатель приключений из меня никакой. Вот и новое поколение воспитываю. Нравится мне тут, в общем. Эй, Микки, не прячься! Это Равена – моя подруга. Она тоже здесь когда-то жила с…
– Со мной! – Кинулась на шею парню Имоен.
– Ты тоже здесь? Вы вместе?
– Мы неразлучимы, – подняла указательный палец вверх Имоен.
Микки подошёл, опустив голову.
– Простите меня, мисс, я не хотел Вас обидеть, – засопел мальчуган.
– Я не обиделась, – Равена присела на корточки и подала ему руку. – Будем знакомы.
Микки руку пожал, но всё же покосился на светлый эбонит кожи.
– А Вы… мм… настоящая дроу?
– Не совсем. Только наполовину. Только никому об этом не говори, – подмигнула девушка.
– Ух ты! Круто!
Мальчик подхватил под уздцы вороного, который на удивление безропотно пошёл за ним.
– Откуда он? – Поинтересовалась Имоен.
– Сирота, такой же, как и мы. Не знаю, как он попал в Кэндлкип. Ко мне его привёл Тесторил и попросил взять шефство над ним. Мальчонка оказался смышлёным. Да что мы тут разговариваем? Вам отдохнуть пора с дороги. Идите к Винтропу, только осторожно. Он очень обиделся на тебя, Имоен, из-за того, что ты убежала и его не предупредила.
– А скажи-ка, парень, – обратилась к Дреппину Джахейра. – Ты у всех приезжих лошадей принимаешь. Так? За последние несколько дней много народу тут побывало?
– Ну, посетителей меньше стало после закрытия свободного входа. Но днём раньше вас прибыли какие-то серы с охраной. Большие шишки из Врат Бальдура.
– Они тоже у Винтропа остановились? – Заинтересовалась информацией Равена.
– Нет, – протянул Дреппин. – Говорю же – большие шишки. Их в комнатах для гостей в самой библиотеке поселили, а охрану – в казармах. Ладно, мне работать надо. Ждите вечером у Винтропа. Я жду подробных рассказов о ваших приключениях.
– А разве вас, как бывших жителей, не поселят в библиотеке? – Аккуратно спросила Дайнахейр.
– Да что ты! – Отмахнулась Имоен. – Ульраунт Равену на дух не переносит. Говорил, что терпит её только из-за Горайона. Нам повезёт, если он самолично не заявится к толстячку в таверну и не выставит нас вон.
Пока они шли мимо знакомых зданий, все взоры обращались на шагающих впереди названых сестёр. Если бы Имоен смогла задрать нос до самого небосвода, она непременно так поступила. Рыжая тараторка горделиво вышагивала в голове процессии, а за ней, немного неловко улыбаясь, шла Равена. Настроение полудроу весьма улучшилось, когда они миновали тренировочную площадку. Завидев свою ученицу, Джондалар забыл слова наставления, один из рекрутов выронил деревянный меч, а другой получил таким же мечом по голове. Имоен обернулась на сестру. На лице Равены играла коварная усмешка. Она распрямила плечи и тряхнула головой, позволяя серебристому шёлку волос блеснуть на солнце. Она знала, какие лица сейчас смотрели ей вслед.
Когда дверь таверны толстяка Винтропа открылась, названые сёстры увидели привычную картину. Трактирщик обходил столы с гостями, принимал и приносил заказы, собирал пустую посуду. Как ухитрялся он, имея столь внушительный живот, не задевать столики, никто не знал. «Талант», – пожимал плечами толстяк, когда его спрашивали об этом.
Предательский скрип несмазанных петель заставил всех обернуться.
– Хи-хи. Привет, – скромно произнесла в тишине Имоен.
Винтроп аккуратно поставил поднос на пустой столик и тщательно вытер руки о передник, подходя к гостье.
– Вы только посмотрите, кто соизволил явиться сюда, – толстяк был очень плохим актёром, а потому в равнодушие его слов никто не поверил. – Мошенница! – В голосе сквозила настоящая обида и возмущение. – Как ты могла сбежать?!
– Ну, я…
– Как ты могла сбежать, не сказав мне ни слова?!
– Я боялась, ты расскажешь всем…
– Я? Расскажу? – Винтроп запыхтел, как кипящий чугунок. – Да как тебе в голову такое могло прийти! Эй, ребятки, ну-ка, стреляйте в неё и не смейте промазать, а то добавки не получите.
Молодые охранники с длинными луками у стульев сквозь смешок прогудели:
– Ну, Винтроп…
– Старый ты дурень, Винтроп, – раздался сиплый женский голос за спиной у Имоен. – Если бы после каждой твоей шутки в меня пускали бы стелу, то у меня сейчас было бы много, очень много стрел.
Полудроу вышла вперёд и облокотилась на плечо Имоен. Таверна замерла, слышно было, как скворчит жир в сковороде на кухне.
– Равена? – Трактирщик попятился и неуклюже шлёпнулся на стул. – Живая… М-да, на тебя стрел не напасёшься. А ведь говорили, что тебя убили вместе с Горайоном.
– Говорили? – Усмехнулась Равена. – Или просто Ульраунт вслух высказал своё заветное желание?
– Ха-ха-ха! Девочка моя! Обе мои девочки вернулись! Вернулись вместе! – Винтроп вскочил со стула и обхватил пухлыми руками сестёр. – Проходите, садитесь. Ох, настоящие искательницы приключений. Да ещё и с командой! Друзья моих малышек – мои друзья. Располагайтесь. До завтрашнего утра эль стоит пополам дешевле обычного в честь возвращения двух сестрёнок!!!
Таверну всколыхнул радостный гул. Друзья сидели с несколько обескураженными лицами.
– Вас здесь любят, – улыбнулась Дайнахейр.
– Посмотрим, что ты скажешь, когда мы столкнёмся с Ульраунтом, – грустно усмехнулась Равена.
Винтроп хлопотал около столика друзей, как наседка возле цыплят. После плотного обеда он проводил гостей в комнаты. Естественно, им достались самые лучшие, самые уютные. Винтропу всё не терпелось узнать, как жили его девочки столько времени вдали от родного очага. Он путался под ногами у названых сестёр, пока они устраивались в номере, и всё стряхивал пылинки с подоконников и полок. Забота толстяка вызывала умильные улыбки на лицах девушек. В конце концов, они усадили его в кресло и вкратце рассказали всё, что приключилось с ними. Винтроп комкал в руках фартук, кусал губы и время от времени вытирал выступающий на лбу пот.
– Бедные мои девочки. Да как же вы выжили? Я сердцем чувствовал, что нелегко вам приходится. Охохонюшки… – Трактирщик поднялся с кресла. – Отдыхайте. Я на кухню пойду. Сегодня все сюда будут ломиться, надо приготовить еды побольше. На голодный желудок и интересная история плохо идёт.
– Ой, мы совсем не устали, толстячок, – подскочила к нему Имоен.
Винтроп, как водится, заворчал, он терпеть не мог, когда Имоен так его звала.
– И верно, – присоединилась к ним Равена. – Давай-ка мы тебе поможем. Мы много чего научились делать в дороге.
Девушки подхватили трактирщика под локти и повели вниз на кухню.
Винтропу досталась самая нудная работа – он чистил овощи. Имоен шинковала салат, а Равена ловко разделывала мясо. В итоге, через некоторое время на очаге тушилась картошка с телятиной, свининой и луком в большом чугуне.
– Винтроп, а что ты знаешь о Железном Троне? – Спросила полудроу, оттирая сковороду.
– Ну, с виду это простое торговое сообщество, которое занимается поставкой оружия и доспехов. Очень крупное сообщество.
– Это только с виду, – Равена покосилась на Имоен, которая протирала тарелки.
– Там вообще не очень всё чисто, – поддакнула ей рыжая болтушка.
– Ну, да, – кивнул Винтроп, проверяя прозрачность стакана. – Это ещё и самое подлое торговое сообщество в Западных Королевствах. Слыхал, что их выгнали из Кормира за какие-то тёмные делишки. Они не гнушаются контрабандой и нападениями на караваны. Говорят ещё, нанимают искателей приключений для добычи особенного оружия и доспехов из катакомб и руин.
– Понятно, – негромко проговорила Равена.
– Вот только зачем они сюда пожаловали? – Пожал плечами Винтроп. – То ли встреча у них тут с кем-то… Но почему здесь?
– Здесь нельзя пускать в ход оружие, – предположила полудроу.
– И не каждый может сюда проникнуть – не смогут помешать переговорам, – добавила Имоен.
– Девочки, только не говорите, что вы сюда из-за них прибыли!
– Из-за них, Винтроп.
– Равена, я думаю, мы можем ему всё рассказать. Я доверяю ему, как себе.
– Ага, доверяет она. А кто сбежал и словечком не обмолвился? Постойте, так вы не всё мне рассказали?
– Нет. И дело тут не в доверии. Просто, чем меньше людей знает об этом, тем меньше их находится в опасности.
– Ты меня пугаешь, малышка Равена.
– Прости, дружище. Как только это всё закончится, мы всё-всё тебе расскажем. А пока что тебе придётся потерпеть.
Трактирщик глубоко вздохнул.
– Я понимаю. Вы, вот что, не говорите об этом больше никому. Мало ли, какое ухо подслушает.
Девушки согласно кивнули.
Из зала таверны раздался крик.
– Винтроп! Винтроп, сапог тебе в дышло! Где ты, убийца луковиц?
Сёстры подмигнули толстяку и с очаровательными улыбками выглянули из кухни.
– Чего изволите?
– Молот Морадина мне в… Да это же девчонки Горайона! – Темноволосый дворф сдвинул со лба шлем и прищурился. – Ну, точно они! Хе-хех, ну что? Обслужите старого Ривора? А?
– Сию минуту! – В унисон ответили девушки.
– Вот это выправка. А, Винтроп, старый хрыч, вот ты где. Откуда ты их выудил?
– Тебе, как всегда, потемнее? – Донёсся сиплый женский голос от бочек с элем.
– Козе бесхвостой понятно. Я своих привычек не меняю.
– Утром они прибыли с группой своей, – Винтроп радостно и то же время обеспокоенно улыбался.
– Так это они? Мне мальцы из стражи у ворот говорили, что искатели приключений нагрянули. Думал, приду сюда вечером, послушаю истории.
– А ты приходи, – поставила Равена на стол перед дворфом пенную кружку двойного объёма.
– Нам есть, что рассказать, – принесла Имоен картошку с мясом.
Дворф втянул носом воздух.
– Ох, а пахнет-то как! Аж слюнки текут.
– Девочки сами готовили, – похвалился Винтроп, будто своими собственными малыми детишками.
– Ну, ваше здоровье, непоседы! – Ривор поднял огромную кружку и в несколько глотков осушил её. – Ух, ядрён перец, хорош у тебя этот завоз. Так-с, попробуем, чего вы тут настряпали.
Из таверны дворф вышел, кряхтя и похлопывая себя по животу. Видать, он растрезвонил всем про «стряпню девчонок», и вечером многие заказывали «то, что Ривор днём ел». Простая походная еда оказалась по вкусу жителям Кэндлкипа.
Как и бывало раньше, Имоен заняла своё место рассказчика у большого камина. Слушатели расселись вокруг, где хватило места. Кто сидел на стуле, кто забрался на стол и схлопотал подзатыльник от Ривора, кто развалился на полу и в шутку возмущался, когда через него кто-то спотыкался.
Имоен во всех красках рассказывала каждый шаг их приключений от погребения Горайона до возвращения в Кэндлкип. Особый восторг вызвал штурм Крепости Гноллов и зачистка шахт Нашкеля. Во время рассказа о путешествии через Клыкастый Лес и диверсии в лагере бандитов в таверне стояла такая тишина, что было слышно шуршание крыльев ночных мотыльков у подвешенной к потолку керосиновой лампы. Когда слушатели узнали, что именно названые сёстры с командой положили конец Железному Кризису, радостным возгласам не было предела. Как бы девушку не подмывало рассказать об их противостоянии с Железным Троном, она по совету Винтропа опустила все моменты в историях, где их пути пересекались с торговым сообществом. Приключения в стоках Врат Бальдура рассмешили всех до слёз. Выпивоха Халл, трясясь от смеха, приобнял Равену и дохнул на неё стойким перегаром, когда Имоен изображала Шлюмпшу, и как он предлагал проявить свою благость дочери Горайона. Конечно, насчёт книги пришлось соврать и сказать, что они обнаружили её в сокровищнице огра-повелителя гусениц.
Когда истории закончились, слушатели стали расходиться кто куда. Они похлопывали названых сестёр по плечам и почтительно кланялись остальной команде, что сидела за дальним столиком. У тех, кто остался в таверне девушки потихоньку выпытывали информацию о главах Железного Трона, которые прибыли сюда. Но много всё равно узнать не удалось. Их присутствие в Кэндлкипе было покрыто непробиваемой аурой тайны. Просто приехали, просто живут. Кто-то проболтался, что у них тут с кем-то встреча, но с кем не договорил.
Сон долго не шёл к сёстрам. Они стояли у окна, облокотившись на подоконник, и молча смотрели на здание библиотеки, в некоторых окнах которой трепетали огоньки свечей. Свежий морской воздух всё же заставил девушек зазевать, и они забрались под одеяла. Немного скрипучие кровати укутали их уютом, и девушки заснули так крепко, как можно спать только дома.

Кто из детей никогда не пробовал пройти по мощёной дорожке так, чтобы не наступить на стыки плиток. Вот и Равена осторожно ставила свои маленькие ножки, стараясь не зацепить тёмные полоски между светло-серым камнем. Это было сделать достаточно трудно, ведь плитки были испещрены трещинами. Девочке приходилось то и дело подниматься на носочки.
– Поторопись, дитя! – Позвал откуда-то спереди добрый, мягкий голос, и Равена, отбросив затею, поспешила на зов.
Горайон посмотрел на неё сверху вниз. Он уже не молод, но седина не так отчётливо видна в волосах, а из морщин – только весёлые чёрточки около глаз. И главное – он живой. Её приёмный отец улыбнулся и поманил рукой к ступеням библиотеки Кэндлкипа.
– Побудь здесь. У меня очень важный разговор, но я скоро вернусь.
Горайон скрылся за дверями, а Равена от нечего делать присела на мраморный бордюр фонтана и рисовала узоры на воде. Может ей послышалось, а может и действительно из библиотеки послышалась ругань. Голос, привыкший говорить тихо, поднимаясь, срывался в фальцет. Это был не голос того, кто привёл её сюда. Подсознательно маленькая Равена знала, что это негодует Ульраунт.
Вдруг в отражении на поверхности фонтана появился ворон. Он приземлился на бордюр совсем рядом, и смотрел в воду. Чёрные глаза ворона сверлили её отражение в воде. Полудроу вдруг стало страшно поднять голову и встретиться с птицей взглядом.
Со стуком распахнулись двери, и на ступени выбежал Хранитель Фолиантов с искажённым гневом лицом. Он смотрел на Равену так же пристально, как и ворон, и ничуть не меньше напугал её.
– Вы оба можете остаться, – сквозь зубы проговорил он. – Но запомни, Горайон, этот ребёнок станет твоей погибелью.
Ульраунт, бормоча проклятия себе под нос, исчез. На ступенях остался лишь Горайон. Он бледен, стар, его глаза безжизненны. На серой мантии растеклось багровое пятно. Он мёртв.
С трудом сдерживая слёзы, Равена отвернулась к фонтану. Ульраунт напугал не только её – ворона больше не было. Зато изменилось её отражение. На маленькую девочку смотрела красивая девушка-полудроу с четырьмя шрамами на шее. Её глаза были птичьими, чёрными, как у ворона. Ужас сковал горло Равене. Отражение криво улыбнулось, и из глубины фонтана донёсся мерзкий голос: «Как отец, так и дитя…» Отражение заходится в сиплом смехе. Вода в фонтане краснеет… Знакомый запах… Багровое небо… Горайон истекает кровью на ступенях… Грубый смех… Знакомый смех…
– Нет, – шепчет Равена. – Нет. Не хочу. Не буду.
Вода поднимается красными воронками вверх и устремляется к ней.

– Нет!!!
– Равена! Что случилось? – Имоен спешила слезть с кровати. – Опять?
Полудроу молчала. Только тряслась, как в ознобе.
– Что случилось? – Ворвались в комнату их друзья.
– Опять кошмар, – объяснила за сестру Имоен.
– Что там было, Равена, расскажи, не молчи, – Джахейра присела на край кровати.
– Там был Горайон, и я маленькая, и Ульраунт, и фонтан крови, и… Это было просто ужасно, – полудроу обхватила голову руками, её голос дрожал, готовый вылиться в плач. – Что же это такое? Когда это закончится?
Друид обняла подругу и тихонько похлопывала её по спине, будто успокаивая ребёнка. «Терпи. Когда-нибудь это обязательно закончится», – подумала она.
Халид принёс успокаивающий отвар из мяты и мёда, и под чутким присмотром Имоен Равена пришла в себя, но уснуть так больше и не смогла. Её названая сестра клубочком приютилась у неё под боком и мирно сопела.
Лишь только забрезжил рассвет, Равена вышла на улицу. Она прошла мимо полусонной стражи и поднялась на крепостную стену, где её и нашла Имоен.
– Как ты? – Обняла она за плечи полудроу.
– Ничего, уже лучше.
– Сколько воспоминаний связано с этой стеной… – Имоен смотрела за горизонт.
Вокруг шумело Море Мечей. Зеленовато-голубые волны пенились и стремились забраться на утёс. Свежий ветер взъерошил рыжие волосы Имоен, солнечный свет придал им розоватый отблеск, а в глазах её отражались морские брызги.
– Что-то с тобой не так, – вздохнула болтунья. – Ты странная какая-то с тех пор, как мы вернулись сюда. Ты не рада?
– Что ты! Я рада. Правда, очень рада, что снова оказалась здесь. Я так счастлива увидеть и Винтропа, и Дреппина, и Джондалара, и Ривора, и…
– Ты всех жителей Кэндлкипа сейчас собираешься перечислить? – Перебила её Имоен.
Равена улыбнулась грустно и растеряно.
– Ты не в своей тарелке, – подытожила девушка.
– Что? Так заметно?
– Очень. В чём дело?
– Не знаю. Когда я шла сюда, то ожидала чего-то большего…
– От чего?
– От себя. Я ожидала более глубокие чувства, взрыв эмоций. Но ничего подобного не чувствую. Я была счастлива вчера вечером, когда все собрались у Винтропа. Но это было больше похоже на случайную встречу старых друзей в случайной таверне, которая случайно оказалась таверной в месте, где я выросла. Кэндлкип… Ох… Кэндлкип больше не мой дом, – Равена опустила голову и снова напомнила Имоен нахохлившуюся хищную птицу. – Может это из-за того, что Горайона больше здесь нет.
– Может быть. Это заставляет задуматься, а действительно ли Кэндлкип был тебе домом или он всегда был просто «местом, где ты выросла», – голос названой сестры стал настолько серьёзным, что полудроу с опаской посмотрела на неё. – Вот как я это вижу: Кэндлкип был для тебя тюрьмой, клеткой. Ты рождена быть путешественником, а эти стены сковали твою свободу, которая так необходима… дикой птице, – при этих словах Равена вздрогнула. – Пока ты была птенцом, всё было хорошо, но чем старше ты становилась, тем теснее было твоим крыльям. И вот клетку открыли… Ты познала свободу. Познала свою стихию. Может ты и вернулась бы к тем рукам, что держали клетку, согревали тебя, кормили, лелеяли, но в клетку ты не вернёшься. Но, покружив над местом, где ты взрослела, ты не находишь те рук, которые делали клетку твоим домом. Без них это просто… клетка…
Равена смотрела на свою названую сестру, открыв рот.
– Красиво получилось. Правда? – Хихикнула Имоен, возвращаясь к своему обычному настроению.
– Очень. Радостно то, что мы в этой клетке не надолго.
Равена посмотрела в высоты крепостной стены. На скотном дворе маячили фигуры Дреппина и Микки. Светло-эбеновое лицо с коварной улыбкой повернулось к верной подруге.
– Кто последний до конюшни – убирает комнату!
С этими словами полудроу лихо перемахнула через каменные зубцы и повисла на тонком выступе.
– Так не честно! – Крикнула ей вслед Имоен.
Равена, хихикая, спускалась по отвесной стене, цепляясь за неровности в каменной кладке. За несколько футов до земли она ухватилась за ветку растущего рядом дерева и скользнула по стволу. Только её ноги коснулись почвы, Равена припустила бегом.
Имоен кинулась к лестнице. Она бежала по ступеням, пока ей навстречу не показалась группа поднимающихся стражников. Оттолкнувшись от досок, она запрыгнула на широкие перила перед самым их носом и заскользила на полусогнутых вниз. Мимо неё пронеслась Равена, и девушка последовала за ней, уступая лишь долю мгновения.
– Доброе утро! – Крикнули они в один голос, пробегая мимо Винтропа, рядом с которым стояла возмущённая Джахейра.
– Равена! Имоен! Как вы себя ведёте!
– Не волнуйтесь так, леди Джахейра, это вполне нормально. Я, признаться, даже скучал по их проделкам. Пойдёмте лучше завтракать.
Не переставая оборачиваться на сестёр, друид всё-таки ушла за трактирщиком.
Поднимая пыль, девушки приблизились к тренировочной площадке, огороженной скудными столбиками и ещё более скудными поперечными рейками. Разгорячённые учебными схватками стражники порой ломали крепкий когда-то заборчик. Сначала его ремонтировали, а потом всем надоело. Сейчас ограждение скорее отмечало территорию площадки, чем мешало кому-то проникнуть внутрь или вывалиться наружу. Площадку, конечно, можно было оббежать, но так было длиннее. Недолго думая, Равена ухватилась за толстую рейку, подпрыгнула и перебросила через неё обе ноги. Имоен просто проскользила под рейкой, придержавшись за неё руками. Песок площадки затруднял бег. Измученные учениями стражники-новички шарахнулись от них в стороны. Пробегая мимо Джондалара, Равена ухитрилась-таки отсалютовать ему.
– Непоседы, – дружелюбно усмехнулся он. – Чего встали, лодыри? А ну разбились по парам! Приготовились! На девок не глазеть! Бой!
На другой стороне площадки Равена просто прокатилась кувырком под ограждением. Имоен оригинальничать не стала и повторила её кувырок. Они пронеслись мимо погреба-склада. Вслед им, одобряя и поддерживая, засвистел Ривор. Конюшня всё приближалась. Равена решила обернуться и посмотреть, насколько от неё отстала Имоен. Она не заметила открытых внешних ворот, и вереницу конников въезжающих в них, а потому почти налетела на белую лошадь. Ей пришлось резко затормозить, подняв облако пыли, а сзади в неё врезала с разгону Имоен.
Полудроу подняла голову. На скакуне восседал мужчина, закованный в латный доспех, лицо закрывал шлем с великолепным плюмажем. Не успела девушка перевести дыхание, как между ними возник рыцарь. Пикой он метил в грудь Равене. С другой стороны показался ещё один, а в ворота въезжали ещё трое.
– В этом нет необходимости, добрый сир, – процедила сквозь зубы полудроу, отодвигая наконечник в сторону. – Я не хотела ничего дурного.
– Пф. Видно, и черномазую дрянь можно обучить манерам. Поди прочь! Мне нет дела до тебя, – прогудел рыцарь под забралом.
Сжав кулаки и скрипя зубами, Равена развернулась и направилась к таверне. Имоен последовала за ней, испуганно оглядываясь на рыцарей.
Только после обеда полудроу осмелилась выйти на улицу, опасаясь наткнуться на прибывших. Вместе с Имоен они дошли, наконец, до конюшни.
– Дреппин, привет! Ого, какие лошадки! – Рассматривала Имоен породистых скакунов.
– Добрый день, девчонки! Красивые лошадки, правда. Хозяева для них ничего не жалеют. Да и таким ли хозяевам жалеть…
– О чём ты? – Оторвала Равена взгляд от лошадей.
– Ты на сбруи их посмотри. Они каждая стоит дороже, чем вся таверна Винтропа.
– А кто это такие приехали? – Имоен протянула лошади пучок сена, но та равнодушно фыркнула и мотнула головой.
– Рыцари Щита. И чего им дома не сидится?
– А где же их дом? – Имоен отряхнула руки и показала лошади язык.
– На юге где-то. Очень могущественный орден, говорят.
Равену будто окатили водой.
В конюшню забежал Микки. Он схватил полудроу за руки и начал прыгать вокруг неё, заставив девушку вертеться вокруг своей оси.
– Это было просто супер! Как вы бежали! Я никогда такого не видел! Научишь меня так же? Я тоже так хочу!
– Малец, давай я тебе сначала расскажу, сколько раз эти юные особы срывались со стены, вывихивали руки-ноги, разбивали носы…
– Но-но-но! – Остановила Дреппина Равена.
– Я всё равно хочу научиться, а когда вырасту, то тоже стану искателем приключений.
– Эх, все меня бросают.
– Ты не волнуйся, Дреппин. Ты же мне как старший брат. Я тебя никогда не забуду. В гости заезжать буду, как только смогу.
– Тогда согласен, – парень потрепал мальчишку по волосам. – Ты всё сделал, что тебя рыцари просили?
– Ага.
– А где же они разместились? Что-то я не слышала, чтобы у Винтропа были новые поселенцы.
– Дык их в библиотеке устроили, – махнул рукой Микки. – Там вообще такой переполох. Залу готовят для разговоров. Будто больше поговорить негде.
– Может переговоров, а не разговоров? – Нетерпеливо переспросила его Равена.
– Точно – переговоров. Запутался я.
– Дальше-то что?
– Ну, сегодня сиры отдыхать изволят, а завтра с утра они в этой зале встречаются с этими… ну, которые перед вами приехали.
– Один из талантов Микки – слушать, – хмыкнул Дреппин.
– Очень полезный талант, – улыбнулась Равена.

– Они встречаются завтра с утра? Это хорошо, – кивнула Джахейра. – У нас есть время подготовиться. А насколько верными могут быть эти слухи?
– Дреппин утверждает, что Микки умеет слушать. Мальчик передал ровно то, что услышал. Об остальном судить нам, – пожала плечами Равена.
– А почему не допросить Рьелтара до начала переговоров? – Спросила Дайнахейр.
– Надо узнать, о чём они будут договариваться, – покачала головой друид, и магесса молча с ней согласилась.
Равена не могла сидеть на одном месте от одной только мысли, что завтра она войдёт в залы библиотеки, чтобы встретиться с главным врагом. Может она сможет увидеть учителя Карана или учителя Парду. Ей очень хотелось, чтобы они увидели, какой она стала. А ещё хотелось увидеть старика Тесторила. И Ульраунта. Ей хотелось увидеть Хранителя Фолиантов, чтобы гордо взглянуть ему в глаза и показать, насколько он был не прав, и что теперь его мнение ей совершенно безразлично.
Не выдержав навалившихся эмоций, воительница схватила Погибель Пауков и вышла во двор. На тренировочной площадке толпились стражники. Равена облокотилась на ограждение рядом с Ривором, подпирающим один из столбиков. Джондалар знал своё дело. Стражников он гонял нещадно, особенно новоприбывших. Заметив полудроу, он скомандовал: «Отставить!»
– Равена, может, выйдешь на песок? Покажешь, что могут искатели приключений? – Обратился он к ней.
Стражники, которые не служили здесь ранее и не попадали ей под горячую руку, захихикали. Те же, кто был с ней знаком, по понятным причинам переглянулись. Девушке не очень хотелось похваляться перед ними, и она взглянула на Ривора в поисках поддержки.
– Чего ты на меня зенки таращишь? – Не поворачиваясь, проворчал дворф. – Иди. Иль эта железяка у тебя за спиной для красоты болтается?
Не найдя выхода, Равена вздохнула и ступила на притоптанный песок площадки. Она сняла деревянный двуручник со стойки, а Погибель Пауков занял на время его место.
– Ну-ка, ребята, кто одолеет её – получит отгул! – Крикнул Джондалар, подбадривая стражников.
Её окружили сразу трое новичков.
– Эй, это не честно!
– А разве дороги Фаэруна справедливы, Ривор? – Оскалился в кривой усмешке стражник.
Равена знала этот блеск в глазах. Был бы у него настоящий меч, он разил бы её насмерть. Она взглянула ему в глаза без страха и злости, с презрением, от которого ухмылка сползла с его лица.
Они напали разом. Втроём. С яростью. Изо всех сил. Равене стоило просто присесть, чтобы один попал другому по челюсти, а третий отбил руку второму. Её деревянное лезвие ушло назад, и стоящий позади схватился за живот, выронив оружие. Низкий круговой. Другой упал навзничь на песок. Прямой выпад. Последний ощутил сильный тычок в грудь. Тот, кто упал вторым, поднимался на ноги, но удар по шее сзади снова опрокину его.
Затылком она вдруг почувствовала чей-то взгляд. Равена обернулась. У внутренних ворот Кэндлкипа стоял мужчина. Ей был виден лишь тёмный силуэт. Скромная одежда плохо скрывала молодое крепкое тело, широкие плечи, сильные мускулистые руки. Равена была уверена, что он смотрит на неё, и сама не могла отвести от него глаз.
Стражник, улыбающийся перед боем, сдаваться не хотел. Он подходил сзади, чтобы ударить исподтишка.
– Отставить! – Гаркнул Джондалар. – Если бы в её руках был настоящий меч, вы бы все были уже мертвы!
Этот окрик заставил Равену оторвать взгляд от незнакомца. Когда она снова обернулась, место, где он только что стоял, пустовало.
Джондалар внимательно посмотрел на свою бывшую ученицу, которую обучал первым махам оружием десять лет назад. Теперь перед ним стояла искусная воительница, которая (чем боги не шутят) может стать легендой в своей сфере
– Твой стиль изменился, – отметил он.
– В лучшую или худшую сторону?
– Не знаю. Я с таким ещё ни разу не встречался. Сила и скорость, сплетённые воедино… Возьму на заметку.
– Это наивысшая похвала, которую может услышать ученик от учителя. Спасибо, – поклонилась Равена.
Больше соревноваться с ней не хотел никто, но тренировка у стражи ещё не закончилась. А потому полудроу взяла свой меч назад и направилась в комнату.
– Скажи-ка, – спросил её Ривор, когда догнал по пути. – Тебе пришлось сражаться с дворфами?
– Да, – потупила взгляд девушка, и опытный вояка всё понял.
– Убивать всегда тяжело, девочка, – ткнул он её локтем. – Верно?
– Верно…

Утром сонные жители Кэндлкипа всё же смогли полюбоваться искусством полудроу. Серебристое лезвие пело, рассекая прозрачный утренний воздух. Оно описывало дуги и восьмёрки вокруг своей хозяйки. И с замиранием сердца следил за движениями девушки маленький конюх Микки. Он хотел быть таким же. Он был уверен, что сможет этому научиться. Его будет тренировать эта странная полудроу, у которой были страшные чёрные глаза, стоило ей хоть немного рассердиться, и такой мягкий лучистый взгляд, когда она улыбалась.
За завтраком у названых сестёр кусок не лез в горло. Сейчас они пройдут по тихим комнатам библиотеки, вдохнут такой знакомый запах пыльных книжных шкафов, увидят тех, кого не видели, казалось, целую вечность. Равене даже пришлось помочь Имоен зашнуровать сапоги, потому что пальцы у той не слушались и дрожали. Сама полудроу с трудом, но всё же справилась с волнением. Однако сейчас, когда они подошли к истёртым мраморным ступеням библиотеки, внутри снова что-то затряслось. Она поднималась, не чувствуя ног, одним глазом поглядывая на фонтан.
Петли дверей библиотеки были всегда обильно смазаны. Девушки не помнили, чтобы они хоть раз скрипнули. У самого входа гостей встретила статуя мужчины в длинной мантии и с книгой в руках. Он смотрел куда-то вдаль в надежде увидеть будущее, каким бы оно не было.
– Кто этот почтенный человек? – Спросил Минск.
– Это Алаундо Мудрый – основатель Кэндлкипа, – Ответила Равена и со вздохом добавила: – И заодно автор предсказания о детях Баала…
– …которым так надоели Равене преподаватели, – хихикнула Имоен.
– Дети Баала? – Не поняла Дайнахейр.
– Да. В Смутные Времена, когда боги обрели смертную плоть, Лорд Убийств Баал сам был убит смертным. Но свою погибель он смог предвидеть и решил зачать ребёнка от смертной женщины, чтобы передать ему свою божественную сущность, и тем самым оставить себе возможность вновь возродиться. Однако сущность оказалась настолько велика, что одно дитя не смогло вместить её полностью. А потому Баал породил множество отпрысков. Мальчики и девочки, люди, эльфы, орки… – все они несли частицы сущности своего отца. Алаундо предсказал, что один из них возвысится и погрузит мир в хаос…
– Рад слышать, что не всё, чему тебя здесь обучали, влетело в одно ухо и вылетело из другого.
– Учитель Каран! – С искренней радостью воскликнула Равена.
– Девочки, – обнял по очереди названых сестёр старый учитель. – Как я рад вас видеть! Подумать только: вас не было каких-то пару месяцев, а вы так сильно изменились. Не удивительно ли это?
– Это удивляет ничуть ни больше, чем то, что Кэндлкип стал местом переговоров двух могучих сторон.
– Откуда ты знаешь?
– Слухи ходят.
– И ты веришь им?
– Полностью – нет, но и совсем игнорировать их тоже нельзя, – пожала плечами Равена.
– Хе-хе. Дороги Фаэруна наградили тебя мудростью, дитя. Эта встреча – самое малое, чему стоит удивляться в последнее время.
– В каком смысле?
– Не знаю, может быть, я впадаю в старческую подозрительность, но некоторые из нас стали какими-то странными. Вдруг забывают свои привычки, имена, лица друзей. И ещё меня очень беспокоит этот Коверас…
– Коверас? Я не помню человека с таким именем.
– Ты не знаешь его. Он приезжал сюда время от времени изучать Пророчество Алаундо. Вот только что он сидел за тем столом и читал… правда глаза его были закрыты. Похоже, он знает Пророчество наизусть.
– Что же в этом странного? – Отозвалась Имоен. – Вы же сказали, что он изучает его.
– Да, но только вы вошли, как он поспешил уйти. Вот это и странно.
– Может, его спугнул сквозняк?
– Хех. Вряд ли такого крепкого молодого человека испугает лёгкий поток свежего воздуха.
Равене тут же представился силуэт мужчины, который она видела вчера. Был ли это Коверас?
– Ладно, не буду вас больше задерживать. Ах, да! Равена, мы разбирали комнату Горайона и обнаружили несколько вещей, адресованных тебе. Я сложил их на стол. Зайди туда. Там никто пока что не живёт.
– Хорошо, – поникшим голосом ответила Равена.
– Мне жаль, дитя…
– Мне тоже…
Внутренняя обстановка библиотеки не менялась веками. Не изменилась она и за время путешествия названых сестёр. Девушкам казалось, что они никуда и не уходили.
Бесконечные ряды книжных шкафов уходили вверх до самого сводчатого каменного потолка. Редкие посетители переходили от стеллажа к стеллажу, брали книги, садились за столы, искали нужную информацию и снова вставали за книгами. Некоторые с учёным видом делали пометки в своих свитках. Скромные служители библиотеки сновали между чтецами и полками, протирали пыль, поправляли небрежно поставленные книги, относили забытые на столах сокровища мудрости на место.
– Девочки, какие же вы были счастливые, – еле сдерживаясь, чтобы не воскликнуть сказала Дайнахейр, когда они поднимались на второй этаж. – Вы жили здесь. В месте, которое просто пропитано мудростью веков.
– Здесь собраны не только многие эпохи, – гордо объяснила полудроу. – Здесь книги со всех уголков мира. Так что в Кэндлкипе сосредоточена ещё и мудрость разных стран.
– Тогда вы в двойне должны гордиться тем, что это место когда-то было вашим домом.
– Ой, Дайнахейр, хочешь, я покажу тебе стеллажи, за которые были ответственны мы с Равеной?
– Конечно.
– Только не забывайте, зачем мы сюда пришли, – предупредила Джахейра. – Мы осмотримся с Халидом, – добавила она Равене. – А ты можешь пока что с головой окунуться в ностальгию.
– Спасибо.
Равена решила догнать Имоен и рашеманцев. Проходя мимо одного стола, на котором были разложены раскрытые книги и пергаменты с заметками, она случайно заметила знакомые строки и не поверила глазам. Перед ней лежало Пророчество Алаундо, о котором она говорила около статуи мудреца. На листочках были выдержки, какие-то пометки. Равена подошла поближе.
«Потомки Лорда Убийств обречены идти к наследию отца через кровь и страдания. Такова воля Баала. Лишь один останется жив, и он станет преемником его. Истинно вижу я, что дети Баала уничтожат друг друга в кровавой резне…»
Задумавшись, полудроу перевернула лист и охнула. Череп, окружённый каплями, скалился на неё со следующей страницы. В тот же миг в памяти всплыло святилище в убежище Давеорна. Так вот где она видела тот знак. Знак Баала. Они изучали его на занятиях. Неужели Давеорн поклоняется мёртвому богу? Или он был отродьем Лорда Убийств? Это нужно сейчас же рассказать Джахейре. Быть может здесь все гораздо сложнее, чем они себе представляют.
Девушка развернулась на пятках и с разгона врезалась в стоящего позади неё человека.
– Ох, прошу прощения, – пролепетала она.
Несмотря на силу столкновения, человек даже не пошатнулся. Чтобы посмотреть ему в лицо, Равена пришлось задрать голову вверх, ибо она еле доставала ему до плеч. На неё смотрел с высоты своего роста молодой человек. Вряд ли он был намного старше её самой. Щёки и когда-то гладко выбритая голова покрывал сплошной слой щетины, выдающей тёмно-каштановый цвет волос. Чёрные – почти как у самой Равены – глаза были окружены красным ореолом воспаления, будто их обладатель не спал несколько суток. Смуглая кожа на лице была загрубевшей и обветренной, что выдавало в нём путешественника. Он смотрел на неё так пристально, что Равена даже отвела взгляд.
– Ты ведь Равена. Приёмная дочь Горайона, – прозвучал сильный глубокий голос.
– Да, – неуверенно подтвердила она.
– Меня зовут Коверас, – услышав это имя, девушка вздрогнула. – Я когда-то работал с твоим приёмным отцом. Он передал мне кое-что и просил отдать тебе, если вдруг его всё же настигнет… зло.
Молодой человек прошёл мимо неё к столу, и Равена поняла, что записки принадлежали ему. Полудроу стало неудобно.
– Что Вы имели в виду, говоря о зле?
– Не знаешь? Ты же там была. Ты видела, как это зло настигло его, – стоя у стола спиной к ней, медленно проговорил Коверас. – Но ты сбежала с поля боя, храбрая Равена. Ты поджала хвост, как маленькая напуганная дворняга. Ты жива, а твой обожаемый Горайон – нет. Он остался лежать между двумя убитыми им ограми, пронзённый насмерть клинком какого-то человека, – он бросал ей в лицо каждое слово, держа на ладони тоненькое колечко с маленьким розовым камешком.
Равене показалось, что его глаза пару раз сверкнули жёлтым светом, но скорее всего это было из-за злости, что поднималась у неё в душе.
– А где же был ты, Коверас, если знаешь всё это? – Прошипела она, переходя на «ты» и пронзая собеседника взглядом.
– Разве это важно? Вот та вещь, которая принадлежит тебе, – протянул он ей колечко.
– Я не верю тебе. И ничего не возьму из твоих рук.
– Такое недоверие удивляет меня, но и это не важно, – он небрежно бросил кольцо на стол. – А важно то, что ты можешь отомстить. Сегодня. Сейчас. Там на третьем этаже собрались главы Железного Трона. Твоя цель так близко… – Голос Ковераса завораживал, он заставил Равену повернуть голову в сторону лестницы. – Уничтожь их или пади от их руки. Как и твой ПРИЁМНЫЙ отец.
Злорадная нотка, проскользнувшая в голосе собеседника, принудила снова взглянуть на него, но Равена никого не увидела. Коверас словно растаял в воздухе. Лишь на столе остались книги, пометки и кольцо якобы принадлежавшее Горайону. «Кто же ты такой, Коверас?» – Подумала она.
Полудроу едва не вскрикнула, когда ей по плечу хлопнула чья-то рука.
– Ты совсем уж погрузилась в воспоминания, – усмехнулась Джахейра.
– Я… Да… Нашли что-нибудь?
– О, да. Нужно где-нибудь уединиться, чтобы нам не мешали
– Пойдём к остальным. Там место очень укромное. Мы всегда там с Имоен секретничали.
Воссоединившись, шестеро друзей спрятались от любопытных глаз за широким книжным шкафом. Минск и Халид встали по обеим сторонам и, как говорится, вполуха слушали разговор, а вполглаза следили за библиотекой.
– На третьем этаже у дверей одной большой залы стоят стражники Железного Трона. Видно переговоры будут проходить там, – начала друид.
– И Рьелтар уже внутри, – продолжила за неё Равена, и полуэльфийка кивнула.
– Я не понимаю, – подала голос Дайнахейр. – Ведь вы сказали, что здесь нельзя поднимать оружие на другого человека. Зачем ему стража?
Слова ведьмы из Рашемана заставили что-то шевельнуться внутри Равены. «Как я могла подумать об убийстве? Только не здесь! Только не в Кэндлкипе!» – Ужаснулась она своим мыслям после слов Ковераса.
– Для пущей важности.
– Если б всё т-так просто, Им-моен, – вздохнул Халид.
Удивлённые взгляды перебежали с полуэльфа на его жену.
– У меня из головы всё не выходили слова вашего учителя Карана о людях, которые стали сами не свои, – задумчиво произнесла Джахейра.
– Доппельгагены? Такое может быть? – Разволновалась Имоен.
– Это не «может быть», это «есть наверняка». Мы точно видели нескольких. Кое-кто под вопросом. В общей сложности их может тут быть чуть меньше десятка.
Слушатели задумались.
– Что же это получается? – Рассуждала Дайнахейр. – Рьелтар знает, что напасть на него никто не может, но и не исключает такую возможность.
– Более того, это кто-то, кто может проникнуть в Кэндлкип и без зазрения совести пролить тут кровь, – поддержала её Имоен.
– Значит, есть кто-то, кому совсем не на руку эти переговоры, – закончила Равена, мысленно ругаясь на себя за то, что сама несколько минут назад она именно об этом и думала.
– Кстати о переговорах, – поднялась Джахейра. – Рыцарей Щита нигде не видно. Переговоры ещё не начались.
– Значит, у нас есть ещё время. Подумать только: скоро это приключение закончится, – толкнула Имоен названую сестру локтем в бок.
– Да. И наша цель так близко…
Равена снова вспомнила Ковераса, и в её воспоминании его чёрные глаза сверкнули жёлтым огнём.
– Ох, я чуть не забыла. Ребята, может, конечно, эгоистично просить об этом в такой момент, но… Если переговоры ещё не начались, можно подняться в комнату Горайона? Кто знает, чем закончится наша встреча с Железным Троном. Мне хочется узнать, что там оставил мне мой приёмный отец.
– Этот вопрос даже не обсуждается, Равена, – жёстко ответила друид и, увидев удивлённое лицо подруги, поправилась: – Даже если Железный Трон уже встретился с Рыцарями Щита, я не могу запретить тебе забрать то, что принадлежит тебе.
– А без меня-то справитесь? Уверены? – Засмеялась воительница.
– Мы знаем, что ты об-бязательно придёшь к нам на пом-мощь, – подмигнул ей Халид.
– Тогда вперёд! В смысле наверх.
На третьем этаже Равена обернулась в сторону широкой открытой двери, около которой дежурили люди со знаком Железного трона на доспехе. Рыцарей Щита по-прежнему не было видно. У длинного стола стояли двое мужчин. У одного из них в волосах серебрилась седина, другой (чуть моложе) случайно поднял взгляд и увидел полудроу. Он ухмыльнулся и легонько тронул седого за локоть, призывая обратить внимание. И тот удостоил девушку такой же насмешливой улыбкой. Они знают, кто она такая. Знают, зачем она сюда прибыла. И уверены, что она ничего не может им сделать. Кто же из них Рьелтар?
В ответ на ухмылки Равена лишь фыркнула и поспешила догнать друзей на лестничной площадке четвёртого этажа, где Имоен рассказывала, как пройти к их бывшей комнате. Кто теперь там живёт? Кто спит на их кроватях и складывает вещи в их шкафы? Смотрят ли они из их окна за горизонт и мечтают или просто сидят за их письменным столом и переписывают манускрипты? В сердце у Равены противно завозилось что-то вроде детской ревности. Когда ребёнок уже позабыл про некую игрушку, но стоит другому взять её в руки, тут же ему становится нужна именно она.
Времени было у них не так уж и много, а потому они снова продолжали подъём. Потому что покои Горайона… Бывшие покои Горайона находились этажом выше. Знакомые лица улыбались им навстречу, но Равена не знала, улыбаться ли ей в ответ или держать меч наготове.
В комнате, где раньше жил приёмный отец девушек, ничего не изменилось. Напротив двери – у окна – стоял письменный стол. На нём до сих пор лежали книги, свитки, стояла чернильница с запасными перьями. На краю стола стопкой лежали листочки пергамента, скрепленные будто тонкие книжечки. Пол всегда был застелен ковром. Он лежал тут и сейчас, поэтому в комнате никогда не было эха. На узкой кровати, в головах которой стоял платяной шкаф, две маленькие девочки когда-то слушали сказки своего воспитателя. Горайон рассказывал так интересно, что вечера пролетали незаметно. Летом он раскрывал окно настежь, снимая с подоконника ярко-красную герань. Прохладный ветерок гулял по комнате, шевеля листочки и перья. Зимой маленький камин в углу потрескивал дровами, одаривая теплом и погружая комнату в сказочный мир теней и отсветов. Обычно Горайон ставил кресло с высокой спинкой, резными подлокотниками и гнутыми ножками посередине комнаты и, сидя в нём, заставлял двух непосед замереть на время рассказа. Теперь это кресло стояло у стены прямо под рисунками, которые дарили Горайону названые сёстры. Имоен провела по нему кончиками пальцев. На нём мужчина с бородой в длинной мантии держал за руки двух девочек. У одной из них торчали в разные стороны рыжие хвостики, а у другой лицо было густо замазано чёрной тушью, и белые косички казались разной длины. Девушки тихо похихикали над своим творчеством.
Равена подошла к столу. Сердце её замирало. Она с трудом сглотнула ком. На подоконнике стояла увядшая герань. Листья её пожелтели, потускневшие красные лепестки осыпались. Рядом оказался кувшин с водой. Полудроу полила цветок, и почва жадно впитала влагу. Девушка открепила ножны и бросила их на кровать.
На скреплённых листочках, что лежали стопкой на столе, значились какие-то пометки, таблицы и графики.
– Что это? – Полюбопытствовала Имоен.
– Наблюдения, – тихим голосом ответила полудроу. – Наблюдения за мной. С того момента, как я пришла в Кэндлкип.
– «Первое слово, написанное самостоятельно: «папа»», – процитировала Имоен.
– Кто бы сомневался, – хмыкнула Джахейра. – Ты не возражаешь, если я почитаю эти записи? Так хочется узнать, какая ты была в детстве.
– Не лучше, чем сейчас. Поверь, – отмахнулась от неё Равена очередными сшитыми листочками, и на пол упал небольшой прямоугольничек пергамента.
Имоен тут же оказалась под столом и достала оттуда пожелтевший лист, сложенный в четыре раза и скреплённый печатью. На одной стороне значилось: «Равене».
– Письмо? Мне?
Дрожащими руками она взломала печать.
– Это почерк Горайона! – Неожиданно воскликнула она, будто оказалась рядом со своим приёмным отцом.
– Вот это да! – Завистливо присвистнула Имоен. – Письмо с того света. Ну же, читай вслух. У тебя же нет секретов от своей команды?
Равена улыбнулась растеряно и выполнила просьбу названой сестры.
– Здравствуй, моя дорогая Равена, – начала она ломким голосом. – Если ты читаешь это письмо, значит, меня постигла безвременная кончина, и я так и не рассказал тебе главную историю. Историю твоего рождения.
– Значит, Горайон знал, что может погибнуть, – громко прошептала Имоен, за что Джахейра шикнула на неё.
– Твоя мать умерла, давая тебе жизнь, – продолжала, не останавливаясь, полудроу. – Меня объединяла с ней связь большая, чем просто дружба. Проще говоря, мы были любовниками. После её смерти я посчитал себя ответственным за твою жизнь и решил воспитать, как собственную дочь. Надеюсь, что и ты принимала меня, как своего отца.
– А вдруг он и был твоим настоящим отцом, только не знал об этом, – снова вмешалась Имоен.
– Да подожди ты! Я и половины письма не прочитала, – нахмурилась на неё Равена. – Где я закончила? Ах, да. Вот тут. Однако удовольствие называться твоим истинным отцом принадлежит другому. Ты – особенное дитя. Ведь в твоих жилах течёт кровь самого Баала…
Равена на мгновение запнулась, а потом захихикала.
– Не хорошо так говорить об усопшем, тем более об усопшем отце, пусть и приёмном, но похоже, что на Горайона обрушился старческий маразм. Дитя Баала… – Девушка подняла взгляд на друзей, и усмешка исчезла с её лица.
Джахейра закусила губу и опустила глаза. У Халида пылали щёки, он не знал, куда себя деть.
– Так… это… правда? – Слова давались полудроу с трудом. – Вы… Вы знали это с самого начала…
Не нужно было ничего говорить, Равена поняла всё по одному взгляду друида.
– Ну, конечно же. Вы же арфисты. А арфисты наблюдают за такими, как… я. За… За детьми Баала, – еле выговорила она правду, в которую не хотела верить. – Значит, не было никакой дружбы. Просто контроль того, кто может погрузить мир в хаос.
Джахейра вдохнула воздух, чтобы что-то сказать.
– Молчи! Ничего не хочу слышать от тебя, подруга…
Лицо воспитанницы Горайона исказило вдруг такое презрение, что у амнийцев побежали мурашки по спине.
– Не было никакой отцовской любви, – дочь Баала подошла к письменному столу, по которому были разбросаны листочки с наблюдениями.
– Ничего не должно быть слышно за дверью, – шепнула друид Дайнахейр.
Ведьма из Рашемана прочитала искреннее сожаление и потому кивнула и окутала комнату аурой тишины.
Руки Равены тряслись от злости на саму себя, на свою доверчивость. Всё было ложью. Не было ничего по-настоящему. Она была лишь объектом наблюдения, как животное в лаборатории. Ярость поднималась. Теперь она знала её природу. Ярость отродья Баала, по сравнению с которой ярость дроу – детский лепет. Ярость, дающая умение убивать. Кровь мёртвого Лорда Убийств течёт в ней. Сама смерть струится в её жилах.
Слой непроницаемой тишины упал как раз вовремя. Равена схватилась за край стола и с диким рёвом перевернула его.
– Равена, успокойся! – Крикнула у неё за спиной Имоен. – Пусть ты и дитя Баала, но ты ведь не такая, как все они! Ты отличаешься от них!
– Чем!!! – Гаркнула полудроу. – Чем я отличаюсь от них, Имоен?! Тем, что меня воспитали арфисты?! Или тем, что они изначально знали, кто они такие?! Теперь мне всё понятно. Мне понятно, почему меня не выпускали из Кэндлкипа. Почему меня ненавидит Ульраунт – он знает, кто я такая. Понятно теперь, чего испугалась та ведьма на пути в Крепость Гноллов – она увидела моих братьев и сестёр, а возможно и моего отца. Лорда Убийств Баала. Это он взывал ко мне во снах. Это он посылал мне кошмары. Это его кровь взбунтовалась против меня. Это она хотела меня поглотить. Или уже поглотила…
– Нет… – Еле слышно проговорила Имоен. – Я не верю…
Равена двигалась на неё, заставляя отступать к кровати. Имоен боялась. Она первый раз в жизни боялась не за Равену, а её саму. Чёрные глаза её любимой названой сестры горели злостью, как тогда – в Крепости Гноллов. И как тогда это пугало её. Ноги коснулись края кровати. Отступать было больше некуда. Имоен, сама того не желая, подняла руки в надежде защититься от… зла.
– Ты не знаешь, какую потаённую радость я чувствую, глядя в мёртвые глаза врага. Как играет моя проклятая кровь, когда жизнь вытекает красным потоком из убитого мною противника, – шипела полудроу. – Так скажи мне, сестрёнка, чем я отличаюсь от остальных отродий Баала? Чем!!!
– Тем, что можешь остановиться! – Перекричала её Джахейра.
Равена резко обернулась на неё, и друиду показалось, что глаза девушки вспыхнули жёлтым светом. И не ей одной. Минск загородил собой Дайнахейр, Халид потянулся к мечу.
– Подумай сама, – уже спокойней продолжила полуэльфийка. – Ты могла убить того барда, который втянул нас в авантюру со своей актриской, и Транзига, и ученика Давеорна (причём дважды), и в конце концов Талдорна. Но они все живы. А если и нет, то умерли они не от твоей руки. Вот почему мы молчали. Вот почему мы не сказали тебе ничего, даже когда убедились, что именно ты – дитя Баала.
– Убедились, что именно я? – С осторожностью спросила Равена.
– Я же говорила: мы ничего не знали об отпрыске Баала, которую удочерил Горайон. Ни имени, ни расу… И тут вы приходите вдвоём с Имоен. Две девочки, две воспитанницы Горайона. Обе смышлёные, умелые, схватывающие всё на лету. Под описание Горайона больше подходила Имоен – она не такая горячая голова, как ты. Мы начали подозревать тебя после штурма Крепости Гноллов, и убедились в своих подозрениях после того, как вы рассказали нам об Эльминстере.
Равена почувствовала, как задрожали её колени, и она села на кровать. Имоен устроилась у неё в ногах на полу. Её окружили те, кого она называла друзьями. Но действительно ли они были ей таковыми? Она подняла голову и заглянула каждому в глаза.
– Прости. Надо было рассказать тебе наши опасения, но ты так твёрдо держалась против зова крови. Не зная ничего, ты сопротивлялась самому Баалу. Знаешь, сколько сильных сломалось под этим натиском? Сколько благородных душой сошло с ума после этих кошмаров? Я уже говорила тебе и повторю ещё раз: ты сильна невероятно, и сама не осознаёшь всю величину своей силы. Возможно ты одна из сильнейших детей Баала.
– М-мы горды тем, чт-то можем н-назвать себя твоими д-друзьями, – тихо вклинился в монолог Джахейры Халид. – П-поверь, это п-правда.
Глаза не могут врать. Их глаза не врали. Арфисты, дорожившие дружбой с дочерью Баала. Может она и впрямь особенная. Под рукой зашуршал пергамент. Письмо с того света, открывшее правду о её рождении.
– Отец… Он не говорил о моём характере даже вам, чтобы арфисты не отняли меня у него, – догадалась она. – Я – его последняя надежда. Прости меня, папа…
Равена хотела дочитать письмо, но строчки расплылись перед глазами. Пергамент намок. Слёзы, столь старательно сдерживаемые на протяжении всего путешествия, всё же переполнили чашу и хлынули фонтаном. Равена рыдала, уткнувшись в листок. Имоен тихонько гладила её по колену.
– Сестрёнка, ты это… клятву давала… богам между прочим…
– Что мне теперь боги, – всхлипнула полудроу. – Вряд ли кто-нибудь из них властен над моей судьбой.
– Один властен, – ответила Джахейра, намекая на отца Равены. – От судьбы отпрыска Баала ты вряд ли отвертишься. Хотя… А что за клятва?
– Я поклялась, что никогда больше не буду плакать.
– Пф. Глупая девочка – глупая клятва. Слёзы даны нам богами, чтобы помочь нам справиться с горем или чересчур большой радостью. Слёзы умывают наши сердца, унося за собой всю грязь и копоть, которые там скопились. Слёзы вовсе не признак слабости, а признак того, что ты ещё можешь чувствовать.
– Простите мне моё поведение, друзья мои. Я просто…
– Не объясняй ничего, – прервала её Дайнахейр. – Такую новость трудно принять сразу. Тебе просто нужно время.
– Спасибо. Только вот времени-то у нас не очень много. Не пропустить бы нам переговоры. Я должна дознаться, каким образом смерть Горайона связана с Железным Троном.
– А она связана? – Оживилась Имоен.
– Непременно.
– С чего ты взяла? – Нахмурилась друид.
– Мне подсказали.
– Кто?
– Коверас.
– И ему можно верить?
– Я бы не стала, – пожала плечами Равена. – Но проверить эту версию стоит.
Через несколько минут в комнате был наведён прежний порядок, а шесть искателей приключений спускались по лестнице, чтобы подслушать, о чём будут договариваться главы Железного Трона и Рыцари Щита.

На третьем этаже стоял гул никак не соответствующий переговорам двух могущественных сторон. Можно, конечно, было предположить, что Железный Трон и Рыцари Щита переругались и не хотят уступать друг другу. Однако звуки доносились не из зала переговоров, рождались прямо в коридоре у лестницы. «Что-то пошло не так», – подумала Равена.
Стражники Кэндлкипа, Рыцари Щита и охранники глав Железного Трона частично толпились у дверей, несколько что-то поднимали с пола в самой зале. Полудроу показалось, что внутри комнаты она увидела Ульраунта и Тесторила. «Но этого же не может быть. Зачем приглашать их-то на переговоры?» – Пронеслось у неё в голове.
Один из стражников скользнул взглядом по шестерым искателям приключений и на мгновение забыл о них, но через это самое мгновение с изменившимся лицом снова смотрел на них.
– Капитан! – Крикнул он. – Капитан! Они здесь! – И направил копьё на друзей.
Тут же спустившихся взяли в кольцо.
– В чём дело? – Громко спросила Равена, хмуря брови.
Вперёд вышел капитан стражи Кэндлкипа. Равена не часто общалась с ним, но и никогда не ссорилась. Он был истинным человеком чести. Тогда что же случилось?
– Вы обвиняетесь в убийстве…
– Что?! – Шесть голосов слились в один.
– … в убийстве Талдорна Теневича… – Не остановился капитан.
– Но… – Попыталась возразить Равена (она точно знала, что Талдорн был жив, когда они вышли из штаб-квартиры Железного Трона).
Капитан поднял ладонь, пресекая возражения, и методичным голосом продолжал:
– … Бруноса Костака и Рьелтара Анчева.
– Нет… – Еле слышно проговорила Имоен. – Это были не мы…
– Мы не делали этого, – твёрдо заявила полудроу. – Любой более или менее справедливый суд это докажет.
– Тогда сложите оружие и пройдите за мной.
– Куда? – Растеряно спросила Имоен.
– В темницу. До суда вас посадят под замок.
– Какой позор… – Прошептала Дайнахейр.
– Нам нечего бояться. Мы не виноваты, – упрямо повторила Равена и первой бросила меч на пол, за ней отдали оружие и остальные. Дайнахейр тщательно проверили на наличие волшебных палочек, колец и амулетов.
Обезвреженных искателей приключений окружили, скомандовали: «Руки за спину!» и повели по знакомым лестницам вниз. В голове каждого из них никак не могла успокоиться мысль: «Как? Почему? Кто?» Равена обернулась. У входа в залу переговоров капитан отчитывался перед Ульраунтом. Тесторил глядел им вслед и качал головой. Девушка отвернулась и уставилась в пол. Ей было горько. Кто их оклеветал? Кто мог пойти на такую подлость? Ульраунт? Нет. Он ненавидит только её и не подставил бы под удар невинных. Тем более даже ради неё он не способен на ТАКОЕ. Тогда кто? За их спинами стражники вынесли два окровавленных свёртка, которые когда-то были главами Железного Трона. Её месть свершилась, но не её руками. Кровь пролилась в священных залах Кэндлкипа. Кощунство! И её обвинили в этом. Позор! Как только их освободят из-под стражи, она найдёт клеветника и уничтожит его. Они не виноваты, а потому свободы ждать не долго.
Когда их вывели на улицу, Равена отводила взгляд от поднимающихся глаз. Ей было стыдно, будто она действительно совершила это преступление. Уходя от очередного любопытного взора, она наткнулась на тот самый фонтан из своего сна. Ей почудилось отражение ворона на его поверхности, и мерзких смешок зазвучал в ушах. Неужели это всё подстроено ради неё? Из-за неё должны пострадать друзья? Равена отогнала сверлящую тревожную мысль.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 24 авг 2012, 12:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Вокруг шептались люди, презрительно отворачивались те, кто ещё с утра улыбался навстречу. Равена пыталась отыскать в толпе Винтропа или Дреппина или ещё кого-нибудь, по чьим глазам она поймёт – они не верят в эту чушь. У конюшни она действительно увидела скотовода. Дреппин покачал головой, вздохнул и удалился. Остался стоять на месте Микки с глазами, полными слёз. Это были слёзы вовсе не от жалости. Он вдруг кинулся в толпу. Стражники едва поймали его у самых ног Равены.
– Предательница! – Крикнул он ей в лицо срывающимся голосом. – Я не хочу, чтобы ты меня учила! Не хочу иметь ничего общего с тобой, грязная полукровка! Я стану искателем приключений и буду путешествовать по миру, уничтожая таких, как ты! Все дроу, даже полукровки, достойны только костра!
Царапающегося и вырывающегося мальчишку оттащили подальше. Равена ещё долго слышала его истерический рёв. В сердце ей будто воткнули острое ледяное копьё. «Предательница!» – Читала она в каждом встречном лице.
Около казарм было столпотворение. Стражники пытались отвести кого-то в сторону. Девушка заметила полную фигуру Винтропа.
– Нет! Они не могли этого сделать! Мои девочки не способны на такое!
– Уймись, Винтроп, – осадил его Халл. – Мне это тоже неприятно, ведь тоже любил этих девчонок. Это не просто поклёп – их видели.
– Вздор! Чепуха! Я не верю! – Стоял на своём толстяк.
Он выбежал из таверны, как был: в замасленном переднике, с полотенцем на плече. Равена могла побиться об заклад, что обед сегодня будет изрядно подгоревший.
Их глаза встретились.
– Равена! Имоен! Девочки! – Рванулся к ним Винтроп, но бдительная стража преградила ему путь.
Имоен почему-то стало так горько и трудно смотреть ему в глаза. Она спряталась за спину названой сестры и тихонько хлюпнула носом.
– Девочки, скажите мне, скажите, что это неправда! Что вы не делали этого!
Равена задержала взгляд на его жалобном лице.
– Мы не делали этого, Винтроп, – почти шёпотом сказала полудроу, сама уже не особо веря в это.
Похоже, трактирщика этот ответ вполне устроил. Он успокоился и проводил взглядом своих девочек. Когда дверь казарм захлопнулась, он побрёл в таверну, нервно комкая полотенце в руках. Из окна кухни уже был виден чёрный дымок, и пахло гарью.
Их определили в самую дальнюю камеру. Она находилась в отдельной комнате, к ней вела толстая, крепкая дверь. Равена никогда не понимала, зачем вообще стоят в казармах эти клетки. Ведь впредь сюда никого не сажали. На территории Кэндлкипа никогда не было нарушителей спокойствия. И вот, по желанию капризной судьбы, она сама заперта в одной из них, как дикое животное. Равена вспомнила, как утром Имоен сравнила её с птицей в клетке.
Щёлкнул ключ в замке. Полудроу обернулась. Дверь замыкал тот самый стражник, который хотел ударить её в спину во время тренировки. Как и тогда он злорадно ухмылялся.
– Наконец-то ты там, где тебе самое место, отродье, – прокаркал он.
Равена не удостоила его ответом, отошла к задней стене и тяжело опустилась по ней на пол.
Некоторое время они все молчали, прислушиваясь к шагам за стеной. Вот хлопнула наружная дверь, и всё стихло. Первая не выдержала Имоен. Она сильно ударила рукой по прутьям, отбив себе при этом пальцы.
– Да что же это такое! Вы слышали, что сказал Халл? Нас видели…
– Нас оклеветали самым последним образом, – возмутилась Дайнахейр.
– Это даже не клевета, а чистой воды подстава, – надула губы Имоен.
– Это очень тщательно спланированная подстава, – вздохнула Джахейра. – Детально проработанная и с блеском завершённая.
– Но наше устранение на руку только Железному Трону, – рассуждала рыжая тараторка. – Тогда получается, что смерть трёх его руководителей – это просто спектакль?
– Им нет смысла разыгрывать своё убийство, – отрицательно мотнула головой друид.
– Тогда – Рыцари Щита? – Продолжала девушка. – Приехали не на переговоры, а чтобы убить, и тут подвернулась полудроу с командой для отмазки.
– Глупости. Они могли просто прислать убийц, но им тоже незачем их убивать.
– Мне кажется, я знаю, что произошло, – подала голос Равена. – Рьелтара и Бруноса в Кэндлкипе, а Талдорна во Вратах Бальдура могли убить…
Её слова прервала шумно открывшаяся дверь. Быстрыми шагами к их клетке приближался Хранитель Фолиантов Ульраунт. Он был уже в летах, волосы его были седы, а глаза почти бесцветны. Ульраунт редко выходил на улицу, почти всё своё время проводя в стенах библиотеки, а потому его лицо имело особую бледность. Добавить к этому облику белую мантию Хранителя Фолиантов, и можно было понять, почему он всегда казался Равене эдаким разозлённым привидением, безраздельно принадлежащим этому месту.
– Как я и ожидал, Равена, ты стала не только причиной смерти своего отца, но и ухитрилась опозорить его имя, – без приветствия, на ходу начал он.
– Отца? – Зло усмехнулась полудроу, даже не подумав встать с пола. – Какого именно?
Эти слова будто мгновенно выстроили невидимую стену между ними. Ульраунт резко остановился.
– Так ты наконец-то узнала, кто ты на самом деле?
– Да.
– Ну и как? Счастлива узнать о своей настоящей семье?
– Нет. Но теперь мне много стало понятно. В частности твоя несправедливая ненависть ко мне.
– Несправедливая?! Ты – дитя Баала! Ты и твои дружки осквернили то место! Залили залы мудрости кровью!..
– Мы не делали этого! – Равена вскочила и прыгнула к решётке с такой силой, что казалось, она снесёт её вместе с несчастным Хранителем.
Ульраунт и дочь Баала смотрели друг другу в глаза. У одного взгляд колол холодной ненавистью, у другой – пылал яростью и злобой. «Да, – читалось на лице мудреца. – Вот она твоя природа. Безрассудное бешенство, жажда насилия, хаос». И Равена видела, что он хотел ей сказать, но не сказал. И в пору было успокоиться, отступить, показать то, что увидели в ней Халид и Джахейра. Что она МОЖЕТ ОСТАНОВИТЬСЯ. Но она не могла. Она смотрела ему в глаза, и руки дрожали, сжимая прутья клетки.
– Ульраунт, мы с Равеной и наши друзья уважаем местные законы. Мы бы никогда…
– Мне хотелось бы поверить тебе, Имоен, и даже твоей так называемой сестре. В память о том, что вас воспитал мой друг… но не могу. Вас видели всех шестерых.
– Но это не может быть правдой! Кто нас видел?
– Человек по имени Коверас. Ты знаешь такого, Равена? По твоему лицу вижу, что знаешь. Он прибежал к нам сообщить, что в зале переговоров идёт бой, и там он видел полудроу с командой, которые на днях прибыли в Кэндлкип. Мы тут же поспешили туда, но не успели. То, что мы увидели… Никогда я не сталкивался в такой жестокостью.
– Но, если бы мы совершили это, неужели мы остались бы в библиотеке? Подумай сам, – голос Равены её не слушался.
– Я думал об этом, но потом пришёл к выводу, что это прекрасный отвод глаз.
– Ты принимаешь желаемое за действительное, – просипела полудроу.
– Неужто? Тогда ответьте: правда ли, что среди вас есть два амнийца?
Равена собралась что-то сказать, но Джахейра и Халид вышли вперёд.
– Это так, – кивнули они.
– А раз это правда, значит и всё остальное тоже! Вы – воспитанницы Кэндлкипа – примкнули к наёмным убийцам Амна, привели их сюда, чтобы совершить здесь ужасное преступление!
Глаза друзей округлились от такой новости.
– Я не удивляюсь, что к этому злодеянию причастна Равена. Это вовсе не противоречит природе отпрыска Баала, как раз-таки наоборот. Но ты, Имоен… От тебя я такого не ожидал.
Ульраунт развернулся и направился к выходу. У двери он обернулся.
– Вас вскоре отправят во Врата Бальдура, где вы ответите за это преступление.
Когда за Хранителем Фолиантов захлопнулась дверь, Джахейра, не глядя на Равену, спросила:
– Ты упомянула, что разговаривала с этим Коверасом.
– Да, – процедила сквозь зубы полудроу.
Она сжимала стальные прутья так, что побелели костяшки пальцев.
– Быть не может… как я сразу не заметила… – Бормотала она себе под нос.
– В чём дело, сестрёнка?
– Это был он. Это он убил Горайона.
– С чего ты взяла?
– Он говорил о той ночи. Сказал, что видел, как я сбежала с поля боя.
– Ты хорошо помнишь эту ночь?
– Не очень. Я помню засаду: двух огров, женщину и мужчину. Огров Горайон уничтожил одним ударом, женщина, наверное, телепортировалась от греха подальше, а мужчина…
– Ты помнишь его лицо?
– Нет. Во-первых, было темно. Во-вторых, его лицо было скрыто забралом шлема. Но я запомнила его доспехи. Я никогда таких не видела и никогда их не забуду. Убийца Горайона был высокий, в плечах не уже Минска, и голос был такой сильный, грубый. На Ковераса я случайно наткнулась в читальном зале, поэтому не заметила этого, но сейчас я вспоминаю его, и… Сомнений нет…
– Не пори горячку, Равена, – остановила её друид. – Может он прятался в кустах от страха?
– А ведь и правда, кроме всего прочего ведь была гроза, – вспомнила Имоен.
Равена ничего не ответила. Она думала о колечке, которое Коверас протягивал ей. Колечко было ей знакомо. Вполне может быть, что подлец просто снял его с пальца мёртвого Горайона. Но как тогда связать воедино историю с Железным Троном и убийство её приёмного отца? И есть между ними связь? Или же их оклеветали попросту для того, чтобы прикрыть собственную спину?
– Давайте-ка порассуждаем о том, кто, кого, когда и зачем убил чуть позже. Нужно подумать, как выбраться отсюда, – Имоен села у самой дверцы камеры. – Для начала откроем дверь.
Из сапога была извлечена тонкая шпилька. Руки Имоен просунулись сквозь прутья. Она долго ковырялась в замочной скважине, но лишь погнула шпильку так, что ей невозможно было пользоваться.
– Постой, Имоен, дай попробую я, – отодвинула её Дайнахейр.
– Ладно… – Удивлённо согласилась девушка.
Магесса приложила ладони к замку и зашептала.
– Нет. Этот замок мы без ключа не откроем.
– А можно спросить: чего это ты там такое с замком делала? Звук был, словно отмычку поворачивали, – нетерпеливо потирала руки Имоен.
– Это заклинание для взламывания замков. Выучила на всякий случай.
– Научи и меня. Пожа-а-алуйста!
– Имоен, для этого нужна основа. Невозможно выучить заклинание вот так вот, с бухты-барахты.
– А у меня есть основа. Я начинала изучать магическое искусство.
– Ну, если есть азы, то их можно немного подновить, и тогда я вполне смогу научить тебя нескольким самым необходимым заклинаниям.
– И про «взлом» не забудь.
– Ох, вор останется вором, – вздохнула Джахейра.
– Эй, эй, только не в этом замкнутом пространстве, – замахала руками Равена. – Последний раз она по ошибке чуть не разнесла всю лабораторию.
– Это всё из-за преподавателей. Они неправильно обучали меня, – насупилась её названая сестра.
– Знакомое оправдание.
– Хм. Зная тебя, Имоен, могу сказать, что ты вряд ли добьёшься многого на магическом поприще, – мягко намекнула Дайнахейр.
– Почему?
– Ты неусидчива. Ты не будешь целыми днями вникать в сложные формулы заклинаний.
– Не буду, – согласилась Имоен.
– А потому я научу тебя лёгким и не очень опасным заклинаниям. Идёт?
– Идёт. Здорово! Но раз замок нельзя взломать, может Минск сможет согнуть прутья?
Сидевший в углу клетки поникший воин-берсерк-следопыт поднял голову.
– Ага, а дальше что делать будем? – Спросила Равена. – У нас нет другого оружия, кроме собственных рук и Бу.
– А мы украдём своё оружие, – невозмутимо продолжила Имоен.
– Ты знаешь, где оно?
– Нет… – Опустила голову тараторка.
Всем стало ясно, что просто так они не решат этого вопроса, а потому нужно было остыть от нахлынувших потрясений. Чем дольше они сидели, тем сильнее укоренялась мысль, что им осталось лишь ждать суда и надеяться, что у них получится оправдаться. На друзей накатилась волна грусти.

День перевалил за половину. Они видели это через решётчатые окошки комнаты. Обед, принесённый им, слегка попахивал горелым. Он был съеден не до конца и с неохотой. Такая же участь ожидала и ужин. Преступление преступлением, а даже узнику негоже голодать в стенах Кэндлкипа. Скрипнула наружная дверь. Наверное, смена караула. Однако дверь к их клетке тоже отворилась, и показался слегка сгорбленный силуэт мудреца в красном одеянии с капюшоном.
– Тесторил! – Вскочила Имоен.
– Тише, дитя. Я тоже рад тебя видеть. И тебя, Равена. И всю вашу команду.
Полудроу посмотрела на него с подозрением.
– Не смотри так на меня, девочка. Я пришёл, чтобы сообщить, что Ульраунт приговорил вас всех к высылке во Врата Бальдура, где вас казнят за…
– Что?! Уже приговорил? А как же суд? Это не справедливо! – Возмущались Имоен и Джахейра.
Тихий смешок Равены перекрыл их выкрики. Все обернулись на неё.
– Похоже, Ульраунт настолько сильно меня ненавидит, что готов послать на помост к палачу невиновных, только бы не признавать, что я ни при чём.
– Поэтому я и здесь, – грустно улыбнулся старик. – Я не хочу, чтобы вы умирали за несовершённые вами деяния.
– Так Вы… – Равена даже встала.
– Я слишком хорошо знаю тебя и Имоен, чтобы быть уверенным: вы этого не делали. У меня перед Горайоном был один должок. Совсем пустячный, но плохо оставаться в должниках у мёртвого. Я помогу вам бежать, – закончил он шёпотом.
На лицах искателей приключений заиграли улыбки. Минск распрямил плечи, и Бу поднялся с широкой ладони повыше для лучшего обзора и растопырил розовые ушки. Увидев хомяка, Тесторил засмеялся.
– Самый большой помощник?
– Без него, как без рук, – пожала плечами Равена, и Бу благодарно пискнул.
– Хе-хе-хе. Так вот слушайте, – мудрец обернулся на дверь и снова перешёл на шёпот. – Я открою вам сейчас портал в пещеры под Кэндлкипом. Уходите через них. Там есть тайный выход за территорию крепости.
– Пещеры под библиотекой? Но это же усыпальница Алаундо Мудрого… – Вспомнила Равена легенду.
– И там полно всякой нежити. Наверняка, – брезгливо передёрнула плечами Имоен.
– Да, там опасно. Нежить, множество ловушек и много чего ещё, но там есть выход. Гнев Ульраунта куда опасней, и от него вы здесь не скроетесь и не убежите.
– Но нас хватятся, когда принесут ужин, – заметила Джахейра.
– И п-подозрение падёт н-на Вас, – предупредил Халид.
– Знаю, знаю. Да что они могут сделать немощному старику? Ульраунт побесится и перестанет. Надо спешить. После ужина вашу дверь запрут и к вам запретят заходить. Тогда я уже не смогу вам помочь.
– А как же мы там без оружия?
– Ваше снаряжение я уже телепортировал туда в надёжное и спокойное место. Вы окажетесь там же. У вас будет время собраться, но мешкайте очень долго – Ульраунт догадается, куда я вас отправил, и пустит погоню вслед.
Тесторил пробормотал несколько непонятных слов, и прямо посередине клетки засветилось, заискрилось голубоватое поле телепорта.
– Вперёд! – Скомандовал старик.
Один за другим друзья входили в светящуюся плоскость и исчезали в ней.
– Равена, чего ты ждёшь?
– Тесторил, ты знаешь, кому сейчас помогаешь бежать?
– Конечно. Дочери моего друга Горайона, – подмигнул ей мудрец.
– Спасибо, – полудроу шагнула было в портал, но обернулась. – Что ты знаешь об этом Коверасе?
– Коверас? А! Это тот парень, который рассказал нам об убийстве… Я мало что могу о нём рассказать, но, может, ты узнаешь о нём многое, если прочитаешь его имя наоборот. Времени нет, дитя, ступай.
Равена шагнула в портал. Её окутало ощущение невесомости и бешеного движения вперёд. Её тело неслось по светящемуся голубоватому коридору, а мысли забегали, пытаясь перевернуть имя. «Ко-ве-рас… Са… Са-ре…» Девушка вывалилась из телепорта прямо под ноги друзьям. Зубы скрипнули от негодования. Кулак впечатался в пыльный пол.
– Саревок!

– Ах, он сукин сын! – Ругалась в гневе Джахейра.
Они оказались в небольшой комнатке. Возможно, это было отделения архива. К стенам прижимались книжные шкафы. Посередине стоял письменный стол, на котором лежало их снаряжение. Когда Имоен пересчитала пузырьки с заживляющим эликсиром и улыбнулась. Пузырьков было явно больше, чем до изъятия.
– Тесторил, добрый ты старикан, – прошептала она.
Они не знали, сколько времени у них в запасе, но прежде чем бросаться на гуляющую по катакомбам нежить, надо было собрать воедино все кусочки головоломки. И теперь у них есть ключевая фигура.
– Получается, что все наши предположения были верны на какую-то часть, – Равена нервно вышагивала от стены к стене. – Нас хотел убрать действительно Железный Трон в лице Саревока. И ему почему-то на руку гибель всех глав сообщества.
– Убить собственного отца (пусть даже и приёмного) ради чего бы там ни было – это гадко.
– Имоен, не отвлекайся, – прервала возмущения Дайнахейр.
Вернуть азы магического обучения девушке оказалось не так сложно. Гораздо труднее дело обстояло с запоминанием новых заклинаний. Дайнахейр, покопавшись в своей сумочке, нашла несколько магических свитков, прочитав которые, Имоен не поднимет на воздух весь Кэндлкип и не отправит их всех на девятый круг Абисса. Однако, хотя бы одно заклинание нужно было выучить. Имоен пыталась выговорить правильно магическую формулу, но пока что ей это не удавалось.
– Я согласна, сестрёнка – это отвратительно. Я с каждым мгновением убеждаюсь всё больше и больше, что это он убил и нашего приёмного отца.
– Осталось только узнать, что же такое знал Горайон о Железном Троне или Саревоке, что тому пришлось убить старика, – задумалась Джахейра.
– Может, он знал о готовящемся убийстве?
– Имоен, не отвлекайся.
– Может быть. Это объясняет и его смерть, и охоту на тебя, Равена.
– Нет. Дело в другом. Саревок хотел убить меня, а не Горайона. Но зачем?
– А ведь во Вратах Бальдура есть Прорицатель, – задумчивым голосом произнесла Дайнахейр. – Он мог с его помощью узнать, что некая Равена из Кэндлкипа может помешать его планам.
Полудроу кивнула. Это вполне сходила за объяснение. По крайней мере, пока что. Прямо у её носа пролетела огненная стрела и вонзилась в стопку книг. Старые пергаментные страницы вспыхнули. Девушка отреагировала моментально и накрыла стопу плащом. Она повернула голову туда, откуда прилетела стрела. Имоен держалась за дымящийся указательный палец.
– Ой…
– Имоен, у тебя получилось! – Воскликнула радостно Равена, сразу же забыв обо всех злоключениях.
– Д-да… – Неуверенно ответила ей названая сестра.
– С двумя магами куда веселее будет уничтожать нежить, – усмехнулась Джахейра.
– Да какой из меня маг…
– Ладно, полтора мага. Идёт?
– Хи-хи-хи. Идёт.
– Ребята, а вы уверены, что хотите пойти за мной в эту обитель неупокоенных.
– А в чём дело? – Отряхнула подол мантии Дайнахейр.
– Я – дитя Баала…
– И что? – Вздёрнула бровь друид. – Никто не без изъяна.
– Ты имела в виду: в семье не без урода?
– Хм. Кто знает, может ты и действительно эдакий «урод» в своей семейке. Дитя Баала, дружащий с арфистами, ведьмами и берсерками из Рашемана и их боевыми хомяками, а также со всякими болтливыми девчонками, которые поджигают магией ценные книги.
– Я не специально, – в шутку надулась Имоен.
– Я горжусь т-тем, что могу н-назвать тебя д-другом, – положил Халид руку на плечо подруге. – Мы п-пойдём за тобой хоть в-в Абисс.
– Не поминай всуе… – Щёки Равены запылали. – Ладно. Пойдёмте, самоубийцы. Попробуем сбежать от гнева ворчливого старикашки через катакомбы, наполненные всякой пакостью.

Они шли по тёмным, узким коридорам, слабо освещённым фонариками на стенах. Наверное, свет внутри хранила магия, но постепенно сила её иссякала, и маленькие огоньки боязливо дрожали в хрупкой стеклянной оболочке. Впереди завиднелась мрачная зала, и друзья услышали хрип и клацанье зубов. Пакость, обитающая в пещерах под Кэндлкипом, не заставила себя долго ждать. Из темноты показались несколько существ. Костлявые, обтянутые прогнившей, заплесневевшей кожей, с деформированными челюстями и острыми клыками – они передвигали ноги, приближаясь к ним. Дыры на месте носа жадно втягивали запах живой плоти. Безжизненные белёсые глаза смотрели куда-то и, казалось, ничего не видели.
– Вурдалаки, – хмыкнула Джахейра. – Неизменные жители кладбищ, усыпальниц, погостов и руин.
– Какая гадость, – передёрнуло Имоен, и рука сама потянулась к стреле.
– Целься в голову, между глаз, – напутствовала друид. – Они весьма живучи. Если это слово можно отнести к ним.
– Поубавим их число, пока они дойдут до нас, – предложила Дайнахейр.
Вурдалаки двигались не быстро, и многие полегли от стрел Имоен и магических молний ведьмы из Рашемана. Магесса попыталась поджечь их, но они всё равно продолжали идти, хотя огонь распространялся по телу.
– Всё. Отходите назад, – скомандовала Равена.
Посох Джахейры мало чем вредил тварям, но давал возможность кому-то продвинуться вперёд. Сбитые друидом с ног существа тут же умирали от стрел. Булава Минска неустанно крошила хрупкие прогнившие черепа и грудные клетки. Дайнахейр заботилась о том, чтобы никто не смог подобраться со спины к её телохранителю. Бу попытался укусить вурдалака, но пожалел об этом и долго отплёвывался, сидя на плече у хозяина. Халид и Равена слажено шли сквозь толпу врагов. Внутри у полудроу поднималось нечто. Нечто такое, что всегда было с ней, но скрывалось. А теперь она случайно узнала об этом, и смысла скрываться больше не было. Чёрная тень в языках пламени поднималась из убежища, распрямляла плечи…
– Равена… – Послышалось откуда-то.
Тень недовольно заворчала и снова скрылась.
– Что случилось? – Джахейра и Имоен смотрели на неё с беспокойством.
– Внутри меня что-то шевелится. Что-то тёмное… – Полудроу взглянула на друида.
– Скажем так: ты победила в первом круге испытаний. Но ты не знала, чему сопротивлялась. Попробуй теперь противостоять известному. В тебе оживает сущность Баала.
Равена потёрла лоб.
– Я сейчас что-то натворила?
– Нет. Ты просто слишком рьяно начала размахивать мечом, чуть не задела нас, а потом замерла, – Имоен изобразила лицо названой сестры.
– Глупо же я выглядела…
– Страшно ты выглядела, – поправила её болтушка. – Не пугай меня так больше.
– Постараюсь.
Вскоре они напоролись на ещё одну проблему, кроме нежити. Мудрецы позаботились о безопасности усыпальницы Алаундо Мудрого. Когда раздался щелчок, все поняли, что это означает. Магические снаряды вылетали, казалось, прямо из стены. Беспрестанно и не думая заканчиваться. Искатели приключений бегом рванулись вперёд и спрятались за поворотом. Все отделались небольшими ожогами, и пущенная по кругу бутыль с эликсиром остановила жжение и затянула ранки. Теперь впереди шла Имоен. Она внимательно осматривала пол и стены. Останавливаться приходилось часто, чтобы дать ей возможность разрядить ловушку. Во время одной такой остановки из темноты вышла фигура. Все мгновенно схватились за оружие.
– Стойте! Это Филидия! – Крикнула Имоен.
Старушка Филидия была весьма уважаемой среди молодых служителей Кэндлкипа. Пока её не одолел старческий склероз и врождённая забывчивость, она знала наизусть множество удивительных историй. Теперь же она постоянно теряла книги, свои вещи, да и сама могла заблудиться в трёх соснах. Филидия шла, как обычно, засунув руки в широкие рукава тёмно-синей мантии, которая некогда сочеталась с голубыми глазами и чёрными кудрями. Теперь же редкие волосы стали седыми, а глаза…
– Имоен! – Заорала Равена. – Беги!
Одним прыжком она оказалась около названой сестры, за шиворот отбросила её назад, а Филидию пнула ногой в живот так, что та отлетела на несколько ярдов назад.
– Равена! Ты что? С ума сошла?! – Закричала на неё Имоен.
– Не дёргайся! – Рыкнула полудроу. – Сиди на месте!
Филидия неуклюже поднималась на ноги. Руки отвисли до колен, к друзьям обернулось перекошенное злобой лицо с гротескным ртом и ртутными глазами.
– Где моя книга?! – Завизжал доппельгаген и кинулся на Равену.
Два взмаха серебристого клинка прервали жизнь перевёртыша. Воительница дрожала всем телом и прерывисто дышала, пока существо возвращался к своему истинному облику. Жива ли теперь настоящая Филидия? Или лежит в своей комнате бесформенной кровавой массой, как бедная эмиссар Тар?
– Саревок, – процедила Равена сквозь зубы. – Он знает этот ход.
– Неужели он ожидал, что один доппельгаген нас остановит? – Дрожащим голосом возмутилась Имоен.
– Нет, этот должен был нас задержать. Там, дальше собирается армия, – покачала головой полудроу.
– Возможно, Саревок подозревал, что нам помогут бежать, – нахмурилась Джахейра. – Их задача – не выпустить нас отсюда.
– Они не выполнят задания своего хозяина, – злобно проговорила Равена.
– Вам с Имоен будет особенно трудно, – предупредила друид. – Они, скорее всего, будут превращаться в людей, которые дороги вам. Будьте осторожны.
– Интересно, а Тесторил сказал Винтропу, что помог нам сбежать? Он ведь знает, что толстяк нас любит, – задумалась вслух Имоен.
– Если так, то надеюсь, что он не стал вдаваться в подробности и не сказал, что отправил нас в катакомбы, кишащие нежитью, – проворчала её названая сестра.
Имоен заставила себя засмеяться.
Вскоре они обнаружили вход в небольшую круглую комнатку. Когда-то она могла гордиться богатыми фресками и позолотой. За множество лет пыль плотным слоем покрыла резьбу, а фрески поблёкли и осыпались. Но даже по фрагментам можно было понять, что картины из прошлого изображали строительство Кэндлкипа, собирание первых книг… Они находились у могилы Алаундо Мудрого. Каменный саркофаг стоял посередине комнаты. Рельеф на крышке изображал мужчину в мантии, его руки покоились на груди, а глаза были безмятежно закрыты.
Друзья поклонились основателю великой библиотеки Кэндлкип. Равене было неловко здесь, рядом с человеком, предсказавшим приход таких, как она. «Ты – моя последняя надежда», – прозвучал в голове мягкий голос. Может она и в правду не такая, как все? Может она отличается не только умением вовремя опустить оружие? Что ей уготовано? Оспорить предсказание? Восстать против того, кто прольёт кровавые реки? В одном она была уверена: она не покорится тени, восстающей внутри неё. Она не станет преемницей Баала.

Разнообразием врагов катакомбы их не баловали. Они прорубались через толпы вурдалаков, порой замечая гулей и зомби. Когда искатели приключений выбежали в широкую, хорошо освещённую залу, то почти столкнулись там с неподвижно стоящими Дреппином, Ривором и Пардой. Наученные горьким опытом с Филидией, друзья не торопились подойти к ним. Тишина между ними почти звенела. Не выдержав морального напряжения и путаясь в полах жёлтого одеяния, к ним понёсся Парда. Меч Халида пронзил ему сердце. Полуэльфу пришлось загородить собой Равену, потому что девушка не могла поднять руку на одного из своих любимых учителей. Она сама не понимала, как ухитрилась убить то, что походило обликом на добрую старушку, которая часто рассказывала наполовину забытые истории.
– А ну, упал, отжался! – Гаркнул Ривор и с разгону врезался в щит Минска.
Он был ещё похож на хмурого, вечно ругающегося дворфа, когда богатырский удар булавой уложил его наземь.
Дреппин напал с нечеловеческим визгом. Он метнулся в сторону, надеясь обмануть друзей. Позади Равены всхлипнула Имоен. Лучница прицелилась, но выпустить стрелу в друга не могла. Чтобы спустить тетиву, она зажмурилась, стрела пролетела мимо, но перевёртыш всё равно захрипел. Лже-Дреппин не добежал до них пару шагов. С удивлённым лицом он оседал на пол. В его спине торчал метательный дворфский топор.
– Молот Морадина! Что это такое? Ведь это был Дреппин? – Раздалось где-то недалеко за колонной. – А те тоже не те, кто есть?
– Нет, эти нормальные, – донеслось из-за другой.
– Кто здесь? Выходите! – Скомандовала Джахейра.
В играющий на полу свет ступили два дворфа. У одного в руках был крепкий лук, другой подошёл к своей жертве и выдернул топор из её хребта.
– Привет, девчонки, – подмигнул он.
– Арканис… Дидер… Это точно вы? – Неуверенно заговорила Равена, сжимая пальцы на рукояти.
– Тихо, тихо, девочка. Остынь. Это мы.
– Как докажете? – В голосе полудроу прозвучала угроза.
– Доказать? Доказать?! – Упёр руки в бока Арканис. – Мне что же рассказать всей твоей компании, как ты в складах на крысах воевать училась? Или как на совершеннолетие надралась с Халлом и вот такенный фингал ему под глазом залепила? Или…
– Всё, всё. Верю, верю, – остановила дворфа девушка, краем уха слыша смешки друзей. – Вы лучше скажите, как вы поняли, что мы – это мы.
– Дык, я же от матушки своей унаследовал дар: всякие иллюзии, оборотней за милю вижу, – утёр нос Арканис.
– Нас вообще-то к вам на подмогу прислали, – вставил Дидер.
– Кто?
– Разве это важно? Вам нужно выбраться отсюда. Кто-то должен быть свидетелем всего этого, – Арканис снял с пояса топор для рукопашной. – И да защитит нас Морадин и все остальные боги.
Равена не выдержала и фыркнула, но так, что никто этого не заметил. Имеет ли она вообще право надеяться на богов, если в ней самой течёт кровь бога? Имеет ли право она обращаться к добрым богам, когда её отцом был сам Баал – Лорд Убийств?
На них наступала армия вурдалаков и скелетов. «Погремушки», как назвали последних дворфы, легко рассыпали от сильных ударов. А вот магия на них не действовала, потому Дайнахейр занялась трупоедами. Нежить теснила их к большому проходу.
– За этой дверью коридор. Мертвяков там мало, путь почти прямой, – объяснял Дидер, пуская стрелы из опустевающего колчана. – Уходите. Мы их задержим, сколько сможем.
– Да вы что? – Возмутилась Имоен.
В толпе врагов показались знакомые фигуры. Зелёная мантия Карана была вся в крови, в крови были мечи у Халла и Джондалара. Они прорывались сквозь толпу наступающей нежити.
– Подмога! – Обрадовалась Равена.
– Ни хрена это не подмога, – буркнул Арканис, схватил с пояса метательный топор и в доказательство запустил его прямо Халлу в лоб.
Весёлый выпивоха взвизгнул и сразу как-то усох. Удлинились, отощали руки, заострилось серое лицо. Рот с острыми зубами искривился в гримасе.
– Сволочи! – Рванула было вперёд Равена.
– Нет! – Остановила её друид. – Дворф был прав – уходите. Ты и Имоен.
– Но…
– Никаких «но»! Нас много, мы можем выжить. А если не выживем, то среди погибших не должно быть вас. Вы должны остаться в живых. Вы должны стать свидетелями этого безумия. Вы должны закончить начатое нами.
– Равена, детка, давай-ка потренируемся, – не по-человечески смеялся Джондалар.
– Нет, я не уйду, – стояла на своём полудроу. – Я уже потеряла одного человека, сбежав с поля боя. Я не покину вас! Никогда!
– Тогда мне придётся прибегнуть к экстренным мерам, – вздохнула полуэльфийка и стукнула посохом Равену в челюсть.
– Джахейра! Что ты творишь?
– Прогоняю тебя отсюда, глупая упрямая девчонка! Я начинаю сомневаться, что Горайон не был твоим настоящим отцом. Ты вся в него! Я обещала этому вредному старикашке, что буду следить за тобой и защищать тебя после его смерти. А потому сказано: уходи, значит – уходи!
Джахейра охаживала девушку, как могла, но та не сдавалась.
– Не хочешь жить сама, так спаси сестру!
Это был запрещённый приём, но он подействовал.
– Я не хочу, чтобы вы умирали за нас, – сдалась Равена.
– Может, всё обойдётся. Бегите.
Названые сёстры рванули в темноту коридора. «Хельм, если я могу обратиться к тебе, направь своё Всевидящее Око на моих друзей. Защити их своим щитом, помоги им своим мечом. Поделись с ним своей силой». По светло-эбеновым щекам лились слёзы, рядом бежала и хлюпала носом Имоен. Когда проход им перегородили вурдалаки и гули, Равена зарычала от злости, поднимая для боя меч. Имоен упала на одно колено, прицеливаясь на ходу, и по инерции проскользила вперёд. Пела тетива, звенело серебристое лезвие, а по щекам девушек текли и текли слёзы.
Когда нежить была ими упокоена, сёстры обернулись назад. Там, где остались их друзья, не было ни звука.
– Там так тихо… – Еле слышно проговорила Имоен. – Неужели они…
– Я убью его, малыш. Я буду убивать его так, чтобы он прочувствовал боль всех, кого привёл к смерти, – в глазах дочери Баала полыхнуло пламя Абисса.
«Я ненавижу тебя, Саревок, – думала Имоен. – Ненавижу за то, что ты с ней сделал». Утирая слёзы, она последовала за названой сестрой. Она помнила её задорной девчонкой со множеством комплексов, но всегда готовой на проделки и приключения. Её грустные чёрные глаза блестели совсем по-особенному, когда она читала о далёких странах, чудовищах и подвигах героев. А что теперь? В её голосе злоба, руки постоянно в крови, а в глазах чаще вспыхивает ярость, чем азарт. «Это не она. Это лишь оболочка. А что там внутри? Сущность Баала? Чудовище? Создание самой смерти?» Имоен поспешно отбросила жуткие мысли. Равену, как и прежде, надо поддерживать. Как и прежде, она возьмёт на себя эту роль.
И снова на их пути враги. Уставшие руки поднимают оружие. Стрела за стрелой. Взмах за взмахом. Не останавливаясь, бежали вперёд уставшие ноги. Но остановиться им пришлось. Впереди возник не кто иной, как Эльминстер.
– Остановись! Хватит проливать кровь невинных в этом священном месте! – Словно гром прозвучал его голос.
– Невинных?! – Возмутилась Равена. – Это те перевёртыши невинны, которые принимали облик моих друзей?! Которые кричали моё имя голосами моих друзей, а сами пытались убить?!
– Что с тобой стало, дитя? – Вдруг раздался тихий, мягкий голос. – Тебе мерещатся всюду страшные твари. Ты подняла руку на своих настоящих друзей.
Из-за спины Эльминстера вышел Горайон. Именно такой, каким он был за несколько часов до смерти там – на ступенях Кэндлкипа. Он был живой.
– Прочь от меня, твари, – нацелила Равена на них меч, но руки её дрожали. – Я не верю вам. Горайон мёртв.
– Прости, я должен был сказать тебе, дитя, – присоединился к мудрецу и магу Тесторил. – Но в этой суете как-то позабыл.
– Меня нашёл Эльминстер, дитя. Меня воскресили и отвели в безопасное место.
– Тогда почему ты не отыскал меня? – Мысль о том, что Горайон действительно жив, казалась такой правильной.
– Нам не безопасно было быть вместе, но сердце моё разрывалось, видя твои страдания. Прости меня, – Горайон протянул руку. – Пойдём. Я отведу тебя туда, где тебя не достанут горести этого мира. Пойдём со мной. Всё будет, как прежде.
Равена опустила безвольно руки. Кончик Погибели Пауков звякнул о каменный пол.
– Отец… – Всхлипнула она. – Я так устала…
– Скоро ты отдохнёшь, дитя. Пойдём.
«Он жив. Жив, – думала Равена. – Вот он, передо мной. Это он… Но почему я чувствую ловушку?»
Имоен смотрела на старцев и на Равену. Ей казалось, что она попала в сказку, и добро победило зло. Сейчас они смогут уйти к радостному будущему, оставив позади трудные испытания и поверженных монстров. Но была какая-то несостыковка… Только вот где?
Равена тянула руку к ладони приёмного отца. На лице Горайона сияла лёгкая успокаивающая улыбка. Сквозь слёзы девушка улыбнулась тоже.
– Я так соскучилась, отец.
– Мы теперь всегда будем вместе.
Их руки сомкнулись. Полудроу улыбалась, но слёзы больше не текли.
– Ответь мне только на один вопрос, отец.
– Что случилось, дитя?
– Как ты избежал погребального костра?
Недоумение застыло на мгновение на лице Горайона. Пальцы приёмной дочери стиснули его запястье и рванули на себя. Серебристое лезвие прошло насквозь. Равена выдернула меч и ногой отпихнула тело. Как будто в насмешку багровое пятно растекалось именно там, где была испачкана и мантия настоящего Горайона. Тесторил завизжал и кинулся на воительницу, но тут же упал – стрела Имоен прошила ему висок. Она не могла выстрелить в того, кто был похож на Дреппина, но стоило опасности подобраться вплотную к Равене, как она не раздумывая, спустила тетиву, глядя на доброго старика. Оставшийся в живых доппельгаген принял истинный облик. Он оказался куда больше, чем все те, с которыми им приходилось сталкиваться. Он произнёс несколько странных звуков и размножился. Перед девушками в один момент оказалось сразу около дюжины огромных перевёртышей. Равена знала, что это иллюзия. Наподобие той, которой пользуются маги. Копии похожи на оригинал, как отражения в зеркале, только ничего не могут тебе сделать. Стоит их ударить, они исчезают. Казалось бы: проблем больших нет. Но как узнать, где настоящий маг?
– Отгадай, какой настоящий? – Провизжал доппельгаген, а иллюзорные двойники открывали рты одновременно с ним.
– Тот, который не двигался с места, – без колебаний ответила дочь Баала и рубанула по врагу, точно попав в истинного перевёртыша.
Воительница обернулась на сестру. Та опустила голову, её плечи вздрагивали от беззвучного плача. Равена обняла её.
– Малыш…
– Я ненавижу его… – Рыдала на её плече Имоен.
– Держись. Я с тобой. Я всегда буду рядом.
– Я знаю. И я тебя никогда не брошу.
– Имоен, сзади кто-то приближается. Нас догоняют, – Равена видела, как в коридоре шевелились какие-то тени. – Мне надоело убегать. Обоснуемся здесь. Снимай дальних, я возьму тех, кто впереди.
– Я не могу…
– Устала? Потерпи…
– Нет, не в этом дело. Это была последняя стрела.
– Проклятье! Давай руку. Бежим.
Снова побег по каменным плитам пола. Равена крепко держала Имоен за руку, не убирая меча, как тогда на мосту у Крепости Гноллов. Перепрыгнув через мёртвых доппельгагенов, они побежали со всех ног по коридору, от которого в обе стороны отходили комнатки вроде той, где покоился Алаундо Мудрый. В них слышались тихое ворчание и возня. Полудроу резко свернула в одну из них и втащила за собой сестру. Комната, на удивление, оказалась пустой. Девушки затаили дыхание. Надо было хоть немного отдохнуть.
По пустому коридору раздались тяжёлые шаги. Кто-то неторопливо шёл в их сторону. Скорее всего, он заглядывал в каждую дверь. Равена напрягла слух, чтобы понять: насколько он далеко. Враг был совсем близко. Названые сёстры вздрогнули, когда эхо разнесло слова, произнесённые знакомым голосом, который они обе любили.
– Девочки, где же вы? Зачем вы прячетесь от старины Винтропа?
Имоен зажала себе рот ладонью. Бедный, бедный Винтроп. Жив ли он? Он да Тесторил поверили в их невиновность. А может даже и он один. Вдруг тот Тесторил, что отправил их сюда, уже был доппельгагеном и заманил их прямиком в смертельную ловушку.
– Раз, два, три, четыре, пять. Я иду искать.
Тусклая тень человека с огромным животом показалась в проёме. Равену одолевали сомнения. А вдруг это настоящий Винтроп? Что будет с ней, если она действительно убьёт своего друга? Что случится с её душой? Как поведёт себя проклятая сущность Баала? Она крепко сжала рукоять. Нет! Винтроп бежал бы за ними, его голос дрожал бы от страха за его «маленьких девочек». Он бежал бы, забыв снять передник, вытереть руки и убрать с огня кастрюли с ужином. Это не может быть их Винтроп.
– Кто не спрятался, я не виноват…
Серебристое лезвие вылетело из проёма, в которое он только хотел заглянуть. На толстом лице будто появилась удивлённая улыбка от уха до уха. Трактирщик упал. Туловище и нижняя челюсть тут же начали обретать истинный облик. Мозг противился смерти, и отсечённая часть головы всё ещё сохраняла человеческий облик. Увидев это, Имоен не выдержала и завизжала, не отнимая ладони ото рта. В комнатках послышался хрип и шаги. Затихшая нежить пробуждалась.
– Валим! – Равена снова схватила Имоен и рванула вперёд.

Коридор как-то внезапно закончился. Свежий ветер пахнул в лицо и заставил на мгновение задохнуться. Преследователь остались позади в темноте и смраде и, похоже, не собирались выходить оттуда.
– Выход где-то рядом, – поняла полудроу. – Пойдём, нужно где-нибудь присесть и отдохнуть.
Имоен покорно покивала головой. Они прошли несколько ярдов и наткнулись на укромное местечко, где всё было хорошо видно, но сами они могли с лёгкостью спрятаться. Костёр разжигать они не стали, да и не из чего было. Равена достала заботливо припасённую вяленую рыбу и разделила её на две части. Имоен протянула руку за своей долей. Они ели молча, медленно двигая челюстями, не потому что они хотели есть, а потому что поесть надо было.
– Ты действительно хочешь его убить?
– Да.
– А ты уверена, что это он убил Горайона?
– Нет. Но он первый в списке, и пока что единственный. Мне нужно только найти ниточку, связывающую Горайона и то, что натворил Железный Трон.
– Вот так убьёшь и нам кусочек не оставишь? – Раздался грубоватый голос Джахейры за их спинами.
Девушки тут же вскочили на ноги. Зря подошедшие посчитали позы сестёр расслабленными – на них тут же направились острия Погибели Пауков и короткого меча.
– Эй, эй! Вы чего? Это мы. Мы настоящие, – подняла руки друид в знак мира.
– Я уже встретилась с Горайоном, который тоже убеждал меня в том, что он настоящий, – Равене хотелось верить, что перед ней стоят четверо её друзей, но она не могла.
– Ну-ка, скажите: каким образом полыхнул пожар в лагере бандитов, которые грабили караваны? – Подозрительно прищурилась Имоен.
На лица четырёх друзей отобразилось непонимание.
– Минск, а где Бу? – Добавила полудроу.
Непонимание стало ещё глубже.
– Лагерь загорелся из-за ловушки, поставленной Имоен, – сказала Джахейра, но губы её не шевельнулись.
Друид обернулась и получила в челюсть посохом от… Джахейры. Доппельгагены ринулись на тех, кого скопировали. Не успели названые сёстры прийти в себя, как перевёртыши лежали мёртвыми на земле, обретая истинный облик.
Их настоящие друзья выглядели не лучшим образом. У Минска на всё лицо простирался глубокий след от когтей, у Дайнахейр была перебинтована грудь, Джахейра берегла руку, а Халид повредил колено. На плечо следопыту вылез хомяк, принюхался и радостно пискнул, узнав запах девушек.
– Вы живы! Хвала богам! – Одновременно обрадовались все шестеро.
Пока они отдыхали и залечивали раны, Джахейра рассказала, как они чудом победили в схватке с нежитью и доппельгагенами.
– А как Арканис и Дидер? – Забеспокоилась Имоен.
– Арканис сильно ранен, но вскоре поправится, а вот Дидер потерял руку.
– Он п-передал тебе вот эт-то, – Халид протянул колчан, наполовину заполненный стрелами.
– Бедный Дидер, – прижала к груди подарок лучница. – Это он научил меня стрелять.
– По крайней мере, он жив, – успокоила её Дайнахейр.
– Да. Да, ты права.
– Выход совсем недалеко, – потянул носом Минск.
– Как же я хочу побыстрее выбраться отсюда. Мне здесь тошно, – вздохнула Равена.
– Прости, что сразу не рассказали тебе о твоём наследии. Я говорила Горайону, что не стоит скрывать от тебя это. Ох, да и я тоже хороша. Надо было сразу сказать, хотя бы намекнуть.
– Не знаю, Джахейра. Может оно и к лучшему. Я стала такой, какая есть. Какой я могла быть, если бы знала, что во мне течёт кровь мёртвого Лорда Убийств?
– Теперь этого никто не узнает, но ты бы легче это пережила. Горайон несомненно помог бы тебе. Ты отлично справилась и в одиночку, хотя это сильно ударило тебе по нервам.
– Да уж, эта новость сильно повлияла на моё мировоззрение. Я теперь даже не знаю: могу ли я причислять себя к силам добра?
– Не глупи. Не все дети Баала злы и желают возродить своего… вашего отца. Многие, правда, не знают ничего такого о себе.
– Многие люди, Равена, всё бы отдали за те возможности, которыми ты владеешь.
– О чём ты, Дайнахейр?
– В твоих жилах течёт кровь бога. Ты – наполовину богиня. Представляешь, какая сила, какая мощь зиждется в тебе? Ты уже научилась противостоять тьме внутри себя, так научись направлять эту мощь на добрые дела.
Равена посмотрела в тёмно-карие глаза ведьмы из Рашемана.
– Как же мне повезло с друзьями, – улыбнулась дочь Баала.
Вскоре друзья снялись с лагеря и пошли туда, куда их вело чутьё Минска и Бу. Извилистый лабиринт неровных стен постепенно светлел, становился всё свежее воздух. Негромкие голоса им сначала лишь послышались, а потом они наткнулись на небольшую группу людей, сидящих в пещерке, подобной той, которую они только что покинули. Теперь в выигрыше были их враги, беглецы поспешно спрятались за каменные уступы. Видеть сидящих они не могли, но каменные стены без труда передавали слова из разговора.
– Проклятье! Мне надоело тут сидеть! Саревок перестраховывается.
– Поэтому и выходит всегда победителем, а эти шавки начали путаться у него под ногами. Сиди, не канителься. Выслужимся – получим награду.
– Это, конечно, хорошо, но посудите сами: этих наёмников посадили за решётку. Даже если они и сбегут (что вряд ли), почему Саревок считает, что они пойдут здесь? А если и пойдут… Там толпы нежити – они не смогут там выжить.
– Саревок знает их лучше и, вероятно, думает, что шансы у них есть.
– Эй, Прат, а правда, что он решил не только взять в руки управление Железным Троном, но и пробиться в правители Врат Бальдура?
– Правда. Он собирается стать Великим Герцогом через несколько недель.
– Видно у него всё схвачено, раз он так в этом уверен.
– У Саревока всегда всё схвачено.
Шестеро искателей приключений внимательно слушали разговор наёмников. Новость о том, что Саревок собирается стать Великим Герцогом, насторожила их.
– Сколько их там? – Прошептала Имоен.
– Кажется четверо, – так же шёпотом ответила Равена. – Проблем не будет.
– Дорога до них совершенно открыта, спрятаться негде. Они перестреляют нас раньше, чем мы пройдём половину пути, – уверено сказала друид.
– Тогда стоит попробовать другой способ.
– Что ты предлагаешь, Дайнахейр?
– Имоен, ты мне поможешь?
– Конечно.
– Нет, лук отложи. У тебя в сумке должен быть свиток молнии.
– Э… я думаю, сейчас не время…
– А я считаю, что самое оно.
– Дайте-ка, я отсяду подальше, – нервно хмыкнула Равена.
Реакция названой сестры попала в цель: Имоен вздёрнула подбородок и запустила руку в сумку на боку. По разворачиваемому свитку пробежал разряд. Девушка прочитала заклинание про себя.
– Наша с тобой задача – пустить молнию крест-накрест. Моя уйдёт вон в тот угол, а твоя должна уйти вон туда.
– Тогда, отражаясь от стен, молнии заполнят всю пещеру, где они сидят, – поняла задумку Имоен.
– Повторяй за мной, – удовлетворённо кивнула ведьма из Рашемана.
Друзья наблюдали за плавными движениями колдующих. Медленно и чётко были произнесены слова заклинания: Дайнахейр – на память, а Имоен старательно, не отставая от учителя, прочитала формулу с листа. Их пальцы дёрнулись, самые кончики заискрились, и ослепительно белые молнии сорвались вперёд, словно два копья. Свиток в руках Имоен вдруг постарел и ссыпался трухой на землю. На середине пути молнии встретились, рассыпав по коридору фейерверк искр и тоненьких разрядов.
В пещере раздались крики. Сверкала и скрежетала пляшущая в ловушке стен молния. Что-то упало. Что-то разбилось. Равена помнила, как точно таким же способом её хотел убить Давеорн. Девушку тогда спасло только то, что она успела во время упасть на пол. Одна из молний отразилась от стены напротив выхода и направилась на затаившихся друзей.
– Осторожно! – Вырвалось у Джахейры.
Разряд с шипением пронёсся над их головами и растворился в воздухе.
– Голову даю на отсечение, это была молния Имоен, – проворчала полудроу.
– Смотри, как бы без головы не остаться, – щёлкнула её по носу сестра.
С оружием наготове они вошли в пещеру. План Дайнахейр оправдал себя. Лишь один из четырёх немного ворочался, пытаясь подняться или хотя бы переползти на другое место. Погибель Пауков пробил железный нагрудник и остановил сердце. Человек дёрнулся и замер.
– Пойдёмте отсюда, – нахмурилась Равена.
Захватив поклажу погибших, они снова пошли вперёд. Через несколько поворотов показался свет. Он был красноватым, и тени от него метались по стенам. Слышалось потрескивание хвороста, но ни самого костра, ни того, кто развёл его, видно не было. Имоен тенью прокралась за поворот. Полудроу отметила, что и раньше-то она с трудом различала сестру в тени, теперь Имоен рассмотреть мог разве что жрец или маг с наложенным на себя заклинанием истинного вида. Когда девушка вернулась из разведки, то сообщила, что у костра сидит один единственный человек и всё бормочет: «Где же этот Прат?» Именно этим именем называли одного из убитых молниями.
– Я пойду, – поднялась Равена.
– Одна? – Попыталась возразить Джахейра. – Ни за что!
Дочь Баала пристально посмотрела на подругу. Слов больше не надо было. Накинув капюшон, Равена вышла к костру. Он был разведён совсем недалеко от выхода – дым тянулся наружу. Сидящий человек вздрогнул.
– Прат? Прат, это ты что ли?
– Да, это я, – издевательски протянула девушка.
Однако мужчина насмешки не заметил.
– Я думал, что «Прат» – мужское имя.
Секунду соображая, девушка выдала в ответ:
– Папа очень сына хотел.
– О, я слышал о таких родителях. Хе-хе. Сочувствую. Ну, а я – Диармид. Хозяин сказал, что тебя с группой надо встретить… А где группа-то?
– На нас вурдалаки напали. Я одна спаслась.
– Вот как. Ну и хрен с ними. Давай, красотка, валим отсюда, – Диармид начал спешно собирать в мешок вещи. – Хозяин приказал как можно скорее встретиться с ним. А ты знаешь, как он нетерпелив.
– Знаю. Что-то я с этим нападением мертвяков совсем потерялась. Мы где с хозяином встретиться должны?
– Во Вратах. В штаб-квартире Железного Трона. Встретимся, денежки получим. Хозяин скоро установит контроль над всем городом. Теперь-то ему те наёмники мешаться не будут. Хех, а ловко он придумал их обезвредить. Да?
– Ловко. Только как же он так всё чисто провернул.
– Дык эти перевёртыши превратились в тех, кого в убийстве обвинили, – подтвердил Диармид догадку Равены. – Ты их видела?
– Кого? Наёмников?
– Да нет! Доппельгагенов. Наёмников я и сам не видел. А вот с одним перевёртышем столкнулся нос к носу. Преотвратнейшее существо, скажу я тебе, красотка. Пойдём, выход вон там. Захожу я, значит, сюда, а ко мне спиной парень стоит. Оборачивается, а это я. Ну, думаю, хорош Чёрным Лотосом баловаться, надо завязывать. И тут я (ну, то есть он) начинает меняться. Космы белыми стали, морда – будто в саже извалялся, титьки выросли (не то чтобы ух какие, но есть). В общем, я пару раз успел моргнуть, а передо мной стояла девка-дроу. Только высокая больно. Тут я и вспомнил, что у тех наёмников, которые Саревоку мешали, в лидерах полудроу-воительница. А этот гад заржал и пошёл прочь от меня, задом по-бабски повиливая.
Тонкое лезвие звякнуло о камень. Диармид обернулся. Всё это время девушка под капюшоном шла позади него, терпеливо выслушивая его болтовню.
– Эй, ты чего?
Равена откинула ткань с лица, и глаза мужчины округлились.
– И я могу тебя уверить, что я не доппельгаген, – жутко усмехнулась она.
Лезвие сверкнуло снизу вверх вместе с последним вздохом Диармида.

– Слишком светло, – покачала головой Джахейра. – Нас могут заметить с крепостной стены. Придётся дожидаться ночи.
Выход выводил их на тонкую кромку утёса между каменной стеной и обрывом. Им придётся пройти сначала по нему, обходя крепость, а потом уже выходить на Львиный Путь, к развилке, в «Дружескую Руку», а затем во Врата Бальдура. «Снова побег», – подумала Равена, присаживаясь у самого выхода, чтобы насладиться свежим морским воздухом.
Тело несчастного Диармида стало пятым в пещере-ловушке. Имоен увлечённо копалась в вещах, заимствованных у убитых, откладывала нужное и выбрасывала ненужное. Еды, эликсиров и стрел должно было хватить до гостиницы. Джахейра протянула полудроу вяленую рыбу и кусок зачерствевшего хлеба.
– Ты могла его и не убивать.
– Не могла, – коротко ответила Равена, принимая еду.
– Почему?
– Он бы побежал к Саревоку и рассказал, что мы вырвались из его ловушки. А нам этого не надо. Пусть он будет уверен, что мы за решёткой.
– Он всё равно заподозрит неладное: нас должны привезти в город сегодня-завтра.
– Может, мы и сбежали, но нас уничтожили вурдалаки или его перевёртыши.
– Его люди не вернулись, равно как и его доппельгагены.
– Но вурдалаки-то не заодно с Саревоком.
– Ты открутишься от любого вопроса. Ох, упрямая, как Горайон!
– Хи-хи! Не зря же он меня столько лет воспитывал.
Равена посмотрела на ярко-оранжевое солнце и полосу от него на волнах Моря Мечей. Там, на другой стороне небосвода, куда уже не доставали лучи, просыпались звёзды, но полудроу их не видела. Она смотрела на ярко-оранжевый шар, уходящий за горизонт, и ей казалось, что сейчас она услышит шипение и забурлит вода. Так бывает, когда кузнец опускает раскалённый докрасна прут в холодную воду.
– Знаешь, – усмехнулась воительница. – В начале нашего путешествия – сразу после гибели Горайона и нашего знакомства – я жила лишь одной мыслью: найти убийцу моего приёмного отца и отомстить за него. Потом вся эта история с Железным Троном заставила меня забыть про это. И вот я, кажется, наткнулась на убийцу, а месть так и не выходит снова на первый план.
– Это хорошо, – тихо и наставительно ответила друид. – Отомстить за смерть отца – это благое дело, но месть не должна становиться смыслом жизни. Она ослепляет. Ослеплённые жаждой мести совершают порой такие ошибки, которым потом сами ужасаются и корят себя всю оставшуюся жизнь.
Равена посмотрела на неё внимательно и молча кивнула.
– К тому же, если Саревок действительно убийца твоего приёмного отца, ты убьёшь одной стрелой двух зайцев.

Когда стемнело, они вышли из прохода и медленно пошли, прижимаясь к стене крепости. Полуэльфы помогали невидящим в темноте людям. Некоторые места приходилось преодолевать ползком. За стеной была суета – их побег не остался незамеченным. Как там теперь Тесторил, если он был настоящий? Как Винтроп, если он ещё жив?
Названые сёстры обернулись лишь, когда они достигли расстояния, откуда их невозможно было рассмотреть даже днём. Зажжённые фонари и окна Кэндлкипа будто создавали узор созвездия. Созвездия, которое, будь оно помещено на небо, непременно бы назвали «Потерянный дом». Дом, где было так спокойно и уютно. Место, где прошло беззаботное детство. Клетка, которую не хотелось покидать. Очаг мудрости, который бережно хранил ужасную тайну её рождения.
Предательский ком подполз к горлу. Равена накинула капюшон и направилась прочь. Слёзы жгли светло-эбеновые щёки. Слёзы дочери Баала, идущей рука об руку с друзьями, готовой отдать за каждого из них свою жизнь. Слёзы чудовища, удалявшегося от потерянного дома. На этот раз потерянного навсегда.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 27 окт 2012, 11:07 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Глава 7
«Я не боюсь смерти… А ты?»

Мост через Чионтар был заставлен повозками. Между ними толпились люди, как и в прошлый раз. Только теперь и людей, и грузы рассматривали более тщательно. Среди людей можно было заметить порой человека в длиннополой ризе.
На другом берегу от города, где Клыкастый Лес почти прижимался к дороге, в густом подлеске из орешника сидели не замеченные никем двое разведчиков. Вдоволь насмотревшись на уже привычную сцену, лысый громила с татуировкой на лице и рыжая девушка углубились в лес. У огромной кучи валежника они обернулись, убедившись, что никто не наблюдает за ними, двое приподняли пушистую еловую лапу и нырнули в потайной ход.
В пещере было тепло. Потрескивал огонь, и пахло завтраком.
– Ну, что там? – Спешно подбежала к ним навстречу полудроу.
На плечо следопыту вылез Бу и недовольно фыркнул. Уже поэтому девушка поняла, что хороших новостей не будет.
– Равена, там всё без изменений. Кроме мага…
– Какого ещё мага?
– Ну, я думаю, что это был маг, – пожала плечами Имоен. – Какой-то мужик в рясе со стражниками ходит.
– Наверное, мага приставили, чтобы определять иллюзии, – решила Дайнахейр.
Полудроу бессильно опустилась на камень.
– Мы не сможем пройти туда…
– Равена, не волнуйся.
– Не волнуйся? Джахейра, мы скрываемся уже неделю. У нас заканчивается провизия. Саревок может через несколько дней стать Великим Герцогом, и тогда нам уже ничего не будет нужно.
– Я согласна, что прятались мы достаточно долго. Но теперь нам нужен новый план проникновения. Идея с иллюзиями провалилась.
– А жаль, – вздохнула рашеманка. – Такие красивые маски получились.
– Они ещё могут пригодиться в будущем. Есть какие-нибудь идеи, как нам пробраться хотя бы за ворота?
– Есть, – кивнула ведьма. – Я подготовлю необходимые заклинания к вечеру.
– «Стыдливую Русалку» оставляем, как базу. Только теперь будем пробираться в неё через стоки.
– Отлично! Тогда решено! – Радостно потирала руки Равена.
Ей, рождённой с жаждой приключений в крови, недельная отсидка была хуже пытки. Равене показалось, что после завтрака время остановилось ей назло. Солнце будто зацепилось за макушки высоких деревьев Клыкастого Леса и никак не хотело уходить за горизонт. Воительница в сотый раз принялась за полировку меча. В серебристое лезвие можно было смотреться, словно в зеркало. Вечер, как бывает в такие дни, упал на землю как-то незаметно.

На заходе солнца караул у моста сменился. Бодрые, недавно проснувшиеся стражники встали на место своих сонных товарищей. Пока офицеры находились неподалёку, все они стояли по стойке «смирно». Стоило страшим по званию разойтись по домам, как молодые сами себе скомандовали «вольно». Кто облокотился на стену, кто присел на мощёную дорогу, кто повис на алебарде.
Сонливость накатилась без предупреждения. Вот только что сна не было ни в одном глазу, и вдруг потяжелели веки, ноги стали подкашиваться.
– Ты чего зеваешь, Курт? – Спросил один стражник другого, сам едва не сворачивая челюсть. – Спал что ли плохо?
– Да нет, спал, как убитый, – прикрыл рот молодой парень с очень светлыми волосами и такими же бровями и ресницами. – После маминого супа всегда спится очень хорошо.
– А мне вот жена так и не дала поспать, – буркнул тот, что постарше.
– С твоей-то женой я тоже с удовольствием не поспал бы, – еле выговорил Курт и съехал по стене вниз.
– Но, но, но… – Вяло запротестовал женатый, всем весом навалился на алебарду и упал лицом в дорожную пыль, но не проснулся.
Утром заядлый пьянчуга рассказывал, как на земле появлялись отпечатки сапог, а вода в луже пару раз брызнула, будто в неё с разгону кто-то наступил. Потом в переулке, что около магического магазина, поднялась сама собой решётка канализации и сама же опустилась через некоторое время. Но ему, конечно же, никто не поверил.

Равена приземлилась в желтоватую воду. Раздался всплеск.
– Хвала богам, тишина закончилась, – прозвучал голос Имоен. – Я всё гадала, как мы друг друга тут найдём. Все здесь?
– Да, – наперебой ответили ей друзья.
– Невидимость спадёт не так уж и скоро, так что можно не торопиться. К «Русалке» мы должны прийти уже видимые, – рассудила Дайнахейр.
Искатели приключений двинулись вперёд, на ходу вспоминая путь до тайного входа в таверну и время от времени перекликаясь.

Борк хлопотал у барной стойки, обслуживал гостей, когда к нему подошёл охранник и отозвал на пару слов.
– Прошу простить меня, – откланялся хозяин таверны. – Натали! Замени меня!
– В чём дело? – Спросил он у охранника, едва они отошли подальше.
– У тайного входа стоят шестеро и хотят поговорить с тобой.
– Хотят – пойдём, поговорим.
– Постой, Борк. Это те самые, которые жили у тебя. Говорят, они Железный Трон без головы оставили.
– Друг мой, у нас скрываются и не такие типы. Вспомнить хотя бы ту парочку, что недавно прибыла. У них на лицах написано: «Убью родную мать, только заплатите побольше». Хотя, признаться, у девушки личико просто ангельское.
– А у тех полукровка-дроу…
– Поверь мне, она гораздо безобидней многих, кто скрывается у нас в Логове.
Охранники, стерегущие искателей приключений, расступились, пропуская хозяина вперёд.
– Приветствую вас снова, бродяги. Рад, что вы живы.
– Многие не разделяют твоей радости, – хмыкнула Равена.
– О, да. Чего вы держите их на пороге, оболтусы? Они ничем не отличаются от других посетителей. Пойдёмте друзья, – Борк направился вглубь.
– Вход – пять монет, – прохрипел охранник.
– Вот ведь барыга, – возмутилась Имоен, но кошель развязала.
Борк вёл их мимо богато убранных комнат. В некоторых слышался игривый смех, похотливые звуки, из дверей другой просачивался дурманящий дым.
– Так вот что скрывается под собой «Стыдливая Русалка», – недовольно нахмурилась Джахейра. – Обыкновенный бордель.
– Добро пожаловать в Логово, – спокойно ответил ей хозяин – Не могу сказать, что здесь всё законно, но мы никого не принуждаем. Ни этих милых барышень работать здесь, ни посетителей приходить сюда.
– А Чёрный Лотос?
– Леди Джахейра, – немного насмешливо проговорил Борк с умаляющей миной на лице. – Любителей Лотоса мы тоже не заставляем связывать свою жизнь с этой отравой. У каждого своя голова на плечах.
– Но вы и не противостоите этому.
– У каждого своя голова на плечах, – повторил Борк. – Сюда, прошу вас. Будьте, как дома, но не забывайте, что вы в Логове.
– Нам нужна будет информация…
– Равена, отдохните сначала. Несколько часов вам ничего не дадут, но ванна, плотный ужин и хороший сон вам сейчас просто необходим. Завтра я выдам вам всё, что уже знаю, и чего пока что ещё не знаю. Тут много чего случилось, о чём вам знать необходимо.
Воистину Борк знал толк в отдыхе. Через несколько минут ванна была наполнена горячей водой с ароматическим маслом, а на поверхности плавали лепестки цветов. Ванна была такой большой, что названые сёстры уместились в ней вдвоём без особого труда.
– О чём задумалась? – Спросила Имоен, расчёсывая волосы полудроу.
– Нам нужна помощь
– У нас уже есть помощь: Шрам и сам Великий Герцог Эльтан.
– До них ещё нужно добраться. Я больше, чем уверена, нас поймают на улице в один момент. Нужна помощь кого-то из Пламенного Кулака.
– Эл и Эрик…
– Именно. Я подсчитала, получается, они будут дежурить завтра в ночь напротив ворот.
– Значит, завтра ночью идём отлавливать наших парней.
– Они нам не парни, а просто друзья.
– Хи-хи! Конечно.
Несмотря на глупую шутку Имоен, Равена немного успокоилась, а когда подали ужин, то поняла, насколько был прав Борк. Они скрывались неделю, и только два дня из семи провели в «Дружеской Руке». Клыкастый Лес укрыл их на дальнейший срок. Не то что бы девушки не любили ночёвки под открытым небом, но при виде домашней еды у обоих потекли слюнки. После путешествия с его грубой походной пищей, как нельзя кстати оказался куриный бульон с мелко покрошенным яйцом, картофель с молоком. Особый восторг вызвали нежные пирожные, которые по заказу Борка откуда-то принесли служанки. Дожёвывая сладость, названые сёстры упали в чистые постели. Хотелось махнуть рукой на все проблемы, укутаться в одеяло и уснуть, ни о чём не думая. Они так сделали, решив, что, случись чего, их сразу же разбудят.
Джахейра разбудила их на следующий день ближе к полудню. Хорошенько выспаться удавалось не так часто во время странствий, и сейчас девушки чувствовали себя свежо и уверенно.
У Борка, как назло, выдался день, заполненный до отказа. Имоен, после приведения в порядок доспехов и оружия, снова начала обучаться у Дайнахейр магии. Равене было скучно, она не знала чем себя занять. Поэтому полудроу бродила по Логову, принимая на себя страстные взгляды мужчин и завистливые взгляды работниц борделя.
Логово раскинулось под «Стыдливой Русалкой» крест накрест. В самом центре находилась общая зала с огромным диваном и красивым низким столиком. Здесь посетители общались с куртизанками, выбирая из них себе подружку на ночь. Равену передёрнуло от мысли, что вот так просто можно лечь в постель с мужчиной, которого совсем не знаешь, который тебе совсем не нравится или хуже того просто противен. Она решила вернуться в своё крыло и дождаться названую сестру. Все четыре крыла представляли собой длинные коридоры с дверями по обеим сторонам. В одних комнатах стояла огромная кровать с балдахином, в канделябрах горели ароматические свечи, разжигающие чувства. В других на полу лежало огромное количество подушек разных размеров, покрывая почти всю поверхность. На полу же стояли кальяны для курения Чёрного Лотоса.
Когда хозяин «Стыдливой Русалки» наконец смог уделить внимание своим новым жильцам, Равена с Имоен уже отправились наверх к воротам в надежде встретиться с друзьями.

Патрулирование территории у ворот среди наёмников Пламенного Кулака считалось самым скучным. Особенно после того, как уничтожили похитителя людей в канализации. Двое парней медленно, почти прогулочным шагом пересекали доверенную им часть города. Вдруг в ночной тишине раздался грохот, кто-то вскрикнул.
– Там, – указал в переулок один из наёмников.
Парни сорвались с места. Они вбежали в переулок, когда грохот и крик повторился чуть дальше.
– Эрик, я вижу следы сапог. Их двое. На одном из них доспех, я слышу, как он гремит.
– Понял. Давай-ка поосторожней.
Стражники аккуратно покрались вперёд, всматриваясь в темноту, прислушиваясь к тишине. Шагов и криков больше не было слышно. За поворотом кто-то шуршал. «Обыскивает жертву», – подумал полуэльф. Молча кивнув друг другу, парни выпрыгнули за поворот.
– Именем закона!..
Но перед ними никого не было. Они стояли лицом к стене тупика. Ни жертвы, ни нападающего.
– Опоздали… – Опустил руки рыжий пухлый парень.
Внезапно сзади им зажали рот, и к горлу прикоснулась холодная сталь.
– Если вы обещаете не орать, мы немедленно вас отпустим, – просипел знакомый женский голос прямо над ухом полуэльфа.
С трудом парни кивнули головой. Их действительно отпустили и немного подтолкнули вперёд.
– Имоен? Равена? – Обернулся Эрик, ощупывая место, где только что было лезвие короткого меча.
– Что вы здесь делаете? Вас разыскивают за убийство… – Начал было Эл, но Равена не дала ему договорить.
– И вы верите в это?
– Нет, конечно, – ответил за себя и за друга Эрик.
– Просто Пламенный Кулак охотится на вас. Приказано поместить вас под стражу, а в случае сопротивления – убить на месте, – с горечью в голосе добавил полуэльф.
– Мы предполагали, что так и будет. Поэтому нам нужна помощь. Ваша помощь.
– О чём речь, девчонки! – Опередил друга Эрик. – Конечно мы поможем вам во всём. Правда, Эл?
– Д-да, – неуверенно ответил парень.
Он смотрел на Равену. Ему казалось, что в ней что-то изменилось, и от этого изменения щемило в сердце.
– Значит так, нам нужно встретиться с Шрамом. У нас есть очень важная информация. Передайте ему, что мы ждём его в… В чём дело?
Парни переглянулись.
– Так вы… не знаете что ли?
– О чём?
– Шрама убили несколько дней назад.
– Как… убили?.. – Еле выговорила Равена.
– Официально считается, что его убил грабитель.
– Глупости всё это, Эл! Подумай сам: Шрам – тёртый жизнью и сражениями солдат. Он шёл со службы в полной экипировке и не смог справиться с каким-то говнюком?
– Может их была целая шайка.
– Но почему они не забрали деньги? А? я не верю этому!
– А чему ты веришь? Тому, что рассказывают в тавернах?
– А что рассказывают там? – Тихонько спросила Имоен.
– Один уличный бродяга кричал, что видел, как убили Шрама. Это было странное серое существо с длинными руками и глазами, будто ртуть. Но это же чушь!
– Это не чушь, а доппельгаген, – проскрипела Равена.
– Что?
– Это существо называется доппельгаген. Они умеют менять облик и служат Железному Трону, точнее Саревоку. Мы помогали Шраму в расследовании дела, связанного с ними. И вот теперь он мёртв…
– Саревоку, говоришь, служат? – Нахмурился Элиендр. – Тогда всё сходится. Саревок тут же поставил на место Шрама своего человека Анжело Дозэна.
– Значит Пламенный Кулак под его контролем, – потёрла нахмуренный лоб полудроу. – А почему это решал Саревок, а не герцог Эльтан?
– Эльтан тяжело болен, – вздохнул Эрик. – Мы даже не знаем, где его держат.
– Понятно. Нас обложили со всех сторон.
– Ты хочешь сказать, что это всё неспроста? Это как-то связано с вашим расследованием?
– Да. Саревок планирует стать Великим Герцогом. Он уже уничтожил глав Железного Трона с помощью доппельгагенов, чтобы завладеть сообществом единолично.
– А свалил всё на нас, гад, – вставила Имоен.
– Ему не составит большого труда проредить строй правителей города, – вздохнула Равена.
– Ты думаешь, что Эльтан…
– Надеюсь, что нет, Эрик. Есть ли ещё в Пламенном Кулаке люди, верные Эльтану и покойному Шраму?
– Их не так много, но мы соберём их, – пообещал Элиендр.
– Хорошо. Мы как-нибудь придумаем вас оповестить, если появятся новые вести.
– Равена, ты пойдёшь против Саревока? – Голос полуэльфа дрожал беспокойством. – Многие считают его чуть ли не богом. Их переубедить будет, ох, как трудно.
– Что ж, значит такая у меня судьба – идти против богов, – улыбнулась полудроу, и парень почувствовал, как запылали его щёки.
Стражники продолжили обход вверенной им территории, а названые сёстры направились к решётке стоков.
– Он всё ещё любит тебя, Равена.
– Опять ты за своё!
– Я о тебе же забочусь. Я вижу, что тебе тоже нравится.
– Причём тут это?
– Обещай мне, что попробуешь построить с ним отношения, если он снова к тебе подойдёт.
– Сам он не подойдёт. Только если вы с Эриком насядете на него, как в тот раз.
– Откуда ты… В смысле: ничего подобного!
– Ха-ха! Ну, конечно. Но я обещаю, что попробую. Я чувствую, что Эл изменился, но не знаю пока насколько.
– Ну, и ты как бы изменилась…
– Кстати, давай-ка мальчики пока что не будут знать о некоторых моих изменениях.
– Ты о своей тайной родословной?
– Именно.
– Обещаю, буду нема, как могила.
– Ох…
Голос вдруг раздался позади них совершенно неожиданно. Он заставил их вздрогнуть и замереть на месте.
– Как хорошо, наверное, когда у тебя есть друзья, – сказал голос.
Он явно принадлежал женщине. Она привыкла говорить тихо и спокойно. Руки девушек потянулись к оружию.
– Не стоит. Если бы мне нужно было вас убить, я сделала это давно.
Равена поняла, что незнакомка знает, что говорит. Полудроу не слышала ни шагов, ни шороха за спиной, не заметила и случайной тени, даже не почувствовала, что рядом кто-то есть. Говорящая с ними была профессионалом высшего класса.
Названые сёстры обернулись. В переулке было темно. Одинокий фонарь скудно светил в спину незнакомке, отчего был виден только её силуэт. Но Равене этого было вполне достаточно, чтобы понять, кто стоял перед ними.
– Ты… Ты была с ним в ту ночь, – негодование поднималось в душе полудроу. – Это ты помогла ему убить Горайона, а теперь смеешь вот так просто подходить ко мне? Да кто ты такая?
– Меня зовут Тамоко. И мне нужна всего минута твоего внимания.
– Да как ты смеешь… – Руки Равены задрожали.
– Пойдём, сестрёнка, пойдём, – Имоен пыталась увести её с собой.
– Я ни о чём не хочу разговаривать с тобой, – полудроу развернулась уходить.
– Так уж и ни о чём? А если я скажу, что знаю, где герцог Эльтан, и что тот, кто его лечит, на самом деле вызвал эту болезнь. Я буду ждать тебя завтра ночью около штаб-квартиры Пламенного Кулака. Это твой единственный шанс спасти герцога.
Когда Равена обернулась, переулок был пуст. Не померещилось ли? «Нет, не померещилось», – говорило ей бьющееся с силой сердце. «Нет, это было на самом деле», – говорили ей испуганные глаза Имоен. Здесь стояла та, что была по правую руку от убийцы её приёмного отца. Прислал ли и сейчас её он? Или Тамоко пришла сама, но зачем?
Девушки спрыгнули вниз и побрели по вонючим коридорам. Они обе молчали, но размышляли об одном: что делать дальше? Шрам мёртв, а новый командир Пламенного Кулака – марионетка Саревока. Эльтан неизвестно где лежит, прикованный лютой болезнью к постели. Есть человек, который может привести их нему, но она… А кто она, собственно, такая?
– Что же тебе нужно, Тамоко? – Вслух пробормотала Равена.
– Тоже о ней думаешь?
– Как о ней не думать. Хотя, что думать о ней я не знаю. Такой вот каламбур.
На этот раз через потайной вход их пустили без проблем. Девушки прямиком направились в комнату к амнийцам, чтобы сообщить неприятные новости. На стук дверь открыл Минск. Их друзья собрались в одной комнате неспроста. Это подтверждали и озабоченные чем-то лица.
– Садитесь, девочки. У нас не очень приятные новости. Восхождение Саревока к уздам правления может ускориться. У Великих Герцогов освободилось одно место, – Джахейра говорила это с трудом, видно было, что это не единственная плохая новость на сегодня.
– Неужели… – Равена чётко представила герцога Эльтана в мраморном саркофаге с покоящимися на груди руками.
– Убит Великий Герцог Энтар Сильвершилд. Подозрения падают на Теневых Воров.
– Фух… – Выдохнула Имоен. – Я думала, ты назовёшь имя Эльтана.
– Где Эльтан, никто не знает. Он тяжело болен, а…
– … Шрама убил доппельгаген, – закончила за друида Равена.
– Про доппельгагена нам ничего не известно.
– Мы встретились с Эриком и Элиендром.
Названые сёстры передали весь разговор с парнями. Не забыли они и про таинственную незнакомку Тамоко.
– И что делать, Джахейра?
– Не будем спешить обращаться к ней за помощью, но и совсем отказываться от этой помощи не совсем умно. Надо попросить Борка, может он сможет собрать информацию про неё. Говоришь, она будет ждать тебя завтра ночью? Тогда у нас есть ещё возможность узнать всё самим.
– Прат и Диармид должны были встретиться с Саревоком в штаб-квартире Железного Трона. Думаю, стоит туда заглянуть. Пойдём тайным ходом через стоки и погреб.
Решив так, друзья разошлись. Надо было выспаться, и Равена почти уже заснула, как в сознание закралось опасение: а вдруг Саревок будет нас ждать? Эта навязчивая идея никак не хотела уходить из головы. Когда, наконец, глаза её закрылись, ей снился силуэт мужчины. Она бежала к нему с обнажённым мечом, но не приближалась. Он смеялся, хохотал над её тщетными попытками. Он недосягаем для неё. «Пока что», – успокоила себя Равена.
На следующий день на улице разыгралась жуткая непогода. Гости Логова спешили скинуть с себя мокрые плащи и согреться. Кто-то выбирал бокал крепкого терпкого вина, кто-то предпочитал страстные объятья куртизанок. Любителей Чёрного Лотоса не удержала бы дома никакая непогода. Уже с утра пол был нещадно истоптан грязными сапогами, но мыть его сейчас было просто тратой времени и сил.
Шестерым искателям приключений не нужно было выходить под дождь, чтобы добраться до своей цели, но погода действовала и на них. Тело казалось уставшим, голова тяжёлой. Равена, склонная к недомоганию в такую погоду, чувствовала сонливость, в висках стучала противная боль. Перед выходом Джахейра заставила её выпить отвар, и теперь, когда они стояли у тайного входа в погреб Железного Трона, девушка в который раз порадовалась, что убедительность речей друида оказалось сильнее её собственной упрямости. Недомогание как рукой сняло.
Погреб оказался пустой. Дверь на первый этаж была заперта. После нескольких попыток открыть её без лишнего шума, Минск и Равена вздохнули и навалились на дверь всем весом. Эхо разнесло по пустому наземному этажу звук сорванной с петель двери. Сине-фиолетовая цветовая гамма делала просторный холл ещё холоднее. Окна снаружи омывал ливень. Колонны казались влажными от сырости.
Сверкнула молния, гром пророкотал где-то высоко. Равена поёжилась, будто за шиворот ей затекла холодная струйка дождя. После ночи побега и смерти Горайона она больше не любила грозу. Вот и сейчас ей мерещилась за окнами мужская фигура в доспехах и рогатом шлеме.
Друзья осторожно поднимались наверх. Тишина встречала их на каждом этаже. Несколько масляных светильников горели около лестницы, чтобы можно было без труда рассмотреть ступени, но помещения были пусты и мрачны. Яркая молния сверкала, освещая недоступные свету места, придвинутые к столам стулья, картины на стенах, пустые подсвечники на столах. Штаб-квартира Железного Трона казалась заброшенной.
Они почти дошли до последнего этажа, как услышали тихие голоса. Кто-то спускался по другой лестнице. Пришлось непрошенным гостям затаиться, чтобы их не заметили.
– Брось, дружище, на кой этим ребятам сдалась смерть наших глав? – Смеялся один из спускающихся. – Нет, я слышал, что между ними были какие-то тёрки, но убить… Глупость. Им нужна была информация. Они очень глубоко докопались, но чего-то им не хватало.
– Хороша информация, – фыркнул второй. – Ты не видел, что они сделали с отрядом этого мордоворота – Жалимара.
– Я могу вам сказать, что Талдорн был жив после того, как эти шестеро ушли из штаб-квартиры, – вставил третий. – По крайней мере, какое-то время жив.
– Тогда я ничего не понимаю.
– А вот я понимаю. Это те уроды-доппельгагены. Это они грохнули Талдорна. Скорее всего, и Рьелтара с Бруносом тоже, а свалили всё на этих наёмников. Они ведь так сильно мешались… Ну, сами знаете кому.
– Чего ты боишься? Я вот не боюсь сказать, что Саревок принёс вреда Железному Трону ничуть не меньше этих ребят. Вообще не знаю: радоваться или плакать нам придётся, когда он станет Великим Герцогом.
– Все мы – орудие в руках у Саревока. Эта девочка-полудроу со своими друзьями – единственная преграда на пути у него.
– Симпатичная преградка, надо сказать, хех!
Голоса затихли в нижних помещениях. Памятуя о прошлом посещении верхнего этажа, друзья поднимались далее крайне аккуратно. Молния осветила такую же картину, что и повсюду в здании. Равена заметила, что пол так и не удалось отмыть от крови до конца. Багровые пятна уродовали благородный мрамор, рассказывая зрителям о побоище.
– Похоже, что никого тут нет, – осмелилась предположить вслух Имоен.
– Возможно, но всё равно будьте осторожны, – предупредила Джахейра. – Нужно попробовать найти документацию или ещё какие-нибудь зацепки. Думаю, в кабинете, где был Талдорн, можно будет найти чего-нибудь интересное.
Молния сверкнула, ослепив на мгновение Равену. В дальней комнате будто завиднелся стройный женский силуэт. Сначала она подумала, что ей снова мерещится, но голос Джахейры доказал обратное.
– Кто ты такая? – Недружелюбно спросила друид.
– Меня зовут Китандрия. Я – верная спутница Саревока и его законная супруга, – прозвенел сладкий голос.
Равена справилась с белыми пятнами перед глазами и теперь смотрела на женщину. Супруга Саревока была красива. Светлые волосы, украшенные дорогой диадемой, блестящими локонами спадали на плечи. Небольшой рот, острый подбородок, тонкие черты лица. Волосы закрывали уши, а потому не возможно было определить присутствует ли в ней эльфийская кровь или такие красавицы рождаются и у людей. Просто ангельское существо, если не смотреть ей в глаза. Изумруды в диадеме и зелёный шёлк платья идеально подходили по цвету к ядовитому взгляду Китандрии.
– Я была рядом с ним до того, как он стал тем, кем является сейчас. Вела его, направляла, помогала всем, чем могла. А он просто взял и променял меня на эту мелкую сучку Тамоко! – Голос женщины дрогнул. – Поэтому я убью тебя, Равена. И тогда он снова полюбит меня!
Слова заклинания вороньим карканьем сорвались с губ Китандрии. По обе стороны от неё взвились клубы дыма, и из них вышли два огромных огра. Их хозяйка продолжала колдовать. Ещё одно облако. С лаем вырвалась оттуда свора собак. Магесса вызвала себе армию, и эта армия грозилась превзойти её врагов по численности и силе.
Быстрее всех сориентировалась Дайнахейр. Чувствуя себя в безопасности за спинами вызванных существ, Китантрия не потрудилась наложить на себя ни одну магическую защиту. Зеленоватая стрела Мелфа вмиг достигла цели, и супруга Саревока скрючилась на полу, терзаемая едкой кислотой.
Джахейра и Имоен взялись за стаю собак. Халид и Минск, не сговариваясь, напали на одного огра. Полуэльф полоснул чудище по голени, следопыт почти раздробил ему коленную чашечку. Огр пошатнулся. Уворачиваясь от ударов дубиной другого огра, Равена невзначай подумала: сколько же силы в рашеманце?
– Равена, пригнись! – Крикнула Дайнахейр.
Во врага ударил конус чистого холода. Руки огра от плеч до самых локтей оказались скованными льдом, но стоило ему чуть напрячься, как прозрачные оковы пошли трещинами. Не теряя удобного момента, полудроу оттолкнулась от опущенной к полу дубины и срубила врагу голову. Кровь обдала воительницу с головы до ног. Перелетев через падающий труп, она оказалась прямо перед Китандрией, которая силилась произнести очередное заклинание. Холодная сталь у самого горла заставила её остановиться и поднять взгляд на Равену.
– Нет! Прошу тебя, не убивай! – Женщина тяжело сглотнула, с ужасом глядя на неё.
– Отзови своих прихвостней, – просипела полудроу.
Недавно вызванные монстры лопались, будто мыльные пузыри, наполненные густым сизым дымом.
– Не убивай меня! – Причитала Китандрия, вставая с пола.
– Вот это новость! – Фыркнула Имоен. – Ты собиралась нас убить, а мы должны пощадить тебя?
Равена смотрела на жену своего врага, на брошенную женщину, готовую на убийство ради того, чтобы вернуть утраченную любовь. Китандрия боялась. Она боялась смерти. Боялась её – Равену. Равена была для неё смертью.
– Я всего лишь хотела, чтобы он вернулся ко мне. Чтобы всё было, как раньше, до того, как он узнал о своём происхождении, которое ты разделяешь с ним, – женщина смотрела в глаза Равене.
– Что ты мелешь, ведьма? – Прошипела полудроу.
– Ты не знаешь? – Злая усмешка тронула красивые губы Китантрии. – Вот так комедия.
– Говори всё на чистоту. Сейчас же, – лезвие снова прикоснулось к коже женщины. – Я не отличаюсь терпением, Китандрия.
– Я знаю. Это у вас семейное. Вы с братом очень похожи.
До Равены медленно доходил смысл слов. Полудроу стояла, словно молния попала в неё. И это замешательство веселило Китандрию.
– Да, Равена. Саревок – дитя Баала, как и ты.
Девушка послала амнийцам такой взгляд, что их обдало жаром.
– Мы не знали, Равена. Честное слово, – поспешила успокоить подругу Джахейра.
– Ты лжёшь, – обернулась дочь Баала к Китандрии.
– Неужели? – Ядовитый взгляд становился всё веселее. – Почувствуй это. Разум твой может это отвергать, но сущность мёртвого бога тебя не обманет. Вы не похожи внешне, но повадки у вас одинаковые. Я следила за тобой, изучала тебя. У вас одинаковая вспыльчивость, одинаковое мастерство боя, одинаковая ненависть к врагам. Тебе не хватает хладнокровности, желания убивать. Добавить это, и вы станете практически неотличимы…
– Заткнись!!!
Пощёчина тыльной стороной ладони опрокинула Китандрию в кресло позади неё.
– Да. Одинаковые повадки, – дрожащим от сдерживаемых слёз голосом сказала жена Саревока, вытирая разбитую губу. – Один и тот же взгляд. Вы так с ним похожи.
Кончик Погибели Пауков дрожал в ямочке между ключиц. Китандрия закрыла глаза и приготовилась принять свою смерть.
– Уходи…
Равена ослабила нажим. Поверженный враг не верил своим ушам и смотрел на неё в ожидании подвоха.
– Убирайся вон!!! – Гаркнула дочь Баала, и глаза её сверкнули жёлтым огнём.
В ту же секунду кресло опустело. Китандрия стремглав уносилась вниз по ступеням.
– Могла бы и «спасибо» сказать! – Крикнула ей вдогонку Имоен.
Равена медленно опустилась в кресло. Сердце колотилось у горла. Полудроу уронила голову на ладони и не шевелилась.
– Так, обыскать здесь всё, – скомандовала Джахейра.
Имоен не решилась оставить названую сестру, а потому начала пересматривать ящики стола в той же комнате.
В голове у Равены наконец-то всё стало на свои места. Вот она – последняя часть головоломки. Саревок – дитя Баала. Вот почему он хотел убить её: это судьба всех отпрысков Лорда Убийства уничтожать своих братьев и сестёр или умереть от их руки. Именно поэтому за ней начали охотиться наёмные убийцы, не успела она выйти за ворота Кэндлкипа. То, что она потом стала «колючкой в боку» для Железного Трона и особенно для Саревока, всего лишь случайность, нелепое стечение обстоятельств. И что теперь? Ей придётся сразиться с… братом? Девушка вдруг почувствовала, как ёкнуло в сердце от этого слова. Брат. Пусть их роднит только кровь отца, пусть этот отец сам Баал. Настоящий, непридуманный брат. Настоящая семья.
– Брат, – прошептала Равена. – Мой брат.
Мурашки пробежали по запястьям. Она вспомнила, как почувствовала его взгляд спиной во дворе Кэндлкипа, как ощущала нечто странное, стоя рядом с ним в библиотеке. Равена сжала кулаки и поколотила себя по голове. Да как она только могла подумать о родстве! Саревок – злобный, жестокий тиран, готовый уничтожить любого на своём пути. Он не остановился перед своим приёмным отцом, и, конечно же, не остановится перед своей сестрой. Но её не так-то просто убрать с пути. Она остановит его и, наконец, отомстит за Горайона.
– Равена, посмотри-ка, какую интересную книженцию я обнаружила.
Имоен протягивала ей небольшую книжечку вроде тех, которыми пользуются маги для записей хода опытов. Полудроу открыла книжечку, и её обдало жаром. Страницы были заполнены почерком, почти не отличимым от её собственного. События излагались от лица Саревока. Дневник был начат почти за три года до их первой встречи в роковую ночь.
Вернулись остальные, но с пустыми руками. Документация исчезла без следа. Джахейра скептически посмотрела на дневник. Возможно, он чем-нибудь им и поможет, чем боги не шутят.
Непогода на улице не думала прекращаться. Опытной в капризах природы друиду достаточно было посмотреть на небо, чтобы ещё утром определить, что дождь затянется как минимум до ночи. Однако молния сверкала всё реже. Гроза уходила дальше на запад. Спускаясь в погреб, искатели приключений ещё слышали, как недовольно ворчал вдалеке гром.
Дневник Саревока оказался более ценной находкой, чем предполагала Джахейра. История Железного Кризиса в нём начиналась с самого первого упоминания. Детально описывались приготовления, первые шаги и первые удачные свершения. Равена эту информацию лишь пробегала глазами. Гораздо тщательней она вчитывалась в «личные» записи брата. О том, какие отношения у него были с приёмными отцом и матерью, как он узнал о своём наследии. Саревок записывал каждый свой кошмар, и в его снах роль проводника к свету, к добру, похоже, играла его приёмная мать, убитая Рьелтаром. Но он ни разу не подал ей руки. Его поглотила тьма. Сущность Баала полностью овладела им.
Когда Имоен зашла в комнату, Равена сидела на кровати, уткнувшись лбом в найденный дневник.
– Дочитала?
Не поднимая головы, полудроу отрицательно тряхнула головой.
– Уже вечер, а ты ещё не закончила!
– Имей сострадание, – оторвалась от исписанных страниц девушка. – Я прочитала больше половины. У меня голова скоро лопнет от информации.
– Пойди тогда освежись. Я собираюсь помочь Джахейре с целебной мазью. Пойдём со мной.
– Не знаю, чем мы с тобой можем помочь нашему друиду, но ты права. Надо отдохнуть.
Дневник Саревока тут же оказался под подушкой, и Равена поплелась вслед за названой сестрой. Полудроу вдруг грустно улыбнулась: в детстве она прятала под подушкой самое дорогое. Почему-то ей казалось, что туда уж точно не заглянет ни один злоумышленник.
– О, ты решила наконец-то осчастливить нас своим присутствием, – съязвила Джахейра, пытаясь разогнать задумчивую мину на лице у полудроу.
– Да. Устала я, – никак не отреагировала на колкость Равена.
– Тебе, наверное, тяжело читать, – подняла тёмно-карие глаза Дайнахейр.
– Да.
– Почерк неразборчивый?
– Нет, почерк, как родной… – Горько усмехнулась девушка.
– В каком смысле?
– Очень похож почерк у нас с Саревоком.
– Ничего удивительного, – пожала плечами Имоен. – Его жена ведь сказала, что вы характерами похожи. Помнишь, учитель Парда рассказывал, что почерк отражает характер?
– Помню.
– А у нас с Равеной тоже раньше манера письма была похожа. Интересно, а что означает, если строчки «убегают» то вверх, то вниз, – тараторила Имоен, ёрзая на подушке.
– Усидчивости и прилежания нет у писаря.
Равена не поняла, пошутила ли сейчас друид или сказала серьёзно, но хихикнула. В памяти всплыло, как учитель Парда ругался на них с Имоен: «Не записи, а Море Мечей в ветреную погоду! Ни одной ровной строки!»
– Вот как. У меня ещё буквы все разного размера, а у Равены раньше буквы были вот такие огромные, и в одной строке помещалось всего четыре-пять слов.
– Ну, теперь-то у меня буковки покомпактней будут, хотя строчки всё так же пляшут. Это, кстати, главное различие у нас с Саревоком – у него как по линейке всё написано.
Имоен обернулась на названую сестру. Равена сказала последнюю фразу таким тоном, будто она всё детство в Кэндлкипе провела не с ней – Имоен, а с Саревоком. Словно с ним сидела она за одной партой и завидовала на его ровные строчки, а потом они оба бежали на крепостную стену или тренировочную площадку. Детская ревность вдруг шевельнулась в душе у девушки.
– Джахейра, может, мы тебе чем-нибудь поможем? – Спросила Равена.
– Чем, например?
– Ну, ты вот листочки разминаешь. Так мы точно сможем.
– От них руки чернеют, Равена.
Полудроу подняла вверх светло-эбеновые ладони и пошевелила пальцами.
– Ой, как страшно…
– Прости, я постоянно забываю об этом, – сдержанно засмеялась друид. – У тебя это получится лучше, у нас. Так что там с дневником? Он может нам быть полезен?
– Я ещё не до конца его дочитала, но доказательства причастности Железного Трона к Железному Кризису там вполне явные. Если только нам поверят, что это написано рукой Саревока.
– А что там насчёт вашего общего наследия? – Поинтересовалась Имоен.
– Ну… Саревок тоже сначала начал видеть сны, – неуверенно начала Равена, растирая в ладонях сушёный лист. – Потом он встретился с каким-то человеком, который ему всё и объяснил.
– Всё объяснил? Он встретился со жрецом Баала?
Равена пожала плечами.
– В общем, чтобы узнать все подробности, Саревок отправился в Кэндлкип изучать пророчество Алаундо. Там он понял, что я тоже дитя Баала, а Горайон связан с арфистами. Потом заметил, что Горайон его вычислил и свалил. Я не совсем поняла, но пару раз он намекал на месть Горайону. Получается, что они были-таки знакомы, – Равена вопросительно посмотрела на арфистов.
Полуэльфы пожали плечами. Они ничего такого не знали.
– Может, дальше в записях будет какое-нибудь объяснение этому, – предположила друид.
– Вряд ли. Я остановилась на дате, когда он узнал о шахтах Нашкеля, а главное узнал, КТО эти шахты зачистил, – хохотнула полудроу. – Там такие интересные выражения проскакивают!
– Дашь потом прочитать, – ткнула её в бок Имоен.
– Хоть сто порций. Ох, я вот надеюсь, что где-то в записях есть упоминание о том, где держат герцога Эльтана. И будем надеяться, что он ещё жив. Иначе придётся прибегнуть к крайним мерам.
– Тамоко?
– Тамоко. Я ей не доверяю, но нам нужна поддержка Эльтана. К тому же я не хочу оставлять его в руках Саревока. Шрама я не смогла спасти, попробую спасти Его Светлость.
У Равены вдруг зачесался глаз.
– Осторожно, – поймала её руку Джахейра. – Глаза щипать будут. Иди, помой руки и продолжай чтение.
Равена кивнула и направилась обратно в комнату. Тщательно сполоснув руки, она насухо вытерла их, чтобы не намочить страницы. Интересно было читать своё собственное приключение, видимое чужими глазами. К тому же эти глаза принадлежали её врагу. Ругательства с адрес друзей и обещания их уничтожить вызывали на лице дочери Баала злорадную усмешку. После того, как последняя страница была перевёрнута, девушка долго сидела, глядя в никуда и ни о чём не думая. Она вдруг поймала себя на том, что тихонько поглаживает переплёт книжицы. Разозлившись на себя, она бросила дневник на тумбу и стала спешно собираться.
В комнату зашла Имоен.
– Ты идёшь к ней? – Забеспокоилась девушка.
– Да.
– Одна?
– Да.
– Но…
Одного взгляда названой сестры хватило, чтобы отбить желание спорить дальше.

Полудроу плотнее закуталась в плащ. Не только для того, чтобы её не узнал случайный прохожий, а больше для того, чтобы не пускать противную сырость за шиворот.
Мелкий дождь поливал мостовые. Омытые от городской пыли листья блестели и казались свежее. Цветы и трава, освобождённые от серого налёта, потянулись вверх. Тучи закрывали небо. В лужах отражались лишь уличные фонари да жёлтые окна.
Равена встала немного позади штаб-квартиры Пламенного Кулака. Она видела всё, что происходило на улице. Её же мог увидеть, пожалуй, лишь опытный взгляд.
– Я надеялась, что ты всё-таки придёшь, – раздалось у неё за спиной.
– Вредная у тебя привычка – подкрадываться сзади.
Досаду не удалось скрыть, ведь Равена всегда считала, что её очень трудно застать врасплох.
– У меня много вредных привычек.
Силуэт Тамоко был закутан в плащ, капюшон и полутень мешали рассмотреть лицо, но полудроу смогла различить большие тёмные глаза с длинными пушистыми ресницами.
– Так ты согласна на информацию из моих рук? – Продолжила Тамоко, когда Равена поравнялась с ней.
– Согласна.
– Ты же понимаешь, что за неё придётся заплатить?
– Конечно. Называй свою цену.
– Мне нужно твоё обещание.
– Обещание чего?
– Того, что я попрошу у тебя.
– Ты хочешь, чтобы я пообещала тебе то, чего и сама не знаю?
– Да.
– Ты в своём уме?! А если ты попросишь у меня, чтобы… Да я даже предположить боюсь что! И я должна буду это сделать?!
– Да. Поверь, твоё обещание не навредит ни тебе, ни твоим друзьям, никому. А информация, которую я могу тебе дать сейчас, будет очень полезна. Тебе, твоим друзьям, всем.
– Поверить? Тебе? На слово?
– Это трудно для тебя, я знаю, но ты всё же попытайся.
– Ох… Ладно, я даю тебе слово, что выполню твою просьбу.
– Спасибо. Я прошу тебя одолеть Саревока.
Оторопь взяла Равену.
– Но… я ведь и так…
– Одолей его, разрушь его планы, покарай за содеянное, но не отнимай у него жизнь.
– За всё содеянное его кара – смерть, – злобно проговорила полудроу.
– Я знаю, поэтому и взяла с тебя слово. Пойми, война, которую он хочет разжечь, бессмысленна, но он верит, что она сможет превратить его в…
– … Баала, – догадалась Равена. – Он сошёл с ума!
– Он заложник монстра, который живёт глубоко внутри него. Я не хочу допустить это. Я хочу спасти его от самого себя.
– Почему? Почему ты делаешь это для него?
Тамоко не обернулась на неё, но Равена заметила, как блеснули её глаза.
– Ты любишь его… – Выдохнула дочь Баала. – Любишь это чудовище?
– Ты такое же чудовище, как и он! Ты дала мне обещание. Не забудь.
– И я сдержу своё обещание, – сквозь зубы проговорила девушка.
– Хорошо. Герцога Эльтана держат на втором этаже штаб-квартиры Пламенного Кулака. Приставленный к нему лекарь на самом деле высший доппельгаген. Он поддерживает вызванную им же болезнь. Убийцы Энтара Сильвершилда скрываются в так называемом Логове. Я знаю лишь, что оно находиться под землёй и в него можно попасть через канализацию. Убийц зовут Слис и Кристин.
– Спасибо. Это больше, чем я надеялась получить. Но, помогая нам, ты ставишь под угрозу свою жизнь. Ты не боишься, что он узнает?
– Как только он узнает, меня тут же не станет в живых, – Тамоко сказала это таким будничным голосом, что Равену бросило в дрожь. – Пока что я жива, значит всё идёт по плану. Равена, у меня будет ещё одна просьба.
– Какая?
– Китандрия. Эта змея отравляет его жизнь, сбивает с пути. Она должна умереть.
– Я не наёмный убийца, Тамоко. Если она тебе так мешает – убей её сама.
– Ты не хочешь убить эту женщину, но с радостью уничтожишь того, кто является тебе…
– Кем?! Убийцей моего воспитателя? Человеком, пытавшемся убить меня, загонявшем меня своими убийцами, словно зверя в ловушку? Человеком, оклеветавшим меня, утопившем мой дом в крови? – Равена развернулась, чтобы уйти.
– Братом! – Ударил в спину голос Тамоко.
Сердце полудроу больно сжалось, и она в который раз рассердилась на себя. Ну почему она не может быть такой бессердечной тварью, как её пресловутый брат!
– Знаешь что!.. – Резко обернулась девушка, но её собеседницы уже не было рядом.
С улицы донеслись шаги и голоса, Равене пришлось спешно ретироваться.

Дверь открылась и закрылась бесшумно, но Имоен всё же подскочила на кровати.
– Равена, это ты?
– Я. Спи, не бойся.
– Хвала богам, ты вернулась. Я уснуть никак не могу, так волновалась за тебя.
– Чего за меня волноваться? – Проскрипела полудроу, снимая доспех. – Я же здесь и живая.
– Это плохая шутка.
– Знаю.
– Она сказала тебе то, что обещала?
– Даже сверх того, – кровать тихонько скрипнула под девушкой. – Завтра расскажу. Нам ещё нужно будет связаться с Элом и Эриком. Чтобы спасти Эльтана, нам пригодится их помощь. А пока что давай-ка спать.
– Спасение Великого Герцога, – предвкушая приключения, прошептала непоседа.
В комнате была абсолютная темнота, но Равена знала, что её названая сестра свернулась калачиком и натянула одеяло по самые уши. Она улыбнулась, осознавая, что и Имоен сейчас точно знает, что полудроу лежит на спине, подсунув руки под подушку.

Она бежала по какому-то разрушенному городу. Город казался мёртвым. Ни травы, ни растений. Плющ не увивал рассыпающиеся стены, маленькие деревца не пробивались сквозь черепицу крыш. Мертвенно-бледная луна освещала мощёную дорогу перед ней. Она не смотрела под ноги, но слышала, как когти стучат по камням. Потому что она – монстр.
Позади неё зарево от факелов. Это люди бегут по её следу. От них невозможно убежать. Вынырнувшее из тумана целое здание показалось ей настоящей крепостью. Она ворвалась внутрь и закрылась на все засовы.
В окно влетел камень, зазвенели по полу мелкие осколки стекла. Она села под окнами и прижалась к стене. Каменный залп рассыпал над её головой стеклянные брызги. Ветер ворвался в разбитое окно и сорвал покрывало с зеркала напротив неё. Там внутри вспыхнули жёлтые глаза, и тень, окружённая красным пламенем, начала подниматься из глубин зазеркалья.
Вместе со следующим порывом ветра в разрушенную комнату влетел мерзкий хохот.
– Эти люди причислили тебя к тварям, от которых совсем недавно могли просить тебя защитить их, – хохотал ветер.
Теперь она знала, чей это голос. С ней говорил Баал – её отец. Его сущность дана ей в долг, и то, что видит она в зеркале, лишь её отражение изнутри.
– Они убьют тебя без жалости. Убьют только за то, что ты такая, какая ты есть.
В окно влетел факел. Старый ковёр занялся огнём.
– Тебе не убежать от них и не победить в одиночку, – ветер с голосом Баала носился по комнате, подхватывая искры и разбрасывая их на деревянную мебель.
Огонь побежал вверх к потолку. На улице раздались восторженные крики – зверь попался в ловушку. В окна полетели новые факелы. Комната наполнилась дымом. Люди на улице не по-человечески улюлюкали. Ветер хохотал. Тень в зазеркалье поднималась и принимала очертания.
– Ты знаешь, как спастись… – Настойчиво твердил голос Баала.
Она встала и подошла к зеркалу. Тень потянулась к ней.
– Ты многого не умеешь, но ты научишься. Прими это…
Дочь Баала смотрела в жёлтые глаза тени. Неужели это единственный путь к спасению? Нет! Она сжала руку в кулак и что есть мочи ударила по зеркалу.
– Место! – Гаркнула она, будто псу.
И тень повиновалась. Заворчала, заскулила, но улеглась и успокоилась. Ветер рванул круг по комнате и вылетел в окно, унеся за собой едкий дым. Огонь потух, будто иссяк его источник. В разбитом зеркале отразилась девушка-полудроу.
Она обладает великой тёмной силой, но будет использовать возможности пятна Баала так, как посчитает нужным, переделает монстра внутри себя по собственному плану. Она открыла дверь и пошла куда-то по улицам мёртвого города, зная, что есть человек, который внемлет голосу Баала.
Равена открыла глаза и долго смотрела в тёмный потолок.
– Саревок, – почти беззвучно прошептали её губы. – Сын Баала. Мой брат.

На тренировочной площадке Пламенного Кулака никого не было кроме светловолосого полуэльфа и его оппонента – толстощёкого рыжего парня. Наёмники колошматили друг друга деревянным оружием. Эрик был неповоротлив, но и сбить с ног его было трудно. Удары Элиендра по его щиту были лёгкие, будто он боялся поранить друга, зато перемещался он быстро.
Стрела, прилетевшая ниоткуда, пронеслась над их головами и застряла в деревянном столбе. К стреле был привязан пергамент.
– Они с ума сошли, – прошипел Элиендр и рванул послание из дерева.
– Да уж, любят девчонки пошутить, – был тут как тут толстяк.
Парни оглянулись вокруг (не видит ли кто) и развернули пергамент. Записка гласила: «Есть важная информация. Нужно встретиться. Мы всё там же. Бармен вам поверит».
– И загадки тоже любят, – добавил Эрик к своим словам.
– Я знаю, где они, – полуэльф мелко порвал пергамент.
Вернувшись в казарму, он незаметно бросил маленькие кусочки записки в горящий очаг. Улики были уничтожены.
После обеда друзья отправились в «Стыдливую Русалку».
– Ну, вы придумали с этой запиской! – Возмущался полуэльф, сидя в комнате у названых сестёр. – Вы могли поранить нас или стрелу могли заметить!
– По-твоему, я стреляла с закрытыми глазами что ли? – Набросилась на него в ответ Имоен.
– Ладно вам. Могло случиться что угодно, но не случилось же. Чего об этом сейчас говорить? – Равена нервничала и постоянно прислушивалась к шагам за дверью, будто ждала чего-то.
– Равена, перестань, – заметила это Имоен. – Борк ведь сказал, что сообщит, когда они придут.
– Кто придут? – Полюбопытствовал Эрик.
– Убийцы герцога Энтара Сильвершилда.
У парней отвисли челюсти.
– Вы из-за этого притащили нас сюда? Мы не можем арестовать их сейчас! Мы не при исполнении!
– Их не надо арестовывать, Эл. Я сама поговорю с ними, как умею. У нас информация о герцоге Эльтане. Он жив. Пока что.
– И где его прячут?
– Самое ценное легче спрятать под носом у вора, – хихикнула Имоен, вспомнив фразу своего учителя Рододендрона.
– То есть…
– Его держат на втором этаже вашей штаб-квартиры.
– Неслыханная дерзость!
– Его надо спасать, иначе он присоединится к своему коллеге герцогу.
– Равена, Пламенный Кулак – не торговое сообщество, туда нельзя ворваться просто так и отбить Эльтана.
– Вы об этом знаете? – Нахмурилась Имоен.
– Ага. Недавно узнали, – подмигнул сёстрам Эрик.
– Это уже не важно. Нам нужна помощь, мальчики. Сколько осталось среди вас людей, верных Эльтану и скорбящих по Шраму?
– Достаточно.
– Собирайте всех, кого сможете. Встречаемся завтра на закате в переулке напротив штаб-квартиры.
Дверь открылась, и в комнату вошёл Борк.
– Они здесь. На центральном диване.
Равена лишь кивнула ему.
Борк повёл наёмников Пламенного Кулака к выходу. Названые сёстры остались в общей зале. Их цель вальяжно развалилась на диване и медленно потягивала вино.
– Он один, – вскинула брови Имоен.
– Обойди его в тени с боку. Оставайся вне видимости.
Равена пошла прямиком на убийцу.

Выходя из «Стыдливой Русалки», Эрик задержался у дверей.
– В чём дело, дружище?
– Не знаю, Эл, правильно ли мы сделали, что ушли и не помогли девчонкам.
– Мы не можем им помочь, как представители Пламенного Кулака.
– Зато мы могли бы им помочь, как друзья.
– Эрик, ты же видел их в деле. К тому же они дали нам задание. Оно чрезвычайно важно, и выполнить его можем только мы. А они сейчас выполняют своё задание. Если бы они не были уверены в своих силах, разве они не попросили бы о помощи? Тем более с ними же их команда.
– Да, да. Ты прав. Я просто беспокоюсь. Они всё-таки девчонки.
– Я тоже беспокоюсь. Пойдём.

Равена чувствовала себя кораблём, рассекающим воды Моря Мечей. Она шла вперёд, а люди отступали в сторону, старались убраться подальше, будто понимали, что сейчас может произойти. Сидящий на диване мужчина посмотрел на неё поверх бокала с вином.
– Привет, красотка… Эй, я знаю, кто ты такая.
– Неужели.
– Какая серьёзная девочка. Правда, Кристин?
– О, да, Слис. Очень серьёзная, – ответил воздух справа от полудроу приятным женским голосом.
Равена скосила глаза.
– Ах, это моя Кристин. Она такая милая, что ей приходится оставаться невидимой, чтобы к ней не приставали парни. Хотя они и так не рискнут – ведь я же рядом, – Слис отхлебнул вина.
– О, Слис, ты просто душка, – ответила Кристин.
– Так что тебе нужно, серьёзная девочка? – Он сел поудобней, боком к Равене.
– Ты знаешь, что мне нужно, убийца.
– Знаю, – холодные глаза смотрели на неё. – Но не отдам.
В тот же миг в девушку полетел бокал с вином. Каким-то шестым чувством воительница предугадала это. Убийца целился ей в лицо, поэтому она просто присела, выдёргивая меч из ножен. Потом перемахнула через низенький столик и очутилась на диване почти верхом на мужчине. Свободной рукой она прижала его руку, в которой Слис держал короткий меч отличного качества. Другой приставила к его сердцу кончик Погибели Пауков.
– Не с той девочкой связался, Слис, – прошипела дочь Баала, и серебристое лезвие с хрустом прошло сквозь тело и спинку дивана.
– Ах ты, стерва! – Крикнула невидимая Кристин.
Магия заискрилась в невидимых руках. Воздух рассекла стрела. На пол упала миленькая девушка. Стрела вонзилась точно между злых голубых глаз. С противоположной стороны вышла Имоен, всё ещё держа лук наготове.
Борк появился уже после того, как названые сёстры обыскали убийц. В ножнах на поясе у Имоен покоился меч Слиса.
– Прости, Борк, я испортила обивку дивана.
– Ничего – её всё равно пора было менять.
Из писем, которые были обнаружены у парочки, стало известно, что Слис и Кристин должны были присоединиться к доппельгагенам в день коронации Саревока. Вместе с ними они нанесли бы удар по оставшимся в живых Великим Герцогам. К письмам прилагалось приглашение на празднество.
– Нам нужно помешать этому, – нахмурилась Равена. – А для этого мы должны как-то проникнуть во дворец. Но как?
– У нас же есть приглашение, – пожала плечами Джахейра.
– И это у меня-то сумасшедшие идеи…
– А чем плоха моя идея, Равена?
– Тем, что наши морды знает весь город. Приглашение не спасёт нас от местного правосудия.
– Джахейра права. Это единственный путь во дворец. А наши «морды» я закрою иллюзорными личинами. Они ведь уже давно готовы, – спокойно рассудила Дайнахейр.
– Это выход. Будем надеяться, что у входа не будут стоять маги, снимающие иллюзии.
– Это вряд ли. Некоторые аристократы нанимают магов, чтобы они «освежили» их постаревшие лица. Не пристало так поступать с влиятельными людьми, – задумчиво проговорила друид.
– Хорошо, если бы так. Коронация Саревока будет через два дня. У нас есть ещё время подготовиться. А пока что стоит заняться спасением Эльтана.
– Вы поговорили со своими друзьями?
– Да, Джахейра. Они соберут единомышленников. Мы с Имоен встречаемся с ними завтра. Вы с нами?
– Конечно с вами! Если вас не сдерживать, вы разнесёте полгорода!
– Ну да. Такая уж твоя задача – сдерживать меня.
– Э-э-э… Я не об этом, Равена.
– Я знаю.
На следующий день кровь с пола Логова была тщательно отмыта. Обивку дивана, как и говорил Борк, начали менять.
Равена волновалась перед проникновением в штаб-квартиру Пламенного Кулака чуть ли не сильнее, чем перед штурмом Крепости Гноллов. И в тот, и в этот раз они должны пробиться сквозь воинственных защитников, чтобы попасть в внутрь вражеского стана. И тогда, и сейчас они должны спасти человека, и они не знают, жив ли он ещё. Прошлый раз это была незнакомая женщина, ставшая потом верной подругой. Теперь им придётся спасти одного из правителей Врат Бальдура, города, где их готовы казнить за несовершённое преступление. Человека, которого они уважали, и который нужен этому городу.
Беспокойство названой сестры передалось и Имоен. Девушка несколько раз проверила стрелы, натяжение тетивы и беспрестанно бормотала себе под нос формулы заклинаний.
Когда подошло время, шесть искателей приключений вышли из Логова в канализацию через потайную дверь.

– Вы уверены, что ваши подружки придут, салаги?
– Уверены, – кивнул Элиендр. – Они обещали.
Группа наёмников Пламенного Кулака из восьми человек затаилась в переулке. Молодой мужчина и Элиендр рассматривали свою штаб-квартиру, словно хотели найти в ней негатив и возненавидеть её. Но трудно было почувствовать ненависть к месту, где живёшь с друзьями, которые стали тебе братьями и сёстрами, к месту, ставшее тебе домом. Все они недавно потеряли человека, который был им, как отец. Память о Шраме была ещё жива и царапала их сердца, оставляя кровавые полосы. Герцога Эльтана они не отдадут. Если будет нужно, они отдадут жизни за него.
Решётка канализации сдвинулась с места, показалась лысая голова Минска. Одни за другим искатели приключений поднимались наверх. Равена тут же оказалась рядом с вперёдсмотрящими и весьма удивилась, узнав в мужчине старослужащего, которому когда-то сломала нос.
– Зови меня Гром, – протянул он ей руку, освобождённую от латной перчатки. – Моё полное имя слишком длинное, а сокращённое слишком глупое.
– Хорошо. Равена, – последовала его примеру полудроу. – Как тут у вас ситуация?
– Пока что всё хорошо. Здесь собрались те, кто сегодня в увольнении или должны патрулировать город. Жизнь нашего командира гораздо важнее устранения склок на пристани. Ещё несколько остались внутри. Двое из них с минуту на минуту должны сменить караульных. Так что внутрь мы можем попасть без лишнего шума.
– Умно. Очень умно, – похлопала Равена Грома по широкой спине.
– А ты, небось, думала, что мы сами думать не умеем – только приказы исполнять?
– Ну, такая мысль была.
Смешки прервал серьёзный голос Элиендра.
– Что-то не так. Караулу уже пора смениться, а они даже не шевелятся.
– Надеюсь, наших не раскрыли и не поймали, – забеспокоилась девушка в шлеме с белыми перьями.
– Не волнуйся, Эми, Бенджи и Лаола не дадут никого в обиду, – повернулся к ней Эрик.
– Времени нет, – нахмурилась полудроу. – Идём в атаку.
Наёмники неуверенно переглянулись.
– В чём дело?
– Сражаться против тех, с кем совсем недавно бился плечом к плечу… Как-то это противно, – ответила за всех мощная на вид девушка.
– Я понимаю, о чём ты, – опустила голову Равена.
– Но никто не говорит, что их нужно убивать.
– Верно говоришь, Эл, – Гром поднялся во весь рост. – А ну, салаги, сопли подобрать! На тренировках мы часто глушили друг друга так, что голова потом раскалывалась хлеще, чем после палёной браги. Так вот сейчас контрольный тест, как вы усвоили всю муштру. Задача проста: проникнуть в стан врага, встретиться с затаившимися там друзьями и выкрасть ценного заложника. Задача ясна? Не слышу!
– Так точно! – Гаркнул отряд наёмников.
– Отлично. Игра обещает быть интересной, – Гром вытянул из ножен двуручный меч. – В атаку!
Из укутанного тенями переулка на освещённую заходящим солнцем улицу быстрым шагом вышел небольшой отряд вооружённых людей. У всех, кроме шести, на груди пылал сжатый кулак. Редкие зрители поняли, что затевается нечто большое, нечто повлияющее на будущее города, нечто, о чём долго будут помнить. Улица в момент опустела. Самые любопытные подсматривали в окна из-за штор.
Караульные у штаб-квартиры приготовились отбивать атаку, но были смяты в два счёта. Грозная процессия, ведомая Равеной и Громом, двинулась через двор.
– Как-то слишком тихо, – подозрительно заметил Эрик.
– И караул даже не попытался с нами заговорить, – поддержал его парень со светлыми волосами и такими же бровями и ресницами.
– Да, Курт, мне это тоже не понравилось, – Гром вздохнул. – Этому есть лишь одно объяснение: нас ждут за этими дверями.
– Остальных уже наверняка поймали и посадили в темницу. Или того хуже… – Белые перья на шлеме Эми трепетали от лёгкого ветерка.
– Если будем стоять тут, то не сможем им помочь, – нахмурился Элиендр.
– Ты прав, салага. Вперёд!
Внутри штаб-квартиры стояла напряжённая тишина. Отряд с оружием наготове медленно продвигался вперёд мимо тюремных камер к внутренней двери. В одной из клеток заметилось шевеление. К прутьям подбежала избитая темноволосая девушка.
– Кейт! Ребята! Уходите отсюда!
– Лаола! – Подскочила к ней крепкая девушка. – Мы пришли за вами.
Одним ударом эфеса замок был разбит.
– Нужно уходить! Это ловушка! Бенджи – предал нас!
– Не может быть! – Воскликнула силачка.
– Может, моя дорогая и грозная Кейт, – у открытых внутренних дверей стоял парень. – Но это не я предатель, а вы все.
За его спиной выстроился многочисленный отряд.
– Видит Хельм, я не хотел, чтобы дошло до этого! – Прозвучал голос старослужащего, и Равена поняла, почему его прозвали Громом. – Но вы предали Шрама, вы предали Эльтана!
– И за это вас ждёт наказание! – Совсем не по-женски гаркнула Кейт.
– По приказу Анжело всех предателей уничтожить на месте! – С гнусной улыбкой приказал Бенджи.
Вперёд вышли лучники.
– Щиты! – Крикнул Элиендр.
Не все успели поднять защиту, и пол обагрила кровь. Лаола подошла к совсем молодому парню и закрыла ему глаза.
– Прости, друг, но твоё оружие тебе больше не потребуется.
Вскинув на предплечье щит с пылающим кулаком, девушка вооружилась мечом погибшего и присоединилась к друзьям, пробивающимся вперёд под градом стрел. «Но твой меч поразит предателя, даю слово чести», – пообещала она про себя.
Спрятавшись за спинами наёмников, Дайнахейр окутала себя розовым цилиндром.
– Разойтись! – Крикнула она.
Сторонники Эльтана бросились в сторону. В лучников ударила струя огня, посеяв панику. Предатели отступали в глубь помещения. Наступающие ворвались за ними.
– Имоен, спрячься тут! – Эрик перевернул стол на бок.
Лучница последовала совету. Из-за баррикады полетели стрелы. Ведьма из Рашемана подготовилась на славу. Магические снаряды поражали одного вражеского стрелка за другим. Джахейра опустилась на одно колено, приложила ладони к полу и закрыла глаза. В комнату вползли корни. Они опутывали ноги противников, заставляя их падать.
Равена и Гром косили соперников, будто траву, пробиваясь к лестнице на второй этаж. От них не отставали Эрик и Элиендр. Несмотря на численное превосходство, сторонники Анжело проигрывали сражение.
– Так, мы вчетвером идём наверх! Остальным удерживать первый этаж! – Крикнул Гром.
Минск и Халид тут же встали на защиту прохода к лестнице. К ним присоединилась и Кейт.
Четверо поднявшихся проверяли каждую комнату. Вскоре они наткнулись на запертую дверь. Гром выбил её ударом ноги. Внутри на кровати лежал герцог Эльтан, а рядом с ним стоял человек и пытался напоить его чем-то. Услышав грохот позади себя, человек обернулся.
– Как смеете вы врываться в помещение, где ухаживают за больным!
Равена вышла вперёд.
– Хватит! Я знаю, кто ты, и кто твой хозяин. Ты не обманешь нас, доппельгаген.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 27 окт 2012, 11:11 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
– О чём ты, девушка? Ты сумасшедшая?
– Есть немного, – хитро улыбнулась полудроу.
В лицо лекарю полетела бутылка с эликсиром. Воительница не ожидала, что снаряд достигнет цели, но мужчина отвлёкся на него. Равена бросилась вперёд, присела, и ударила низко по дуге. Погибель Пауков отсёк лекарю ноги пониже колен. Визжа и извиваясь на полу, перевёртыш принял свой настоящий облик.
– Вот такая тварь убила Шрама? – Глухо проговорил Гром. – А может это и сделал ты, монстр?
Лезвие широкого двуручного меча пробило грудь существа.
Равена стояла у кровати герцога.
– Ваша Светлость! Герцог Эльтан!
– Он хоть жив? – Обеспокоенно спросил Эрик.
– Жив, но его накачали какой-то дрянью.
Эльтан приоткрыл глаза и застонал.
– Ох, Равена? Это Вы? Или опять перевёртыш?
– Это я, Ваша Светлость. Ваш «лекарь» отдыхает вон там.
– Радостная весть, – слабо улыбнулся герцог.
– Пойдёмте, нужно уходить отсюда.
Равена помогла мужчине подняться. Наёмники Пламенного Кулака в знак уважения преклонили колено.
– Нужно придумать, где спрятать Вас, пока Вы не выздоровеете до конца, – Гром перекинул руку Эльтана через плечо.
– Я придумаю это за вас. Отведите меня в здание к начальнику порта. Он мой старый верный друг, там я буду в безопасности. Ах, да. Равена, я спрятал под матрацем записку, которую выронил мой «лекарь». Она поможет тебе. Ты ведь не забросила расследование. Так?
– Вы не верите слухам об убийстве глав Железного Трона? – Приподняв матрац, удивилась девушка.
– Вы – убийцы? Пф. Глупости, – слабо отмахнулся герцог.
Записка была написана уже знакомым ей почерком. Почему же она стала замечать сходство со своим только после того, как узнала о родстве с Саревоком? Написанное адресовалась доппельгагенам и имела приблизительно то же содержание, что и послание Слису и Кристин.
Аккуратно поддерживая герцога, они спустились вниз. Бой закончился. Верные Эльтану наёмники одержали победу дорогой ценой. Увидев своего командира, оставшиеся в живых встали на одно колено. Великий Герцог окинул взглядом комнату, заполненную телами наёмников, и зажмурился.
– Вам плохо, Ваша Светлость? – Спросила Лаола.
– Да. Мне плохо. Уйдёмте скорее отсюда.
– Постойте, – Равена сняла плащ и накрыла им Эльтана. – Лучше будет, если Вас никто не узнает.
Краем глаза девушка заметила мёртвого Бенджи, пригвождённого к полу мечом. Равена могла поклясться, что видела этот меч у совсем молодого парня ещё в переулке, а потом в руках у храброй Лаолы. Наёмница и сейчас держала себя гордо и тут же заняла место позади Грома, прикрывая спину друга.
Как ни странно, их никто не остановил по дороге к порту. Двери главного здания оказались не запертыми. На лестнице, ведущей на второй этаж, их встретил весьма разгневанный полурослик.
– Кого в такую темень пронесло? Дыхание Стервозной Королевы… Эльтан! В смысле… Ваша Светлость! Ужасно выглядите.
– Я мог выглядеть ещё хуже, друг мой, если бы не эти смельчаки.
– Давайте-ка, ребятки, его сюда. Вот так. Я позабочусь о нём.
– Лаола! – Позвал Гром.
– Я здесь.
– Здесь ты и останешься.
– Что?
– Тебе досталось больше всех, детка.
– Гром, я…
– Это приказ старшего по званию! Всё ясно?
– Так точно! – Вытянулась Лаола по стойке смирно.
– Умница. Следите, чтобы эта егоза не высовывалась на улицу.
– Не волнуйтесь, молодой человек, не пущу, – усмехнулся начальник порта.
– Ну и гад же ты, Гром.
Наёмник подмигнул подруге и спустился вниз.
На улице остальные наёмники сгрудились в кучу.
– Чего нахохлились, как квочки? Кейт, бери Рене, и патрулируйте здание сзади. Джим, Курт, вы – направо. Эрик, Эл, берёте слева. Эми, мы с тобой останемся здесь. По местам!
Наёмники отсалютовали искателям приключений и направились каждый в свою сторону. Ближайший люк канализации обнаружился недалеко от здания. Он был как раз слева, а потому Элиендр с другом проводили названых сестёр до него.
– Удачи вам, мальчики, – хлопнула Имоен парней по плечам и смело спрыгнула вниз.
Пожав Равене руку, Эрик ушёл на назначенное место.
– Равена, – обратился к девушке полуэльф, лишь только они остались вдвоём у люка. – Я знаю, сейчас не время заводить этот разговор, но… может, ты подумаешь насчёт… нас с тобой.
Полудроу не нужно было прибегать к инфразрению, чтобы знать, что парень снова покраснел. Она улыбнулась. Она знала, что этот шаг он сделал сам.
– Хорошо, я подумаю. Хотя… мы можем больше не увидеться, и ты не узнаешь ответа.
– Думаешь, будет всё так плохо? Что же вы задумали?
– Скажем так: Саревок пригласил нас на свою инаугурацию.
– Это серьёзно, – брови Элиендра взметнулись вверх. – Я буду изо всех сил желать, чтобы ты вернулась оттуда живой.
– Спасибо. Знаешь, я думаю, что не буду обдумывать наши отношения.
Парень погрустнел.
– Понятно…
– Ничего тебе не понятно, дурачок.
Равена притянула его за плечи к себе и поцеловала.
– Теперь я буду желать твоего возвращения во много раз сильней, – выдохнул полуэльф.
– Увидимся, – улыбнулась она, щеки её горели.
Полудроу скрылась в подземных коридорах, снизу послышалось хихиканье Имоен. Элиендр вернулся к другу. Эрик сделал губы бантиком и захлопал ресницами.
– Иди ты! – Смеясь, оттолкнул его полуэльф.

Целый день отделял их от встречи с врагом. Равена не находила себе места. Идеально отчищенный доспех стоял в углу комнаты, Погибель Пауков и без того всегда был готов к бою. Не зная, чем себя занять, девушка вышла в канализационные коридоры. Там её и нашла Имоен. Рыжая егоза долго наблюдала за названой сестрой. За тем, как улучшилась её техника. Полудроу стала живым смертоносным и точным оружием. Сама смерть текла в её жилах. Имоен нахмурилась и тряхнула головой.
– И долго ты ещё собираешься пугать тут крыс?
Равена стояла по колено в желтоватой воде. Взмах, дуга. Брызги разлетелись в разные стороны. Воительница замерла в финальной точке.
– Нам ещё отмыться надо, – продолжала Имоен.
– Вообще-то я не понимаю, зачем отмачиваться в ванне целый час, если на нас будет иллюзия.
– Думаю вряд ли Дайнахейр умеет прятать за иллюзией прекрасные запахи усталых искателей приключений и стоков, где они ухитрились постоять в вонючей воде.
– Ха-ха! С этим не поспоришь. Ладно, пойдём наводить красоту.
У иллюзорной двери в Логово они столкнулись с огромным огром.
– Эй! – Прищурил огр один глаз. – Твоя – Равена. Моя – Ларц. Моя сейчас убивать твоя.
Уставшая воительница не нашла ничего более умного, как сказать:
– С чего ты взял, что я – Равена?
– Ларц видеть Равену. На бумажке на стене. За твой башка Ларц получать большой мешок золота.
– Пф. Глупое ты существо. Равена – машина для убийств с горящим взглядом. Стала бы она болтать тут с тобой.
– Хм. На бумажке глаза не гореть. Бумажка нигде не гореть. Ларц запутался.
– А ты иди, посмотри ещё раз на эту бумажку, а лучше принеси её. Мы тебя тут подождём, – выглянула из-за плеча полудроу Имоен.
– Умная рыжая девочка. Моя принести бумажку и сравнить с твоя, – огр почти ткнул толстым пальцем в нос Равене. – Тут стоять! Никуда не уходить!
Девушки проводили Ларца сочувствующими взглядами.
– Его арестуют за срыв плаката розыска, – вздохнула Равена.
– А ты видела эти плакаты? – Хихикнула Имоен.
– Нет. А что?
– Художник был под стать тому картографу, благодаря которому мы вляпались в болото в Клыкастом Лесу.
– Тогда есть возможность, что этот Ларц подумает, что ошибся.
Что случилось с огром, они так и не узнали, но Ларц не возвращался в Логово.
Нежась в ванне с ароматным маслом, Равена чувствовала, что она меньше всех готова к завтрашнему дню. В голове путались мысли: что она хотела сделать, что должна будет и на что никогда не решится.
– Ты так не волновалась даже перед своим восемнадцатилетием, когда Горайон сказал, что у него для тебя сюрприз, и ты вбила себе в голову, что он решил вывести тебя за ворота Кэндлкипа, – Имоен зорко наблюдала за названой сестрой.
Равена упала навзничь на кровать.
– Боюсь, разочарование от завтрашней встречи будет ещё хуже, чем от того подарка.
– Не волнуйся, ты победишь его. К тому же у тебя есть мы – твои верные друзья, а у него лишь прихвостни, которые разбегутся в разные стороны, стоит их только посильнее напугать.
– Спасибо, малыш. Я просто запуталась в самой себе. Я ведь дала обещание Тамоко. Что если я не сдержусь? Если убью Саревока? Ведь я… Аррр!
Равена выдернула у себя из-под головы подушку и накрыла ею лицо. Раздался приглушённый крик. Затылком она чувствовала дневник Саревока. Крик повторился. Имоен вдруг показалось, что в нём было больше скорби, чем ярости.
– Давай-ка лучше спать, подушечный монстр, – она затушила свечу на прикроватной тумбочке.
– Угу, – раздалось из-под подушки.
Равена накрыла свой фитилёк ладонью.
Сон был беспокойный, но полудроу знала, что его послало её собственное сознание, а вовсе не Баал. Во сне она снова была в Кэндлкипе. Она ещё не выходила за его ворота. Всё было, как всегда. Она прогуливала занятия, тренировалась на площадке, сидела на крыше сторожевой башни. Одно «но» – рядом с ней была не Имоен, а высокий плечистый парень со смуглой кожей и чёрными, почти как у самой Равены, глазами. Рядом с ней был Саревок. Они были дружны. Он вёл себя, как простой озорной подросток, смеялся от души, в его глазах не было злобы.
Равена проснулась и долго лежала, уставившись в потолок. Что означал её сон? То, что Тамоко права? Что в нём ещё есть добро? Или то, что он мог быть таким же, как она, но капризная судьба распорядилась иначе? А может то, что они равны, и не стоит бояться с ним встречи?
Немного поворочавшись с боку на бок, Равена встала. Она была не первой, кто проснулся – Джахейра уже была на ногах. Подготовив стол к завтраку, подруги разбудили остальных.
После того, как с едой было покончено, друзья собрались в комнате у рашеманцев. На туалетном столике лежали шесть свитков.
– Почему-то я думала, что ты будешь читать заклинания наизусть, – критически осмотрела их Имоен.
– Я не настолько хороша в иллюзорной магии. Никто в ней не сможет сравниться с гномами.
– О, да, – кинула непоседа, будто каждый день общалась с гномами-иллюзионистами.
– Я предполагаю, что иллюзии хватит на то, чтобы дойти до дворца и какое-то время побыть там под прикрытием.
– Отлично. Этого вполне хватит, – кивнула Джахейра.
– И в кого ты нас превратишь? – Недоверчиво косилась на свитки Равена.
– Я выбрала для каждого облик, в котором его трудно будет узнать. То есть почти полную противоположность.
– Мы будем делегацией дворфов? – Предположила полудроу.
– Ха-ха-ха! Нет, до такого изменять я нас не буду. Ну? Кто самый смелый?
– Я! – выбросила руку вверх Имоен. – Я хочу!
– Так… Твой свиток вот этот. Стой смирно, а то иллюзия ляжет неправильно.
– Хи-хи! И окажется у тебя рот на макушке, – поддела названую сестру Равена.
Пропелись странные слова. Имоен окутало светящееся облако, и из него вышла симпатичная рыжая эльфийка. Иллюзорная маска изменила не только внешность, но и одежду. В ярко-зелёном эльфийском камзоле просто не возможно было узнать доспех Теневых Воров.
– Ух ты! – Захлопала в ладоши девушка, рассматривая себя в зеркале. – Какие ушки!
– Не советую давать трогать свои уши никому, – наставительно проговорила ведьма из Рашемана. – Минск, иди сюда.
Из следопыта вышел прекрасный варвар, что обитают в суровой Долине Ледяного Ветра. Не забыла Дайнахейр и про главного друга своего телохранителя. На плечо варвару вылез белый горностай с черным кончиком хвоста.
Халид и Джахейра стали четой лунных эльфов. Бледнолицые и черноволосые они больше походили на брата и сестру, чем на супружескую пару.
Когда сияние иллюзорного облака окутало Равену, она затаила дыхание от предвкушения чего-то интересного. Какую роль выбрала для неё Дайнахейр?
– Сестрёнка, да тебя вообще не узнать!
Полудроу повернулась к зеркалу. В нём отражалась смуглая девушка-человек в чёрном доспехе. Каштановые волосы крупными волнами были собраны в высокий хвост. Все восхищались работой Дайнахейр, которая сама превратилась в шикарную блондинку с сияющей белизной кожей. А Равена смотрела в тёмные глаза отражения, и сердце её колотилось от мысли, что стоило поменять цвет волос и кожи, и она стала похожа на…
– Равена, что-то не так? Тебе не нравится твоя маска? – Пытливо спросила рашеманка.
– Нет, что ты, – не без труда улыбнулась воительница. – Просто непривычно видеть себя такой, как все.
– Не знаю, ты мне больше нравишься в своём настоящем обличье, – махнула изящной ручкой Имоен.
– Согласна, – улыбнулась Джахейра. – Ты взяла приглашение?
Равена кивнула.
– А необходимые доказательства?
Снова кивок.
– Отлично. Выходим через таверну, дабы не впитать ароматы канализации.
Борк провожал их удивлённым взглядом, пожелав удачи во всём, что бы они ни задумали сотворить.
Погода снова была пасмурная. Дождя не было, но всё небо сплошь затянула тёмно-серая вата. Погода соответствовала настроению Равены и ещё сильнее давила на её самочувствие.
Люди постепенно стягивались к дворцу Дучал. Аристократы, высокородные рыцари, могучие маги и благородные воины щеголяли друг перед другом одеждами, парадными доспехами и драгоценностями. Оружие, как заметила полудроу, почти у всех тоже было частью украшения и не больше. Как распознать в этой толпе доппельгагенов? Ведь Саревок позвал сюда самых умелых. Они не выйдут из себя только потому, что не позавтракали с утра.
Стражник спросил у них приглашение, проверил его и с поклоном пропустил внутрь. В фойе для гостей устроили фуршет. Гул праздных разговоров перемешивался с беседами о политике, ситуации в стране, моде на броши и шёлковые платки.
– Растекаемся по залу и слушаем.
– Я останусь с тобой, – жалась ближе к названой сестре Имоен.
Странные шепотки за спиной заставляли полудроу при любом удобном случае смотреть на своё отражение – не сошла ли иллюзия. Но вскоре к ней подошёл молодой человек, который развеял этот страх, но укрепил другой.
– Доброе утро, миледи.
– И Вам доброго утра, милорд.
– Могу ли я утолить своё любопытство и спросить Вас кое о чём?
– Если этот вопрос не заставит меня краснеть, я с удовольствием отвечу на него.
– Ну что Вы! Как такое можно спрашивать у столь прекрасной девушки. Я лишь хотел поинтересоваться: не в родстве ли Вы с Саревоком Анчевым, в честь которого этот праздник сегодня?
– Увы, нет. Боги не удостоили меня чести быть родственницей будущего Великого Герцога.
Имоен слушала препирания Равены с молодым аристократом и удивлялась умению названой сестры вести светскую беседу.
– Могу ли я спросить Ваше имя, миледи?
Равена помолчала, будто обдумывая, стоит ли говорить своё имя незнакомому человеку.
– Аневар.
– Вы, очевидно, с севера. Ваше имя весьма жёстко звучит.
– Вы очень проницательны, милорд.
– Можете звать меня Георг. А кто эта милая особа с Вами?
– Ах, это моя служанка… Неоми. Милая, принеси мне ещё вина.
Рыжая эльфийка надула губы, взяла бокал и отправилась к столам. По дороге Имоен всё-таки согласилась сама с собой, что Равена отомстила ей за все случаи, когда полудроу играла её телохранителя.
– Она из диких эльфов?
– Да. Лучшего союзника в битве не найти. Она прекрасный лучник.
– Не боитесь, что она пустит Вам стрелу в спину, когда Вы не будете ожидать этого?
– Не боюсь. Есть много способов заставить слугу бояться даже думать о предательстве, – Равена жутко улыбнулась.
– Хотелось бы послушать про это. Что Вы намерены делать после праздника?
– Мне хотелось бы поближе познакомиться с Великим Герцогом Саревоком. Он ведь глава Железного Трона в этой области. У меня есть к нему деловое, я бы сказала, железное предложение.
Георг сдержанно засмеялся над плоской шуткой.
В этот момент распахнулись двери, приглашая гостей в главную залу.
– Извините меня, Георг, я пойду поищу Неоми. Вдруг эта дикарка заблудится и натворит неприятностей.
– Конечно. Я понимаю. Увидимся позже, Аневар.
Когда названые сёстры нашли друг друга, Имоен окинула Равену обиженным взглядом.
– Ну ты и придумала… Откуда только имена такие взяла.
– Коверас подсказал.
Имоен задумалась.
– Хм. Неоми… Надо запомнить на будущее.
– Ты видела наших?
– Да. Распрекрасная блондинка и варвар уже в зале церемоний, эльфийская пара…
– …заходят вон в ту дверь. Вижу. Пойдём-ка и мы.
Когда они зашли в наполненный гостями зал, слово уже держала Великая Герцогиня Лиия Яннат. Слушая её властный, но женственный голос, Равена пробиралась вперёд, замечая, что её друзья делают тоже самое. Когда начнётся атака доппельгагенов, лучше, если они будут рядом со сценой. Речь герцогини полудроу слышала через слово. Женщина приветствовала всех и поздравляла с особым событием – принятием нового человека в ряды Великих Герцогов.
Равена осматривалась вокруг, пытаясь вычислить перевёртышей. Но когда слово взял герцог Белт, девушка невольно вскинула глаза. Рядом с герцогами стоял ОН. Убийца Горайона. В тех самых доспехах, только без шлема. Панцирь из тёмного металла закрывал грудь. Массивные наплечники и наручи были покрыты длинными шипами, больше похожими на лезвия. Доспех был сделан подобно броне искателей приключений. Ноги и руки не были обременены серьёзной защитой, чтобы не сковывать движения. Равена почти чувствовала магическую ауру этого доспеха. Носитель такой брони мог быть уверен в своей неуязвимости. И Саревок был уверен в этом. Он стоял немного позади герцогов, скрестив руки на груди, позволяя зрителям любоваться буграми крепких бицепсов. А из-за правого плеча торчала рукоять двуручного меча. Того самого, который оборвал жизнь Горайона.
Равена впилась взглядом в Саревока и медленно продолжала пробираться вперёд. Вся её неуверенность пропала. Перед ней стоял враг. Тот, который должен ответить за все свои злодеяния. Тот, которому она поклялась отомстить.
Вокруг возмущались аристократы, заваливали Великих Герцогов вопросами о близкой войне с Амном, о недостаче железа, некоторые беспокоились о здоровье Эльтана и предполагали, что это дело рук Теневых Воров, как и убийство Энтара Сильвершилда.
– Мы здесь собрались не для этого, – перекрыл гул голосов Великий Герцог Белт. – Сегодня мы приветствуем нового Великого Герцога. Саревока Анчева.
– Это большая честь для меня, – подался вперёд убийца Горайона. – Я принимаю этот пост и полностью осознаю свою ответственность.
Аплодисменты взорвали воздух.
– Увы, но слухи о сборе военных сил в Амне – правда. Не волнуйтесь, железа для борьбы нам хватит, так как я унаследовал контроль над западной частью Железного Трона. К моему великому сожалению, герцог Эльтан – наш лучший командир – лежит на смертном одре. Поэтому, с разрешения действующего командира Пламенного Кулака Анжело Дозэна, я возьму руководство наёмным полком в свои руки.
– Не в вашей власти решать это, Саревок, – негромко заметил Белт.
– Пусть говорит Саревок! – Крикнул кто-то в толпе.
– Да! Он дело говорит! – Поддержали его с другой стороны.
Скорее всего, кричащие были доппельгагенами, и всё это ничто иное, как хорошо отработанный спектакль. Саревок обвёл толпу слушателей взглядом, будто выискивал крикунов.
– Вместо того, чтобы ждать войну, мы сами пойдём в наступление, – он остановился на смотрящей на него воительнице с каштановыми волосами, и бровь его поползла вверх. – Сначала захватим Нашкель, потом…
Куда направилась бы потом армия Саревока, он так и не сказал. Наверное, и не должен был. В толпе недалеко от Равены кто-то тонко пискнул от страха. На сцену метнулась тень. Толком никто ничего не рассмотрел. Перед Великими Герцогами очутилось вдруг странное существо, но не успело оно сделать и малейшего движения, как повалилось на пол без головы. Рядом с трупом стояла девушка в чёрных латах, с двуручного меча стекала красно-ртутная кровь.
В толпе раздался визг. Девушка, в которой Георг узнал воительницу Аневар, спрыгнула с помоста и разрубила ещё одно существо. В зале началась паника. Многие гости пытались убежать прочь из дворца. Некоторые присоединились к смелой девушке и уничтожали нападающих. Георг заметил среди них рыжую эльфийку Неоми. Рядом с ней стояла магесса со светлыми волосами и лунная эльфийка. Суровый варвар и ещё один черноволосый эльф бежали на помощь его новой знакомой. Из-за давки в дверях молодой аристократ не мог выйти наружу и был вынужден жаться к стене. Его прошибло холодным потом, когда он понял, что одно из существ несётся прямо на него. Он видел, что Аневар бросилась за перевёртышем, но не верил, что она успеет. Молодой человек закрыл лицо руками. Его обдало горячей кровью. Когда он медленно опустил руки, твари уже не было. Не было и Аневар. Перед ним стояла девушка-полудроу.
– Здравствуй, Георг, – улыбнулась она.
Иллюзия рассеялась. Искатели приключений подошли к сцене в своём истинном облике.
– Кто вы такие? – Властным тоном спросила Лиия Яннат.
– Меня зовут Равена. И в том городе я и мои друзья приговорены к смерти за убийство, которое мы не совершали.
– Да, я вспоминаю, – нахмурился герцог Белт. – Полудроу, убившая глав Железного Трона.
– Я не убивала их и могу это доказать.
Равена поднялась на сцену. Последние гости, которые хотели покинуть дворец, разбежались по домам. Те немногие, которые не побоялись помочь, сейчас, похоже, жалели об этом, но остались в зале. Два рыцаря с проседью встали рядом с Великими Герцогами на случай, если полудроу решит предпринять нечто ужасное. Вскоре зал наполнили стражники. Лиия Яннат жестом остановила вбежавших. «Где же вы раньше были?» – Подумала Имоен. Равена вынула из сумки небольшую книжицу, в неё было вложено несколько пергаментных листов.
– Это дневник Саревока, Ваша Светлость. В нём он пошагово описывает создание Железного Кризиса, убийство глав Железного Трона и планирование убийства всех Великих Герцогов.
Лиия Яннат развернула одну из записок.
– Саревок, – почти прошептала она. – Как ты мог!
Но Саревок не смотрел на неё и не слушал. Все его мысли поглотила та, что так долго путалась у него под ногами. Если бы всю ненависть, с которой он смотрел на Равену, можно было материализовать в пламя, то полудроу лежала бы сейчас горсткой пепла. Воительница усмехнулась: этот раунд она выиграла.
Звериный рык вырвался из груди Саревока, глаза сверкнули жёлтым огнём. Не успела Равена сообразить что к чему, как получила чудовищный удар в грудь бронированным сапогом. Удар вышиб воздух из лёгких. Ритм сердца сбился. Ноги перестали чувствовать опору. Равена поняла, что летит. В голове билась единственная мысль: «Не выронить меч. Не выронить меч».
Застеленный коврами пол нисколько не смягчил её падения. Погибель Пауков всё же выскочил из рук. Позади себя она чувствовала тяжёлые приближающиеся шаги. Изловчившись, она поддела меч, перекатилась на спину и встретила опускающееся лезвие. Удар отдался в руках. Девушка как могла сильно пнула Саревока в колено, но это мало помогло. Сделав два неполных шага назад, воин снова атаковал, но Равены уже не было на том месте. Серебристое лезвие уже летело сбоку по низу, ставя противника перед выбором: подпрыгнуть или лишиться ног. Но ни того, ни другого не произошло. Саревок просто развернулся на пятках, и лезвие звякнуло о стальные поножи. Сын Баала атаковал с разворота, Равена едва успела поставить блок. Она знала, что от ударов такой силы ей нужно уклоняться, но слепая ярость закрыла собой здравый смысл. Саревок рубанул сверху со всей силы. Снова блок. Многих трудов стоило полудроу упасть только на одно колено и ещё больших – подняться на ноги. Саревок давил, сминал её нечеловеческой силой. Ноги Равены скользили по полу, он прижимал её к стене, где ей не будет возможности размахнуться. Надо было отбросить его от себя, но сил едва хватало на то, чтобы удерживать его меч. Саревок вдруг перехватил руки и схватил её за горло. Спиной девушка впечаталась в стену. Она чувствовала, как сильнее и сильнее сжимались пальцы в латной перчатке. Её брат хотел сломать ей шею и вполне мог это сделать. Руки судорожно пытались разжать пальцы врага. Извиваясь, девушка зацепила стоящий рядом столик. Тонко звякнуло стекло. Недолго думая, Равена схватила графин и разбила его о голову брата. Саревок отпустил свою жертву. Едва её ноги коснулись пола, полудроу толкнула его всем телом, перекатилась по полу и поднялась с Погибелью Пауков в руках. Настало её время атаковать. Серебристое лезвие описывала восьмёрки и дуги, сбивая врага с толка, не давая ему понять, откуда прилетит удар. Саревок двигался, словно могучий хищный зверь, блоки и контратаки не заставляли себя ждать. Равена решилась на рискованный шаг. Прямой выпад позволил лезвию проскользить по латной перчатке противника между шипами-лезвиями. Девушка резко крутанула меч, и рука воина ушла в бок. Пинок в локоть, меч Саревока отлетел к стене.
Победа! Её враг стоял перед ней обличённый в преступлениях и побеждённый, но живой, как она и обещала Тамоко.
Зала вдруг озарилась голубоватым светом. Из портала недалеко от упавшего меча выглянул странного вида мужчина.
– Саревок! Скорее сюда! – Крикнул он.
Равена отвлеклась всего на мгновение и тут же получила удар тыльной стороной ладони. Точно таким же она сама наградила Китандрию. Полудроу отлетела назад. Не обращая внимание на боль в челюсти, она вскочила, но Саревок уже скрылся в портале. Светящееся пятно начало уменьшаться. Равена не могла отпустить его. С разбегу она прыгнула следом.
– Равена! Нет!!! – Последовали за ней крики друзей.
Бой, который Равене показался вечностью, на самом деле занял не больше минуты.
– Боги! Где теперь нам их искать?! – Схватилась за голову Имоен. – Он убьёт её!
– Успокойтесь. Я могу вам помочь, – подошла к друзьям Лиия Яннат. – Магические эманации ещё сильны, и я могу вычислить, куда они отправились, и открыть туда портал. Вы готовы?
– Да, – ответила за всех Имоен.
Великая Герцогиня постояла несколько мгновений, будто ощупывая воздух, проговорила несколько слов, и коридор портала снова засветился. Искатели приключений дружно шагнули вперёд.

Портал выбросил их в просторную комнату.
– Да что же это такое творится! – У стены стоял парень, потирая явно ушибленную голову. – Вам что здесь? Проходной двор? Сначала этот громила со старикашкой, потом полоумная дроу, теперь вы!
– Куда они все пошли? – Насела на него Имоен.
– Полегче, подруга. Они пошли вон по той лестнице вниз, но…
– Скорее! Вниз! – Кинулась к лестнице лучница, а за ней и вся остальная команда.
– Пожалуйста! – Крикнул им вслед парень. – Вообще-то там опасно!

На Равену они наткнулись сразу по сходу со ступеней. Полудроу стояла на коленях рядом лежащей на полу окровавленной женщиной.
– Равена, что ты делаешь? – Испугалась Имоен.
– Пытаюсь остановить у неё кровотечение. Может, не будете стоять столбом и поможете?
Женщина была бледна и обессилена. Через весь живот пролегла глубокая рана. Джахейра немедленно принялась за дело.
– Кто её так? – Тихонько спросила Имоен.
– Саревок.
– За что?
– За то, что встала у него на пути! – Злобно ответила Равена.
– Прости…
– Нет, это ты прости меня, – Равена опустилась на пол. – Я так зла на него, на себя, на весь белый свет.
– Не волнуйся, я понимаю, – Имоен оглянулась вокруг. – Куда это нас занесло?
– Это вход в воровской лабиринт. Он ведёт в подземный город, который стоял когда-то на месте Врат Бальдура. Саревок идёт зачем-то туда.
– Откуда ты всё это знаешь?
– Эта женщина рассказала мне прежде, чем потеряла сознание. Там много ловушек и…
– Равена, дай эликсир, – прервала её Джахейра.
Женщина вяло приняла порцию из бутыли и открыла глаза.
– Как ты? – Склонилась над ней Равена.
– Уже лучше. О, твои друзья всё-таки пожаловали. Ступайте. Этого парня надо остановить. Я соберусь силами и пойду своей дорогой. Отомсти ему за меня, полукровка.
– Боюсь, тебе придётся вставать в очередь. Мне много за кого ему надо отомстить.

Шестеро искателей приключений крались по узкому коридору. Имоен внимательно осматривалась по сторонам. Ловушек было не так уж и много, но все они были сложные, и девушке пришлось попотеть, чтобы обезвредить их. Некоторые были уже разряжены, рядом с такими на стенах можно было заметить обгорелые пятна или линии.
– Как же Саревок прошёл здесь? – Удивлялась Равена.
– Может, его ведёт тот человек, который помог ему уйти?
– Может быть, Имоен. А может, его доспех защищает его от магии, и он идет напролом. Женщина, которую он ранил, говорила что-то ещё о нежити и склизких тварях.
– Судя по состоянию лабиринта, здесь обитают существа, подобные Шлюмпше, – Джахейра заметила сгустки слизи в углах. – Их часто используют для очистки стоков и катакомб.
За поворотом следовал поворот, за развилкой – развилка. Внезапно друзья оказались в тупике.
– Опять! Разворачиваемся до второй развилки, – на этот раз Имоен сразу же начала ставить метки. – Мы сворачивали направо, теперь стоит повернуть налево.
– Мы так никогда не успеем догнать Саревока! – Равена злобно пнула чей-то скелет, лежащий на полу.
– У нас есть проблема посерьёзней, – позвала Дайнахейр.
С трёх сторон на них надвигались кляксы-желе. Одни были серого цвета, другие напоминали свежую горчицу.
– Огонь наизготовку! – Прокричала Имоен.
– Нет! Горчичных магия только лечит, а серые уязвимы лишь к молнии. Имоен, ты запомнила заклинание?
– Д-да…
– Тогда все назад. Имоен, целься по серым – уничтожим сначала их.
Молнии сорвались с пальцев и разлетелись по коридорам. Серые кляксы охватывали искрящиеся разряды, они уменьшались в размерах и пропадали, оставляя лишь небольшие сгустки.
– Теперь горчичные! – Скомандовала Дайнахейр. – Не магическое оружие на них не действует.
Равена, Халид и Минск очистили проходы.
– Дайнахейр, я говорила тебе, что безумно рада, что ты путешествуешь с нами?
– Говорила, Равена. Хотя, я с огромным удовольствием слышала бы это почаще, – улыбнулась рашеманка.
Следуя отметкам Имоен, они вернули на нужную развилку и свернули в другой коридор. Повороты, тупики и снова повороты. К чему бы ни вёл это лабиринт, он явно не хотел, чтобы путешественники добрались до этого. Желеобразные существа встречались довольно часто, но больших проблем с ними не возникало. Равена заметила, что горчичные кляксы могут в один миг поделиться напополам и с такой же лёгкостью соединиться обратно. Минску на доспех попал небольшой серой слизи, и теперь на этом месте зияла дыра. Слизь с лёгкостью прожгла металл.
Имоен тщательно осматривала пол и стены, но щелчок сработавшей ловушки всё-таки застал друзей врасплох.
– Все на пол! – Приказала Равена.
Молнии заплясали над их головами, оставляя закопчённые пятна на стенах. Полудроу показалось, что Имоен пару раз взвизгнула, когда молнии высекали искры, меняя направление.
– У н-нас п-проблемы, – указал Халид куда-то вперёд.
Три скелета в шлемах, вооружённые луками стояли у следующего поворота. Молния успокоилась, и Равена хотела рвануть в атаку, но её поймала Имоен.
– Нет, впереди ещё ловушки! Отступаем. Заманим нежить в них.
В друзей полетели стрелы. Минск и Халид прикрыли себя и Равену с Джахейрой щитами, Имоен спряталась за Дайнахейр, защищённой розовым цилиндром. Двое мёртвых лучников, действительно, двинулись вперёд, но ловушка не сработала.
– Заманим их за угол, – предложила Равена.
Искатели приключений затаились за поворотом. Первый же скелет, появившийся в поле зрения, рассыпался в прах, разрубленный Равеной пополам. Второму расколол череп Минск.
– Где же этот третий? – Нетерпеливо процедила сквозь зубы Равена и выглянула в коридор.
Стрела просвистела в воздухе, задев полудроу по лицу. Девушка схватилась за кровоточащую рану. Костлявый лучник и сам схлопотал стрелу от Имоен промеж пустых глазниц и наконец-то упокоился.
– Пора отдохнуть, – решила друид, осматривая ранение девушки.
– Нет, нужно идти вперёд!
– Ты слишком возбуждена, Равена. Тебе нужно успокоиться, чтобы продолжить путь. Иначе ты погибнешь прежде, чем достигнешь цели. Имоен, обезвредь оставшиеся ловушки. Халид, прикрой её.
Во время отдыха, когда Имоен и Халид уже вернулись, Джахейра вдруг подсела к полудроу.
– Равена, мне нужно с тобой поговорить. Я вижу, что с каждым шагом ты становишься всё неуверенней…
– Что? Глупости! Ты видела, как я погналась за Саревоком? И сейчас я стараюсь идти за ним так быстро, как могу!
– Сначала это было возбуждение после боя. Сейчас за упрямством ты скрываешь страх, – серо-зелёные глаза друида сверлили девушку.
– Страх, говоришь… Да, это страх, – полудроу отвернулась. – Я боюсь этого человека так же сильно, как и ненавижу.
– Равена, не бойся…
– Ты видела, на что он способен, Джахейра! – Вскочила дочь Баала. – Ты видела наш бой во дворце! Саревок наделён не только физической мощью, он ещё ловок, умён и безжалостен! Я не справлюсь с ним! Он сильнее меня!
– Ты победила его во дворце.
– Нет, ему просто пришлось уйти для чего-то. Он мог вернуть оружие в два счёта и продолжить бой с той же лёгкостью, но у меня не было больше сил. Если бы он не ушёл, он убил бы меня.
– А почему ты решила, что должна сразиться с ним один на один?
– Я должна отомстить за Горайона!
– Равена, Горайон был и моим воспитателем, – осторожно вставила Имоен.
– А н-нам он был х-хорошим другом.
– Да. Тут как минимум четверо должны сразиться с Саревоком за Горайона, – поддержала мужа Джахейра.
– Если победа над Саревоком не даст начаться войне, мы спасём тысячи жизней. Прекрасный финал нашей дежеммы. Неправда ли, Минск? – Улыбнулась Дайнахейр.
– Этот Саревок – настоящее зло. А зло должно быть уничтожено. Минск и Бу так думают.
Равена окинула взглядом друзей.
– Спасибо, что вы все со мной. Ладно, пойдёмте дальше.
Сколько ещё они блуждали по лабиринту, они не знали. Тёмная дыра в стене появилась как-то внезапно, около неё лежала какая-то куча тряпья. Стоило друзьям приблизиться к проёму, как тряпьё зашевелилось. Это оказался человек, под ним алела лужа крови. Полудроу тронула его за плечо, чтобы узнать, жив ли он ещё. Умирающий поднял на неё бледное лицо с тёмными кругами вокруг глаз, и девушка отшатнулась от него. Она узнала его. Это был тот самый человек, который увёл Саревока через портал из дворца.
– Ты! – Гневно воскликнула Равена.
– Аааах… Воссоединение семьи… как мило… – Мужчина закашлялся, изо рта у него потекла кровь.
– Кто ты такой?
– Я – Вински Перорат… наставник Саревока… – Он снова закашлялся, воздух со свистом выходил из его лёгких.
– Бывший наставник, я так понимаю.
– Не язви… задеть меня не сможешь… кхе-кхе… Я знал, на что шёл…
– Куда идёт Саревок? Что ему нужно в подземном городе?
– Там есть алтарь… Он проведёт ритуал…
– Он хочет пробудить Баала. Так? Для этого ему нужна война?
– Да… Представь, сколько крови… сколько смертей будет в этой резне…
– Представляю, но я не позволю этому случиться.
Равена направилась к проходу в стене.
– Ты оставишь его вот как? – Схватила её за локоть Имоен.
– Да. Пусть он примет свою судьбу. Я не хочу его лечить, но и добивать его не стану.
– Ох… обойдусь без твоего милосердия… Иди… пытайся сделать то, что ты хочешь… Ты уже опоздала… У Саревока высокомерие бога… он может убивать, как бог… никто не посмеет сказать, что он не бог…
Не сказав ни слова, дочь Баала шагнула в проём.
Тёмный тоннель вывел их в огромную пещеру. Её заполняли полуразвалившиеся постройки. Плесень и лишайники покрывали каменные остовы. Это место было очень похоже на тот мёртвый город, по которому Равена бежала во сне в облике монстра. В глубине пещеры над развалинами возвышалась крыша единственного целого здания.
– Нам туда, – указала на крышу полудроу.
– Откуда ты знаешь? – Удивилась Имоен.
– Я просто чувствую это.
Стоило им пройти несколько шагов вглубь пещеры, как дорогу им загородил отряд вооружённых людей, над которыми возвышался огр.
– Эй! Кто вы такие и что делаете здесь? – Вышел вперёд мужчина-человек в полном доспехе.
– Хороший вопрос, который вполне относится и вам, – облокотилась на эфес Равена.
– Хм. Справедливо. Меня зовут Рахвин. Я и мои товарищи – наёмники на службе у Железного Трона. Наша задача – найти и арестовать Саревока, приёмного сына покойного главы Железного Трона Рьелтара Анчева. Он слетел с катушек, это точно. Он стал убивать всех, кто вставал у него на пути. Не побоялся даже поднять руку на своего приёмного отца.
По лицу полудроу никак нельзя было понять, что в голове у неё просто буря мыслей. Итак, Железный Трон знает правду об убийстве. Это хорошо. Это многое упрощает. А что делать сейчас? Ведь она знает, где их общая цель. Направить этих наёмников по ложному следу? Или посмотреть, смогут ли они справиться с Саревоком?
– Постой-ка, – вдруг нахмурился Рахвин. – Я знаю, кто ты! Железный Трон ищет и тебя, но к твоему несчастью, ты их устроишь только мёртвая.
– Видно тебе не сказали, что многие пропали без вести на таком же задании, – воительница медленно подняла меч.
– Мы не похожи на остальных.
– То же самое мне говорил Жалимар.
Два вражеских мага забормотали заклинания в унисон. Между ними, немного впереди, встал парень с крепким длинным луком. Рахвин и огр кинулись в атаку. Полудроу и Минск взяли громилу на себя, с лидером столкнулся Халид. Имоен присела на одно колено между поющими заклинания Джахейрой и Дайнахейр. Не успела она прицелиться, как рядом с друидом раздался взрыв. Лучник противника выстрелил первый и снова прилаживал к тетиве стрелу со странным наконечником. Взрыв повторился.
– Т’рес! – Раздалось заклинание из клубов дыма голосом Имоен.
Магические снаряды метнулись к парню, он вскрикнул и выронил оружие. Две стрелы почти одновременно вылетели из дыма. Одна продырявила ему плечо, друга прошла чуть ниже и вонзилась в сердце.
Рахвин был весьма хорошим фехтовальщиком, но до умений полуэльфа ему было далеко. Халид изловчился и отрубил руку сопернику. Остальное не доставило труда. Резкий взмах, и Рахвин повалился с рассечённым горлом.
Полудроу и следопыт нанесли удар почти одновременно. Огр оказался на земле с подрезанными сухожилиями и раздробленным коленом. Он царапал ногтями землю, пытался встать. Равена оставила Минска добивать его, потому что ей самой пришлось уворачиваться от струи огня. Кувырок в сторону, прыжок, выпад. Маг, пронзённый насквозь, смотрел на неё удивлённо.
Кислотная стрела зашипела и ударилась в щит Халида, но прожечь его не смогла. Полуэльф был уже рядом, и второй маг испустил дух после одного точного удара.
К концу боя дым уже рассеялся. Имоен сумела оттащить оглушённых Джахейру и Дайнахейр в сторону. Друиду опалило волосы, но она уже хлопотала на ожогами подруг. Прошло достаточно времени, прежде, чем друзья снова тронулись в путь. Развалины закончились, перед ними возникли массивные ворота, ведущие к строению. На воротах злобно улыбался череп.
– Храм Баала… – Почти шёпотом произнесла Равена.
– С ума сойти! – Имоен не верила своим глазам.
– Приветствую тебя, Равена, – раздался неподалёку тихий голос.
– Тамоко? Что ты тут делаешь?
– Я жду тебя… по приказу Саревока.
– Он поставил тебя против всех нас?! – Возмутилась Имоен.
– Он узнал о нашем сговоре, Равена, – не обратив внимания на вопрос, продолжила Тамоко. – Я должна вернуть его доверие, остановив вас.
– Нет, Тамоко. Он просто приговорил тебя к смерти, бросив тебя против меня, – вышла вперёд Равена. – Отойди. Ты не победишь. Но я ещё могу сдержать данное тебе слово. Если ты умрёшь, ты не сможешь выполнить свою миссию.
– Я уже не смогу её выполнить. Он не доверяет мне, – Тамоко подняла влажные глаза на полудроу. – Я остановлю вас или умру.
– Он бросил тебя на смерть, а ты всё ещё на его стороне? – Не понимала Равена. – Он предал тебя!
– Нет, это я его предала. И я должна искупить свою вину перед ним.
– Значит, боя не избежать?
– Нет.
– Все назад! Это бой один на один.
Лицо Тамоко было грустным, по щекам текли слёзы, но полудроу видела в её глазах несгибаемую уверенность. Она вдруг захотела, чтобы и её кто-нибудь когда-нибудь так полюбил. Глубоко и самозабвенно, не обращая внимания на монстра внутри неё.
В руках Тамоко засветилась магия. Равена метнулась вперёд, чтобы не дать заклинанию найти свою цель. Со стороны могло показаться, что она просто обняла противницу, поднырнув ей под руки. Расширенными глазами Тамоко смотрела в никуда поверх плеча Равены. Из её спины торчал кончик Погибели Пауков. Полудроу выдернула меч и аккуратно уложила любовницу Саревока на землю.
– Прости, Тамоко…
– Я прощаю тебя… Не забывай данное мне обещание…
– Не забуду. Но если он сам захочет смерти, я отговаривать не буду.
– Справедливо… Передай ему… что я… – Глаза Тамоко медленно закрылись.
Равена смотрела на мёртвое лицо молодой женщины, и ненависть разрасталась в её душе, подавляя страх. Страх отступал перед желанием уничтожить чудовище, которое так легко может играть с чужими жизнями.
– Когда я встречусь с Саревоком, никому не влезать в наш бой, – твёрдо заявила дочь Баала.
– Равена…
– Нет, Имоен. Это мой бой. Я заставлю его ответить за всё.
– Ты же сама говорила, что он сильнее тебя. Что если он тебя убьёт?
– Если убьёт, значит такая у меня судьба! Вот тогда и нападайте на него, но пока я стою на ногах, не помогайте мне, – Равена обвела друзей требовательным взглядом. – Я чувствую, что Саревок в храме. Там заканчивается наше приключение.
– Как хочется, чтобы оно закончилось хорошо, – вздохнула Имоен.
– Мне тоже этого очень хочется, малыш. Однако кровавая дорога, по которой мы шли к этой развязке, омрачает даже самый хороший финал.
– Кажется, твой пессимизм стал ещё глубже.
– Подготовь лучше стрелы, философ.
Проникнув за массивные ворота, друзья пересекли небольшой внутренний двор. Храм Баала был выполнен из тёмного камня. Фасад украшали черепа и две статуи по обе стороны от двери. Статуи изображали людей в балахонах с глубокими капюшонами, в руках они держали косы. Вся постройка от гранитного фундамента до покатой крыши была покрыта металлическими шипами. По бокам высились башни, украшенные мозаикой из костей.
Равена сглотнула и толкнула дверь из тёмного дерева, изъеденную сыростью и плесенью. Она поддалась на удивление легко. Внутри стоял затхлый воздух, кадившие факелы делали его тяжёлым. Вдоль стен возвышались гранитные люди в балахонах и с косами. Между ними стояли каменные саркофаги. В центре пола, выложенного грязно-бордовым камнем, красовалась огромная круглая плита с символом Баала.
У дальней стены был алтарь. К нему вели ступени. Там на витиеватых подставках невысоко над пылающей жаровней был подвешен металлический знак Лорда Убийств. Череп, окружённый каплями крови, наверное, когда-то смотрел на толпу прихожан. Сейчас лицом к нему стоял Саревок.
– Кто это с ним? – Шёпотом спросила Имоен.
– Мага я вижу впервые. Тот человек, скорее всего, Анжело (Элиендр мне хорошо его описал). Ещё там… Тазок, – полудроу даже прищурилась, чтобы убедиться, что не ошиблась.
– Минск и Бу берут полуогра на себя, – размял плечи следопыт.
– Дайнахейр, мы возьмём мага.
– Хорошо, Джахейра.
– Ан-нжело н-на мне, – поправил шлем Халид.
– А мне что делать? – Имоен чувствовала себя неуютно в этом месте.
– Помоги Минску, но оставайся в укрытии, – посоветовала ей Равена.
Друзья продвинулись почти на середину зала. В этот момент Саревок обернулся к ним. Теперь его образ дополнял рогатый шлем. Шлем был выполнен в виде какого-то монстра, длинные острые зубы играли роль забрала. Сын Баала будто бы выглядывал из его пасти.
– Сначала я сомневался, что ты – дитя Баала. Слишком слаба ты была и ничтожна. Но сейчас в этом нет сомнений, хотя слабой и ничтожной ты быть не перестала. Ты выдержала мой гнев, сестра, и вот ты здесь, – Саревок говорил спокойно и непринуждённо, медленно спускаясь по ступеням.
– Ты не спросишь, что случилось в той, которую ты бросил умирать у меня на пути? – Равена сама не ожидала, насколько сильно и жёстко прозвучал её голос.
Саревок остановился. Полудроу была уверена, что в его глазах промелькнула грусть, боль и сожаление. Но лишь на миг.
– Ты знал, что она не смогла бы меня остановить. И она это знала. Я выполняю её последнюю просьбу: я прошу тебя, Саревок, сойди с этого пути. Он не принесёт тебе ничего хорошего. Есть другой путь…
– Нет! – Прервал её сильный голос. – Я знаю свой путь! Резня, к которой приведёт война с Амном, возродит силы Баала.
– Ты думаешь, что наш отец поделится с тобой силой? Боги не любят делиться!
– Я тоже! Я заберу всю силу себе и стану новым Лордом Убийства. Для меня это единственный приемлемый путь. Твой путь – сразиться со мной и пасть от моей руки.
– Что ж… Я пыталась. Ты сам захотел умереть.
Они ступили в центральный круг. Два отпрыска Баала. Два монстра. Два творения Смутного Времени. Потаённая сила, которой наградил их мёртвый бог, струилась в них. Они смотрели друг другу в глаза, и оба видели ненависть к себе. Брат и сестра ненавидели друг друга больше, чем кого-либо. Они желали смерти друг друга больше, чем чего-либо ещё.
Сверкнули в руках мечи. Двуручник Саревока, прозванный позже Мечом Хаоса, был под стать хозяину. Тёмное лезвие не отбрасывало бликов и, казалось, наполнено какой-то потусторонней силой. Рукоять не отличалась красотой, она была удобна для того, чтобы убивать.
Они рванулись вперёд одновременно. Лезвия скрестились. Равена больше не боялась, и Саревок это видел. Они оттолкнулись, пошли по кругу, не сводя друг с друга глаз. Пытались выявить слабые и сильные стороны, примерялись друг к другу, соображая, как обмануть противника. И снова одновременный рывок. Звякнули, заскрипели лезвия мечей.
Саревок снова решил воспользоваться своим преимуществом в силе, но Равена больше не поддалась на этот трюк. Резким движением она освободилась и отпрыгнула назад. Это была ошибка. За её спиной оказалась статуя. Отступать было некуда.
Атаковав мага, Дайнахейр заставила его сосредоточиться на защитных заклинаниях и переключить всё внимание на себя. В это время Джахейра пробиралась кругом, пытаясь зайти магу за спину.
Тазок и Минск сшиблись, словно два разъярённых быка. Силой следопыт мало уступал полуогру, но был на полторы головы ниже. Тазоку было весьма удобно наносить удары сверху, они оставляли вмятины на щите, но не более.
Халид встретился с равным по умению и ловкости соперником. Анжело наносил быстрые удары и так же быстро прятался за щит. Обоим воинам оставалось лишь надеяться, что силы у его противника закончатся быстрее, чем у него самого.
Саревок атаковал. Мощно, со всей силы. Равена не смогла бы сблокировать этот удар. Она уклонилась. Меч Хаоса разрубил воздух. Снова атака. Уклонение. Девушка прижалась спиной к статуе. Глаза сына Баала сверкнули жёлтым огнём.
– Аррр! – Взревел Саревок и нанёс удар сокрушающей силы.
Равена присела. Лезвие просвистело над головой и рубануло по граниту статуи. Полудроу кувырком ушла в сторону. Она ожидала, что сталь высечет искры, но к её великому ужасу в лицо ей полетели осколки камня. Равена не верила своим глазам: на статуе остался след от меча. Мгновение бездействия не прошло для неё даром. Прямой выпад оставил вмятину на доспехе, но всё же не смог пробить панцирь из анкега. Саревок отбросил ногой Погибель Пауков в сторону и поднял над головой Меч Хаоса для финального удара.
Тазок не мог пробить защиту Минска, но бесконечные удары не давали рашеманцу атаковать. Следопыт припал на одно колено. Полуогр осклабился и усилил натиск. Имоен решила, что это именно тот момент, когда пора прийти на помощь. Тренькнула тетива. Стрела пронзила атакующую руку, и иней покрыл её от плеча до самого локтя. Минск впечатал ребро щита полуогру в живот, заставляя его нагнуться, и тут же нанёс мощнейший удар в висок. Тазок повалился на бок, поливая пол багровой кровью.
Маг весьма удивился, когда старательно наложенная защита вдруг сошла с него. Удивление прошло, стоило ему увидеть рядом с собой готовую к атаке друида.
– Инсётис полоэр! – Произнёс он, будто насмешку.
Джахейра едва успела затормозить перед стеной огня и тут же прыгнула в сторону, чтобы не попасть под выстрел Арганаззара.
Движения Анжело стали медленней. Халид провёл весьма сложную атаку и выбил из его руки меч. Заслонившись щитом, противник полуэльфа пятился, пока не прижался к стене. Свободной рукой он нащупал зажжённый факел. Недолго думая, Анжело опрокинул ногой стоящую рядом чашу с маслом и бросил факел на пол. Халид отскочил от разливающейся между ними огненной лужи.
Саревок уже представлял, как меч опускается на голову его врага, как сталь впивается в плоть, как вытекает жизнь из его сестры, приближая возрождение Баала. Резкая боль в паху заставила его вернуться в реальный мир, перед глазами потемнело.
– Прости, братишка! – Рыкнула Равена, стоя уже на ногах.
Не теряя ни секунды она ударила ещё раз. По голове. Рогатый шлем покатился по полу. Полудроу уже бежала к своему мечу. Саревок взбесился. Ярость потупила боль, и он рванул в погоню. Несколько шагов отделяли Равену от Погибели Пауков, когда очередной чудовищный удар отправил её в полёт. Девушка приземлилась спиной на саркофаг, у которого от удара съехала крышка. Пришла её очередь испытывать боль. Сломанные рёбра, которые она так и не залечила до конца, снова впились в лёгкие. Равена кашлянула и выплюнула кровь.
– Фрис алия бейа! – Почти пророкотал голос ведьмы из Рашемана.
Конус ледяных игл, смешанных со снежными хлопьями ударил в мага. Соприкоснувшись с огненным кольцом, снег зашипел, потушив пламя на несколько мгновений. Этого вполне хватило Джахейре. Прежде, чем стена огня снова взвилась вверх, друид уже стояла перед магом. В её руке полыхал призванный меч. Огненное лезвие пронзило сердце. Маг, оставшийся безымянным для друзей, взвыл и испустил дух.
Посчитав, что он защищён от нападения, Анжело опустил щит.
– Ха-ха-ха! Что? Слабо, полуэльф? Не достать тебе меня?
– Н-не расслабляйся в-во время боя.
Халид перехватил меч и запустил его, словно копьё, в противника. Анжело хватанул ртом воздух и повалился в горящее масло. Ему повезло – жара он уже не чувствовал.
Равена попыталась встать и опёрлась на край саркофага, но рука её соскользнула внутрь. Саревок наступал. Глаза его горели жёлтым огнём, лицо исказила ярость. Пальцы полудроу нащупали что-то гладкое и тут же сжались, словно на рукояти меча. Девушка подпустила врага ещё чуть ближе и нанесла удар. Саревок взвыл. Из его бедра торчала потемневшая от времени кость. Собрав все силы Равена рванула вперёд и повалила его на пол. С диким рычанием сын Баала вырвал кость и вскочил на ноги. Полудроу успела только добежать до своего меча и повернуться к врагу, чтобы во время встретить удар. Саревок атаковал беспрерывно, пальцы с трудом удерживали рукоять. Лёгкие нещадно горели. Кашель с кровью нахлынул на неё, и Равена почувствовала на лице латную перчатку. Затылок с силой столкнулся с гранитом стены. В голове затрещало.
Имоен наблюдала за сражением двух отпрысков Баала, и ужас струился сквозь её сознание. Равена просила не ввязываться в их с Саревоком бой, но, похоже, что она была права: он был сильнее её. И он побеждал. Имоен не могла допустить этого. Она прицелилась, но от волнения руки дрожали, девушка боялась зацепить названую сестру. Она выдернула меч Слиса из ножен, подкралась поближе и напала на Саревока сзади.
Сын Баала отпустил свою главную жертву. Он ударил Имоен наотмашь, шипы-лезвия на латной рукавице прочертили ей по лицу. Девушка взвизгнула и упала на пол, прикрывая ладошками кровоточащую рану. Друзья уже неслись на помощь. Но успеют ли они?
– Глупая малявка! – Прорычал Саревок. – Кто ты такая, чтобы бросать мне вызов! Смотри, сестра, как умрёт твоя подруга! Смотри и последуй за ней!
– Нет!!! – Не своим голосом закричала Равена.
Тень поднялась в её душе, завыла, зарычала, как сотня демонов Абисса. Алые всполохи ярости окутали её. Дочь Баала молнией устремилась вперёд. Меч Хаоса снова не достиг своей цели. Над Имоен стояла полудроу, глаза её горели жёлтым огнём.
– Меня не так-то легко убить, брат! А пока я жива, ни один дорогой мне человек не погибнет. Я не дам его в обиду ни человеку, ни зверю, ни богу!
Поединок превратился в схватку двух полубогов. Потаённые силы вырвались на свободу. То, что видели сейчас искатели приключений, невозможно было описать. Удары Саревока становились всё сильнее, атаки Равены – всё быстрее. Друзья затаили дыхание. Как бы не был ужасен этот поединок, им нельзя было не восхищаться. Смертельное очарование смертельного боя.
Но смертное тело имеет пределы возможностей. Брат и сестра начали уставать. У Равены хватило сил совершить необычный обманный манёвр. Погибель Пауков зацепил меч Саревока, выписал сложную дугу и вырвал его из рук хозяина. Полудроу ударила эфесом. Потом ещё и ещё. Саревок упал. Он попытался подняться, но почувствовал острие меча между ключиц. Передвигаясь во время сражения, они поднялись на ступени и сейчас находились перед алтарём своего отца. Побеждённый сын Баала стоял на коленях, а над ним возвышалась его сестра. Саревок поднял на неё взгляд. Чёрные глаза Равены пылали ненавистью и злобой, но не более того. Тень внутри неё улеглась. Она приручила её. Сущность монстра слушалась её безоговорочно.
– Ты умрёшь, Саревок, – спокойно сказала дочь Баала. – Умрёшь за всех, кто погиб от твоей руки или по твоей вине. Ты умрёшь за Шрама, за Тамоко, за то, что Кэндлкип искупался в крови. Ты умрёшь за Горайона.
– Я не боюсь смерти… – Усмехнулся он, глядя ей в глаза. – А ты?
Равена колебалась мгновение. Взмах клинка, и кровь отродья Баала по имени Саревок брызнула на металлический знак Лорда Убийств позади него. Может быть, ей показалось, но злая улыбка черепа стала ещё шире.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 29 окт 2012, 17:19 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Эпилог
В храме Баала стояла почти полная тишина. Слышно было только тяжёлое дыхание Равены. Она стояла лицом к знаку Баала у алтаря и смотрела на него из-под сдвинутых бровей. Её взгляд сочился ненавистью. Позади неё в луже крови лежал Саревок. Её поверженный враг. Её мёртвый брат. Рука с окровавленным мечом задрожала, злоба переполнила сердце.
– Аррр! – Вырвалось у дочери Баала.
Удар ногой отправил святыню мёртвого бога в жаровню, и пламя жадно объяло металл.
– Равена! – Вдруг вскрикнула Имоен. – Смотри!
Девушка немного отошла от ранения, но силы Джахейры были на исходе. Друид смогла лишь смазать рану на её лице и перевязать. Шрам мог остаться на всю жизнь, но Имоен сейчас беспокоило не это.
Тело Саревока вдруг стало рассыпаться. Мельчайшие частицы, словно светящиеся пылинки, вытекали из доспеха и стремились куда-то прочь.
– Сущность дана нам в долг, и рано или поздно долг придётся отдать, – пробормотала Равена.
– Что же это получается! Вот так умирает дитя Баала? И от него ничего не остаётся? Его даже нельзя воскресить? – Оторопела Имоен. – Равена, тебе нельзя умирать!
– Я и не собираюсь!!! – Гаркнула полудроу, оказавшись вдруг рядом с названой сестрой.
Тень внутри заворчала, пытаясь подняться. Ухватив Имоен за плечо, Равена оттолкнула её со своего пути и выбежала прочь из храма. Девушка хотела последовать за ней, но Джахейра успела поймать её за руку.
– Имоен, стой! Ты должна понять, что Равена теперь изменилась навсегда.
– Это значит, что истории, которые нам рассказывали, правда? К ней перешла сила Саревока?
– Нет! Что за чушь! Сущность, данная Саревоку, вернулась к его отцу. Баала приблизился ещё немного к своему возрождению. Я имею в виду изменения моральные, так сказать. Не сомневаюсь, Саревок был одним из сильнейших отпрысков Баала. И Равена его победила.
– Значит она сильнее его… – Имоен начала понимать, куда клонит друид. – Пророчество… Ты думаешь оно про Равену?
– Я не знаю.
– Равена не поддастся своему отцу, – твёрдо и серьёзно сказала непоседа. – Ты сама говорила, что она очень сильная.
– И повторю это снова. Я уверена, что наша дочь Баала останется верной себе.
– Всё равно мы должны найти её. Она сейчас в таком состоянии, что может совершить какую-нибудь глупость.
– Согласна.
Халид поднял оборонённый Саревоком меч. Отличное доказательство, что их враг побеждён. Полуэльф перебросил оружие Минску, и следопыт надёжно устроил его на спине за щитом. Забрать своё оружие с горящего тела Анжело воин не сумел, а потому в ножнах теперь покоился меч низложенного командира Пламенного Кулака.
Друзья бежали так быстро, как могли, но Равены не было видно. На улице был вечер. Из-за туч и проливного дождя вокруг казалось темнее, чем должно быть в это время. Они оказались в районе недалеко от входа в город.
Под скудной крышей прятался от ливня нищий. Имоен налетела на него, будто ощетинившаяся рыжая кошка.
– Из этой двери выходил кто-нибудь?
– Д-да, девчонка выбежала. На вид, словно тёмный эльф. Вся в кровище, вот с таким мечом.
– Куда она пошла?
– К воротам. Она побежала за ворота, как одержимая.
Имоен ослабила хватку и подала нищему пару монет.
– Это тебе за беспокойство. Спасибо.
За воротами города, там, где заканчивалась мощёная дорога, друзья нашли, что искали. Дождь усиливался, размывая следы Равены на раскисшем грунте. Дорожка следов вела их вдоль внешней стены по берегу Чионтар. Вода в реке потемнела и покрылась пузырями.
Вдалеке показалась ферма. Рядом с её оградой Равена уничтожала толпу нежити. «И откуда только они взялись так близко от города?» – Задалась вопросом полудроу, лишь только увидела, как к ней ковыляет дюжина зомби, с трудом переставляя ноги. Сейчас десяток уже лежал на земле, оставшимся осталось недолго существовать. Как только упал последний восставший мертвец, воительница сквозь шум дождя вдруг услышала торопливые шаги. Они приближались со спины. Атака? Приспешники Саревока решили-таки её добить… Резкий разворот, лезвие пошло по дуге, намереваясь разрубить пополам того, кто вырвался вперёд и почти достиг её.
Имоен почувствовала сильный рывок за руку. Он-то и спас её от неминуемой гибели. Кончик Погибели Пауков целился ей в грудь, а на неё смотрел жёлтыми светящимися глазами монстр. И этот монстр не имел ничего общего с её названой сестрой.
– Имоен… – Равена опустила оружие, и свет в её глазах потух.
Джахейра закрыла собой Имоен.
– Успокойся, Равена! Всё…
– Успокойся?! Ты говоришь, что я должна успокоиться?! – Полудроу с силой вогнала меч в размокшую землю. – Всю жизнь я мечтала найти свою настоящую семью! Ту, которая породила меня. Когда та гадалка у Крепости Гноллов сказала, что у меня есть братья и сёстры, я решила, что когда-нибудь разыщу их. Я просто хотела посмотреть на них. Просто хотела знать, что они настоящие, не придуманные моей фантазией! И что получилось?! – Дочь Баала кричала, её голос срывался, а по щекам текли горькие слёзы. – Я нашла брата! Настоящего брата, который стал моим злейшим врагом! И я убила его! Я УБИЛА БРАТА СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ!!!
В бессилии полудроу упала на колени. Имоен оттолкнула друида и опустилась на землю рядом с любимой названой сестрой. Девушки обнялись. Равена рыдала навзрыд, Имоен гладила её по мокрым серебристым волосам. Непоседе было жалко полудроу, но на сердце у неё было легко. Её сестра не изменилась. Она всё та же. Девочка-полудроу с ранимой душой, прячущая боль за каменными стенами. И вот, как прежде в детстве, полученная боль не уместилась в своей тесной тюрьме и вылилась наружу потоком слёз.
– Ты всё сделала правильно, – тихо сказала Джахейра.
– Я знаю. Саревок был ужасным человеком, но он был моим братом. Мне ничуть не легче от того, что я уничтожила монстра, угрожающего миру.
– Но у тебя есть я, – Имоен заглянула ей в глаза.
– Да. Прости, малыш. И что теперь будем делать?
– Нужно вернуться и рассказать всё Великим Герцогам, – объяснила Джахейра.
– Ох, не хотела бы я возвращаться в этот город.
– Придётся.
Равена поднялась с колен и выдернула из грязи Погибель Пауков. К ней подошёл Халид.
– Д-держи. Это т-твой трофей, – он протянул девушке Меч Хаоса.
Неуверенно полудроу приняла подарок.
– Пойдёмте. Побыстрее закончим с этим тягостным делом.

Равена стояла у окна и смотрела на собирающуюся толпу на улице. К ней подошла Имоен.
– Готова?
– К чему? К этому спектаклю? – Повернулась к ней полудроу.
Милое личико Имоен изменилось. Шрам, оставленный Саревоком, пересекал левую бровь и глаз, выходя на щёку. Равена аккуратно дотронулась до него. Её названая сестра сморщилась.
– Болит?
– Не сильно. Тянет, и моргать неприятно.
– Скоро заживёт. Хотя неприятные ощущения всё же останутся. Особенно в непогоду, – Равена потёрла свои шрамы на шее.
Имоен улыбнулась и выглянула в окно.
– Это не то, что я ожидала, – вздохнула она.
– Ты о чём? Мы – герои Врат Бальдура.
– Пф! Герои. Помнишь тот момент, когда мы спасли рабов из шахт в Глухолесье?
– Никогда не забуду.
– Я тоже. Вот когда мы были настоящими героями. Они были нам благодарны за то, что мы спасли их жизни, что у них может быть радостное будущее. А что слышу я сейчас? «О! Если бы началась война, что было бы с моим прекрасным домом, магазином, банком», – Имоен театрально приложила руку ко лбу и сделала писклявый голос. – «Эти амнийцы наложили бы лапы на мои драгоценности. Я бы обанкротился». Знаешь, что мне сказала одна аристократка? «Что было бы с моей собачкой Фуфой! Ведь во время войны ужасно шумно, а она ненавидит шум!» Так что мы, получается, спасли не людей, а драгоценности, магазины и собак. Не сомневаюсь, что есть люди, которые искренне нам благодарны, но в основном… Ох! Все их восторги просто фальшь.
– Когда ты начинаешь говорить так серьёзно, мне становится страшно.
– Думаю, после этого приключения я стану немного серьёзней. Ладно, пошли. Скоро наш выход, – Имоен обернулась у двери. – Равена, что ты делаешь?
Полудроу стояла у столика, на котором лежали два двуручных меча.
– Я придумала другой конец нашей истории, малыш. «Великие Герцоги позвали героев города, но никто не вышел. В их комнатах не было ни души. Только меч лежал на столе, доказывая, что они всё-таки существовали».
С этими словами воительница вогнала в ножны Меч Хаоса.
– Ты уверена, что хочешь взять именно этот меч? Я думала, что Погибель Пауков именно тот единственный меч, о котором тебе говорил Зарк.
– Похоже, что нет. Я расстаюсь с ним. Не могу сказать, что без сожаления, но расстаюсь. У нас не так много времени, надо ещё забрать наших друзей.

– Где же эти искатели приключений? – Негромко возмущался герцог Белт.
– Они скоро придут, мой друг, не волнуйтесь.
Эльтан стоял, опираясь на трость. Он пошёл на поправку, но всё ещё был слаб. Позади него держались Гром и Кейт, готовые в любой момент поддержать своего командира. Герцог подозвал слугу.
– Пойди, поторопи их.
– Сию минуту, Ваша Светлость.
В это время Лиия Яннат говорила пришедшим о не наступившей войне с Амном, раскрывала замысел Саревока.
– Своей мирной жизнью мы обязаны небольшой группе смельчаков, – звучал голос Великой Герцогини. – Встречайте! Герои Врат Бальдура!
Но никто к ним не вышел.
– Да где же они? – Сквозь зубы проговорил Белт.
К герцогам подошёл слуга, посланный за друзьями, в руках он держал меч с чёрной рукоятью и серебристым лезвием.
– Там никого нет, Ваша Светлость.
Эльтан принял Погибель Пауков и передал его Белту.
– Вот так рождаются легенды, – улыбнулся командир Пламенного Кулака.

* * *
Хобгоблин пытался красться между деревьев, волоча за собой раненую ногу. Он озирался, ожидая погоню. Однако смерть настигла его спереди. Полудроу выскочила из засады, и беглец повалился бездыханным на землю.
– Равена! Равена, ты где?
– Я здесь, Имоен!
Непоседа выбралась из густого кустарника.
– Держи. В его колчане были стрелы.
– Уже что-то. Интересно, что там у остальных.
Недалеко от этого места их друзья обыскивали мёртвых хобгоблинов.
– Вот вы где, – Джахейра посмотрела на меч Равены. – Ты-таки его догнала.
Друиду пришлось обстричь опалённые волосы. Теперь ото лба к затылку шли свитые пряди, закреплённые металлическими кольцами. Сзади волосы оставались свободными и еле доставали до плеч.
Полудроу обвела место побоища хмурым взглядом.
– Темнеет. Нужно найти место для ночлега, – почти бесцветным голосом сказала она.
Они шли по предгорьям Облачного Хребта. Вскоре они нашли небольшую пещерку, в которой и решили заночевать.
Минск, на доспехе которого до сих пор зияла дыра, оставленная сгустком серой слизи, по-хозяйски принялся за приготовление ужина. Рашеманцы всё ещё путешествовали с ними, и Имоен поднялась на более высокий уровень владения магией. Терпению Дайнахейр можно было позавидовать. Хотя и сама девушка стала более серьёзно относиться к урокам. Халид был расстроен из-за потери своего меча. Тот, что достался ему, как трофей от Анжело, был ему чужой. Битва с Саревоком не прошла для всех них бесследно, но самые глубокие раны остались в душе у Равены. Не успели они затянуться, как на названых сестёр обрушился новый удар судьбы. Предательство.
– Ужин готов! – Возвестил следопыт.
– А где же Равена?
– Я поищу её, Джахейра, – Имоен оторвалась от сортировки стрел.
Полудроу она нашла на краю широкого карниза около пещеры. Равена смотрела в темноту ночи, туда, где светились огоньки костров.
– Думаешь, это они?
– Больше некому, малыш.
– Почему они так поступили, Равена?
– Потому что я – дитя Баала.
– Но мы же были друзьями, а вы…
– Ты была рядом, ты слышала их разговор! Нет больше никакой причины. Знаю, что сама во всём виновата, нужно было рассказать им раньше.
– Когда, например?
– Например, когда мы шли спасать герцога Эльтана.
– А ты уверена, что реакция не была бы точно такой же?
– Эээ… Может ты и права.
Девушки вернулись в пещеру.
– Сегодня можно выспаться, – возвестила Равена. – Огни далеко. Если это, конечно, не обман, и они не подбираются к нам под покровом ночи.
– Они тоже люди, они должны уставать, и им тоже нужен отдых.
– Джахейра, это не мешает им преследовать нас уже несколько недель по всему Побережью.
– Друзья, грустно это говорить, но нам с Минском нужно возвращаться в Рашеман. Наша дежемма подходит к концу.
– Да, мы тоже должны вернуться в Амн. Миссия, с которой нас послали сюда, завершена. Железный Кризис уничтожен, война предотвращена. Девочки, может, вы пойдёте с нами?
– Амн слишком близко, Джахейра. Там легко меня найти.
– Но ты можешь затеряться там в каком-нибудь маленьком поселении. Амн большой. И к тому же мне легче там будет за тобой следить.
– Здорово! – Воскликнула Имоен. – А я попробую присоединиться к Теневым Ворам!
– Что ж, это идея, – засмеялась полудроу.
– Значит, решено. Завтра утром мы отправляемся в путь.
– Если завтра мы расстанемся, давайте сегодня устроим вечер воспоминаний, – предложила Имоен.
– Что?!
– Вспомним всё наше приключение с самого начала. С того момента, как мы с Равеной вышли за ворота Кэндлкипа.
– Не очень весёлое воспоминание, сестрёнка.
– Мне тоже не хотелось бы вспоминать мой плен в Крепости Гноллов, но я согласна.
– По-моему, это хорошая идея, – кивнула Джахейра. – Хотя мы рискуем не выспаться.
В небольшой пещере на склоне Облачного Хребта горел костёр. Оттуда доносились голоса. Друзья то смеялись, то рассказывали наперебой, то затихали, вспоминая грустные моменты их общего путешествия. Защищённые каменными сводами, они не знали, что тени сгущаются вокруг их пристанища.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 35 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB