AERIE Team

Все об играх серии Baldur's Gate
Текущее время: 23 ноя 2017, 06:36

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 35 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 15:59 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Как и во многих низинах, на Мост с заходом солнца опустился туман. Спать было холодно и мокро. Равена и Имоен жались друг к другу как можно ближе, но крепко заснуть всё равно не получалось. Сквозь тревожную дрёму в сознание вкрался звук. Тихий, ненастойчивый стон… будто камень вздохнул. Сёстры одновременно открыли глаза и вскочили. У костра сидели Халид и Джахейра (они этой ночью дежурили). С широко распахнутыми от удивления глазами полуэльфы указали в сторону руин. В маленьком окне горел огонь. Слепое окно смотрело на них с надеждой, и эта надежда горела мягким, ровным, тёплым светом. По приоткрыл глаз, хихикнул, мол, а вы не верили, и снова засопел.
Наутро бард пожелал путешественникам лёгких дорог, подмигнул Имоен и продолжил свой путь дальше.
Равена не сводила глаз с остатков крепости. Едва забрезжил рассвет, как камень последний раз глубоко вздохнул и будто погасил этим вздохом свечу в маленьком окне. Всё затихло, и солнце осветило лишь безжизненные руины, крепко увитые плющом. Все готовы были сорваться в дорогу, но её что-то не пускало. К полудроу подошла Имоен. Сёстры встретились глазами лишь на миг, и этого хватило, чтобы вынести решение. Две пары глаз – одни синие, как сумеречное небо, другие чёрные, как непроглядная тьма – впились в Джахейру. Девушки не спрашивали совета, они ставили друида перед фактом.
– Нет! – Как можно твёрже сказала полуэльфийка.
В ответ они лишь похлопали ресницами.
Через несколько минут команда спускалась в катакомбы.
– И как только я могла согласиться, – снова недовольно ворчала Джахейра.
– У тебя не было выбора, – попыталась успокоить её Дайнахейр. – Они ещё так молоды. Им хочется познать неизведанное.
Ведьма из Рашемана была не на много старше названых сестёр, но пережила больше, поэтому говорила о них, как о детях.
– Имоен ведь была права: мы в очень серьёзной ситуации. Может им больше не придётся испытать азарт приключений.
– Поэтому-то я и не настаивала на отказе, – грустно улыбнулась Джахейра. – Просто…
– Ты боишься за них.
– Да.
Катакомбы казались бесконечными. В поворотах, тупиках и развилках не было никакой системы. Складывалось впечатление, будто тот, кто создал этот проект был не совсем в ладах с головой. Ещё один намёк на то, что строитель был болен на голову – ловушки. Их было, мягко говоря, очень много. И это были не только огненные стрелы, выстреливающие из держателей для факелов, или шипы в рост человека, норовящие проткнуть неосторожного гостя от пяток до самой макушки. После очередного поворота в очередной узкий коридор Равена зацепила-таки какую-то из них. Раздался характерный щелчок, и на девушку начала двигаться стена огня с огромной скоростью. Воительница еле успела отпрыгнуть и увлечь за собой Имоен. Из дверного проёма вырвалось пламя, уничтожая всё на своём пути. Благо вся остальная команда немного отстала и не видела этого. Названые сёстры решили сохранить это втайне от Джахейры.
Но это всё было терпимо по сравнению с огромными стаями кобольдов, которые обжили это заброшенное место. Самое проблемное было то, что подавляющее большинство среди них было так называемые коммандос. Огненные стрелы сыпались отовсюду, поджигая паутину на стенах. Узкие извилистые коридоры давали кобольдам достаточно преимущества. И хотя ватага существ после нескольких стычек поредела, численный перевес оставался всё же на их стороне. Друзьям пришлось отступить, но волей злого случая они оказались в тупике. «Лающие демоны» сгрудились у входа в тупик, однако преследование прекратили, даже стрелять перестали. Один из кобольдов что-то коротко пролаял, и стая разбрелась по коридорам.
Удивлённая Равена провожала взглядом удаляющихся длинными прыжками противников. Для них это был весьма странный поступок, хотя он пришёлся как раз ко времени – надо было отдохнуть. Воительница с удовлетворением заметила, что сражаться здесь пришлось ничуть не меньше, чем в Крепости Гноллов, а может даже предстоит и больше, но она менее устала и практически не заработала ран. Углубившись в размышления, девушка не сразу услышала вздох позади себя, прямо над самым ухом. Сердце упало в пятки и замерло там, когда воительница обернулась. В тупике стояли призраки рыцарей, убитых три сотни лет назад. Они вздыхали, и эти вздохи впитывал камень. Они были прозрачны и невесомы, будто причудливые облака пара. Тот, который стоял рядом с Равеной прошептал: «Вместе…Покой…» Тихий голос исходил будто не от призрака, а был принесён оттуда – из загробного мира – случайным ветром.
– Думаю, он просит найти того, предателя, – почесала макушку Имоен.
– О, несомненно! Только сначала я всех вас «подштопаю», – издевательские нотки промелькнули в голосе Джахейры.
«Штопать» пришлось много. В основном это были ожоги от огненных стрел. Бросив взгляд на призраков, команда снова заплутала по лабиринту катакомб. Вздохи и шёпот неслись им вслед. «Вместе… Покой…»
Друзья пробивали себе путь через толпы кобольдов. Приключение давно перестало казаться интересным. Каждое движение заставляло морщиться от боли и усталости. Сколько времени прошло с тех пор, как они спустились под землю, никто не знал, но всем казалось, что прошла целая вечность.
– Всё. Я больше не могу, – Имоен опустилась на пол по стене. Огненные стрелы прожгли в двух местах доспех, натягивать тетиву стало неимоверно трудно. – Я валюсь с ног. Давайте хоть чуточку отдохнём.
– Хорошо, – кивнула Равена, у неё самой болело бедро, но она отважно выдерживала боль.
Пока Джахейра занималась своим привычным делом, полудроу решила заглянуть за поворот, узнать, что их там ожидает. Оттуда тоже решил выглянуть кое-кто… или точнее это было кое-что. Равена в страхе отпрянула назад. На неё двигался высохший скелет, опираясь на потрескавшуюся алебарду. На нём не было уже ни клочка одежды, лишь проржавевший доспех прикрывал пожелтевшие кости. Пустые глазницы приковали к себе взгляд воительницы. «Вместе… Покой… Доспех…» – Долетел из загробного мира хрип предателя. Внезапно скелет атаковал Равену, но она была быстрей. Через миг голова бывшего рыцаря слетела с плеч, и бренные останки рассыпались в прах, оставив лишь доспех на каменном полу. Его аккуратно завернули в плащ, чтобы вернуть рыцарям хоть что-то от их бывшего друга.
Возвращаться оказалось легче благодаря смекалке Имоен: она решила ставить метки на стенах, как она в них что-то понимала, было известно только ей, но к рыцарям они вернулись быстро и почти без проблем. Когда проржавевшая сталь была передана убитым рыцарям, последний вздох освобождения вырвался из призрачных уст: «Спасибо…» Рыцари обрели покой. Вместе…
– Эх, жаль По не увидел этого, – помощь легендарным защитникам прибавило Имоен сил. – Что ж пора бы и нам поискать отсюда выход.
Со словами девушки не спорил никто. Проблема была в том, что никто не помнил, где они спускались под землю. Лабиринт сделал своё дело. Они заблудились. И почему никто сразу не догадался делать пометки по пути?
Через некоторое время бесцельного брожения по коридорам, Джахейра поинтересовалась у Равены:
– Ты слышишь разговор?
– Да. Слов не разобрать, но слышу чётко, что общаются два существа. У одного голос писклявый, как у ребёнка, а у другого грубый грудной бас. И происходит разговор где-то вон там, как мне кажется.
– Я разведаю, – Имоен скрылась в тени и побежала вперёд команды.
– Будь осторожней!
Остальные медленно продолжали путь. Имоен ставила пометки, куда надо свернуть. Полуэльфы слышали, как прекратился разговор, как скрипнули петли тяжёлой двери, как грубый голос начал произносить что-то нараспев. Можно было уже разобрать отдельные, пусть и непонятные слова.
– Эт-то заклинание! – Изумился Халид. – Н-но почему…
– Он обнаружил Имоен! – Не дослушав мужа, сделала вывод Джахейра.
Равена уже неслась на помощь сестре. За время путешествия с Дайнахейр девушка хорошо запомнила слова этого заклинания. Это заклинание хотел прочитать Красный маг Эдвин во время битвы с ведьмой из Рашемана. Этим заклинанием магесса выжигала отряды кобольдов в шахтах Нашкеля. Огненный шар. Её сестра была в большой опасности.
– Имоен! – Что было мочи заорала воительница.
Из дверного проёма в стене, вдоль которой бежала Равена, вырвалось пламя. Ударной волной лёгкое тело Имоен отбросило далеко в коридор. Не помня себя от страха за жизнь родного человека, полудроу кинулась к сестре. Волосы девушки сильно опалило, доспех дымился, кожа кое-где начала пузыриться. Подбежала Джахейра и молча начала колдовать над Имоен. В дверном проёме стоял огромный огр и басом произносил непонятные, но знакомые слова. Очередной огненный сгусток рос в руках у чудовища, готовясь сорваться во врагов. Откуда-то из коридора прилетела зеленоватая стрела и зашипела, разъедая доспех и плоть огра. Чудовище вскрикнуло и злобно уставилось в коридор. Оттуда выскочили два воина-мужчины. Полуэльф полоснул огра мечом, оставив на щиколотке тому глубокий порез. Громила-человек с хомяком на плече ударил врага сзади под колено булавой. Огр не удержал равновесия и грохнулся на пол. Тут булава Минска и добила его.
Равена была рада помочь своим друзьям, но боялась даже на миг оторвать взгляд от лица Имоен. Ресницы девушки дрогнули, и она открыла глаза.
– Как ты? – Задала вопрос полудроу, зная, насколько он глуп.
– Больно… Горит…
Тлеющие доспехи были давно уже сняты с неё и дымились в углу. Одежда была местами прожжена.
– З-здесь д-дверь! – Крикнул Халид.
– Нужно уходить. Куда бы она ни вела, – Джахейра серьёзно смотрела на готовую расплакаться Равену.
– Клятва… – Слабым голосом проговорила Имоен.
Да, плакать нельзя, надо быть сильной.
– Уходим, – твёрдо сказала воительница.
Минск, казалось, и не заметил веса девушки. Рашеманец подхватил Имоен на руки, как пушинку. Лук перекинула через плечо Равена, а вот колчанам не повезло – оперенье стрел вспыхнуло, оставив жуткие ожоги на бедре и спине лучницы. Чтобы ни было за этой дверью, они должны найти выход и хорошего целителя. Джахейра сделал всё, что могла.

Дверь поддалась не сразу. Друзья прошли через короткий, узкий и низкий туннель, и пред их взором предстала благоустроенная комната с мягким ковром на полу, креслом-качалкой возле горящего камина и другими вещами обыденной жизни. Судя по размерам комнаты и высоте потолка, они оказались в жилище полурослика.
– Положите Имоен на диван, я поднимусь и разузнаю, что там за обстановка, – голос Равены был твёрд, как никогда прежде.
– Тебе нельзя идти туда одной, – всё же возразила Джахейра. – Ты не должна…
– Должна! – Отрезала полудроу. – Из-за меня мой самый дорогой человек при смерти!..
– В путешествии может случиться что угодно. Нельзя винить себя во всём, что случается с тобой или теми, кто идёт рядом.
– «Путь ис-скателей приключ-чений выстлан колюч-чками», – так когда-то с-сказал мне твой п-приёмный отец, – Халид встал рядом с Равеной, выражая готовность подняться наверх вместе с подругой.
Воительница улыбнулась: Горайон так часто говорил и ей эту фразу. Она означает, что, если уж ступил на путь приключений, будь готов не раз уколоть себе ногу до крови.
– Эй! Кто вы такие?! Что вы делаете в моём доме?! И как вы вообще попали сюда?
– Через потайную дверь за книжным шкафом, – смущённо ответила Равена. Как вот теперь объяснить этому полурослику, что они вовсе не бандиты.
– Так вы прошли через него... – Маленький мужчина задумчиво посмотрел в чёрный ход позади отодвинутого шкафа. – Ой! Кажется, я немного проговорился. Вы можете рассказать всем про моего большого друга и его лающих прихвостней, поэтому оставлять вас в живых опасно.
Наверное, у полурослика был какой-нибудь тайный трюк, который, как он был уверен, поможет ему справиться с группой вооружённых людей одним ударом. Как бы то ни было, воспользоваться он им не успел, потому что Дайнахейр метко запулила в него чернильницей, и хозяин дома кубарем скатился вниз.
Не прошло и нескольких секунд, как в дом ввалилась целая толпа полуросликов с дубинами, топорами и другими тяжёлыми вещами, которые попались под руку. Кое-где в толпе возвышались вилы, а одна женщина в первом ряду держала на изготовке золочёный подсвечник о пяти рожках.
К счастью они выслушали всё, что сказали им искатели приключений и попросили пройти с ними к старосте. Как выяснилось, катакомбы Моста Файервайн соединялись с деревней полуросликов Галликином. Долгое время деревня страдала от набегов кобольдов. Никто и никак не мог вычислить, откуда эти бестии появляются. Подумать только: среди них был предатель! Гэндолар Лакифут – староста деревни – приказал на месте повязать предателя и посадить под замок для дальнейшего обсуждения, что с ним сделать. Далее он распорядился, чтобы пришли клирики из Храма Йондаллы.
Команду расположила у себя та самая женщина с подсвечником. Она оказалась той ещё болтушкой и, пока клирики залечивали ожоги Имоен, прожужжала друзьям все уши. Правда потом она компенсировала свою надоедливость прекрасным ужином. Маленькие лекари посоветовали не трогать больную сегодня, поэтому хозяйка дома засуетилась, расстилая на полу постели для гостей.
Равена почти не спала. Ей всё чудилось, что Имоен стонет от боли, что отодвигается шкаф и из чёрной дыры позади него вылетает огненный шар. После тщетных попыток заснуть девушка просто села у камина с книгой, да так и прочитала до утра.
Только лишь взошло солнце, как непоседа Имоен вскочила с диванчика. Спать на нём было неудобно, но она чувствовала себя лучше. Благодаря стараниям служителей Храма Йондаллы, ожоги сошли, и лишь на спине под вспыхнувшим колчаном остался небольшой след. Опалённые волосы пришлось обстричь ещё короче. Курносая девушка-полурослик с профессиональной скоростью обровняла кончики волос Имоен, которые от постоянного нахождения на солнце выгорели и приобрели почему-то розоватый оттенок. Теперь под ними еле скрывались уши. К слову эта причёска очень шла Имоен и очень хорошо отражала её характер.
Хозяйка суетилась возле плиты и всё всплёскивала пухленькими ручками, глядя на Халида и всех представительниц женского пола.
– Какие худенькие! Голодом себя морите что ли? Какие у вас силы будут, если тела нет? Вот свининка. Берите. Картошечка. Сейчас пирожки подоспеют.
Одобряла она лишь Минска и по-товарищески хлопала его по плечу. Правда, чтобы достать до плеча даже сидящего следопыта, ей приходилось вставать на носочки.
– Давай-давай, наяривай. Покажи всем этим щепкам, как должен питаться настоящий воин.
Бу, наевшийся до отвала крекеров, спал маленьким пуховым комочком на стопке салфеток. От этой женщины веяло добротой и домашним уютом. У всех сразу потеплело на сердце, и развеялся неприятный осадок вчерашнего дня. Хоть хозяйка и ворчала, что они почти ничего не ели, друзья вышли из-за стола с наполненными до отказа животами. По уходу женщина всё же всучила Имоен свёрток с тёплыми пирожками, а местный кузнец подарил колчан со стрелами. Гэндолар Лакифут объяснил, как лучше пройти в Нашкель. Нужно идти на запад через развалины школы Улькастера до дороги, а там до Нашкеля рукой подать. Сердечно поблагодарив маленький народец за гостеприимство, команда покинула Галликин.
Деревня полуросликов стояла на холме. Очень удобно – видно любого приближающегося врага. Жаль, что они не смогли рассмотреть этого врага у себя в тылу. Обсуждая неправильные действия в катакомбах под Мостом Файервайн, Равена с друзьями продвигались по холмистой местности.

На горизонте показались руины магической школы Улькастера, а у подножия одного из близлежащих холмов разбила лагерь другая группа искателей приключений. Один из них увидел шестерых путешественников и толкнул сидящего у костра дворфа. Тут же они все встали и взялись за оружие. Полудроу знала наверняка, что эта колючка на пути обязательно сейчас вопьётся в её ногу.
– Трудно же было тебя разыскать, – помахивая топором, заговорил дворф. – Но, наконец-то, мы встретились. Бедная, бедная, несчастная Равена! Думаю, что ты даже не догадываешься, почему сейчас сдохнешь.
– Как жаль, – обнажила меч воительница. – Хотя перед смертью мне очень хочется узнать, кто же так страстно желает моей гибели?
– Ты думаешь, я выдам тебе своего хозяина? – Сплюнул дворф. – Хрен тебе! С тебя хватит узнать, что меня зовут Молкар, и я – твоя смерть.
Ярость закипела в груди полудроу, девушка не видела, что творится вокруг. Мир исчез для неё, остался лишь враг, который должен умереть. Ни страха, ни уважения не вызывал у неё этот дворф. Не было и ненависти. Всего лишь презрение. Молкар был бойцовским псом, который по приказу хозяина убьёт собственную мать.
Мощный удар обрушился на щит убийцы, но сила дворфа сдержала его. Равена парировала удар топора и снова атаковала, но враг снова загородился щитом. Оба воина были сильны и быстры. Однако парировать низкие удары дворфа девушке было крайне неудобно. Молкар так и метил по ногам соперницы. Равене вдруг подумалось, что сам он не ожидает атаки именно туда. Она резко присела и подсекла убийцу понизу. Стальные поножи не позволили отрубить ноги, да и удар был не сильный, но этого хватило, чтобы дворф упал на спину. Молкар поднял щит для встречи с мечом, но понял, что это бесполезно. Его жертва улыбалась ему той самой улыбкой, которая заставила полуогра визжать, как девчонка. Острие прошло через прорезь для глаз закрытого шлема. Кровь обагрила спутанную рыжую бороду.
Равена оглянулась вокруг. Минск добивал последнего врага.
На теле Молкара не обнаружилось записки. Возможно потому, что дворф был более предусмотрителен. Возможно потому, что заказчик встречался с ним самолично. Или заказчик просто сменился. Ведь не мог желать Тазок её смерти до того, как она помешала ему в шахтах Нашкеля. Возможно тот, кто хотел её смерти сначала, всего лишь мелкая проблема по сравнению с той бедой, в которую она ввязалась теперь. И он просто ждёт, когда более могущественная сила раздавит её, как букашку. Невесёлые мысли окутали Равену. Она хмурилась, отвечала на вопросы невпопад и большую часть пути промолчала. Из тяжёлых размышлений её вырвал крик Джахейры: «Нежить!»
Оказалось, что развалины школы Улькастера облюбовали скелеты и гули. Равена без раздумий принялась за уничтожение тварей, в надежде отвлечься.

Джахейра залечивала Имоен руку, оцарапанную гулем, когда позади себя они услышали лёгкий шёпот, будто не принадлежащий этому миру. Вдоль остатков стен шёл призрачный старик. Он останавливался, осматривал руины, что-то шептал самому себе и снова шёл.
– Кто ты? – Зачем-то спросила Равена.
– Улькастер – основатель этой школы магических искусств, – спокойно ответил призрак. – Приветствую вас, путники! Хотя я был бы вам рад больше в те времена, когда эти руины были вместилищем знаний и чудес.
– Что же тут случилось? – Имоен баюкала раненую руку.
– Что было, того не исправить. Знания, которые мы собирали много-много лет… Они потеряны, – опустил голову Улькастер.
– Знания? Может мы могли бы Вам чем-то помочь? – Имоен взглянула на Равену в поисках поддержки, и та кивнула в ответ.
– Верно, он говорит о магических книгах. Это же школа магии, – рассуждала Дайнахейр. – Что бы ни было причиной её уничтожения, оно похоронило накопленные знания под руинами.
Призрак кивал, отчего совсем нельзя было рассмотреть его лицо.
– Там. Под камнями. На первом этаже. Остатки того, что мы собрали. Многое погибло. Многое украдено. Многое можно вернуть.
Джахейра даже не сомневалась, куда они сейчас пойдут за назваными сёстрами.
Что и говорить, первый этаж руин представлял собой жуткое зрелище. Повсюду валялись кости, у стен свалены горы трупов. Вряд ли они остались со времён уничтожения школы, скорее всего это были жертвы гулей.
Указанное Улькастером место найти было весьма трудно. Да и кто бы мог подумать, что богатая магическая библиотека будет покоиться под огромными глыбами, на которые набросала нежить свои недоеденные трапезы. Перешагнув через брезгливость, друзья убрали обгрызенные, разваливающиеся тела. Затем с горем пополам разгребли и булыжники.
Несколько изрядно потрёпанных книг легли в руки Улькастера. Призрак поблагодарил искателей приключений, сожалея, что больше ничего не может сделать для них, и продолжил свой путь вокруг руин, бормоча что-то себе под нос. А недалеко, открыв рот от удивления, на них смотрел гном в магическом одеянии.
Гном представился не иначе, как «Хафиз бин Ватат – астролог, учёный и маг». Он был удивлён не столько сценой передачи книг в руки призрака, сколько тем, что узнал Равену. Он видел её в своих снах несколько раз, и каждый сон с ней был наполнен кровью. И ещё: будто бы за ними наблюдал третий, злой человек, который следил за каждым их шагом. И ни разу сон не закончился хорошо. В конце их всегда настигала смерть. Или Равену, или его самого. Остаток пути до дороги Хафиз бин Ватат был погружен в исследование прошлой жизни Равены. Девушка рассказала, как Горайон привёл её в Кэндлкип, как она познакомилась с Имоен, как обучалась в библиотеке, как ей и её приёмному отцу пришлось бежать из дома, как его убили, как она повстречала друзей, как они спасли шахты Нашкеля. Умолчала она только о том, что они собираются делать дальше. Хафиз слушал очень внимательно, не перебивая, пытаясь найти связь между своими снами и жизнью Равены.
У небольшой тропинки, что отходила от их пути в сторону, гном сообщил, что ему туда, и протянул воительнице свиток.
– Всё, что могу тебе дать, – «астролог, учёный и маг» поправил сумку через плечо. – Это заклинание оградит тебя от всех проявлений магии. Ну, или почти от всех.
Неизвестный гном видел её во сне. Сам Эльминстер говорил, что ей уготовано оставить след в истории Побережья Мечей. Горайон увёл именно её из Кэндлкипа. Именно из-за неё убили её приёмного отца. Именно её пытались саму столько раз убить. Всё это не может быть просто совпадением. Здесь кроется какая-то тайна. Равена вдруг поняла, что выяснение этой тайны и будет самым увлекательным приключением в её жизни. Помогая Джахейре и Халиду, она действительно может оставить свой след, уничтожив Железный Кризис. Но как тогда связаны смерть Горайона, охота на полудроу и сон Хафиза? Столько секретов вокруг её персоны интриговали, но она не спешила делиться своими наблюдениями, ибо они её также и пугали.

Когда наступила ночь, команда остановилась на привал недалеко от дороги. Небо было чистое и звёздное. Пирожки хозяйки-полурослика закончилась по дороге. Из провизии осталось немногое, поэтому пришлось довольствоваться сыром, вяленым мясом и сухарями. Равена была погружена в раздумья о последних днях. Она слышала разговор друзей, будто во сне. И ей показалось, что среди их голосов прозвучал тот самый голос из её кошмаров. «Ты научишься…» Девушка вздрогнула.
– Что-то не так, Равена?
– Нет, всё в порядке, Имоен, – по взгляду названой сестры полудроу поняла, что та ей не верит. – Ладно, не всё в порядке. Точнее всё не в порядке…
– Ты из-за этих убийц? Брось! Ты правильно поступила.
– Да, наверное. Я чувствую себя пушным зверем, которого вытурили из норы, чтобы убить, и свора охотничьих собак уже почти кусает за задние лапы.
– Ну, тогда ты зверь с очень ценным мехом, раз ты каждый раз уходишь от погони, а охотники не отзывают собак.
– Зато выпускают всё новых.
– Более обученных и умелых. Да. Разве это не доказывает, что они поняли, с кем связались, и что ты не дашься им просто так.
– Не дамся. Главное, чтобы под удар вместе со мной не попали мои друзья.
– Помнишь, что сказал Эльминстер там, на развилке? «Если у тебя есть друзья, то отчаяние тебе ни к чему». Мы же знаем, что ты всегда вступишься за нас, а мы…
– Равена, Имоен, кто-то приближается, – послышался голос Джахейры.
Четыре всадницы свернули с дороги прямо на стоянку искателей приключений. Они остановились у самого костра, но не торопились спешиваться. У двоих к сёдлам были пристёгнуты мощные длинные луки, а двое носили священнические плащи с эмблемой, которую Равена никогда не видела.
– Есть ли среди вас некая Равена? – Вместо приветствия крикнула одна из священниц.
– Ну, допустим, это – я, – только что откушенный кусок вяленого мяса никак не хотел разжёвываться.
– Сними капюшон, – приказала вторая.
Равена нехотя повиновалась и с вызовом посмотрела в глаза женщине. Всадницы нехорошо ухмыльнулись, одна из лучниц брезгливо скривилась. Первая священница ловко спрыгнула с лошади.
– Я и мои девочки ищем тебя уже много дней. Нам нужно передать тебе сообщение: «Вы все должны умереть!»
– Прямо сейчас? – Жующие челюсти придавали полудроу беспечный вид. – Можно мы хотя бы поужинаем? А то с утра во рту ни крошки.
– Ты наглая, девочка, – встала рядом с подругой вторая священница.
– Тем и выживаю, – пожала плечами Равена.
– Имоен, – шепнула Джахейра. – Не отходи от меня далеко.
– И какая же причина сего жгучего желания меня укокошить? – Упрямый кусок наконец-то поддался, и девушка поспешила его проглотить.
– Ваше вмешательство в дела Железного Трона. Оно хоть и не было безрезультатным, однако осталось до смешного незаметным. Ваша смерть будет означать, насколько ничтожны были ваши усилия. Довольна, девочка? – Священница смотрела на неё с явным превосходством.
– Вполне. Только вот я никак не пойму, почему ты так уверена, что убьёшь меня?
Этот вопрос поставил в тупик самоуверенных всадниц.
– Никому до тебя этого сделать не удалось, – продолжала Равена. – Я предлагаю тебе забрать своих амазонок и убраться подобру-поздорову туда, откуда ты только что пришла.
– Ты смеешь оскорблять меня! – Зашипела женщина, и лица её спутниц вспыхнули гневом. – Теперь я вдвойне хочу убить тебя.
– По крайней мере, теперь ты сделаешь это наполовину по своему желанию, а не только потому, что твой хозяин сказал: «Фас!» – Презрительно бросила полудроу и сделала шаг назад к друзьям.
Раздались первые слова заклинаний. Халиду удалось повалить одну из священниц ударом щита, вторая же довела до конца задуманное. Минск и Джахейра замерли на месте. Друид, хвала богам, успела наложить заклинание на Имоен, и кожа девушки стала похожей на древесную кору. Лучницы-амазонки остались в сёдлах и вскинули луки, но стрелы сломались о «каменную кожу» Дайнахейр. Лучниц надо было убрать в первую очередь. Поняв, что магессе не навредить, одна из женщин переключилась на Минска. Зря она обидела друга ведьмы из Рашемана. Камень, пущенный из пращи, выбил женщину из седла, а затем мощная струя огня оставила на земле лишь обугленный труп. Падение подруги отвлекло вторую лучницу, за что она и поплатилась. Стрела Имоен попала в плечо, лишив женщину равновесия. В этот момент лошадь встала на дыбы, испугавшись магического огня, всадница не успела схватиться за вожжи и тоже оказалась на земле. Все четыре скакуна бросились прочь галопом. Увы, но нога лучницы застряла в стремени. Крик несчастной заставлял лошадей нестись всё быстрее. Мучительная и ужасно нелепая смерть. Тем временем Равена уже вспорола живот одной из священниц. Краем глаза она наблюдала за Халидом. Девушка знала, что полуэльф не нанесёт решающего удара. За столько лет путешествий и сражений воин так и не смог заставить себя сознательно убить женщину. Это поняла и оставшаяся в живых, поэтому была спокойна за свою жизнь, до тех пор, пока полудроу не оттолкнула плечом друга. Лезвие двуручного меча сверкнуло в отблеске костра, и ещё одно покушение на жизнь воительницы провалилось.
Равена присела рядом с умирающим врагом.
– Как жаль, что даже в погоне за мелкой дичью, пёс может погибнуть. Или же я доросла до чего-нибудь более крупного? Скажем до лисы.
– В таком случае ты – чернобурка, – слабо улыбнулась женщина. – Но ты не лиса. Ты – волк.
– Почему?
– У тебя есть стая. И она порвёт любого за тебя. Псы… и волки… они похожи…
Глаза священницы закрылись, чтобы больше не открыться никогда.
– Равена, как ты? – Подбежала Джахейра.
– У меня всё в порядке, – сказала девушка, сама не веря в то, что говорит.
– Железный Трон… – Задумчиво проговорила друид.
– Что такое Железный Трон? – Равена заставила себя отвести взгляд от лица умершей женщины.
– Торговое сообщество. Признаться, честностью и законностью оно не отличается. Равена, это не простые наёмники. На плащах эмблема Железного Трона. Это их личные служители.
– Эмблема… Я-то голову ломаю, что за странный знак неизвестного божества.
– Боюсь, единственное божество, которое они почитают – золото, что подаёт им хозяин.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 16:01 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Забрав вещи из своих комнат в гостинице Нашкеля, шестеро друзей на утро снова вернулись в Берегост.
Имоен негоже было оставаться без доспехов, поэтому названые сёстры первым делом навестили Тэрома Фуирима. Тот сообщим Равене, что доспех будет готов, возможно, немного раньше. Заготовки он показать отказался. Девушка сгорала от нетерпения облачиться в доспех, которому позавидуют даже самые привередливые аристократы. Во время разговора с кузнецом Имоен была как на иголках, а потом потащила сестру к одиноко стоящему манекену. На нем красовался доспех, сшитый из полосок чёрной кожи и проклёпанный каким-то тёмным металлом.
– Это броня Теневых Воров, гильдии, что обосновалась в Амне. Я тебе про неё рассказывала. У неё прекрасная защита, и она поможет мне лучше прятаться в тени.
Равена знала, насколько неровно дышит Имоен к этой воровской гильдии. Хотя, надо признаться, они достойны этого. Девушка надевала доспех дрожащими руками. Он оказался ей как раз в пору.
– Не думал, что его кто-то купит, – признался Тэром. – С этим недоверием к Амну, их товары стараются обходить стороной. Хорошо, что вы без предрассудков.

Клыкастый Лес встретил путешественников шумом листвы и скрипом веток. Он расплылся огромной зелёной кляксой на карте. Начинался он почти сразу за холмами Галликина и плотно прилегал к дороге, ведущей во Врата Бальдура. Он был почти в три раза больше Глухолесья, что ютилось на северо-востоке Побережья Мечей. Проблемы Глухолесья были вполне известны: пауки и виверны. А вот Клыкастый Лес приютил у себя не только опасных животных. Ходили слухи, что Красные маги Тэя собираются под сенью деревьев леса. В последнее время увеличилось количество разбойников, да и сами разбойники стали сильнее. Если раньше это были головорезы, рассчитывающие на лёгкую добычу, то теперь чаще встречались хорошо вооружённые люди и полулюди.
– Интересно, а «клыкастым» его назвали из-за елей, что поднимаются ввысь, подобно клыкам, – Имоен сумела изобразить интонацию вдохновлённого поэта, и сама захихикала.
– Угу. Скорее из-за чрезмерно зубастых его обитателей, что так и норовят укусить путешественников за… что-нибудь, – Равена передёрнула плечами. – Не отходи далеко, великий сказитель.
– Тьфу на тебя, всю идиллию испортила.
Названые сёстры вызвались насобирать хворост. Их лагерь был окружён елями, ветки которых горят ярко, но не долго. У каждой в руках было по хорошей вязанке, этого должно хватить на весь привал.
– Равена, смотри, здесь грибы.
– Надеюсь, они не семь футов в высоту, не ходят и не бросаются спорами.
– Микониды не водятся на поверхности. Наверное. В этом лесу, вообще-то, можно разучиться удивляться. Мне больше интересно съедобные ли они.
– Посмотри на ножку, есть ли там эдакая «юбочка». Учитель Каран говорил, что это один из признаков ядовитости гриба.
– Точно, а ещё ребристая поверхность под шляпкой не должна быть чёрной. Вроде бы всё в порядке. Давай соберём несколько и отнесём Джахейре, она-то наверняка скажет какие мы с тобой грибники.
Грибы, действительно, оказались съедобными. Путешественники получили сытный обед.
– Эх, времени побольше бы, – вздохнула друид. – Насушили бы впрок.
– Можно нанизать на нитки и прикрепить к поясу, пусть сушатся по пути, – с серьёзным видом заявила Имоен.
Дайнахейр засмеялась, и все обернулись на неё.
– Хорошая идея. Главное – не перепутать с пращей.
– Ну да. Это будет нашим отвлекающим манёвром, – ни капли не улыбнулась Имоен.
– Ага. Кто как отвлекает врагов, а мы заставим их засмеяться до полусмерти, – Равена изобразила метание грибной связки.
В сосновом лесу даже маленькая искорка может стать причиной пожара, поэтому кострище в выкопанной яме тщательно засыпали землёй и укрыли снятым перед этим слоем дёрна. Замысел с сушкой грибов не воплотился в жизнь, хоть и поднял настроение искателям приключений.

Друзья шли долго, прислушиваясь и присматриваясь к тому, что окружало их. Широкая поляна открылась как-то внезапно. Странные каменные статуи заполняли почти всю её площадь. Они представляли собой в основном искателей приключений: воинов, магов, лучников, священников. Здесь были люди и дворфы, полурослики и эльфы. Встречались и полуорки. Была парочка кобольдов, огр и даже один крестьянин с вязанкой хвороста за спиной. Всех их объединял ужас в каменных глазах, застывший крик каменного рта. Что за сумасшедший ваятель установил здесь все эти фигуры? И самое странное: все они были повёрнуты почти в одну и ту же сторону. Некоторые изваяния лишились пары частей тела. Несколько были почти разрушены. Хотелось побыстрее уйти отсюда. Лучше нарваться на патруль разбойников, чем быть здесь, среди этих странных статуй. Равена поравнялась с одной из них. Она была расколота пополам. Безрукий торс лежал рядом с осыпающимися ногами. Девушка невольно взглянула на неё. Холодок пробежал по позвоночнику. Внутри статуи был не гладкий камень и не пустая полость. Окаменелые внутренности покоились на своих местах. Воительнице стало сразу всё понятно.
– Стоять! – Громким шёпотом приказала она. – Всем назад! Быстрее! Уходим отсюда!
– А что такое? – Поинтересовалась Дайнахейр.
– Это не статуи – это окаменелые люди… Они когда-то были живыми. Среди рассказов о Клыкастом Лесе есть такие, в которых упоминаются василиски. И, похоже, мы совсем рядом с их логовом.
Упоминание о жутких существах никого не оставило равнодушным, но у Имоен внезапно расширились глаза. Она похлопала Равену по плечу и указала на что-то пальцем. То, что приближалось к ним, не было похоже на василиска. Это был самый настоящий гуль. Девушка вскинула лук.
– Не надо! – Прохрипел гуль. – Не убивай меня!
От удивления руки Имоен опустились.
– Меня зовут Корак. Я хочу вам помочь, – как ни в чём ни бывало продолжал гуль. – Можно я пойду с вами?
Пожиратель трупов просто отвратно вонял, при разговоре длинный язык вываливался изо рта, наполненного жёлтыми острыми зубами. Не задумываясь, команда шагнула Равене за спину, прикрывая носы. Полудроу с трудом подавляла позывы к рвоте.
– Ты хочешь нам помочь? Но ты же – гуль… – Слова звучали глухо из-за ладони, прикрывающей нос и рот.
– Ага, – кивнул Корак, и Равене показалось, что с него что-то упало на землю. Что-то белое и шевелящееся. Она не хотела туда смотреть. – А ты кажется дроу.
– Полудроу. Твоя правда. Не стоит обращать внимание на… э… расу. И чем же ты можешь нам помочь?
– Там жуткие ящерицы. У них шесть ног и каменный взгляд. На меня их магия не действует. Я отвлеку их на себя, а вы сможете пройти дальше.
– Я так понимаю, ты что-то хочешь за это.
– Пойти с вами.
– И только?
– Ага, – гуль снова резко кивнул, и на землю упало ещё что-то. На этот раз, кажется, это был кусочек мёртвой плоти с щеки.
– Хорошо. Если ты действительно можешь помочь нам с василисками, пойдём с нами. Но только иди так, чтобы ветер дул в твою сторону. Без обид, Корак.
– Да, да. Я всё понимаю. Спасибо.
Корак поковылял на разведку, а шестеро искателей приключений аккуратно крались за ним. Странный гуль почти провёл их мимо логова василисков, как вдруг захрустели ветки под ногами чего-то большого позади них. Равена слышала, как резко вдохнула воздух от испуга ведьма из Рашемана, и как Минск взревел: «Дайнахейр! Нет!» Магесса стояла каменным изваянием и указывала на огромную золотистую ящерицу с тёмно-зелёными матовыми глазами. Следопыт нёсся, потрясая булавой, на животное. Из пасти василиска вырвался светящийся шарик. Он был в паре ярдов от Минска, когда Корак вырос между ними, как из-под земли. Шарик вонзился в гуля, но ничего не произошло.
– Корак! Отвлекай его! Битвы не избежать! – Крикнула Равена на бегу.
Несмотря на кажущуюся неуклюжесть, гуль ловко сновал вокруг огромной шестилапой ящерицы. Василиск отвлёкся от него только один раз, чтобы пустить ещё один шарик в Равену. Воительница сделала низкий кувырок, уходя от него, и вонзила меч в бок ящерице. Та ухитрилась попасть одной из лап ей по лицу. Из раны над бровью брызнула кровь, заливая глаз и мешая чётко видеть врага. С неба ударила молния. Халид запрыгнул на спину василиску и проткнул ему хребет. Ящерица дёрнулась и осела на землю, разбросав в стороны все шесть лап.
Корак стоял именно так, как его просила Равена. Ветер дул на него. Он принёс запах. Запах щекотал ноздри и заставлял бурчать желудок. Кровь. Не протухшая полузасохшая кровь мертвеца, а свежая горячая кровь живого существа. Он обернулся на своих спутников. Девушка со светло-эбеновой кожей, что разговаривала с ним, внимательно рассматривала мёртвого василиска. Её лицо было залито кровью. Этот вид завораживал гуля. Он стал медленно подкрадываться к ней.
Равена подняла глаза на Корака. Он смотрел на неё, не отводя взгляд. Жуткий взгляд мёртвых глаз. Он смотрел на неё, как на жертву. Повинуясь лишь голоду, гуль кинулся на полудроу и обмяк, пронзённый двуручным мечом.
– Прости, Корак!
– И ты прости меня, полудроу, – гуль наконец-то обрёл покой.
– О, Сильванус! – Услышала Равена за спиной голос друида.
Рядом с Дайнахейр стояла Имоен. Она успела пустить лишь первую стрелу и тянулась за другой.
– Имоен… – Бессильно прошептала воительница.
– Их ещё можно оживить, – успокоила её и следопыта Джахейра. – Мы не так далеко от Берегоста, а значит и от храма Латандера. Там можно взять свитки «Камень в плоть». Они есть во всех храмах. Но нужно торопиться.
– Тогда идите. Мы с Минском посторожим здесь.
Рашеманец согласно кивнул.
Халид и Джахейра поспешно ушли, а Равена и Минск тяжело опустились на поваленное дерево. Они сидели молча, не считая времени и не сводя глаз со своих дорогих людей. Бу не знал кого успокаивать, поэтому то сидел на коленях у следопыта, то перебирался к воительнице. Перед Равеной пронеслись годы в Кэндлкипе, их с Имоен мечты на крыше дозорной башни, побег и приключения. Снова её сестра в опасности. У полудроу было не много настоящих друзей за всю жизнь, в Кэндлкипе только Имоен, Винтроп да парень-сирота Дреппин, что ухаживал за скотом. Теперь их стало больше, но её названая сестра была ей дороже всех на свете.
Гнетущую тишину разбил громкий разговор и смех. На поляну вышла, по-видимому, группа искателей приключений. Лидером, скорее всего, была женщина, идущая впереди. Она говорила что-то, а окружающие её мужчины смеялись над её плоскими шуточками. Команда, похоже, совсем не замечала окаменелых людей и труп василиска за поваленным деревом, но вот сидящих друзей они как раз таки заметили.
– Ой, смотрите-ка, мы наткнулись на путешественников. Приветик! Я – Кириан, а это мои приятели – искатели приключений. Вы чё? Типа, тоже? Ха-ха-ха! Только гораздо хуже выглядите! – Издевательский смех Кириан подхватили её спутники, они совсем не воспринимали двух побитых путников всерьёз.
– Следи за своими словами. Мы с другом сейчас не в том настроении, чтобы шутить, – только и сказала Равена.
– Ой! Это вызов? – Наигранно изобразила испуг женщина. – Да ты хоть знаешь, кто мы такие? Мы – прирождённые искатели приключений, и вы – мелкие букашки – не справитесь с нами. Не хочешь ли взять свои слова обратно?
– Пошла ты! – Равена встала, за ней последовал и Минск. – Убирайтесь отсюда, пока мы не преподнесли вам урок.
– И что за урок? Ты, может, отшлёпаешь меня по заднице своим большим мечом? Ха! А, ну-ка, парни!
Воительница и следопыт переглянулись и, хохотнув недобро, с дикими криками врезались в толпу выскочек. Двое упали на землю сразу же, оглушённые щитом Минска и эфесом меча Равены. Рашеманец перекинул второго далеко за спину, и тот шлёпнулся прямо на труп василиска.
– Здесь убитый василиск. И ещё гуль. Фу! Как он воняет!
– Это вы их убили? – В голосе Кириан проблеснул неуверенный страх. Она всё поняла по улыбке полудроу.
Приятели разбежались кто куда, и женщина решила последовать их примеру, но споткнулась и зацепила окаменелую Имоен. Равена чудом поймала статую.
– Если она разобьётся – ты умрёшь! – Прорычала она.
Кириан попробовала дать стрекача, но опять поскользнулась на траве. Равена, усмехнувшись, зашла сзади поднимающейся женщины и хорошенько оттянула ей плашмя мечом пониже спины.
Уже стемнело, когда супруги-полуэльфы вернулись. Джахейра нараспев прочитала свиток на каждого. По крикам оживших стало понятно, что окаменение не проходит безболезненно. Им было трудно дышать, ноги не держали их. Какое-то время Дайнахейр и Имоен пришлось нести. Историю про Кириан и её парней Минск и Равена рассказывали по дороге в Берегост. После такого приключения нужно было как следует отдохнуть, особенно жертвам василиска. Да и опасности Клыкастого Леса оказались вовсе не выдумками. Стоило хорошенько подготовиться.

– Я так испугалась за тебя, малыш, – на утро призналась Равена сестре. – У меня будто в одночасье отняли все силы.
Имоен хихикнула.
– Что тут смешного?
– «Малыш»… Последний раз ты называла меня так в Кэндлкипе. Это кажется так давно было. Правда?
– Да. Мне иногда думается, что я всю жизнь в дороге.
– Тебе не нравится это? – Имоен заглянула в улыбающееся лицо сестры. – Вижу, что нравится.
– Нравится. Не смотря на то, что мы ходим каждый день по краю пропасти, я счастлива, как никогда раньше. Даже, когда Горайон был рядом.
– М-да, смерть нашего воспитателя – единственное, что омрачает это приключение.
– Единственное? – Засмеялась Равена. – А как же толпы убийц, которые за нами охотятся?
– Это лёгкие неприятности, – отмахнулась Имоен. – И вообще их можно отнести к самому приключению.
Когда команда собралась за столом, к ним подошёл подмастерье из кузницы Тэрома Фуирима и сообщил, что доспех на заказ готов. Наскоро проглотив остатки завтрака, названые сёстры выскочили в дверь «Филдпоста», оставив за спиной ворчание Джахейры.
Доспех был прекрасен. От обработки огнём серебристые прожилки потемнели, делая узор ещё более явственней. Это был доспех для настоящего искателя приключений. Он давал прекрасную защиту, но не стеснял движений и был практически невесом. Тэром придал пластинам вид крыльев жука, края были отделаны позолотой. Кузнец создал элегантный доспех, подчёркивающий фигуру его обладательницы. Панцирь надевался на кольчугу, в которую были вплетены тончайшие нити пластин анкега, придавая ей зеленоватый оттенок. Этот доспех стоил своих денег.

Следующие пару дней Равена с друзьями блуждали по Клыкастому Лесу, всё больше осознавая, что мифы про него вовсе не мифы. Они наткнулись на гнездовье василисков и чудом ушли живыми, оставив за собой поляну с искромсанными телами гигантских ящериц. Минск на себе испытал ощущения окаменелости, а Бу чуть не разбился вдребезги. Спасибо Джахейре, которая на всякий случай запаслась свитками «камень в плоть». В поисках места, где можно подлечить раны и отдохнуть, друзья наткнулись на собрание Красных магов. С горем пополам они выиграли и этой бой. Были и пауки, разбойники, в общем, скучать у них не получалось. Все чувства были на пределе, каждый шаг делался осторожно, каждую минуту ожидалось нападение. Поэтому, когда впереди послышался приближающийся звук шагов, команда встретила выбегающую из-за деревьев фигуру во всеоружии.
Хрупкий силуэт женщины с ног до головы был окутан дорожным плащом. Она бежала, оглядываясь назад, и совсем не замечала стоявших впереди друзей. Равена поспешно набросила капюшон. Бегущая женщина запуталась в длинной поле плаща и упала прямо к ногам воительницы. Тут же она резко вскочила. От этого движения с её головы упал капюшон. Белоснежные локоны рассыпались по плечам. Резкая красота эбенового лица поражала, а тёмные глаза отливали красным. Перед путешественниками стояла женщина-дроу. Она окинула их взглядом загнанного зверя. Среди деревьев послышался хруст веток и ругань. Эльфийка рефлекторно попятилась за Равену. За дроу бежал мужчина в доспехах с эмблемой на груди, изображающий сжатый кулак, объятый пламенем.
– Эй, вы там! Среди вас опасная преступница. Я – представитель Пламенного Кулака и должен привести её к правосудию!
– Нет! Это не правда! Он лжёт!
– Молчи, тёмное отродье! – Прикрикнул на эльфийку мужчина.
– И что же это «тёмное отродье» совершило, что попало в список опасных преступников? – Нахмурилась Равена.
– Она – убийца, – мужчина начал перечислять грехи эльфийки, а Равена наблюдала из-под капюшона, каким ненавидящим взглядом дроу смотрела на своего преследователя. – В конце концов, она – дроу!
Последние слова он произнёс, будто проклятье. В глазах тёмной эльфийки погасла последняя искра надежды на спасение.
– Слушай, – вырвалось у полудроу. – Мне наплевать на тебя и на неё, но, если ты победишь меня в дуэли, я отдам тебе твою преступницу. Если нет – заберу её себе.
– И что? Дуэль насмерть?
– О, нет! К чему это? Выбей у меня оружие из рук.
Представитель Пламенного Кулака оказался вполне сносным фехтовальщиком. Однако он был обучен, как говорил Зарк, «приёмам честной борьбы». Пара обманных выпадов со стороны Равены, и меч её соперника отлетел в сторону. Сам он повалился на землю, и острие двуручника, не дрогнув, прикоснулось к шее мужчины.
– Ладно, забирай её! Скажу, что она вырвалась вперёд и попалась в лапы диким зверям. Чего я ей и желаю на самом деле!
Мужчина, охая и кряхтя, поднял своё оружие и пошёл прочь.
– Спасибо, – заговорила дроу. – Я не знаю, почему ты это сделала, но...
В этот момент воительница обернулась и сняла капюшон.
– Полукровка... Хм. Это всё объясняет.
– Это ничего не объясняет, – оборвала её Равена. – Я прогнала его лишь потому, что главной твоей провинностью для него была твоя принадлежность к расе тёмных эльфов.
– Я так понимаю, ты тоже чувствуешь это на себе... Позволь представиться: я – Викония Де Вир из Мензоберранзана. Могу ли я спросить твоё имя? – Викония явно не имела привычку разговаривать так вежливо, и от этого фразы казались наигранными.
– Можешь. Моё имя – Равена.
– Я буду молиться Шар о тебе, Равена.
– Шар? – Удивилась Джахейра. – А как же Лолс? Разве не покарает Паучья Королева тебя за неверность?
– С тех пор, как я покинула Подземье, Лолс больше не благоволит мне. Я служу Шар – богине ночи. Для дроу это весьма странно, но не запрещается, – чистокровная дроу и полукровка не сводили друг с друга глаз. – И что теперь? Я должна идти с тобой, Равена? Право же жрец и лекарь в команде никогда не будет лишним.
– Нет, – Равена ответила резко, так чтобы сразу стало понятно: спорить нет резона. – Нет, Викония, ты мне ничего не должна. Вот. Возьми, – девушка подкинула спасённой пару эликсиров. – Тебе это может пригодиться.
– Ты странная, Равена. Спасаешь дроу, а затем отправляешь её на все четыре стороны.
– Я всего лишь полудроу, воспитанная людьми. Пусть твоя богиня помогает тебе во всём, Викония Де Вир из Мензоберранзана. Прощай.
Снова накинув капюшон, воительница углубилась в лес, а за ней и пятеро её друзей. Викония – дочь ныне уничтоженного, но когда-то имеющего немалый вес в Мензоберранзане, дома Де Вир – не долго смотрела им вслед. Усмехнувшись чему-то, она неслышно заскользила между деревьев прочь от места случайной встречи.

Солнце ещё не зашло за горизонт, но вокруг всё потемнело. Откуда-то примчался ураган. Столетние деревья склонялись до земли, будто тонкие тростинки. Потом полил дождь с грозой, как и в ту ночь, когда Равена бежала из Кэндлкипа со своим приёмным отцом. Команда укрылась в полуразрушенной одиноко стоящей башне. Потолок был дырявый, и с него капала вода, но стены ещё сдерживали сильные порывы ветра. Промокшие насквозь путешественники грелись у костра, разведённом в единственном сухом углу. Равена давно привыкла к доспехам и уже не замечала их, но всё же было приятно поблаженствовать без них. Удивительно, но одеяло на дне сумки не промокло. Равена завернулась в него и, вытянув босые ноги к костру, начинала дремать.
– Равена, можно я потешу своё любопытство и спрошу у тебя: почему ты не взяла собой эту дроу? Жрец нам был бы как нельзя кстати, – разбудила её Имоен, которая возилась с колчанами, сортируя в них стрелы.
– Да. Меня этот вопрос тоже интересует, – оторвала взгляд от карты Джахейра.
– Только не смей мне сказать, что это особенная дроу, и путь она выбирает себе сама, – пригрозила лучница сестре стрелой с голубым оперением и наконечником, похожим на кристаллик льда.
– Ха-ха! Нет, малыш, я теперь просто не хочу, чтобы дроу (не важно, эта или другая) шла с нами.
– Однако же ты спасла её, – напомнила Джахейра.
– Да, но только потому, что… Ох, неужели ты сама не заметила, что этому представителю Пламенного Кулака было глубоко наплевать, кого убила эта женщина, убила ли вообще. Он шёл за ней, чтобы убить. Это единственное правосудие, которого, по его мнению, достойна тёмная эльфийка. Если бы мы отдали её, суда бы не было. Виконию Де Вир ждал только костёр, – Равена глубоко вздохнула.
– Наличие тёмноэльфийской крови давит на тебя. Так? – Выпытывающе спросила друид.
– Так…
– Проклятье! Представляете, я набила оба колчана почти до отказа этими ледяными стрелами.
– От-тлично! Пусть эт-ти разбойники п-почувствуют на себе своё оружие.
Халид был ранен такой стрелой, и озноб до сих пор не оставлял его. Он сидел рядом с Равеной у костра, заботливо закутанный Джахейрой в одеяло, и его била мелкая дрожь. Иней на доспехах смыл дождь. Разбойники, что обстреляли их этими стрелами, носили кольчуги вместо кожаной брони, имели отменную тактическую выправку и, чем дальше на север уходили друзья, тем больше были их шайки. А значит лагерь совсем рядом.
Над картой громко вздохнула Джахейра.
– Что-то не так? – Отвлеклась от грустных мыслей Равена.
– Конечно не так! Мы прошли уже весь лес, а ни самого Тазока, ни его связных нигде нет! До лагеря осталось каких-то несколько миль!
– Что ж, если за эти несколько миль ничего не изменится, то попытаем счастья у ворот лагеря. Если и там удача нам не улыбнётся, придётся сровнять этот лагерь с землёй.
– Равена, ты же обещала! – Возмутилась Имоен.
– Сестрёнка, это самый крайний вариант. Я изо всех сил пытаюсь избежать его.
Во время подготовки к ночлегу Равена часто вздыхала и, казалось, находится где-то в другом месте.
– Ты очень грустная, – подошла к ней Дайнахейр. – Ты так переживаешь из-за той тёмной эльфийки?
– Нет, нет. Просто сегодня ровно месяц, как моего приёмного отца не стало.
– Да неужто целый месяц прошёл? – Оторвалась от устроения спального места Имоен.
– Я уверен, чт-то Горайон был бы без-змерно рад узнать, насколько н-насыщенным был у вас эт-тот месяц.
– Да, при этом, сначала бы он улыбался во все тридцать два зуба, а потом начал бы с серьёзнейшим видом указывать на всевозможные огрехи и неточности в ваших действиях, – поддакнула мужу Джахейра.
– Вы ведь знали его очень хорошо. Я в курсе, что он не всегда был книжным червём. Он путешествовал. Много. С арфистами. С вами. Расскажите, какой он был тогда, – Равена умоляюще посмотрела на старых друзей Горайона.
– Хорошо, но только сначала попробуем то, что сварганил нам Минск. Вдруг это окажется вкусным, – подшутила над следопытом друид.
Тот не обиделся (Минск вообще редко обижался), он знал, что его стряпня нравится всем.

– Я найду этого картографа и вырву ему руки, – процедила сквозь зубы Джахейра. – Неужели так трудно было пометить это место!
– Столько разговоров в таверне было о Клыкастом Лесе, и хоть бы один болтун заикнулся об этом болоте! – Поддержала её Имоен.
Дождь лил всю ночь, и уровень грунтовых вод резко поднялся. Там где раньше была скользкая грязь, ил да камыши, теперь стояла маленькими озерцами вода.
– Может стоит обойти? – Предложила Имоен.
– Нет, слишком долго, пойдём вброд, – Равена подняла длинную палку с земли и попыталась достать дно. – У самого края по щиколотку будет, дальше, возможно, глубже. Дно мягкое, но пока что не сильно раскисло.
– Надо идти по кочкам, – предложил Минск. – Только осторожно: здесь могут быть коварные плавающие кочки.
Джахейра шла впереди, прощупывая перед собой посохом, а за ней, перепрыгивая с кочки на кочку, гуськом двигалась остальная команда. Хуже всех было Дайнахейр. Длинная юбка не позволяла делать прыжки, поэтому пришлось заткнуть подол за пояс, оголив ноги выше колен, что сильно смущало женщину. Минск, казалось, всю жизнь только и делал, что прыгал по кочкам. Эта груда мышц двигалась вперёд по твёрдым островкам с ловкостью снежного барса. Равена попала-таки на плавучую кочку, которая почему-то не отреагировала на тычок посоха Джахейры, а вот из-под сапога воительницы решила убежать. Полудроу плюхнулась прямо в грязную воду, обрызгав оказавшихся рядом Имоен и Халида.
Лягушки, будто издеваясь, начали громкий нестройный концерт. «Ква-ква-ква!» – Словно хохотали они над путешественниками. Правда, они за это вскоре поплатились, потому что на болото опустились несколько цапель. Пора было пообедать. Злорадный смешок пробежался по цепочке.
– Вот вам! – Погрозила кулаком лягушкам Имоен. – Так и вам и надо, скользкие холодные тваааа…
Если бы Равена не успела схватить названую сестру за шиворот, та полетела бы с воду.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 16:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Когда друзья ступили на твёрдую землю, мнение было единодушным, что в таком виде идти дальше не стоит. Так или иначе пострадали все. Поэтому, когда они наткнулись на лесной родник, останавливаться на привал или нет даже никто не обсуждал.
Равена сложила «лодочкой» ладони и подставила под струю. Ледяная вода родника обожгла руки и лицо. Девушка снова набрала хрустальной жидкости и мелкими глотками утолила жажду. Закрыв глаза, Равена ощущала, как холод растекается внутри. Ей казалось, что горло покрывается тонким слоем льда.
– Вот интересно, – Имоен смотрела в свою «лодочку». – Вроде бы вода везде одинаковая, и та вода, что мы добывали в колодцах Кэндлкипа, ничем не отличается от этой. Почему же вода из лесных родников такая вкусная? Может всё дело в природе? И она даёт чистый, неповторимый вкус лесной воды, и путник, изнурённый дорогой, просто…
– …очень хочет пить твой путник, и ему кажется после многодневного похода, что это самая вкусная вода на свете, – вытирая лицо, прервала сестру Равена.
– Видят боги, я когда-нибудь её убью, – уронила голову и руки Имоен. – Джахейра, скажи, что я права.
– Как друид, я могла бы тебе сказать, что дело всё в том, что лесные родники не тронуты цивилизацией и сохранили истинный вкус…
– Вот! А твоя проза жизни… – Начала было Имоен, но полуэльфийка остановила её поднятой рукой.
– …но, как искатель приключений, должна тебя разочаровать и согласиться с прозой жизни Равены. После долгого путешествия ничему так не радуешься, как глотку воды.
– Ха! – Равена перекинула через плечо полотенце.
– Пф, – в ответ надулась её сестра.
– Пойдём доспехи чистить, гроза лягушек.
– У меня только сапоги пострадали, в отличие от некоторых.
– Если бы «некоторые» не поймали тебя, как котёнка, за шиворот…
– Всё! Моли о пощаде и загадывай последнее желание, я сейчас буду тебя уничтожать, – Имоен засучила рукава и с криком «йа-ха» бросилась на названую сестру.
Остальная команда чуть не надорвала животы от смеха, наблюдая за девушками. Это была обычная процедура примирения, наблюдать за которой обычно выходил почти весь Кэндлкип. Имоен и Равена, вооружившись кривыми тонкими ветками, фехтовали, как заправские аристократы. Потом сёстры превращались в рыцарей и начиналась борьба убеждений. Как-то раз эта драма развернулась на кухне у Винтропа. «Что твой Орден против моего!» – Потрясала рыцарь-Равена булавой-поварёшкой и щитом-крышкой от большой кастрюли. «А я сегодня не рыцарь, а великий маг», – раздалось из-за ящиков с овощами. – «Вот тебе мои «магические снаряды»». В полудроу полетели перезрелые помидоры. Помнится, тогда она отбила «щитом» два, а один всё же размазался ей по лицу. Сейчас же даже сдержанная Дайнахейр смеялась вовсю, когда настало время финального «выброса ярости». Раньше это было заявление: «Ну всё, ты разбудила во мне зверя!» Теперь же под рукой всегда был представитель чистой берсеркерской стихии. «За глазами, Бу!» – Закричала Имоен, и сёстры, хохоча, покатились по траве, усыпанной хвоей.
– Ладно, живи пока, – запыхавшись, махнула рукой Имоен.
– Покорнейше благодарю, – Равена пыталась вытащить из густой шевелюры сосновые иголки.

Названые сёстры должны были сменить Минска и Дайнахейр после полуночи. Равена проснулась от грубого тычка сапогом. Полудроу перевернулась на спину, не открывая глаз.
– То, что я поспала чуток побольше тебя, не даёт тебе право так грубо со мной обращаться, – пробормотала она сонным голосом.
– Мне не даёт, а им – вполне, – послышался голос Имоен откуда-то сбоку.
Равена распахнула глаза и увидела трёх нависающих над ней разбойников с прилаженными к тетиве стрелами. Она осторожно приподнялась, Имоен сидела рядом с поднятыми руками. Караул – Минск и Дайнахейр – был окружён целой толпой лучников, по разбитым носам нескольких разбойников было заметно, что врасплох следопыта застать им не удалось. Магесса лежала на земле, не шевелясь, видно её оглушили. Ещё одна группа держала на прицеле амнийцев. Стоящий напротив Равены мужчина коротко дёрнул луком вверх, полудроу медленно подняла руки.
– Вы, небось, за железом пришли, – осмелилась она начать разговор.
– Как догадалась? – Ответил ей один из бандитов, вооружённый мечом и лёгким щитом. Сапоги его были в грязи, а на лице чернела трёхдневная щетина.
– Ну, мы пока что не встречали здесь тех, кто ищет ягоды или дичь.
– Хм. Вы тоже на грибников не похожи, – Равена заметила, что он держит в руках её меч.
– Ну почему же. Могу посоветовать одну хорошую полянку, – невозмутимо заметила Имоен, и разбойник даже улыбнулся.
– Пошутили и хватит. Что вы тут вынюхиваете? Что ищете?
– Так вас и ищем. Мы присоединиться к вам хотим, – Равена, как говорится, «включила дурочку» в надежде, что перед ней связной Тазока.
– Зачем же вы нам нужны? У нас людей и так достаточно.
– Да уж, хватает. Ха! Такие крутые парни, а занимаетесь мелким грабежом. Железки из бедных путников выбиваете.
Мужчина превратился в слух и разрешил искателям приключений опустить руки.
– Так вот. У нас есть деловое предложение: вы берёте нас к себе в качестве мальчиков и девочек на побегушках, а мы с вашей помощью получаем верный и единственный способ процветания на Побережье Мечей в нынешнее время, – воительница беззаботно пожимала плечами и старалась говорить как модно непринуждённее, но внутри всё тряслось от страха. Вдруг её сейчас раскусят. На них было направленно, как минимум, с дюжину стрел. Всё закончится в считанные удары сердца. Бандит смотрел на неё, прищурив глаза.
– Ладно, ладно, девочка! Прибереги свои рьяные речи для командира, – сказал наконец мужчина и подал какие-то знаки лучникам, часть разбойников скрылась в лесу. – Меня зовут Тэвен. Я – начальник этой группы, состоящей из элиты «Чёрных Когтей». Если командир пропустит вас, держитесь поближе к людям из нашей организации, и старайтесь избегать общения с другой бандой – «Стужей». Там в основном хобгоблины, вы их легко отличите. Но! – Тэвен вплотную приблизился к Равене и поднял указательный палец в предупреждающем жесте прямо перед кончиком её носа. – Если командир скажет: «Смерть!» Значит – смерть. Понятно?
«Чего уж тут не понятного», – подумала полудроу и кивнула в ответ.
Разбойники дали друзьям время собраться и привести в чувство Дайнахейр. Несколько лучников подошли к ним и протянули куски материи.
– Знаю, способ избитый, но не могу я вам пока дорогу к нашему лагерю показать, – сказал Тэвен, отдавая Равене назад меч. – Поэтому вперёд – завязываем глазки. Необдуманных действий, надеюсь, не будет, а то жалко тратить на вас и время, и стрелы.
Лагерь оказался совсем недалеко. Всю дорогу Равена «наслаждалась» вонью от тряпки на глазах и пересудами за спиной. Разбойники говорили очень тихо, и слышать их могли только полуэльфы. Они судачили о том, что «баб в лагере не было, и вдруг на тебе, счастья привалило: целых четыре». Хотелось развернуться прямо сейчас и надавать тумаков этим похабникам. Девушка нервно сжимала кулаки, напоминала себе о важности миссии и уговаривала себя сдерживать эмоции.
Когда повязки сняли, все они уже стояли у входа в лагерь. Разбойники озирались на них. Хобгоблины, полуогры, полуорки возвышались над своими человеческими партнёрами. Тэвен явно кого-то ждал. Он ходил туда-сюда, поглядывая время от времени на вход. В глубине лагеря показалось какое-то движение. Через ворота прошёл огромный полуогр. Бугристые мышцы играли при каждом движении. Чёрный кожаный доспех скрипел и казалось вот-вот разойдётся по швам. Стальные наплечники, приделанные скорее всего для показухи, делали его плечи ещё шире, а рогатый шлем увеличивал зрительно рост полуогра. Злоба исказила и без того уродливое лицо разбойника.
– Тэвен! Я, кажется, ясно выразился, когда сказал, что никто не должен знать про лагерь! – Полуогр начал орать ещё у ворот. – НИКТО!!! – Громила навис над наёмником. – Тебе понятно значение слова «никто»?!
– Я знаю, Тазок, – спокойно ответил Тэвен, стерев со своей щеки слюну командира. – Мне подумалось, может ты захочешь их допросить.
«Тазок…» – одними губами проговорила Равена. Если бы не вовремя надетый капюшон, то тот, кто нанял Нимбула, Мулахея и Транзига, встретился лицом к лицу с той, которую так хотел уничтожить. Она смотрела на него и пыталась найти слабое место, но не находила.
– Мне показалось, что они что-то знают о происходящем, – объяснил своё действие Тэвен.
– Тем более их надо было убить!
– Как прикажете, командир.
– Стой! Теперь я сам это сделаю! – Тазок оттолкнул своего подчинённого и поднял огромную дубину, окованную железом с шипами.
Равена невольно сглотнула. Она держала меч наготове, но не знала, сможет ли сдержать этот удар. Один на один о победе не стоило и мечтать, но и нападать всем вместе было бы не очень честно.
«Ха! Честно», – усмехнулась своим мыслям Равена. – «О какой честности может быть речь, если мы находимся в лагере врага, и на нас в любой момент может наброситься около сотни разбойников».
Первой жертвой Тазок выбрал почему-то Минска. Может потому, что выглядел он внушительней всех, а значит был наиболее опасен. Когда дубина полуогра взлетела над следопытом, Равена зажмурилась. Раздался гулкий удар о щит. Минск упал на колено, но всё же выдержал чудовищную атаку. Равена знаками попросила не вмешиваться магессу, друида и лучницу. Этот поединок был для воинов. Полудроу присоединилась к Халиду. Тазок отпихнул ногой Минска и послал полуэльфу такой удар, что тот отлетел на несколько ярдов в толпу гогочущих разбойников. Если бы не щит, возможно он приземлился бы бездыханным. Джахейра, охнув, бросилась к мужу. Равена ловко уворачивалась от жуткой дубины. Пару раз она слышала, как полуогр рычал, промахиваясь. Она была уверена, что сейчас Тазок думает, что сражается с трусом, но ей надо было понять тактику его боя. Как оказалось никакой тактики и не существовало. Изловчившись, он схватил её за руку. Правда, ему пришлось для этого наклониться. В голове воительницы пронеслась тысяча и одна картина, что он может сейчас с ней сделать, но одна была явственней всех. Вот сейчас он сорвёт с неё капюшон… Но Тазок размахнулся и кулачищем нанёс ей боковой удар по рёбрам. У Равены потемнело перед глазами. Она не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. От добивания врага Тазока отвлёк Минск. Он повесил булаву на пояс и, что было мочи, огрел полуогра по затылку щитом, от чего тот наклонился ещё ниже и получил слабый, но точный удар коленом в нос от Равены. Командир разбойников с удивлённо-уважительной миной на лице снова переключился на рашеманца, оставив девушку корчиться от боли на земле. Равене было тяжело дышать, удар отобрал много сил. Она закашлялась и обнаружила на ладони кровь. Похоже, полуогр сломал её рёбра. Халид, припадая на ногу, заходил к врагу за спину. Девушка сделала над собой усилие и снова присоединилась к другу. Во рту стоял ржавый привкус крови, дыхание вырывалось с хрипом. Её сил хватило на ещё один удар. Синхронно полуэльфы атаковали эфесами мечей под колена полуогра. Тазок оказался на земле и вновь получил в нос. Правда, на этот раз это был смачный удар кулаком от Минска. Командир разбойников почувствовал два острия мечей, приставленных к шее.
– Довольно! – Рявкнул он. – Дерётесь вы неплохо. Я согласен взять вас. Идите в лагерь, но пока мы не будем в вас уверены… Пока я не буду в вас уверен, за вами будут наблюдать. Вашу проверку на верность оставим на потом. У меня много дел.
Говорил он это опять же Минску, на котором почти висела Равена. Тихо она шепнула ему: «Молчи и кивай…» Утерев окровавленный нос, Тазок подошёл к Тэвену.
– Следите за торговыми путями, как прежде. Я возьму патруль в несколько человек и уйду. Надо проверить рудник и…
Команда отдалялась от говорящего, но Равена услышала достаточно. Так значит, отсюда координируются нападения на караваны. И у тех, кто это всё задумал, есть где-то рудник. Вряд ли Тазок говорил о Нашкеле, им давно уже всё известно.
В груди щемило, перед глазами стояли тёмные круги. Равена боялась упасть и потерять сознание. Хельм, не сейчас. Не тогда, когда рядом Тазок. Он знает, как она выглядит. Он тут же прикажет убить и её, и друзей. Они не смогут выжить. Приступ кашля нахлынул внезапно. Земля под ногами покачнулась, и Равена упала на четвереньки. Минск не успел её поймать. На ладони снова была кровь. Полудроу поняла, что теряет сознание, но съехавший капюшон всё же поправила.

Очнулась она от премерзкого запаха.
– Ну вот! А вы говорили: «Не поможет!» Привет, красавица! Я – Джеки из элиты «Чёрных Когтей», наши парни вели вас сюда. Ха-ха! Чтоб я на дне Бездны оказался! Ты и вправду наполовину тёмный эльф!
– Парень… – Попыталась перебить наёмника Равена.
– А мне говорят: «Слушай, Джеки, та, которой Тазок боковой пробил, она-то дроу наполовину!» А я им: «Да ладно, пацаны, вы гоните!» А они мне…
– Парень!
– Чего?
– Заглохни!
Равена пыталась понять, где у неё болит. В груди ещё ломило, но острой боли уже не было. Она поднялась. Джеки держал в руках склянку, и оттуда превратно воняло.
– Заткни эту гадость, а то меня сейчас стошнит.
– Ладно. Я сейчас в патруль, а как вернусь, расскажете свои впечатления о драке с Тазоком. Лады?
– Лады, – проскрипела воительница, и надоедливый разбойник умчался прочь. – И чего вы пристроились именно рядом с этим болтуном?
– А где ты предлагаешь пристроиться? Рядом с хобгоблинами? – Усмехнулась Джахейра.
– Тоже верно.
– Слушай меня теперь внимательно. Я тебя, конечно, подлатала, но этого мало. Эликсирами тоже не много чего можно сделать, разве что поддерживать, чтоб хуже не стало. Как только… – Друид оглянулась и понизила голос. – Как только всё это закончится, непременно обратись к жрецу.
Равена согласно кивнула.
– Кстати, сестрёнка, ты была права. Тазок здесь не главный, – шепнула Имоен. – Многие разбойники не довольны, что приходится выполнять приказы, которые он получает от кого-то ещё.
– Только вот от кого? – Воительница обернулась на самую большую палатку в конце лагеря. – Может, вечерком прогуляемся по территории? Страх, как хочу посмотреть местные достопримечательности.

Вплоть до сумерек друзья слушали рассказы бывалых наёмников и разбойников. Они хвастались когда, кто и кого убил, ограбил или обманул. Равена слушала всю эту болтовню краем уха, выуживая лишь нужные кусочки, из которых она сделала вывод, что о них никто здесь не знает. Тэвен видел её лицо, но ничего не сказал Тазоку. Потому что не посчитал это важным. Он не знал, что ведёт в лагерь тех самых искателей приключений, которые очистили шахты Нашкеля. Поэтому она была спокойна, будучи уверенной, что за Тазоком никто не пошлёт.
Когда шестеро диверсантов прогулочным шагом направлялись к большой палатке, многие из тех, кто должен был следить за ними, спали, другие ушли на торговый путь, кто-то играл в карты, кто-то чистил оружие. В общем, на них мало кто обращал внимание.
Равена шла через лагерь и усмехалась. Надо же случиться такой иронии: Тазок самолично пропустил в свой лагерь ту, к которой несколько дней назад подослал наёмного убийцу. За это не жалко и пару рёбер сломать. Она чувствовала себя хорошо, не считая волнения, которое нарастало с приближением к палатке.
У входа стоял вороватого вида молодой человек и крутил головой по сторонам, будто хотел кого-то увидеть. И увидел ведь! Шестерых новичков.
– Эй, вы! Да, да. Вы. Подите-ка сюда!
– Чего изволите? – Заявила полудроу самым покорным голосом.
Бандит немного удивился, но потом понял, что к нему обращаются, как к вышестоящему.
– Ха! Да, детка! Закрой рот и говори только, когда спросят. Мне тоже так приходилось делать, а теперь я говорю тебе: «Закрой рот!» Тебе ещё предстоит долгий путь до того, как ты сможешь кому-нибудь заткнуть рот. Демоны Абисса! Мне нравится быть главным! Это значит, что я могу больше не стоять часами у палатки этого Тазока и не охранять его дурацкие бумажки. Да он сбрендил! Кто же из нас пойдёт против него! Нам наша шкура дорога! Короче, сегодня ты и твои друзья – мои помощники, и я поручаю охрану этого стратегически важного объекта вам. Не пропустите ничего, что будет происходить вокруг. Утром приду – проверю.
– Слушаюсь, командир! – Отчеканила Равена.
Разбойник с довольным выражением лица поспешил к костру, где уже по пятому кругу раздавались карты.
– Всевидящий Хельм! И где же они таких смышлёных набирают? – Саркастически усмехнулась полудроу.
– В лесу, наверное, – пожала плечами Имоен. – Подходят к ним всякие и говорят: «Возьмите нас к себе, мы вам пригодимся».
– Ха-ха! Интересно, он всем для профилактики рёбра ломает? Ладно, давайте проверим всё ещё раз. Эликсиры…
– Есть, – кивнула Джахейра.
– Заклинания…
– Здесь, – улыбаясь, постучала пальцем себе по виску Дайнахейр.
– Стрелы…
– Да, – Имоен провела по голубым оперениям.
– Бу… – Неожиданно для всех сказала Равена и тихо засмеялась.
– Если Минск здесь, значит и Бу тоже здесь, – в доказательство хомячок вылез на плечо хозяину.
– С тех пор, как с нами Бу, у нас всё получается, – воительница почесала грызуна за ушком. – Будешь талисманом команды. Согласен?
Бу довольно пискнул.
– Отлично! – Равена простёрла руку над хомяком. – Как лидер группы, жалую тебе титул талисмана нашей команды. Даруй нам надежду! Веди нас к победе! И пусть дрожат пред нами враги!
Бу снова пискнул, и в его глазах-бусинках заблестела радость. Дайнахейр и Халид хихикали. Минск не помещался в гордости. Джахейра уронила голову на ладонь.
– Всё, теперь я спокойна, – поддержала шуточную церемонию Имоен. – Давай, Дайнахейр.
Разбойник, что оставил вместо себя новичков, всё же переживал и пару раз обернулся на палатку командира. Шестеро увлечённо беседовали о чём-то друг с другом. Лишь подойдя вплотную, наблюдательный глаз мог понять, что на ступенях сильным магом образована качественная иллюзия.
Сами же искатели приключений стояли внутри палатки и смотрели на воина-мужчину, гнолла, хобгоблина-лучника и мага-человека. Почему-то они подозревали, что Тазок оставил в охране не только этого безмозглого разбойника.
– Битва принесёт шум. Я наложу заклятье тишины, но колдовством помочь больше не смогу, – как можно быстрее и тише сказала Дайнахейр на ухо лидеру.
– Тот, кто входит в палатку Тазока, должен знать: он здесь умрёт! – Пробасил воин.
– Что ж назад мне всё равно нель… – Больше Равена ничего не смогла услышать – палатку наполнила тишина.
Так забавно было видеть, как шевелятся губы врага, осознавать, что он сейчас обругивает тебя последними словами, но не слышать этих слов.
Грозящий мужчина умер моментально. Слишком близко стоящий маг без защиты, оружия и заклинаний стал второй жертвой меча Равены. С гноллом разобралась чета полуэльфов, а хобгоблина сняла Имоен.
У стены стоял стул, к которому был привязан мужчина, беззвучно смеющийся. На нём были чёрные штаны и такая же куртка с капюшоном. На лице виднелись синяки, один глаз заплыл. Трясясь от смеха, он что-то говорил, не осознавая, похоже, что его никто не слышит. Друзья переглянулись. В этот момент действие заклятья закончилось.
– …и тут я понял, что вы не с ними.
– Ну да, – Равена вытерла меч от крови.
– Хвала богам! Эндер Сай меня зовут. Приятно познакомиться.
– Взаимно, – кивнула девушка и перерезала верёвки.
– Я так понимаю, вы не на чашку чая к Тазоку пришли, – сказал Эндер Сай, потирая затёкшие запястья.
– Правильно понимаешь. Нам нужна информация. Об этих разбойниках и, главное, об их «верхушке».
– Ну, скажем, «верхушка» у этих бандитов не одна и это не просто бандиты.
– Я знаю. Банды наёмников «Стужа» и «Чёрные Когти».
– Да, да. Во главе «Стужи» стоит неотёсанный и грубый хобгоблин Арденор Краш. Лидер «Чёрных Когтей» – Таугос Кхозан, человек, по-своему понимающий слово «честь».
– Это хорошо, но меня больше интересует Тазок. На кого работает он?
– Ну, Краш и Кхозан уверены, что Тазок получает приказы от Жентарима, а он и не думает их разуверять. Нет, нет. Я знаю наверняка, что Жентарим тут ни при чём. Пока я следил за Тазоком, он не встречался ни с кем, кроме представителей Железного Трона. А теперь догадайся: почему я здесь?
– Видно потому, что был прав… – Равена тяжело опустилась на стоящую рядом бочку.
– В яблочко!
– … и я тоже.
Полудроу до последнего надеялась, что Эндер Сай назовёт другое имя, но надежды не оправдались. Она перешла дорогу Железному Трону.
– И где можно найти этих представителей?
– Хм. Тазок регулярно наведывался в Глухолесье. Да вот и сегодня туда собирался. Вылетел, правда, будто ему вожжа под хвост попала. И что его так взбесило?
– Понятия не имею, – оглянулась с улыбкой на команду полудроу.
– Я видел, как вон в тот сундук Тазок складывал все свои бумажки. Можешь там какие-нибудь подробности поискать.
Равена направилась уж было к сундуку, но её схватила за плечо Имоен.
– Погоди, сестрёнка. Не верится, что Тазок оставил ценные документы без защиты. Отойди-ка.
Девушка тщательно осмотрела сундук и уверилась в своей правоте. Рододендрон рассказывал ей о таких ловушках. При открытии сундука, его охватывает пламя, уничтожая всё, что находится внутри, а заодно и того, кто этот сундук открыл.
В сундуке было много свёрнутых в трубочку, скомканных и аккуратно сложенных вчетверо бумаг. Команда взялась за изучение документов. Равену привлекли два письма Тазоку от некоего Давеорна. В одном он предупреждает полуогра о какой-то группе наёмников, которые могут помешать их замыслам, и советует нанять ассасина Нимбула. При этом девушка так хохотнула, что Эндер Сай невольно поёжился. В другом она нашла подтверждение, что в Глухолесье есть тайная база Железного Трона, и что именно туда поступает отнятая разбойниками во время набегов руда. Кроме того же Давеорна во втором письме значилось имя того, кто горячо жаждал «узнать, уничтожили ли ту кучку наёмников». Саревок.
Итак, кое-что начало проясняться. В Железном Кризисе виноват Железный Трон, в этом нельзя было сомневаться. Начиная с Нимбула, убийцы были подосланы Железным Троном, а конкретно неким Саревоком. Мулахей и Транзиг подчинялись Тазоку, Тазок – этому Давеорну, а над Давеорном стоит Саревок. Заканчивается ли на этом цепь недругов? Или над Саревоком есть кто-то ещё более могущественный? Рассуждать было некогда – иллюзия, созданная Дайнахейр, простоит максимум до утра. Эндер Сай и Имоен слились с тенью, Джахейра обратилась волком, на остальных ведьма из Рашемана наложила невидимость.
Через несколько часов группа искателей приключений прощалась со спасённым шпионом, тот возвращался во Врата Бальдура.
– Если разнесёшь эту базу в клочья, буду тебе очень благодарен, – он взмахнул рукой на прощание. – Да, просьба у меня к тебе будет: ты скажи им, что тебя прислал Эндер Сай.
– Обещаю, – и команда повернула на Нашкель.

На рассвете, когда друзья-путешественники уже видели впереди «Дружескую Руку», в лагере бандитов началась паника. Иллюзия у палатки Тазока растворилась. Заметив это, разбойники бросились в палатку главаря. Только они переступили порог, что-то щёлкнуло, и раздался взрыв. Горящие осколки разлетались во все стороны. Огонь разносился ветром, и вскоре весь лагерь пылал.
Когда общими усилиями огонь был потушен, в палатке Тазока были обнаружены обгорелые трупы охранников, но убило их оружие, а не огонь. Сундук с документами был взломан. Пленника так и не нашли. Ни живым, ни мёртвым. Шпион исчез, как и шестеро новеньких, что пришли с Тэвеном. Этих паршивцев и след простыл. Никто не слышал шума битвы. Не видели, как кто-то входил или выходил из палатки. Ночью хобгоблины отогнали лишь волка, забежавшего в лагерь недалеко от неё. И всё. Словно это было наваждение. Но обугленные стены палаток и покалеченные люди давали понять, что всё происходит в реальности. Те бумаги из сундука, что были разбросаны по полу, превратились в пепел. Содержание сундука проверять не стали – это ничего не дало бы. Что там были за документы, не знали даже Арденор Краш и Таугос Кхозан – только сам Тазок. В суматохе никто не заметил, что со стола Тазока пропала карта Глухолесья, над которой часто совещались лидеры наёмников со своим командиром. На этой карте был отмечен безопасный путь к секретной базе Железного Трона.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 23 июн 2012, 18:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Глава 4
Глухолесье

Аккуратно ступая между тел спящих разбойников, Равена продвигалась вперёд к своей цели, придерживая меч, чтобы он не гремел о латы. Пока они пребывали здесь, воительница изучила всё до мелочей кроме одного места. Тёмная пещера почти у входа в лагерь охранялась с тем же усердием, что и палатка Тазока. Оттуда слышалось рычание и на несколько ярдов несло мокрой собачьей шерстью. Девушка остановилась у самого входа и обернулась на лагерь. Бандиты все без исключений спали вповалку, будто странный, слегка светящийся туман усыпил их специально, чтобы она смогла пройти в эту пещеру. Равена усмехнулась. «Я их обманула. Всех обманула», – от этой мысли она чувствовала себя довольной.
Темнота в пещере казалась осязаемой. Не было видно даже ладонь вытянутой руки. Неровный пол заставлял постоянно спотыкаться. Равена продвигалась вперёд с черепашьей скоростью. Вдруг столп света возник прямо перед ней, ослепив на какое-то время. Руки нащупали перед собой резной камень. Девушка облокотилась на него, чтобы переждать резь в глазах.
Через мгновение она смогла рассмотреть перед собой статую. Изваяние изображало женщину-воина в латах с занесённым для последнего удара мечом. Полудроу взглянула в лицо статуе и отпрянула назад. Её собственное лицо, переданное до мельчайших подробностей, принадлежало статуе. Четыре трещины на левой щеке заменяли шрамы. Был виден каждый волосок, каждый изгиб доспеха. Но вместо восхищения Равену обуял страх. Лицо её каменного двойника искажала жуткая усмешка. Девушка попятилась и упала на пол. Каменная Равена нависала над ней, и полудроу почувствовала себя на месте неудачника Шанка, полуогра у Крепости Гноллов, Молкара-убийцы.
Хохот пронёсся в воздухе. Рефлексы взяли своё, и Равена мгновенно вскочила уже с мечом в руках.
– Ты – хищница, – произнёс над самым ухом мерзкий голос.
Равена резко обернулась, но ничего не увидела.
– Но не гордись этим, – прилетело с другой стороны.
И снова никого…
– Твоя сущность дана тебе взаймы.
Голос кружил вокруг неё, заставляя вертеться во все стороны.
– Долг придётся отдать рано или поздно.
Рядом со статуей возник кинжал из кости, и невидимый мастер принялся точить статую. Любое прикосновение кинжала к камню вызывало острую боль, будто резали саму Равену. Корчась от боли, она пятилась назад, пока не поняла, что дальше идти некуда – позади бездонная пропасть. Равена попыталась восстановить равновесие, чтобы не упасть в неё.
– И тебя можно расколоть, – произнёс голос прямо из пропасти.
Невидимый мастер, будто шутя, ткнул статую кинжалом в бок. Рёбра, сломанные Тазоком, снова впились в лёгкие. Равена вскрикнула и упала вниз.
Она летела, казалось, уже целую вечность, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь. Тело горело от уколов кинжала. Она знала, что он пытается расколоть статую. Расколоть её.
Вдруг кто-то на лету схватил её за грудки и резко встряхнул.
– Равена! Равена, проснись! – Прилетел голос Имоен, будто из другого мира.

Звонкая оплеуха заставила Равену очнуться. Имоен сидела у неё на кровати и трясла её. Одеяло валялось на полу, простыня сбилась. В голове звенело. Тело отказывалось принимать, что это был сон.
– Как ты?
– Ничего, малыш, это всего лишь кошмар.
– Какой по счёту, Равена!
– Может стоит рассказать об этом Налину? Может он даст какой-нибудь совет?
– Может быть…
– Имоен, раз уж мы не спим, хотела с тобой поговорить.
– О чём?
– О лагере бандитов. Зачем ты это сделала? И как?
– Я подумала, нельзя оставлять лагерь в покое. Бандиты же возьмутся за старое! Надо было его разнести.
От такого заявления Равена даже приподнялась.
– Что с тобой случилось, пока я отсутствовала в стране кошмаров?
– Хи-хи! Я знаю: я была «против», но против того, чтобы мы вшестером… и Бу шли туда. А так: и лагерь разрушен, и мы невредимы. За такое дельце я всеми руками «за»!
– Да уж… Дельце… – Задумавшись, Равена погладила сломанные рёбра, где ещё чувствовала тычок костяного кинжала. – Там полыхнуло так, что зарево было видно от «Дружеской Руки». Надеюсь, пожар не распространится на весь лес.
– Если до сих пор не распространился, значит – не распространится.

– И как же ты так сделала? – Донимала Джахейра с утра рыжую болтунью.
– Очень просто. Пока вы читали бумажки, я порылась в ящичках. Там оказалось очень много интересного. Но самое главное – там были бутыли со взрывающимся маслом. Ну, я и сварганила простейшую ловушечку…
– Простейшую? – Друид едва не поперхнулась завтраком. – Целого лагеря бандитов больше нет, а может и части леса.
– Ну, ловушка действительно была простейшая. Просто протянутая леска через порожек, а на конце кремень. Бандиты зацепили леску, кремень высек искру, искра попала в разлитое масло, масло загорелось, огонь дошёл до ящиков и… БА-БАХ!
– Ба-бах… – Подтвердила Джахейра. – С утра был сильный ветер, огонь разнесло на другие палатки… Теперь понятно. Ладно, нам пора в дорогу.
Возвращаясь в комнату, Равена столкнулась с мужчиной. Тот сердито отпихнул её в сторону.
– Проклятая тёмная полукровка! Твоё место на костре, рядом со своими предками! – Прокричал он ей в лицо.
– Подумать только! Ненавидеть человека только за то, что у него лицо другого цвета! Пф! Глупость какая! – Возмущалась Имоен, собирая дорожную сумку.
– Многие с тобой не согласятся, – Равена стояла у окна и провожала взглядом многочисленный караван, в котором ехал обидчик.
– Ну и пусть не соглашаются! Всё равно это глупость. В мире столько действительно серьёзных проблем: нищета, войны, преступность…
– Сироты, – подсказала Равена.
– …сироты… – Повторила Имоен. – …коррупция, бюрократия…
– Глупые правители.
– …глупые прави… – Имоен посмотрела на ухмыляющееся лицо названой сестры. – Издеваешься? Ладно. Ты не можешь не согласиться, что на фоне того, что мы сейчас с тобой насочиняли, проблемы цвета кожи, длины ушей, пышности бороды и роста кажутся смешными.
– Я-то соглашаюсь, но всем тем, кто не замечает нищету, разжигает войны, сажает на трон глупых правителей, нужно на кого-то направить недовольство толпы. И лозунг: «Они не такие, как мы, а потому во всём виноваты» срабатывал не раз. И, увы, не раз ещё сработает.
– Эх, жаль признавать это, но ты права. Пойдём, нас, наверное, уже заждались.
Равена перебросила через плечо дорожную сумку и вышла за Имоен, захлопнув дверь.
Когда искатели приключений вышли на дорогу, вдалеке ещё была видна пыль, поднимаемая караваном. Путь шестерых друзей лежал через Берегост к «Дружеской Руке», а оттуда уже на Глухолесье. Опасаясь преследования бандитов, они без остановки проследовали в Нашкель и теперь им приходится снова возвращаться. День был не жарким. Порой налетал тёплый ветерок. Несмотря на неприятно начавшееся утро, настроение было отличным. Как-то сама собой завязалась игра «в слова». На этот раз выбор пал на букву «к». Равена представить себе не могла, что знает столько слов. В конце остались Джахейра и Дайнахейр. Словесная дуэль продолжалась довольно долго. Всё же победительницей осталась ведьма из Рашемана. Потом было много историй об Амне, Рашемане и Кэндлкипе.
В этот раз им не повезло. Весь путь до Берегоста они проделали пешком. Дорога оказалась абсолютно безлюдной. Не было ни караванов, ни фермеров на телегах. Даже разбойники, казалось, вымерли. Лишь к вечеру ближе, когда они уже почти дошли до городка, из придорожных кустов выпрыгнула небольшая толпа гибберлингов. Потеряв больше половины стаи, твари решили спастись бегством. Они улепётывали так споро, что путешественники не успевали попасть по ним. Лишь один гибберлинг, который присел вдруг почесаться, отхватил хорошего пинка от Имоен.
Время было позднее, и гостиница «Филдпост» радушно приняла путников на ночлег.
– Слушай, а ты пробовала бы не есть на ночь мясо, – с умным видом выдала Имоен. – Может и кошмары бы не снились.
– Пф! – Отмахнулась Равена. – Мясо тут ни при чём. Я пробовала. Думаю, что всё же стоит поговорить с кем-нибудь сведущим об этом. Потом. А сейчас стоит насладиться мягкой постелью, ибо спать в ней нам осталось не так уж и много. Скоро снова вернёмся в объятия Матери Природы.

Утро следующего дня оказалось не в пример прошлому пасмурное и хмурое. Казалось, небо давит на голову, глаза всё норовили сомкнуться. Равена чувствовала себя не выспавшейся, хоть и поспала достаточно. «Это всё из-за погоды», – решила она. Говорить абсолютно не хотелось, но разве может остановить какая-то пасмурная погода любопытную Имоен.
– Дайнахейр, я долго не решалась спросить. И вполне пойму, если ты скажешь, что это не моё дело. Этот Красный маг… Эдвин… почему он хотел тебя убить?
– Признаюсь, я удивлена, что вы так долго об этом молчали. И благодарю вас всех за это. Но мы с вами одна команда, значит, вы должны знать. К тому же, встав на мою сторону, вы подвергли свои жизни опасности. Я снова благодарю вас.
Равену тоже интересовал этот вопрос, и она заставила себя прислушаться.
– Дело не во мне и Эдвине, а в наших странах. Рашеман и Тэй – давние враги. И там, и там магократия…
– Что-что? – Не поняла Имоен.
– У них правят маги, – пояснила с загадочной улыбкой ведьма из Рашемана. – У нас – ведьмы. Тэй не раз нападала на мою страну, но их попытки уничтожить нас провалились, – Дайнахейр гордо вздёрнула подбородок.
– Получается, они просто боятся вас? Точнее ваших ведьм и их могущества, – Имоен заглянула в лицо рашеманки.
– Они алчны до власти… – Как-то странно ответила та и слегка дёрнула плечом.
Рассказ Дайнахейр заставил Имоен задуматься и замолчать.
– Не нравится мне это, – услышала она голос Равены рядом.
– Что?
– Вон там на горизонте. Видишь какая туча?
Туча была серовато-синяя и покрывала весь горизонт на западе. Казалось, что она уже с трудом сдерживает в себе накопившуюся в ней влагу.
– Вот-вот вольёт, – подтвердила опасение полудроу Джахейра.
– Нужно ускорить шаг. До «Дружеской Руки» осталось не так уж и много.
– Мы избежим встречи с ливнем, только если он решит обойти стороной. В любом другом случае нам достанется с лишкόм, – тряхнула русой головой друид.
– Так давай на этот случай сократим расстояние между нами и крышей над головой, тем самым сократив наше пребывание под дождём, – с видом учёного мужа предложила Равена.
Джахейра не смогла не улыбнуться, уловив знакомые нотки и жесты. Воспитанница Горайона много переняла у своего приёмного отца.
Ливень и не собирался обходить путешественников стороной. Он двигался прямо на них и с разбегу окатил их прохладной водой. Под широкими струями дождя мгновенно промокли дорожные плащи. Друзьям было вполне легко идти только лишь благодаря мощёной дороге. Земля быстро пропиталась, и начали появляться лужи и ручьи. Один из сапог Имоен оказался дырявым, и теперь в нём хлюпала вода. Больше всего повезло Халиду и Дайнахейр. Полуэльфу, потому что он был в шлеме. Рашеманке, потому что она была ведьмой. Дайнахейр окружила себя щитом от стихий и преспокойненько шла, аккуратно перешагивая через лужи. Однако абсолютно сухим к воротам «Дружеской Руки» не пришёл никто. Ливень преследовал их всю дорогу, играя роль своеобразного эскорта, и завис над гостиницей на всю ночь.
– Ох-ох! – Всплеснул руками хозяин «Дружеской Руки». – Да вы промокли до нитки и наверняка замёрзли! – Гном обратил внимание на посиневшие трясущиеся губы Имоен. – Вам срочно нужно что-нибудь сухое и горячее.
– Да, Бентли, – согласилась Равена, поёжившись от прикосновения мокрой ткани плаща к шее. – Нам нужны сухие комнаты и горячая вода в ванне.

– Брр! Я лежу почти в кипятке, а дрожу, будто меня обложили льдом, – Имоен погрузилась по самый подбородок в ванну.
– Из тебя выходит холод, – Равена растиралась полотенцем. – Вылезай. Лучше всё равно не будет.
Имоен выскочила из воды, быстро вытерлась и юркнула под одеяло.
– Надо было спросить у Бентли второе покрывало, – сказала она, устраивая себя уютный кокон.
– Хе! Ты всегда была мерзлячкой.
– Да. Это некоторые могли спать под открытым окном до глубокой осени, а я – растение теплолюбивое.
В дверь постучали.
– Войдите, – буркнула из кокона Имоен.
– Ещё не спите? – В дверь заглянула Джахейра.
– Нет. Мы не гасим свечи, чтобы было теплее, а ночью будем усиленно дышать, чтобы холод не взял верх, – пошутила Равена серьёзным голосом, за что Имоен швырнула в неё расчёску.
– Главное – у вас хорошее настроение, – поймала друид улыбку полудроу и взгляд смеющихся глаз её названой сестры. – Вот держите. Выпейте это горячим. Отвар согреет вас изнутри.
Равена пила отвар Джахейры мелкими глотками, закрыв глаза и погружаясь в ощущение разливающегося внутри тепла. Она едва успела поставить широкую глиняную пиалу на стол между кроватями и провалилась в сон. Пиала Имоен уже стояла на другом краю стола, а сама девушка наконец перестала дрожать и мирно спала, защищена своим коконом-одеялом.

Утро началось с брошенной подушки и крика: «Вставай, соня!»
– Имоен, я тебя убью. Мне снился такой сон, – не открывая глаз, сонным голосом проговорила Равена.
– И что же тебе снилось? – Имоен торопливо надевала дырявые сапоги, чтобы успеть выскочить за дверь сразу же, как она произнесёт задуманное. – Наверняка поцелуй Элиендра.
Коварный план удался, и подушка врезалась в вовремя захлопнувшуюся дверь.
– Доброе утро, Джахейра! – Весёлым голосом поприветствовала девушка друида.
За дверью слышался громкий шорох и голос Равены: «Имоен, ты от меня не скроешься! Я тебя из-под земли достану!»
– Джахейра, не входи пока что к Равене. Она сегодня не в духе. Хи-хи!
Всё утро Имоен старалась не оставаться одна, чтобы не дать шанса Равене поквитаться с ней. Однако месть настигла её. Когда перед выходом они подкреплялись мясной похлёбкой, стоило лишь Имоен отвернуться, как её названая сестра от души сыпанула ей перца в тарелку. Девушки решили, что теперь квиты. Правда, пришлось заказывать другую порцию, так как эту теперь мог съесть разве что красный дракон.

Новые сапоги Имоен немного скрипели при ходьбе. Джахейра посоветовала ей набрать листья подорожника и завернуть во влажную тряпочку, чтобы они не завяли, на случай, если она разотрёт ногу.
Они достигли границы Глухолесья уже к вечеру. Лес тёмной стеной устремлялся вверх. Здесь не было ни подлеска, ни редких кустиков, ни широких солнечных полян. Просто сразу начиналась трудно проходимая чаща.
– Действительно «глухо-лесье», – почесалась Имоен.
– Судя по карте, мы как раз в том месте, откуда надо начинать путь, – сообщила Равена.
– Ступайте осторожно. В этом лесу опасность подстерегает нас на каждом шагу, – предупредила друид.
Опасность не заставила себя долго ждать. Стоило искателям приключений слегка углубиться в лес, как они услышали знакомые звуки, говорящие о приближении самой распространённой проблеме Глухолесья. Пауки. Здесь жили почти все виды восьминогих существ, какие населяли Фаэрун. Сейчас к ним приближались два чёрных гиганта и один ядовитый паук. Они ещё не достигли зрелости и не были опытны в ловле добычи. К несчастью для пауков, стоящие перед ними путешественники имели достаточный опыт в борьбе с их видом. Бой закончился быстро, едва успев начаться.
Из-за густых крон ночная мгла опустилась на землю весьма быстро. Путешественники набрели на охотничий домик, каким-то неимоверным образом приютившийся между часто растущими деревьями. Дверь оказалась заперта, и было уже темно, чтобы Имоен могла вскрыть замок. Пришлось устраиваться на ночлег под навесом для лошадей. После долгой дороги сон на душистом сене был крепким и спокойным.

Когда Равена проснулась, во дворе лежала тушка гигантского паука.
– Это откуда? – Потягиваясь, спросила она у дежуривших после полуночи Халида и Джахейры.
– К утру ближе приполз. Молодняк из нор выходит. Последний выводок. Не очень-то нам повезло, – пояснила друид.
Равена покивала головой. Им давно уже не очень-то везёт.
– А там что? Река? – Указала она на блестящую под лучами восходящего солнца полоску.
– Да. Если тебя не затруднит, набери воды в дорогу и проверь, есть ли там брод.
– Отлично. Имоен! Вставай, соня ты эдакая! Пойдём, искупаемся в речке!
– Мммм? В речке? Здорово. Ты иди, я тебя догоню сейчас.
Равена взяла с собой пустые бурдюки и перекинула через плечо ножны с мечом на всякий случай. Как же приятно было ступать босыми ногами по росе. Однако она не забывала всматриваться в траву, помня о ползучих тварях, что нашли приют в этом лесу. Спустившись к реке, она закатала штанины по колено и решила сначала поискать брод. Брода она не нашла, зато вверх по течению через поток был перекинут добротный деревянный мостик. Не слишком широкий – если едет конный, пешему придётся подождать – но крепкий и надёжный. Потом она вернулась к бурдюкам. Имоен ещё не было. Стоило набрать воду сейчас, пока ил со дна не поднялся из-за купальщиц. Равена зашла по колено в глубь реки, чтобы набрать почище воду. Здесь можно было легко увидеть дно и мальков, которые кружили возле её ног. Они пытались ущипнуть, укусить её за щиколотки и разбегались в стороны всякий раз, когда Равена погружала в воду бурдюк, чтобы потом снова окружить её ноги серебристым кольцом. Осталась последняя ёмкость, когда полудроу услышала визг Имоен.
– Равена! Помоги!
Бросив на землю наполовину наполненный бурдюк, девушка схватила меч и бросилась на выручку к сестре.
Имоен стояла, одной ногой увязнув в паутине, которую расставило на траве странное существо. Двуногий гуманоид с руками гораздо ниже колен коротких ног был покрыт серо-коричневой то ли шерстью, то ли щетиной. Огромный живот свисал вниз, а челюсти с длиннющими клыками походили на жвалы насекомого.
Равена налетела на него с размаху и первым же ударом отсадила руку существу. Оно взвыло и плюнуло чем-то в воительницу. Равене не удалось во время уклониться, и левая рука крепко прилипла к туловищу. Этого было мало, чтобы остановить полудроу, и гуманоид рухнул с рассечённым черепом.
– Что это такое? – Имоен наконец вырвалась из ловушки.
– Эттеркап. Эти существа живут в тесном сообществе с пауками. Могут плести паутину, – она кивнула в сторону ловушки в траве. – Плеваться ею, – дёрнула она прилипшей рукой. – Если не ошибаюсь, они ещё и ядовиты.
– Имоен! Равена! – Друзья неслись к ним на выручку. – Как вы?
– Теперь хорошо, а несколько мгновений назад я чувствовала себя бабочкой, – пошутила Имоен.
Четверо скосили глаза на эттеркапа.
– Хороший уд-дар.
– Я старалась, Халид, – снова дёрнула рукой Равена.
Рука освободилась он липких нитей гораздо легче в воде. Вдоволь накупавшись, названые сёстры присоединились к завтраку. Новости о мосте все были рады. Переходить реку вброд не придётся.

После обеда повеяло морем, и друзья вышли на крутой берег Моря Мечей. Волны и ветер изрезали его затейливыми узорами. Две реки – одна медленная и полноводная, другая узкая и пенистая – устремлялись к обрыву, чтобы водопадами сорваться в солёную воду.
Прыгая по мокрым камням, путешественники перебрались через узкий поток. Имоен, наученная горьким опытом, теперь легко замечала натянутую в траве паутину. Искатели приключений аккуратно обходили липкие ловушки, дабы не побеспокоить тех, кто их расставил.
Их путь лежал на север, мимо какого-то странного куполообразного сооружения из паутины и веток. Около круглого входа перебирали лапами два гигантских паука. Завидев путешественников, парочка восьминогих заскрипела жвалами и ринулась в атаку.
Равена покачала головой: «Безмозглые твари». Обнажив меч, она разбежалась и на ходу упала на колени перед одним гигантом. Воительница подала тело назад и позволила ему скользить по инерции. Оказавшись под пауком, она рубанула мечом по чёрному брюху. Когда Равена «выехала» с другой стороны, паук дёргался в судорогах в луже крови и внутренностей. Девушка усмехнулась. Этот приём она изобрела случайно в доме Ландрин, когда поскользнулась на куске мыла. Минск, стоящий рядом с обуглившейся тушкой второго паука, подмигнул Равена и поднял большой палец вверх в знак наивысшего одобрения.
В кустах был ещё кто-то. Тихонько зайдя с тыла, Джахейра вытолкнула оттуда перепуганного парня. На вид ему было лет пятнадцать. Он переводил взгляд с мёртвых пауков на искателей приключений и обратно.
– Ты чего здесь делаешь? – Как можно мягче спросила Имоен.
– Я брата жду, – еле слышно объяснил парень. – Вы ведь искатели приключений. Так?
– А сам как думаешь? – Облокотилась на рукоять меча Равена.
Парень, не мигая, смотрел на полудроу, и её вид будто бы придал ему храбрости.
– Видите ли, мы с братом – фермеры. Нас просто осаждают пауки. Вот брат и предложил пойти сюда отыскать меч Погибель Пауков. Я согласился пойти с ним. Мы отыскали меч. Он спрятан вон там, – он кивнул на куполообразное строение. – Но он зашёл туда давно, и его всё нет. Здесь проходили другие искатели приключений. Их вёл огромный полуогр в чёрных доспехах. Я попросил помочь, но они сказали, что если я не уберусь с их пути, они убьют меня.
Друзья переглянулись.
– Постой, когда ты видел этих «искателей приключений»? – Нахмурилась Равена.
– Два дня назад. Они шли в ту сторону, откуда пришли вы.
– Два дня? – Удивилась Имоен. – Твой брат не выходит оттуда два дня? Почему же ты думаешь, что он ещё…
– Мы поищем его, – не дав договорить сестре, кивнула Равена.
– Правда? Спасибо!
– Поблагодаришь потом. Если мы не выйдем сегодня-завтра – ступай домой. Значит, надежды больше нет.
Парень неуверенно кивнул головой.
Из круглого входа тянуло духотой и прелостью. Чтобы пройти через него всем пришлось низко наклониться. Внутри пол и купол были утянуты паутиной, кое-где виднелись коконы с жертвами. Судя по их очертаниям, хозяин не брезговал человечиной. Круглая комната была наполнена пауками разной масти, особенно много их было в центре. Они никак не реагировали на пришельцев. По мере приближения к середине залы, пауки расползались по краям, и потом там осталось лишь нечто. Возможно, когда-то это было человеком, женщиной. Теперь это представляло собой груду трясущегося жира, многочисленными складками свисающими по бокам. Отвисшая грудь возлежала на необъёмном животе, а руки и ноги не могли соединиться. Редкие грязные волосы торчали во все стороны. Тело было покрыто бородавками, из которых кое-где торчали чёрные щетинки. Лицо заплыло, и маленькие глазки злобно блестели, рассматривая какие-то мгновения нарушителей покоя.
– Пауки! Убейте их! – Заверещало нечто.
– Стой! Подожди! – Равена подняла руки вверх, давая понять, что не желает зла. – Кто ты?
– Кто я? – То, что когда-то было лицом, изобразило задумчивость. – Сен… Сен-те-ол. Так меня звали. Давно. Сентеол, – повторило нечто, смакуя каждый звук.
– Что с тобой произошло? Как вообще ты тут оказалась?
– Я проклята. Один маг сделал со мной это. Сделал это за то, что я сделала с его женой. Я любила этого мага… – Руки Сентеол безвольно повисли насколько могли, она всхлипнула. – Но теперь я его ненавижу. И вас ненавижу! Я всех ненавижу!!! Пауки! Убейте их!!!
Восьминогие твари плотной толпой загородили свою хозяйку. С таким количеством врагов трудно было спорить, но выход был уже перекрыт.
– Ай! – Взвизгнула Имоен.
По её ноге поднимались совсем малюсенькие паучки. Дайнахейр с меткостью эльфа-лучника посбивала их магическими огненными стрелами. Минск, защищая свою ведьму, проламывал маленькие паучьи головы булавой. Скользить по полу, устланному паутиной, было невозможно, поэтому Равена встала в пару к Халиду. Полудроу перерубала ноги паукам, полуэльф делал один точный удар. Джахейра и Имоен встали спина к спине, чтобы не подпустить врага с тыла. Гулкие удары посоха заставляли пауков отступать, но особого вреда ни друид, ни лучница им не нанесли. Толпа маленьких паучков двигалась на них, как единый организм. Джахейра размахнулась и расплющила одного концом посоха. Толпа остановилась и рассыпалась по полу залы. Дайнахейр подбежала к подругам. От трёх воинов в разные стороны разлетались зеленоватая кровь, слизь, ошмётки паутины и плоти пауков.
– Отойдите к стене! – Крикнула магесса.
Огненный шар охватил бόльшую площадь залы. Искателям приключений пришлось вжаться в стены, чтобы пламя не опалило их. Горящие пауки выскакивали наружу, кувыркались, их ряды заметно поредели. Сентеол оказалась в самом эпицентре взрыва. Из-за своей комплекции она не могла двигаться, даже ползти. Проклятая магом женщина лишь тяжело дышала, постанывая. Равена не смогла понять, что в тот момент руководило ею: сострадание или отвращение, но она глубоко вонзила меч в оплывшую грудь Сентеол, и та неуклюже завалилась набок. Потеряв хозяйку, иные пауки разбежались, а тех, кто остался, добили Халид и Минск.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 23 июн 2012, 19:39 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
– Равена, скорее сюда! – Позвала её слабым голосом Дайнахейр.
Джахейра сидела на полу около Имоен и пыталась произнести заклинание, но в который раз обрывалась на последних словах. Друид подняла глаза, и полудроу поняла: кровь Джахейры была отравлена. Имоен и Дайнахейр тоже. Равена помнила, что такое быть раненой отравленным жалом паука. У Джахейры было меньше всего времени. Сжав зубы, друид всё же заставила себя закончить начатое, и сердце Имоен застучало равномерно. Равена вдруг вспомнила о подарке дриады.
– На-ка, хлебни, – протянула она пузырёк с соком Древнего Дуба полуэльфийке.
Но Джахейра вместо этого упала навзничь. Равена влила часть эликсира в полуоткрытый рот подруги и передала пузырёк Дайнахейр. Когда щёки ведьмы из Рашемана потемнели от румянца, Минск смахнул пот со лба и выдохнул. Джахейра открыла глаза.
– Я ещё жива? – Слабо улыбнулась она.
– Решила легко от меня отделаться? Нет уж! Я тебя так просто не отпущу, – пригладила Равена волосы полуэльфийке.
– Эх, а я уж было понадеялась…
Халид помог жене подняться, и она повисла на своём посохе.
Меч Равены застрял в теле Сентеол и никак не хотел выходить наружу. Воительнице пришлось упереться ногой в мёртвое тело, чтобы высвободить лезвие. Она окинула залу быстрым взглядом, и её внимание привлекло что-то блестящее, висевшее на паутине у дальней стены.
Имоен присела рядом с трупом Сентеол.
– Не знаю, что и думать о ней, – с непривычной серьёзностью в голосе сказала девушка. – Она, конечно, отвратительна, но ведь она стала такой из-за неразделённой любви.
– Скорее из-за эгоизма и предельного собственничества, – медленно подошла к ней Джахейра. – Когда любишь, желаешь лишь счастья любимому человеку. Сентеол просто не смогла смириться с тем, что маг, о котором она говорила, выбрал не её.
Равена смутно слышала разговор подруг. Она была полностью поглощена созерцанием висящего на нитях паутины меча. Это был двуручник с серебристым тонким лезвием и чёрной причудливой рукоятью, которую украшали два рубина. Воительница робко коснулась эфеса. Меч легко освободился от белых нитей и лёг в её руку. Он был на удивление лёгким. Лезвие со свистом рассекло воздух, когда Равена совершила несколько круговых движений мечом. Идеально острое и прямое лезвие буквально пело от любого движения. Руки настолько удобно легли на рукоять, что девушке показалось, будто она сражается этим мечом всю жизнь. Она читала про Погибель Пауков. Меч, который был создан дворфами клана Оронтиар специально для уничтожения пауков. Видно восьминогие живут здесь испокон веков. Правда вот уже много лет этот меч считается потерянным, как и сам клан. И вот она – потерянная легенда – в её руках.
– Э… Равена, м-мы нашли п-парня… – Раздался голос Халида.
Не до конца укутанный паутиной парень лежал среди прочих тел. Воительница полосонула по кокону Погибелью Пауков.
– Он режет паутину, как сыр! – Вскинула брови Имоен.
Лицо парня распухло от яда и недостатка кислорода, но всё же можно было разглядеть сходство с братом. Джахейра пощупала пульс и покачала головой.
– Он мёртв. Мёртв уже давно.
– Бедный мальчик, – одной фразой пожалела Дайнахейр и мертвеца, и его брата.
– Не знаю, стоит ли ему видеть это, – Джахейра взглянула на Равену.
Лицо полудроу снова стало непроницаемым, чёрные глаза пристально смотрели в мёртвое лицо.
– Равена! – Привлекла её внимание друид.
– Да, не стоит, – еле слышно сказала воительница. – Если только он сам не захочет.

Как только ждущий их парень увидел выходящих из круглого входа искателей приключений, он вскочил с камня и подбежал к ним.
– Где Челак? Мой брат. Вы нашли его?
– Да, – Равена виновато опустила голову и не решалась поднять глаза на него. – Мне жаль, но твоего брата… больше нет.
– Он погиб? – Глаза парня наполнились слезами. – Где его тело? Я хочу посмотреть на него.
– Слушай, увидеть это нелегко. Тебе не стоит этого делать, – предупредила Джахейра.
– Я должен это видеть, – парень храбро вскинул голову.
¬– Хорошо. Я отведу тебя.
Пока оставшийся в живых брат и Джахейра были внутри сооружения из веток и паутины, на поляне перед входом никто не проронил ни слова. Тяжёлое напряжение чувствовалось вокруг, и каждый украдкой смотрел на другого. Только Равена сидела на тёплом камне, почти не шевелясь, и, не моргая, смотрела на зеркальную поверхность лезвия Погибели Пауков. Она подняла голову лишь, когда ушедшие вернулись на поляну.
– Вы правы: это увидеть нелегко, – утёр парень слёзы рукавом. – Маме это видеть не стоит.
– Это тот самый меч, за которым вы пришли сюда, – Равена протянула ему Погибель Пауков.
– Убери его! – Отвернулся парень. – Видеть его не хочу. Этот меч стал погибелью для моего брата. Возьмите его себе в качестве оплаты за вашу помощь.
– Я не смогла спасти твоего брата. Это слишком большая награда за такую помощь. Я лучше куплю у тебя его.
– Нет. Мама убьёт меня, если узнает, что я променял жизнь брата на золото. Ох, я даже не знаю, как ей сказать об этом.
– Послушай, – подошла к нему Имоен. – Я не сторонник выражения «ложь во спасение», но ты уверен, что ей нужно знать правду?
– Не знаю. Она ещё не отошла от смерти отца. Но что тогда я ей скажу?
– Что твой брат нашёл меч и подался в искатели приключений, – поддержала идею названой сестры Равена. – Столько наших братьев по духу сгинули неизвестно где. Твоя мама будет знать, что он может не вернуться, но она будет надеяться до последних дней, что когда-нибудь он всё же придёт в родной дом.
– Не очень я хочу обманывать маму, но, похоже, что выбора у меня нет.
– Твой брат вряд ли отпустил бы тебя с пустыми руками, поэтому возьми это, – Равена вынула из ножен свой старый меч и передала его парню. – За этот меч можно выручить неплохую сумму. Предположим, что он лежал в одной связке с Погибелью Пауков, – серебристое лезвие заняло место своего предшественника за спиной у воительницы.
– Спасибо. Я никогда не забуду вашей доброты. Если вдруг будете проходить мимо нашей фермы, крыша над головой и накрытый стол всегда будут ждать вас.
– Нам осталось лишь замести следы, – после короткого кивка благодарности заявила Равена.
Через некоторое время семь факелов прикоснулись к стенам купола, и пламя, потрескивая, побежало по веткам и паутине. Огонь погрёб тела жертв Сентеол и её пауков, а также саму Сентеол и несчастного Челака, которого ещё долгое время будет ждать у окна его мать.

Прошёл целый день в пути через Глухолесье. Дорогу пришлось пробивать через огромные толпы пауков. Каким-то шестым чувством восьминогие твари знали, что за угроза скрывается в мече с чёрной рукоятью и серебристым лезвием. Погибель Пауков вполне оправдал своё название, ибо резал толстые панцири пауков с тем же усилием, что и кухонный нож разрезает корку хлеба. Одаривая свою новую хозяйку способностью не липнуть к паутине, меч позволял без боязни передвигаться по расставленным эттеркапами ловушкам. Продвижение заметно ускорилось и стало более лёгким. Но у Джахейры щемило сердце, когда она видела, с какой ненавистью Равена кромсает пауков и эттеркапов.
Когда пришло время вставать на ночлег, полудроу не могла найти себе места. Она взяла меч и отошла на безопасное расстояние для тренировки. Издалека казалось, что Равена просто привыкает к новому оружию, но отлично выучившая её Джахейра понимала, что движения воительницы были неловкими и смазанными вовсе не от этого. Её подругу что-то гнетёт. Истратив последние силы, Равена села на землю и уронила голову на ладони. Друид посчитала это подходящим моментом, чтобы поговорить. Подойдя ближе, Джахейра услышала, как девушка причитает себе под нос.
– Я не смогла спасти… Опять не смогла… – Повторяла себе Равена.
– Невозможно спасти всех, – тихо проговорила Джахейра.
Полудроу подняла голову. В глазах её не было слёз, лишь великая скорбь и осознание собственного бессилия застыли в них.
– Может и невозможно, но пытаться всё равно стоит.
– Ты пыталась…
– Плохо пыталась! – Вспылила Равена. – Не промедли я каких-то несколько секунд, Горайон был бы жив! Если бы мы вышли в путь раньше, то могли бы спасти этого парня!
– Значит всё из-за этого? Из-за того, что ты не смогла защитить своего приёмного отца, ты готова броситься на помощь любому? Из-за этого ты отправилась спасать Дайнахейр? Из-за этого ты помогла той дриаде, «мальчику» Альберту, этому идиоту Меликампу и той дроу – Виконии Де Вир? Из-за этого ты прорвалась через шахты Нашкеля, совершила диверсию в лагере бандитов? И сейчас ты из-за этого идёшь по самому опасному лесу Побережья Мечей к секретной базе Железного Трона?
– Частично да.
– Зачем? Что ты хочешь доказать? И главное кому?
– Себе. Я хочу доказать себе самой, что стою чего-то. После спасения Дайнахейр я почти была в этом уверена, но теперь… Ох, Джахейра, я всё ещё вижу лица этих братьев. Одно мёртвое, а другое убитое горем…
– Ты сделала всё, что могла. Ты не виновата в этом, – пыталась уверить её друид.
– Разумом я понимаю это, но сердце не соглашается с ним. Я так хочу показать многим, что, несмотря на моих родителей, я служу добру, – полудроу почти с отвращением посмотрела на свои светло-эбеновые руки. – Но в последнее время я всё больше сомневаюсь в этом.
– В том, что сможешь показать или, что служишь добру?
– Второе. Как я могу служить добру, если почти каждый день на моих руках кровь. Неужели, независимо от воспитания, кровь предков будет влиять на меня?
– В каком смысле?
– Я чувствую непонятное возбуждение во время боя. Моё сердце наполняет странное чувство, близкое к радости, когда я вижу, как падает мой противник, как его кровь течёт по моему клинку, как потухает в его глазах жизнь. Это беспокоит меня, – Равена обхватила голову руками. – Да ещё эти сны…
– Сны?
– Да. Мне снилось несколько кошмаров, и, кажется, они связаны между собой, – еле проскрипела девушка.
– Расскажи мне о них.
Пока Равена пересказывала свои странные сны, глядя куда-то в пустоту, Джахейра слушала её, закусив нижнюю губу.
– Почему ты думаешь, что они связаны?
– Голос… Их всех связывает голос. Такой мерзкий, противный, – полудроу сморщилась от воспоминания о нём. – Он всё твердил: «Ты научишься». А в последний раз заявил о какой-то сущности, данной в долг, и что придётся когда-нибудь этот долг отдать.
– Слушай, я… плохо умею толковать сны, но всё же думаю, что тебе ни в коем случае нельзя сдаваться этим снам. В них есть что-то… что-то злое. Крепись. Я верю в тебя. Ты сильная. Ты сама не представляешь, какая ты сильная.
Неуверенная улыбка осветила грустное лицо Равены.
– Джахейра. Равена. В-вы где?
– Мы здесь, Халид! – Крикнула друид. – Иди в лагерь, Равена, поешь и хорошенько отдохни, сегодня я подежурю за тебя. У тебя и так нервы на пределе.
Халид и Равена поприветствовали друг друга на ходу взмахом руки. Полуэльф взглянул на свою жену, та лишь покачала головой.
– Что с-случилось?
– Пока что ничего.
Видя, как Джахейра смотрит вслед воспитаннице Горайона, Халид улыбнулся украдкой. Он убрал русую прядь волос, упавшую ей на глаза, и нежно поцеловал свою избранницу.
– Ты п-привязалась к н-ней и Имоен.
– А ты будто нет, – улыбнулась в ответ Джахейра и вернула поцелуй.
Обнявшись, они вернулись в лагерь. Равена уже спала, укрывшись по уши одеялом.

С первыми лучами солнца друзья собрали лагерь и продолжили путь. После вчерашнего разговора с Джахейрой Равена чувствовала себя гораздо легче. Хотя где-то в глубине души всё ещё дрожало предательское «не могу», но Равена старалась его не замечать и обязалась при первой же возможности закрыть его уверенным «я смогла».
Они шли по берегу реки, что образовывала большой водопад у логова Сентеол. Она текла неторопливо и важно. Деревянный мост, похожий на тот, что у охотничьего домика, вёл на другую сторону. Здесь они решили набрать воды на последующий путь и немного отдохнуть.
Нарезая сыр и вяленое мясо, Равена вдруг заметила, что Джахейра уже достаточно давно ушла за хворостом и всё ещё не вернулась. Полудроу передала свою работу Имоен и пошла искать подругу.
Джахейра стояла на высоком берегу и смотрела куда-то вперёд, сдвинув брови.
– Куда ты смотришь? – Голос Равены заставил её вздрогнуть от неожиданности.
– Вон там. Видишь? У нас могут быть проблемы с продвижением по этой местности, – Джахейра была явно чем-то озабочена.
– Большое дерево. И судя по состоянию, оно засохло, – пожала плечами Равена.
– Это не просто большое дерево. Это – Великое Древо друидов.
– Вот как. А разве оно не должно быть зелёным и цветущим?
– Должно, но не это. Здесь нашли приют теневые друиды.
– Теневые друиды, – протянула Равена, давая понять, что впервые слышит это название.
– Это когда-то небольшая группа, отколовшаяся от основного ордена. Задача друидов – сохранять баланс между цивилизацией и природой. Теневые друиды готовы уничтожить первое для защиты второго. И поверь мне, они не остановятся ни перед какой жестокостью на пути к цели.
– Ожидаемые слова от приверженки «старых порядков», – раздался голос за их спинами.
К ним подходила девушка с татуировкой на лице, больше подходящей варварам-утгардам. Её сопровождала пара друидов с посохами. Сама она была вооружена дубиной и маленьким круглым щитом.
– Я – Фалдорн, друид теней. По какому праву ты находишься здесь, полукровка? Хм. Твоё лицо мне не знакомо, – девушка сверлила взглядом Джахейру, и та отвечала ей тем же.
– Меня зовут Джахейра. Я не местная. Ты не можешь меня знать.
– Хм. Друид странствующий. Да ещё в такой странной компании.
– Моя компания не страннее твоей, – парировала Джахейра, оставаясь невозмутимой.
– Ответь мне, полудроу, – будто не замечая слов соперницы, обратилась к Равене Фалдорн. – Ответь, как ты относишься к Железному Трону? Друг ты им или враг?
Равена понимала, что это ни что иное, как проверка. Фалдорн сузила тёмные глаза. Равена не отвела взгляда. Значит, теневые друиды защищают природу любыми средствами. Тогда нахождение в Глухолесье базы Железного Трона может быть самой лучшей гарантией безопасности леса. Или самой большой для него опасностью. В любом случае, Равена не видела причин лгать.
– Мы пришли сюда в поисках тайной шахты Железного Трона, чтобы уничтожить её.
– Вот как. Навряд ли вы делаете это для защиты Матери Природы, – Фалдорн усмехнулась в лицо Джахейре. – Или во имя Баланса. Что ж, если это так, вы можете свободно передвигаться по землям теневых друидов, исключая область непосредственно рядом с Великим Древом. Быть может причины у нас разные, но враг один. Уничтожив эту шахту во имя своих целей, вы уничтожите её во имя Матери Природы. Прощай, Джахейра, быть может, мы встретимся ещё, – с ноткой вызова закончила девушка.
– Не советую к этому стремиться, Фалдорн. Это может быть вредно для здоровья.
В ответ друид теней лишь фыркнула и скрылась вместе с сопровождением среди деревьев.
¬– Ну вот, а ты говорила, что будут проблемы, – подошла к подруге Равена.
– Если бы ты знала, чего мне стоило сдержать себя и не вцепиться ей в волосы, – усмехнулась Джахейра.
Совсем рядом зашуршали по опавшим листья чьи-то шаги. К ним вышла Имоен.
– Вот вы где! Сколько же вас можно ждать! Обед почти остыл! – Возмущалась она.
Подруги обхватили её за плечи с двух сторон и, смеясь чему-то, чего не знала Имоен, повели её обратно в лагерь.
Фалдорн сказала правду. Пока они пересекали земли теневых друидов, на них не было совершено ни одного нападения. Хотя Джахейра почти чувствовала на себе не один десяток внимательных глаз.
Вечером, когда небо побагровело, путешественники дошли до излучины. Обе реки, впадающие в Море Мечей, были лишь рукавами одной. На карте на малом рукаве был отмечен мост. Вокруг стояла странная тишина. Не слышно было даже уже привычных снований пауков и эттеркапов. Будто бы всё живое притаилось, чтобы не быть замеченным. Среди этой почти наигранной тишины мычание коровы показалось чем-то сверхъестественным. Кроме того звук шёл сверху. Друзья переглянулись и пожали плечами. Внезапно на них спикировал огромный крылатый зверь, он почти зацепил путешественников коровой, которую нёс в когтях. С усилием выровнявшись, зверь понёс свою добычу дальше.
– Виверна… – В один голос проговорили названые сёстры.

– Ой, здесь малина! – Подбежала к густым колючим кустам Имоен.
– Ты уверена? Вдруг это волчья ягода, – поддела её Равена. – Будь осторожна!
– Ха! Неужели ты думаешь, что я не отличу свою любимую малину от чего-то ещё! Не беспокойся! Тут нет никакой опасности.
Имоен шуршала в кустах, собирая душистые сладкие ягоды. Вскоре к ней присоединилась Дайнахейр. Равена и Джахейра склонились над картой Тазока, вычисляя, как им срезать путь до шахт. Минск и Халид занялись лагерем.
– Ай! – Вдруг вскрикнула ведьма из Рашемана, и её телохранитель ринулся в кусты малины.
– Ребята, здесь виверна, – послышался дрожащий голос Имоен. – Правда, она мёртвая.
Довольно крупная виверна погибла несколько дней назад. Блестящая чешуя потускнела, а глаза заволокла мутная пелена. Длинная изящная шея неестественно выгнулась. Крылья были продырявлены стрелами, а одно даже сломано при падении. Всё змеиное тело и мощные лапы были покрыты огромным количеством ран. Не менее длинный, чем шея, хвост был неловко откинут в кусты малины.
– Зачем же её убили? – С жалостью смотрела на животное Имоен. – Насколько я знаю, виверн не едят, и из их шкур не делают доспехов.
– Может быть, из-за кражи коров фермеры наняли искателей приключений на борьбу с крылатыми ворами? – Предложила Джахейра.
– Тогда они должны были взять её голову в доказательство, – подала голос Равена из зарослей. Я видела такое объявление то ли в Берегосте, то ли в Нашкеле. А у этой голова на месте. Её убили из-за другого.
Подошедшим друзьям Равена указала на хвост, его кончик был обрублен.
– Виверны знамениты своими хвостами. На их конце есть набалдашник с острым шипом, который выделяет смертельный яд. Я читала, что с помощью магии можно сделать так, что жало будет выделять яд даже после смерти виверны. Остаётся присоединить рукоять, и перед мастером предстанет сильное и опасное оружие.
Картина мёртвого, когда-то грозного, гордого, сильного животного, натолкнула Равену на мысль о своей собственной смертности. Ведь когда-нибудь это случится. Каким бы великим ты ни был, какую бы власть ни имел, сколько бы ни жил, конец всегда один и тот же. Смерть. У кого-то Она вполне обычна: он встречает Её в глубокой старости, лёжа в кровати, окружённый любящей роднёй. Кто-то сталкивается с Ней в бою и понимает, что это Она, лишь когда видит свою собственную кровь, падающее из рук оружие и скорбные лица верных друзей. К кому-то Она подкрадывается сзади и наносит удар исподтишка рукой того, кому он всю жизнь доверял. А кто-то жаждет с Ней встретиться. Те, кого одолевает болезнь, горе, одиночество. Есть и такие, кто пытается уйти от Неё. Расставаясь с жизнью, они кричат: «Нет! Не бывать этому! Я буду жить!» И продолжают существовать в облике призраков, скелетов, упырей, личей и других отвратительных созданий.
«Нет!» – Подумала Равена. – «Когда придёт моё время, и Она явится ко мне. Я не буду сопротивляться. Смерть лишь означает финальную точку в повествовании об определённом человеке. Это значит, что он успел совершить всё, что задумал. А если не успел, значит плохо старался. Значит надо стараться изо всех сил, чтобы не жалко было уходить из этой жизни, и чтобы уход не оказался бесследным».

В сгущающихся сумерках путешественники наткнулись на очередную преграду. Скала с огромной пещерой выросла, будто из-под земли.
– Не получится дойти сегодня до шахт, – выразила общую догадку Равена. – К тому же нам нужен хороший отдых и подготовка. Думаю, эти шахты защищены лучше, чем в Нашкеле. Стоит обследовать эту пещеру. Она может стать хорошим долговременным укрытием.
На разведку отправились названые сёстры, за ними на расстоянии шёл Минск. Остальные остались ждать. Небольшая песчаная поляна рядом с пещерой была утоптана следами виверн маленьких размеров, хотя здесь были и отпечатки взрослой особи.
– Равена, смотри – корова.
– Она ещё не до конца остыла. Её убили не так давно.
– Острые зубы перегрызли шею, – констатировала факт Имоен. – Слушай, а не та ли это корова, которую чуть не уронили на нас?
– Всё может быть. В любом случае нам лучше убираться отсюда. Судя по следам, это место пользуется популярностью у виверн.
Обернувшись, названые сёстры обнаружили у себя за спиной семерых детёнышей виверны. Они были все приблизительно одного размера. Скорее всего, это был один выводок.
– Кажется, у кого-то ужин по расписанию, – нервно хихикнула Имоен.
– Ага, и мы загородили им основное блюдо.
Только они отошли от тушки, как молодняк набросился на еду и стал рвать бедное животное на части. Равена и Имоен осторожно пятились назад. По верхушкам деревьев будто бы пробежал ветерок, и на землю между разведчицами и пирующими детёнышами опустилась взрослая виверна. Крылья угрожающе растопырены, шея напряжена для быстрого броска, длинный хвост со смертельным жалом готов к атаке. Виверна готова была противостоять целой армии, если понадобится для защиты своих детей. Равене не хотелось убивать столь прекрасное существо, тем более не хотелось оставлять сиротами ещё не окрепших детёнышей.
– Минск! – В один голос закричали названые сёстры, и для виверны это прозвучало, как сигнал.
Шея распрямилась, будто пружина, нанося сильный удар рогатой головой. Имоен упала на живот, уходя от атаки. Равена кувыркнулась в бок и выхватила меч, стоя на одном колене. Гибкий хвост изогнулся и ударил по тому месту, где лежала Имоен. Благо, она успела перекатиться в сторону, и ядовитое жало впилось в рыхлый песок. Когда знаменитое оружие виверн снова поднялось в воздух, Имоен заметила зеленоватые струйки, что собирались по бокам шипа. Это заставило девушку очнуться от шока и приготовиться к стрельбе. Равена уходила от атак головы, держа Погибель Пауков перед собой, чтобы не подпускать виверну ближе. Она не хотела атаковать, и это понимала Имоен, поэтому тоже замерла с натянутой тетивой.
Призывный свист резанул по ушам, и названые сёстры вздохнули с облегчением. Виверна повиновалась ему не сразу, но потом всё же положила голову на плечо подошедшему Минску.
– Я не думала, что это действует и на виверн, – спрятала Имоен стрелу в колчан.
– Минску больше нравятся пушистые животные. Как Бу и медведь, – при этих словах из-за пазухи следопыта послышался негодующий скрежет зубов. – Но эти крылатые создания тоже животные, а значит, я могу говорить и с ними.
– Хм. А ты не сможешь попросить у неё остаться на несколько ночей с ними в пещере. Мы, конечно, не настаиваем, – подала идею Равена.
Через несколько часов вся команда уже жарила рыбу на костре, сидя в просторной пещере. Молодые виверны сперва боялись огня, но потом любопытство взяло верх. Искателям приключений даже пришлось поделиться рыбой с прожорливыми малютками. Утолив своё любопытство, они улеглись спать недалеко от тёплого очага.
– Эт-то самый уд-дивительный ужин в м-моей жизни, – признался Халид.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 23 июн 2012, 19:41 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Всё время, пока друзья чистили рыбу, жарили её в углях, играли с молодняком, Равена пристально следила за их мамой. Взрослая виверна свернулась клубком у дальней стены и время от времени тяжело вздыхала и постанывала.
Полудроу осторожно, чтобы не спугнуть, подошла к виверне. Она положила руку на чешуйчатую спину, и животное снова тяжело вздохнуло, лишь слегка приоткрыв глаза. На ощупь её чёрные чешуйки на спине отливали зеленцой и были прохладными, а ближе к животу светлели почти до салатного и становились чуть теплее. Равена провела рукой по изящной шее, по лбу между рогами. Виверна довольно заурчала и расслабила перепончатые крылья. Теперь девушка могла легко выиграть спор с Винтропом о наличии передних лап у виверн. Их не было. Толстяк лишь хотел сбить её с толку. Скользя по гладкой спине ладонью, Равена вдруг наткнулась на рубец, окружённый пульсирующим жаром. Виверна дёрнулась. Это был не след от рогов коровы. Присмотревшись получше, девушка увидела ещё раны на теле. Все они были такого же характера, что и у трупа в кустах малины, и им было приблизительно столько же дней.
По зову Равены пришла Джахейра. Друид осмотрела раны и нахмурилась.
– Ей можно помочь? – Полудроу неосознанно гладила виверну, будто успокаивая.
– Пока что можно. Раны загноились. Их придётся снова вскрыть, хорошенько промыть, некоторые прижечь, а некоторые зашить.
– Ей будет больно, – почесал макушку Минск.
– Может у меня получится её усыпить, – предложила Дайнахейр.
– Ей нужно помочь, – твёрдо сказала Равена. – Иначе её дети останутся сиротами.
Пока Минск и Равена ухаживали за виверной и протирали раны от грязи, Джахейра сварила отвар для промывания. Дайнахейр погрузила животное в магический сон, и работа началась. Виверну уложили на один бок так, чтобы можно было легко перевернуть её на другой, и при этом не повредить крылья.
– Джахейра, может я смогу чем-то помочь, – тихо произнесла Равена. – Покажи, что надо делать.
Друид понимала, что после неудачи с двумя братьями, эта помощь просто необходима воспитаннице Горайона.
– Конечно, – кивнула она. – Смотри: вот набухшая ранка. Засохшая корка не даёт гною выйти наружу. Нужно прокалить нож над огнём и надрезать. Не морщись. Теперь нужно подождать, пока не польётся чистая кровь. Можно немного ускорить процесс, – Джахейра нажала по краям раны, и поток гноя, смешанный с кровью усилился. – Кровь смыть и промыть ранку отваром.
– Он пенится.
– Потому что здесь инфекция. Нужно промывать, пока пены не станет. Ну, вот эту рану можно зашить, она не сильно загрязнена. Поняла?
– Да.
В этот момент вернулись Имоен и Халид, посланные командой за хворостом.
– Джахейра, смотри, что мы нашли, – девушка протягивала ей крепкий металлический прут. – Мы недалеко разваленную телегу нашли. Вот одну ось вынули. Подойдёт? Я её в реке помыла.
– Отлично! Положи его одними концом в костёр.
– А может, и я смогу чем-нибудь пригодиться? – Выполнив задание друида, спросила Имоен.
– Будешь резать или шить? – Хихикнула Равена, держа нож над огнём.
– Уволь меня. Мне бы что-нибудь бескровное.
– Тогда проверь мелкие ранки и царапины. Промой их отваром, пока пена не пропадёт, и прижги прутом. Сможешь?
– Я… постараюсь.
Друид с двумя помощницами хлопотали над спящей виверной. В воздухе стоял запах лечебного отвара и палёной плоти из-под раскалённого прута. С помощью Минска и Халида крылатую пациентку перевернули на другой бок. Дайнахейр обновила заклинание, и потревоженная виверна снова уснула. Равена проткнула очередную засохшую корку, и гной брызнул оттуда струёй, испачкав одежду. Джахейра, заметив это, покачала головой.
– Проблемная рана. Гной сам не выйдет – слишком глубоко. Ребята, у нас ещё остались ржаные сухари?
– Да. Весьма много, – ответила Дайнахейр.
– Тогда дай мне какой-нибудь, где больше мякиша и плошку с небольшим количеством воды.
– Зачем это? – Спросила Имоен. Она уже закончила свою работу и помогала подругам вдевать в иглу нить и следила за ножами.
– Удивительно, но ржаной хлеб помогает вытянуть гной. Кстати, как твои ноги?
– В полном порядке. А что?
– Листья подорожника не выкинула?
– Не-а.
– Давай-ка их сюда.
Когда рана была промыта настолько, насколько это было возможно, Джахейра приложила сверху размоченный мякиш и прикрыла слегка повядшими листьями подорожника.
– Эту придётся перебинтовать. И несколько дней этой мамаше придётся побыть в покое. Дайнахейр, будь готова в любой момент обновить заклинание.
Рашеманка кивнула.
– И сколько это «несколько дней»? – Недоверчиво спросила Равена.
– Зависит от того, сколько сил у неё осталось.
– Учитывая то, как она на нас напала, сил у неё ещё предостаточно.
– Посмотрим, – устало улыбнулась Джахейра. – Пока что мы сделали всё, что могли. Нам всем нужно отдохнуть.
Равена обернулась на спящих детёнышей.
– Пока мама будет спать, придётся позаботиться об её выводке. Да и о самой маме тоже, – сделала она вывод вслух.
Утром их разбудил писк маленьких виверн. Пришлось скормить им остатки вчерашней рыбы. Вскоре пришёл Минск и сказал, что завтрак для малышей подан.
Перед пещерой высилась куча свежей рыбы.
– На рассвете рыба хорошо клюёт, – похвалился следопыт. – Её много в реке. Минск наловил и нам, – и он деловито принялся за приготовление завтрака.
Детёныши сначала ходили вокруг кучи, изучая её содержимое, а потом вгрызлись в неё так, что видны были только длинные хвосты.
– А где Равена? – Оглядываясь, спросила Джахейра.
– Минск видел, как она карабкалась наверх на пещеру. Очень ловко у неё получалось, – не отрываясь от работы, ответил рашеманец.
– Ей не привыкать, – сказала Имоен, потягиваясь после сна. – Она всегда быстрее меня вскарабкивалась на стены и крыши в Кэндлкипе.
– Ты чего поднялась так рано? – Спросила у Равены полуэльфийка, когда добралась до неё.
– Я хотела найти еду малышам, но Минск меня опередил, – полудроу нервно теребила в руках тонкую травинку.
– А сюда зачем забралась?
– Осмотреть окрестности. Вон там, видишь, шахта. До неё ходьбы несколько часов, если по дороге никто не встретится.
– Хорошо укреплена, – Джахейра приставила ладонь козырьком ко лбу, чтобы утреннее солнце не светило в глаза.
– Угу. И вход один и очень узкий, но без ворот, – глядя на травинку в руках, добавила Равена.
– Похоже, придётся пробиваться с боем.
– Похоже на то.
Равена глубоко вздохнула.
– Что тебя беспокоит?
– Опять я вас задерживаю.
– Перестань. Я понимаю насколько для тебя важно то, что мы сделали вчера. К тому же ты абсолютно права: нам нужна подготовка и отдых. Так что всё получается как нельзя кстати.
Равена подняла на неё голову.
– Она выживет?
– Она обязана. Сейчас надо сменить ей перевязь и обработать зашитые раны. Напоить и попытаться покормить. Пойдём.
В пещере уже пахло ухой и печёным картофелем. Желудок Равены буркнул. Она вспомнила слова Дреппина – товарища из Кэндлкипа, который ухаживал за скотом: «Сперва накорми хозяйство, а уж потом поешь сам». Кивнув самой себе, полудроу направилась к виверне с плошкой, в которой распушился размоченный в воде ржаной сухарь, и чистыми бинтами. Мякиш, вложенный вчера, пропитался гноем. Когда Равена промывала опасную рану, пены было гораздо меньше. Она заполнила глубокий надрез свежим мякишем и начала забинтовывать. Девушка почувствовала на себе чей-то взгляд. Виверна смотрела на неё сонными глазами, не поднимая головы с пола. Взгляд удивительного существа, понимающего, что его хотят спасти от смерти. Равена погладила её между рогами.
– Она проснулась, – негромко, чтобы не напугать животное, позвала она друзей.
Виверна с жадностью пила воду, но от еды отказалась. Она беспокойно оглядывала пещеру и вновь положила голову на пол, лишь когда дети окружили её. Вскоре она уснула, благодаря заклинанию Дайнахейр, а малыши создали вокруг неё тёплое живое кольцо.
– С твоей заботой о природе, из тебя вышел бы неплохой друид, – высказала Джахейра, и Равена чуть не поперхнулась ухой.
– Надеюсь, ты сейчас пошутила. Или перепутала меня с кем-нибудь. Сидеть в Роще и хранить Баланс… Я бы не смогла.
– Так и я не смогла, – хохотнула полуэльфийка.
– Ты не смогла сидеть на одном месте. Даже странствуя, ты хранишь Баланс. А я и Баланс – две вещи абсолютно несовместимые.
Вечером, когда Имоен и Минск отправились на разведку к шахте, а супруги-полуэльфы ещё не вернулись с охоты, ведьма из Рашемана и воспитанница Горайона занялись кипячением бинтов. Точнее грязные бинты кипятились сами собой, а Дайнахейр сворачивала чистые и смеялась над тем, как Равена играет с детёнышами. Малыши были очень подвижные и юркие и уже изваляли воительницу в песке.
Ещё издалека Джахейра и Халид услышали смех полудроу. У пещеры им открылась чудная картина: один из детёнышей тянул Равену за рукав, другой за штанину, остальные кружили вокруг неё.
– Ты чего делаешь? – Улыбаясь, спросила друид.
– Не видишь? Развлекаю молодёжь, – не переставая смеяться, ответила девушка.
Общими усилиями «молодёжь» всё же снова повалила Равену и тыкалась ей в лицо прохладными мордочками.
– Семнадцать – ноль, – объявила Дайнахейр.
Решив, что это абсолютная победа, малыши позволили Равене подняться. Полудроу ласково потрепала по шее одного из них. Взгляд её вдруг стал серьёзным.
– Надо будет объяснить им, что не всем стоит так доверять, – поглаживая ещё светлые чешуйки детёныша, сказала она.
– А что? Наш переводчик на звериный язык ещё не пришёл? – Джахейра выкладывала из сумки только что собранные травы.
– Нет, они ещё не вернулись.
На ужин у искателей приключений были кролики и салат из каких-то странных овощей, кислых ягод, листиков и трав. Виверны снова лакомились рыбой и ничуть не жаловались на скудность рациона.
– П-придётся научить их маму рыб-бачить, – усмехнулся Халид, поворачивая импровизированный вертел.
Разведчики вернулись, когда уже стемнело. Мерзлячка Имоен сидела, закутавшись в плащ у костра. Минск чертил на песке расположение шахт, как это делала его напарница перед боем в крепости гноллов.
– Высокий частокол, – нарисовал он фигуру, похожую на восьмёрку. – Трудно перебраться. Вокруг вода. Вот здесь вход и мост к нему. Вот здесь высокий дом. Туда входили и выходили стражники. Наверное, это вход в шахту, потому что ржание коней слышно хорошо – конюшни и склады рядом со входом.
Равена, Джахейра, а с ними и Халид, раскрыв рты, слушали следопыта. Дайнахейр в душе гордо улыбалась, потому что уже привыкла, что её телохранитель бывает на удивление рассудительным. Имоен тихонько хихикала, глядя на лица друзей, потому что сама уже отошла от шока с тех пор, как Минск столь же чётко обрисовал ситуацию во время разведки.
– Стражники вооружены так же, как и «Чёрные Когти», – Имоен отхлебнула согревающего травяного чая. – На закате прибыла группа людей. Большинство экипированы, как стражники, но вот четверо… Они особенные. Двое, кажется, были в мантиях, а двое в полных латных доспехах. Это не простое пополнение рядов. Уверяю вас.
– Только вот кто бы это мог быть… – Задумалась Джахейра. – Покупатели руды? Или начальство Железного Трона?
– Или нас ожидают… – Предложила свою версию Равена.
Никому не хотелось соглашаться с этим, но и отрицать этого они тоже не могли. Раз Железный Трон такая могущественная организация, у неё должна быть развитая сеть шпионов.
Перебинтовывая виверну на ночь, Джахейра отметила, что опасную рану утром можно будет зашить. Она ускорит заживление магией, и больше виверна не будет нуждаться в их помощи.
Целый день за Равеной ходил один из детёнышей, не отходя ни на шаг. И когда все устроились на ночлег, он, будто чувствуя скорое расставание, пристроился рядом. Ровно дышащий клубок удивительной жизни придавал уверенность полудроу, что она всё сделала правильно. Теперь она знала, ради чего стоит сражаться: ради жизни. Ради тех, кто не может держать оружие в руках. Ради тех, кто находится в опасности. Ради тех, кому нужна забота. Сражаться мечом, словом, деяниями. Сражаться, не жалея сил и своей жизни, за другую жизнь.

Почти весь следующий день был проведёт в приготовлениях. Виверна-мама с удовольствием поела. Джахейра и Дайнахейр заканчивали лечение. Почти ручной малыш всюду следовал за Равеной и отошёл лишь, когда та начала полировать и без того зеркальную гладь лезвия Погибели Пауков. Секунду поколебавшись, он присоединился к своим братьям и сёстрам, которые пытались повергнуть на песок могучего следопыта.
Заботливо протирая тряпочкой клинок, Равена смотрела на это действие и улыбалась, вспоминая, как вчера её изваляли эти малыши. Неожиданно она почувствовала на плече чьё-то дыхание. Позади стояла виверна-мама и неодобрительно смотрела на меч. Равена сняла Погибель Пауков с колен и подняла руки вверх, в знак того, что не собирается воспользоваться им. Внезапно виверна изогнула шею и положила голову на колени воительнице. Девушка подняла обескураженный взгляд на друзей.
– Ты ей понравилась, – заявил разрываемый на части Минск.
– Да? – Равена поймала взгляд виверны, она явно ждала ответа. – Она мне тоже понравилась.
Виверна закрыла глаза и довольно заурчала. После выздоровления чешуйки, казалось, стали ярче. Целительная сила магии природы заживила ранки без следа. Только на месте серьёзной раны всё же остался рубец, да несколько следов от прижигания. Равена невольно тронула свои шрамы на шее.
– Вот такое животное я бы себе завела, – сказала она, чтобы отвлечься. – И по цвету мне подходит.
– Ты ещё дракона себе заведи, – хлопнула её по плечу Имоен. – Чёрного.
– Если найду такого чёрного дракона, который не захочет меня сожрать с первого взгляда, обязательно сделаю ему такое предложение.
– Да, такого зверя за пазухой не спрячешь, – заметила Дайнахейр, аккуратно складывая подготовленную книгу заклинаний.
– Зато я смогу спрятаться за него. Или, в крайнем случае, улететь.
– О, великая наездница чёрного дракона, не соблаговолите ли Вы подать мне вон ту сумку, дабы я – презренный вор и неудавшийся маг – смогла сложить в неё съестные припасы, – Имоен стояла на коленях, сложив умоляюще руки.
– Бери и уходи, пока я не передумала и не сложила их сама, – властным жестом подкинула Равена пустую сумку названой сестре.
Имоен попятилась назад, на каждом шагу отвешивая поклоны. Полудроу сидела, уперев ладони в колени и широко расставив локти, а на коленях у неё лежала рогатая голова взрослой виверны.
Команда хохотала над этим маленьким представлением.
Ещё один урок, который усвоила Равена: если твоя жизнь наполнена опасностью, и любой день может стать последним, цени каждое мгновение своей жизни и пытайся сделать её хоть немного радостней и ярче. Цени друзей, что рядом с тобой и делись с ними яркими моментами и весельем.
Расставание с крылатым семейством было преисполнено настоящей грусти. Виверна-мама положила голову на плечо Равене, а к ноге ей прижался тот самый малыш.
– Не доверяйте людям, – шептала полудроу. – Прошу вас. Будьте осторожны.
Виверна посмотрела на неё умными глазами, и девушка была уверена, что она поняла её. Животное лизнуло её в щёку раздвоенным языком, и Равена засмеялась. Она потрепала детёныша по шее и погрозила ему пальцем.
– Слушайся маму, безобразник.
Вечерний сумрак окутал удаляющихся друзей, и вслед им нёсся прощальный крик крылатого семейства.

Ночь выдалась лунная и светлая. Бледные лучи отражались в воде окружающего шахту рва. Казалось, что он наполнен жидким серебром.
Равена рассматривала вход и не находила ни одной лазейки.
– Похоже, даже зайти на территорию не получится тихо.
– Ров глубокий, я проверяла, – подтвердила её слова Имоен.
– Как же близко вы подошли? – Удивилась Джахейра.
– Достаточно близко, чтобы проверить, – гордо ответила девушка.
Равена лишь покачала головой.
– Охранников всего двое, – заметила полудроу.
– Видно только двоих, – поправила её Джахейра. – Неизвестно, сколько стоит за стеной.
– Я придумала, как узнать их количество, – заявила Имоен, снимая с плеча лук.
Она нацелилась на одного из охранников.
– А ты попадёшь? – Неуверенно спросила Равена. – С такого-то расстояния.
– Не будешь говорить мне под руку – попаду, – пробурчала лучница.
Стрела вонзилась охраннику в глаз, и тот упал навзничь. Его напарник оглянулся на то место, откуда она прилетела, но вряд ли кого увидел, и помчался прочь.
– Что ж их было всего двое, но сейчас станет больше, – невозмутимо сказала Джахейра.
– Не станет, – Дайнахейр быстро произнесла заклинание и пустила вслед убегающему голубую молнию. Куда бы охранник ни спешил, своей цели он не достиг. – Путь свободен.
– Будем надеяться, что эту нашу выходку никто не заметил, – сказала Равена, хватаясь за чёрную рукоять с рубином.
Скрипучие доски узкого моста не оставили незаметным приближение искателей приключений. Однако двор оказался абсолютно безлюдным и безопасным для дальнейшего продвижения вперёд. Кадящие факелы хорошо освещали путь. Друзья всё же шли с осторожностью, медленно приближаясь к высокой постройке в конце периметра.
Вдруг ночную тишину потревожили редкие ленивые хлопки чьих-то ладоней. На свет вышли два воина.
– Отличная идея – прийти посреди ночи в надежде, что сонные охранники не смогут дать вам должного отпора, – сказал один, приближаясь, второй остался стоять позади него.
– Вообще-то ночь только началась, и до её середины ещё далеко, – парировала Равена.
– Ты разговорчивая, – остановился говорящий.
– Ты не первый, кто это замечает.
– Попробую угадать: вы хотите пройти вон туда, ко входу в шахты, чтобы завершить начатое в Нашкеле.
– Ты догадливый.
– Ты не первая, кто это замечает, – издевательским тоном повторил он выражение Равены.
Пока эти двое вели словестную дуэль, Джахейра озиралась по сторонам.
– Тут есть ещё кто-то.
– Я тоже нутром это чую, – кивнул Минск. – И Бу неспроста нюхает воздух.
– Довольно бессмысленной болтовни! – Вскричал воин. – Ваши жизни закончатся здесь!
Минск, Халид и Равена ринулись вперёд. Полуэльф и следопыт взяли на себя того, что остался позади. Имоен помогала названой сестре расправиться с болтливым. Дайнахейр накладывала на себя защищающие заклинания. Джахейра приступила к вызову молний. Ниоткуда, просто из ночной мглы вырвались магические снаряды и вонзились в кожу друида.
– Так и знала, что их больше! Дайнахейр, прикрой меня!
Магесса, защищённая каменной кожей и антимагической сферой, была практически неуязвимой, поэтому загородила собой подругу. Жжение от магический снарядов мешало быстро произнести заклинание. Недалеко от Равены так же ниоткуда появилась кислотная стрела. Она пролетела мимо неё, оставив бледно-зелёный отсвет, и прожгла доспех Халиду. Горящая боль заставила воина согнуться пополам, за что он поплатился ударом щита от своего врага. Джахейра, наконец, дочитала заклинание, от боли выкрикнув последние слова. На тех местах, откуда прилетела магия, проявились полупрозрачные силуэты двоих мужчин.
– Это те самые маги, которых мы видели! – Крикнула Имоен.
Маги были увлечены чтением заклинаний и не заметили, что невидимость спала с них. Тот, который стоял ближе к воинам, явно был нацелен на Равену. Имоен выстрелила в него, но стрела отскочила от розового цилиндра, в который был заключён маг.
– Это защита от стрел, – объяснила ей Джахейра и принялась за заклинание.
Дайнахейр не слышала, какое заклинание читает ближайший маг, он слишком тихо бормотал себе под нос. В любом случае его надо было сбить, но каменная кожа не позволит это сделать. Рашеманка сняла с пояса пращу и вложила в неё снаряд. Камень попал в цель, но слишком поздно – вокруг мага в облаке дыма появилась целая стая диких псов.
Противник Минска был физически слабее его, но очень ловким. Он легко уходил от атак булавы следопыта. Тогда Минск воспользовался массой своего тела и сшиб противника с ног. От падения меч вылетел из руки воина, он, как мог, отбивал щитом богатырские удары следопыта. Понимая, что нужно как-то остановить лысого громилу, иначе он просто вобьёт его в землю, мужчина сильно пнул Минска в пах, и тот, скрючившись, повалился на землю.
Превозмогая боль в боку, Халид поднялся на ноги. Он увидел, что Минск лежит на земле, а его противник пытается вернуть себе меч. Халид приблизился настолько быстро, насколько могла позволить боль, отбросил оружие врага носком сапога в сторону и взмахнул своим мечом. Обезглавленное тело рухнуло на землю, и кровь растеклась широкой лужей.
С рук Джахейры сорвался искрящийся шар, розовый цилиндр вокруг мага исчез. Увы, это не помешало ему дочитать заклинание, и в Равену ударила сильная струя огня. Имоен охнула и на секунду замерла. То ли благодаря врождённой частичной сопротивляемости магии, то ли роль сыграл доспех из анкега или ей впервые за долгое время, наконец, повезло, но тело полудроу не вспыхнуло пламенем. Ударом её отнесло в сторону на несколько шагов. Доспех раскалился, кольчуга припечаталась к телу. Горячим воздухом обожгло лёгкие, дышать было трудно. Равена попыталась встать, но не смогла.
Стая диких псов набросилась на Дайнахейр. Первые несколько попытались её укусить, но наткнулись на каменную кожу. Магические снаряды уложили одного. В самую гущу толпы ударила молния, уничтожив сразу несколько. Ведьма из Рашемана с радостью поблагодарила бы Джахейру хотя бы кивком головы, но отвлекаться было некогда. От постоянных нападений каменная кожа истончилась. Перед магессой возникла дилемма: обновить защиту или уничтожить ещё одного пса. Какое облегчение было услышать приближающееся: «Аррр! Бу, иди за глазами!»
Минск, оправившийся от подлого удара, был вне себя от гнева. Обычно лояльный ко всем животным, он разбрасывал бедных псин со свирепостью воина-орка. Молниеносная атака телохранителя позволила Дайнахейр отбежать в сторону и подлатать прорехи в каменной коже. Уничтожив остатки стаи, Минск обернулся на мага, призвавшего её. Если бы тот отвлёкся от заклинания и посмотрел в глаза воину-берсерку-следопыту, то понял, что это было его последнее заклинание в жизни.
Руки Имоен тряслись от злости и плохо сдерживаемых рыданий. Она никак не могла хорошенько прицелиться в мага, столь жестоко обошедшегося с её дорогой сестрой. Одна стрела вонзилась ему в бедро, другая пробила насквозь плечо. Лучница заставила себя успокоиться и навела стрелу на голову мага. Стрела сорвалась, но попала в грудь мужчине, потому что кто-то больно укусил Имоен за ногу. Дикий пёс вцепился зубами в голень девушки и не собирался отпускать свою добычу. Имоен тут же вспомнила Крепость Гноллов и такую близкую пасть собакообразного существа. Она выдернула из ножен короткий меч и вонзила прямо в лобастую голову пса.
Когда Минск рванулся на помощь Дайнахейр, Халид огляделся в поисках нового противника. Второй воин вальяжно подходил к пытающейся встать Равене, а ближайший маг собирался ударить Имоен. Халид рассудил, что Равене он сможет помочь немного позже и кинулся на мага.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 23 июн 2012, 19:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Вызвав молнию в толпу разъярённых псов, Джахейра услышала слова заклинания сзади. Времени для заклинания у неё не было, а потому она замахнулась посохом. Рука Халида обхватила колдующего за шею, и лезвие меча прошило бок. Помощь её мужу явно была не нужна. Джахейра напала на оставшегося воина. Удар посохом заставил того переключиться на друида. Однако Джахейра не была столь же искушённым фехтовальщиком, как её противник и через мгновение лежала на земле, прижимая к окровавленному животу руку.
Если бы он только поднял глаза… Но маг читал заклинание и не видел приближающегося громилу с булавой. Тонкий, но гневный писк такого-то грызуна заставил его поднять веки. На плече стоящего перед ним плечистого мужчины с татуировкой на лице верещал хомяк. Маг удивился, но заклинания не прекратил. Ещё больше он удивился, когда понял, что каменной кожи на нём больше нет. В этот момент булава опустилась на голову бедного мага. Позади него поднялось облако дыма, но из него никто не вышел. Заклинание вызова не было закончено до конца.
Дайнахейр хотела оставить магию на бой в шахте, вряд ли там удастся спокойно сесть и подготовить заклинания. А потому она уложила новый снаряд в пращу. Маг, в которого она хотела его запустить, осел под ударом булавы Минска. Магесса была уверена, что он не жилец, а потому бросила его в воина, что приближался к Равене. Она не подрасчитала, и камень пролетел мимо.
Мужчина подходил к полудроу медленно. Она слышала сквозь своё прерывистое дыхание его шаркающие шаги. Слышала, как кто-то пытался остановить его, но потом шаги возобновились. Она ползла вперёд, чтобы добраться до меча.
– Тебе не говорили, полукровка, что во время боя нужно видеть, что творится вокруг тебя? – Издевательски спросил мужчина, поигрывая оружием.
Погибель Пауков лёг в её руку. Опираясь на него, она приподнялась и встала на одно колено. Она почти висела на эфесе и всей кожей ощущала занесённый над нею меч. Равена зарычала по-звериному и изо всех сил ударила лезвием назад. Тонкий клинок легко пробил доспех. Мужчина хватанул ртом воздух. Лезвие вошло в живот и вышло в районе лопаток.
– А тебе не говорили, что подходя к жертве сзади, надо молчать? – Просипела воительница.
Не в силах выдернуть меч, Равена отпустила рукоять и отползла в сторону, чтобы умирающий противник не упал на неё.
Крики «Равена» и «Джахейра» слились воедино. Меч нападающего пропорол друиду живот. Полуэльфийка, прижимая рукой рану, силилась прочитать целительное заклинание.
– Джахейра, не трать силы, они нам ещё пригодятся, – Равена поднялась с помощью Имоен и достала бутыль с эликсиром. Не в силах кинуть, она передала его названой сестре.
– Держи, Халид, – перебросила лучница эликсир другу.
Полуэльф помог жене сделать несколько глотков и вернул бутыль назад. Остатков хватило как раз, чтобы восстановить Равену.
Джахейра откинула голову на плечо мужа и смотрела на свою темнокожую подругу.
– Досталось нам с тобой, – улыбнулась полуэльфийка.
Эликсир начал действовать, и щёки друида порозовели. Рана затянулась, хотя всё равно пришлось её перебинтовать.
Равена мазнула рукой по закопчённому месту на доспехе.
– М-да. Горячий приём, – рассмеялась воительница. – Они думают, что эти четверо справятся с нами. Пусть думают и дальше. Нужно убрать со света тела.
Перед тем, как оттащить в сторону воина, которого убила Равена, Имоен, как водится, хорошенько покопалась у него в вещах.
– Сестрёнка, ты была права, – протянула она записку полудроу, когда та подошла. – Нас ждали.
– Давеорн… – Прочитала подпись воительница и рванула из тела свой меч. – Что ж он понял, с кем он имеет дело, раз послал такой конвой своим гостям.
– Этот такой же худой, как ты, – заметил Минск, когда они с Халидом свалили труп обезглавленного воина у стены сарая. – Возьми его доспех. Это хороший доспех.
– Не с-стоит, мой друг. Я вп-полне защищённо чувствую с-себя и в этом д-доспехе.
– Халид, – подошла Джахейра. – Раньше я никогда не спорила с тобой о выборе экипировки, но сейчас согласна с Минском. Мы попали в историю гораздо сложнее всех тех, в которые попадали раньше. Возьми этот доспех. Ради меня.
– Эх, т-тогда я лучше возьму тот. Этот в-весь в крови.
– А в том дыра после Равены, – парировала Джахейра.
– Халид, бери этот, – кивнула Дайнахейр. – На нём есть следы магического зачарования.
– Против всех мне н-не выстоять, – улыбнулся полуэльф и пожал плечами.
Доспех сидел на нём, как влитой. Специально сконструированный для человека, большую часть проводящего в путешествиях, он не утяжелял движений, хотя это был полный латник.
Команда прошла через узкий перешеек и очутилась во втором дворе. Здание, которое возвышалось там, стояло на сваях, к двери вела приставная лестница. Два полусонных стражника не остановили друзей. Они ступили на лифт, и он медленно пополз вниз, доставляя их на первый уровень тайной шахты Железного Трона.

– Пламя Абисса!!! – Разнёсся низкий рык по поляне. – Что здесь произошло?!
– Тазок… – Разбойник с перебинтованной рукой сделал несколько шагов навстречу командиру. – Ночью начался пожар. Внезапно.
– Как так внезапно? Кто не доглядел?
– Не всё так просто. У нас тут было место… э… диверсии.
– Что-о-о?!!
– Наёмники, которых привёл Тэвен, оказались скорее всего шпионами. Они…
– Где Тэвен? – Тазок спросил это таким тоном, что разбойник искренне пожалел предводителя элитного отряда «Чёрных Когтей».
– Он вместе с остальными ранеными в другом конце лагеря.
Командир разбойников шёл через бывший лагерь, как таран, отталкивая огромными ручищами всех, кто мешался у него на пути, в сторону. Те, кто остался работоспособным, стаскивали мёртвые тела в одну кучу, ухаживали за ранеными и пытались дотушить пожар. От некоторых палаток остались лишь чёрные круговины на траве, другим повезло больше – стены стояли сгоревшие лишь наполовину. Палатка Тазока была разворочена изнутри.
– Тэвен! – Заорал полуогр, лишь завидев предводителя, и снял дубину с пояса. – Ты привёл их в лагерь! Ты виноват в том, что случилось! – Без лишних предисловий перешёл он сразу к обвинениям.
– Я не согласен, Тазок, – спокойно ответил Тэвен.
От удивления, что с ним решили спорить, полуогр выпучил глаза.
– Я привёл их «к» лагерю, – продолжал Тэвен. – А «в» лагерь пустил их ты.
Тазок зарычал и занёс дубину над головой.
– Я снова не согласен с тобой, – прозвучал спокойный голос.
Казалось, что из ушей командира разбойников сейчас повалит дым от такой дерзости.
– Подумай сам, Тазок. Ты, может, и убьёшь меня сейчас, но что ты будешь делать с остальными «Чёрными Когтями»?
Тазок оглянулся вокруг. Тэвен стоял со спокойным лицом, точнее с частью лица, так как почти вся его голова была замотана грязным бинтом. Он стоял перед огромным полуогром, поддерживаемый одним из наёмников «Чёрных Когтей», а позади выстроились выжившие из его отряда. Ледяные стрелы смотрели точно в грудь Тазоку, готовые сорваться в любое мгновение. Ещё около десятка, может чуть больше, стрел чувствовал он по всему лагерю. В ближнем бою он не побоялся бы встретиться с ними всеми, но на открытом пространстве трудно скрыться от стрел. Тэвен прочитал решение полуогра по его лицу.
– Итак, сойдёмся на том, что в этом виноват тот идиот, которого ты поставил у своей палатки. Ему не терпелось отыграться в карты, вот он и поменялся местами с «новичками». А «новички» оказались не промах: быстренько соорудили магическую иллюзию, будто стоят на ступенях, а сами уже орудовали в палатке.
– Где он? Где этот идиот?!
Тэвен медленно повёл рукой в сторону. Тазок проследил глазами за его жестом и увидел обгоревшее дерево, на ветке которого болтался тот самый парень. Верёвка сильно врезалась в шею, лицо посинело, глаза навыкат и язык торчал изо рта. Он висел уже не менее двух дней.
– Когда это произошло? – Удовлетворённый Тазок смягчил тон.
– Вечером, как только ты ушёл в Глухолесье, – Тэвен знаком скомандовал «отбой» лучникам. – Они проникли в твою палатку, убили охранников, взломали твой сундук с документами и исчезли. Вместе с ними и шпион, пойманный нами ранее. А утром, когда опознали иллюзию, ребята ворвались в твою палатку и наткнулись на ловушку. Рвануло так, что мы услышали и вернулись из дозора.
– Документы целы?
– Почём мне знать. Я никогда не влезал в твои дела и теперь не буду и другим не разрешу.
– Похоже ты умнее Таугоса Кхозана. Кстати, где он?
– Он смертельно ранен…
– А Арденор Краш?
– Это одна из наших проблем. Когда мы вернулись, в лагере был переполох, но не только из-за пожара. Началось выяснение, кто же виноват. В ход пошло оружие. Кое-как мы ухитрились остановить начавшийся погром, но наш предводитель теперь одной ногой на смертном одре, а «Стужа» перебита почти полностью, но главное – убит Краш, что означает, нас ждёт кровавая резня меж полулюдьми (не принимай на свой счёт) за первенство в остатках банды… А вон и Джеки. Я послал его узнать, что у нас осталось в запасах.
– Командир. Тэвен, – отсалютовал Джеки. – Положение у нас, прямо сказать, не завидное. Ребята начали всё уцелевшее собирать в одно место. Не думаю, что этого хватит надолго.
– Отлично. Продолжайте в том же духе, а я пойду посмотрю, что осталось из документов в моём сундуке.
Скребя ногтями щеку, Тазок на ходу соображал, как же ему доложить наверх об этом провале.
– Да уж. Наделали делов эти… ну, которых мы нашли в лесу, – вздохнул Джеки, разматывая голову Тэвена для смены перевязи. – А я ещё хотел подкатить к той черномазенькой. Ну, которая полудроу. Хотел расспросить: каково это уделать в драке Тазока?
– Что ты сказал? – Громыхнул у него за спиной голос полуогра.
– Ну… я… это… никто ж из нас с тобой не дрался… и… да мне любопытно просто стало… а ты ещё так ловко ей рёбра сломал…
– Джеки, уйми свой словестный понос! – Успокоил его Тэвен. – И отвечай чётко.
– Полудроу? – Пояснил Тазок, еле сдерживая гневную дрожь. – Ты сказал: среди них была полудроу?
– Ну да. Девчонка, тёмный эльф наполовину, с двуручником таким огромным. Я ещё…
– Ааа!!! – Взревел командир разбойников. – Срочно! Собирай всех, кто может передвигаться быстро! Выступаем в шахты Глухолесья! Немедленно!
Джеки умчался, как ошпаренный.
– В чём дело, Тазок? – Тэвен сам начал накладывать новый бинт на располосованную физиономию.
– Эти шестеро были не просто диверсанты. Это те самые искатели приключений, которые свели на нет наши усилия в шахтах Нашкеля, – прорычал полуогр, брызжа слюной.
– Теперь понятно. Им нужна была информация, где находится вторая шахта. Значит они сейчас…
– …на пути в Глухолесье. Если поспешим, или этот высокомерный болван Давеорн сможет их задержать, мы уничтожим их.

В шахтах Глухолесья было так же душно, как и в шахтах Нашкеля, только ещё воняло сыростью, и отовсюду слышались звуки падающих капель. В унисон каплям раздавались мерное постукивание кирок.
Равена с друзьями медленно и осторожно продвигалась вперёд. Из-за поворота выбежал тощий, испачканный в рудной пыли шахтёр и зашепелявил громко, указывая куда-то позади себя:
– Штража! Штража! Андаршон нажвал Давеорна облежлым гибберлингом и… и… Эй, поштойте-ка, вы ж не штража. Ааа! Штража! Штража! – И он понёсся прочь, будто за ним гналось чудовище из Абисса.
– Ну вот, сейчас прибежит «штража», – пробормотала Имоен. – Что делать будем?
– Нас не должны заметить как можно дольше, – негромко сказала Равена. – Валить надо.
– Пс, – раздалось из-за угла. Такой же грязный и худой шахтёр манил их рукой.
Небольшая группка работников провела их мимо странной железной конструкции вроде огромной круглой двери и спрятала в больших деревянных ящиках. Сверху шахтёры предусмотрительно поставили ещё ящики с чем-то тяжёлым, они делали вид, что собирают их в кучу. Равена слышала, как шепелявый привёл «штражу», как те обыскивали каждый закоулок, как получали удары плёткой шахтёры, плохо работающие и просто мешавшиеся под ногами. Не найдя ничего, стражники поколотили шепелявого и удалились.
Когда всё успокоилось, искателей приключений выпустили на волю. К запёкшейся на доспехах крови добавилась рудная пыль, и все шестеро выглядели теперь немногим чище своих спасителей. Следы от плёток, синяки и ссадины, кандалы подсказали Равене, что в этих шахтах работают отнюдь не добровольно. Пока друзья благодарили рабов, в круг вошёл старик, который, похоже, пользовался уважением у всех остальных.
– Приветствую вас, – сказал он слабым голосом. – Боюсь понадеяться напрасно, но всё же: неужели вы пришли сюда, чтобы уничтожить шахты?
– Не совсем так, – опустила глаза Равена. – Мы пришли сюда, чтобы уничтожить Железный Кризис. Нам нужно добраться до главного здесь…
– До Давеорна? – Шёпотом спросил один из шахтёров. – Это нереально.
– Кто знает, мой друг, – остановил его старик. – Видишь ли, дитя, устранение Давеорна ни к чему не приведёт. Появится другой Давеорн, и начнётся всё с начала. Шахту нужно уничтожить.
– И как? – Всплеснула руками Джахейра. – Целую шахту…
– Вы слышали о дворфском клане Оронтиар, миледи? – Спросил её старик.
– Да, что-то слышала.
– Это и есть та злополучная шахта, в которой погиб почти весь клан.
– Но она должна быть затоплена, насколько я помню.
– Почему она работает, спросите у Йеслика – одного из выживших дворфов. Он тоже томится здесь, – пожал плечами раб. – Я же могу лишь предложить вам снова затопить её.
Равена молча кивнула в знак согласия.
– Спасибо. Видите вон ту конструкцию? – Старик показал на ту самую огромную круглую дверь. – Это пломба, сдерживающая подземные воды. Ключ, чтобы открыть её находится у Давеорна, поэтому вам всё равно придётся добраться до него. На следующем этаже держат рабов, хорошо бы их увести отсюда. Найдите нашего предводителя – человека по имени Рилл, помогите ему вывести людей. Когда ключ будет у вас, вернитесь ко мне.
Старик дал провожатого до прохода на следующий уровень, который ловко провёл их мимо постов стражи.
– Вот сюда. Следующий этаж хорошо охраняется. Вряд ли вам удастся пройти незамеченными.
– Что ты ещё знаешь? У Давеорна хорошая охрана?
– Я знаю, что этаж, на котором держат нас и покои Давеорна разделяются комнатами охранников, среди которых есть маги и меткие лучники. Да и сам Давеорн, к слову, очень сильный маг и любитель ловушек. Эх, нелегко вам будет. Совсем нелегко. Стража идёт. Быстрее.
Друзья нырнули в проход. Позади них послышался свист плётки и грубый окрик: «Чего бездельничаешь, лодырь! А ну, пошёл!»
Им почти незаметно удалось пройти мимо складов с провизией, встретив охрану лишь у самого входа. Они миновали пустые камеры для рабов. Тихонько прошли через кухню с ворчащей стряпухой, которой было наплевать абсолютно на всё, кроме её супа. И в принципе, достигли того места, где держали остальных шахтёров, но тут кто-то из них напоролся на ловушку. Они еле успели отскочить от огненной струи, что ударила на всю длину коридора, и нарвались на большую группу охранников.
В комнате по бокам стояли длинные столы. В центре разместилась магесса, её окружали мечники.
– Ну, всё не так плохо, как мы думали, – улыбнулась почти безмятежно Имоен.
Тут из-за столов выскочили лучники. Половина из них была «Чёрными Когтями».
– Да! Всё ещё хуже! – Крикнула Равена на ходу, увлекая названую сестру за спинку дивана, стоящего рядом.
Стрелы – обыкновенные и ледяные – не давали сёстрам высунуться из-за укрытия, а заклинания магессы отрезали путь остальным. Меж тем мечники медленно приближались к дивану.
– Если до нас дойдут вон те дяденьки, – осторожно выглянула Равена и тут же отшатнулась: край спинки покрылся инеем. – Нам крышка.
– И что делать будем? Может, аккуратно проползём к нашим?
– Не-а, не получится. Смотри, как эта ведьма старается. Никто даже носа не может высунуть из-за угла. Что ж придётся и нам довериться своей ведьме. Если мы прорвёмся с тобой через вот эту линию лучников на другой конец комнаты, наше движение отвлечёт если не всех, то многих. Дайнахейр сможет использовать огненный шар или что-нибудь наподобие, как только мы окажемся вне зоны досягаемости.
– Равена, я боюсь…
– Не бойся, малыш, держись за мной.
Девушки выскочили из укрытия как раз вовремя. Мечники уже готовились к нападению. Сбив с ходу одного, Равена нанесла ему смертельный удар и, не останавливаясь, снесла головы двум ближайшим. Это мгновенное действие заставило замереть всех врагов, у магессы даже рассеялось почти законченное заклинание.
Имоен едва успевала за сестрой, прикрывая её со спины. Группа мечников поредела. Воительница-полудроу проскочила между двумя лучниками, оставив их в луже собственной крови. Но с роем стрел не поспоришь. Равена слышала, как коротко взвизгнула от боли её сестра. У неё самой на щеке остался след от пролетающей стрелы. Кровь стекала тонкими струйками, щекоча кожу, к подбородку. Равена рубила лучников направо и налево, двигаясь так, чтобы в неё трудно было прицелиться. Когда последний лучник за этим столом упал мёртвый, полудроу обернулась к Имоен, но её не было рядом.
Стол защищал их ноги от стрел, доспех из анкега – тело Равены, а вот доспех Имоен такой защиты не давал. Первая стрела вонзилась в плечо, вторая тут же прошла меж рёбер. Девушка не стала отвлекать свою названую сестру. Имоен стояла на одном колене, придерживая рану, лук лежал возле её ног, она выставила вперёд короткий меч. Сколько секунд она сможет продержаться против приближающих мечников? Над её головой просвистел стул и сшиб самого близкого из нападающих. Сверкнуло что-то серебристое, и остальные трое схватились за горло и грудь. Имоен теряла сознание, но боролась с этим состоянием. Кто-то поднял её лук, схватил её за руку и куда-то потянул. Потом он упал, и сознание Имоен частично прояснилось.
Стоило Равене выбежать из-за стола, как она получила сразу три ледяных стрелы в плохо защищённое бедро. Пронизывающий холод, смешанный с болью, охватил ногу. Она не могла дальше идти. Имоен, борясь с приступами тошноты, подхватила её подмышки и тащила за пределы комнаты, потому что слышала, как Дайнахейр начала читать заклинание. Когда Имоен упала в обморок, Равена, отталкиваясь здоровой ногой, тащила её на себе. Она не помнила, выползли ли они из комнаты. Теряя сознание, она почувствовала, как на неё пахну́ло холодом, услышала крик вражеской магессы и грохот чего-то, падающего сверху.

– Чёртова ведьма, – ругнулась Джахейра. – Не то что выйти – выглянуть не даёт.
– Девочкам нужна помощь, – нахмурился Минск. – Нужно идти, хотя Бу так и не считает.
– И правильно делает, – друид слабо улыбнулась хомяку. – Мы не успеем даже добежать до них. Не магия, так стрелы нас уничтожат.
В этот момент в комнате на долю секунды всё замерло, что дало возможность друзьям выглянуть из-за угла. Оставив позади мёртвых мечников, названые сёстры продвигались вперёд, уничтожая одного за другим лучников, стоящих за одним столом.
– Почему они не пошли к нам? – Возмутилась со страхом в голосе Джахейра. – Почему они идут в другую сторону?
– Чтобы оставить свободную площадь для масштабного заклинания, – догадалась Дайнахейр. – Мне нужно только поймать момент, чтобы ударить вовремя.
Джахейра с волнением перевела взгляд с названых сестёр на ведьму из Рашемана и обратно.
Стрела пролетела у лица Равены, задев щёку. Друид охнула. Другая вонзилась Имоен в плечо, третья заставила её остановиться, застряв в рёбрах. Джахейра отвернулась. Звук громыхнувшего чего-то заставил её снова выглянуть.
– Сейчас, – сказала Дайнахейр. – Пока я не скажу, не выходите в комнату.
Рашеманка принялась за заклинание.
В комнате один из мечников выбирался из-под обломков стула, трое медленно падали, зажимая раны на горле и груди. Равена бежала к противоположному выходу, увлекая за собой шатающуюся Имоен. С другой стороны послышался тройной звон тетивы, и три ледяных стрелы сковали ногу воительнице. Сёстры упали на пол. Джахейра обернулась на магессу, та читала заклинание с закрытыми глазами, сдвинув брови.
«Они не успеют уйти», – задрожало в голове у друида. – «Они не успеют…» Она хотела уж помчаться на помощь к подругам, но тут с потолка что-то упало. Потом ещё. И ещё. Огромные сосульки, не переставая сыпались на головы их врагов. Одна придавила магессу, которая мешала им выйти из-за угла.
Джахейра не выдержала и побежала, ловко уворачиваясь от ледяных глыб. Опрокинула посохом вставшего на пути лучника. Добежала до сестёр и увидела, что они всё-таки успели выползти из комнаты. Она осторожно осмотрела их, а через решётчатую дверь на неё глядел чумазый дворф.

Имоен вскочила, будто её окатили водой.
– Тихо, тихо, – прозвучал рядом знакомый осипший голос. – Тебе так дёргаться нельзя.
– Равена, – обрадовалась девушка. – С тобой всё хорошо?
– Не знаю. Я сама открыла глаза не больше часа назад.
– А где остальные?
– Общаются с предводителем рабов. Нас с тобой лечил, кстати, Йеслик – один из немногих выживших дворфов клана Оронтиар. Он оказался хорошим священником. Я попросила, чтобы он пришёл. Может, он сможет нам чего разъяснить.
– Чего вам разъяснять? Что вставать нельзя дня два-три? Что поднимать тебе, рыжая, пока что можно разве что кружку с элем? А ты, черномазка, хромать будешь с неделю? – Голос дворфа явно был недовольным.
– Э… – только и вырвалось у Имоен.
– Мило, – фыркнула полудроу.
Дворф был приземист, широкоплеч, с раздвоенной светло-рыжей бородой, которую когда-то наверняка заплетал в тугие косицы.
– Ну, вообще-то, я хотела узнать, почему эта шахта работает, хотя должна быть затоплена, – пропустив мимо ушей замечание по поводу её внешности, пояснила Равена.
– Ну, вообще-то, – передразнил её Йеслик, принимаясь за осмотр ран, и девушка заметила морщинки в уголках глаз, совсем как у Горайона. – Это не та история, которую хочется рассказывать. Если коротко, то Рьелтар меня облапошил. Я ему показал шахту, он её осушил и бросил меня в камеру. Ясно?
– Нет, – Равена поймала недовольный взгляд дворфа. – Кто такой Рьелтар?
– Дерьмо троллево. Вот кто он. Глава Железного Трона этот вонючий гнолл.
– Значит над тем Саревоком стоит этот Рьелтар, – задумчиво произнесла Имоен, пытаясь усесться поудобней.
– Саревок? – Оглянулся на неё Йеслик. – Саревок… Знакомое имя. А! Был как-то с Рьелтаром мальчишка с таким именем.
– Мальчишка? – Удивилась Равена.
– Ну, парень. Может ваших лет. Мрачный такой.
– Значит Рьелтар – главный, под ним – Саревок, а потом Давеорн, – снова рассуждала Имоен.
– Нет. Давеорн получает приказы от самого Рьелтара, чтоб его блохи живьём сожрали.
– А при чём тут тогда этот Саревок?
– Давай, кто причём и где, разберёмся потом, – проскрипела Равена, поднимаясь на ноги.
– Саревок – приёмный сын Рьелтара, – раздался измученный голос.
Амнийцы и рашеманцы вели толпу рабов, впереди которых шёл высокий мужчина с проседью на висках и бороде.
– Я – Рилл. Спасибо за помощь.
– Мы ещё ничем не помогли, – пожала плечами Равена.
– Но вы пытаетесь. И я молю Латандера, чтобы у вас получилось. Нам лучше уходить. Ну что, Йеслик, готов покинуть эту дыру?
– Ха! Спрашиваешь, дружище! – Сплюнул на пол дворф. – Валим отсюда. А ты, полукровка, осторожно – нога подвести может. И за подругой следи, чтобы тяжестями не швырялась. Девчонки ещё несмышлёные, а всё туда же – драться, – насмешливо фыркнул он, но глаза его смеялись.
– Не волнуйся, Йеслик, мы – сильные девочки, – подмигнула дворфу Имоен.
– Сказал бы я, кто вы… – Отмахнулся он широкой рукой. – Бывайте! Ногу береги. А ты – рёбра.
– Как они выйдут? – Поинтересовалась Имоен, прилаживая обратно колчаны.
– Дадут взятку охраннику, – ответила Джахейра. – Рилл показал, где проход на уровень стражи. Там тоже скучать не придётся.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 23 июн 2012, 19:44 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Лифт резко остановился и тряхнул шестерых искателей приключений. От резкого толчка у Имоен заныли раненые рёбра, она выглянула в дверной проём.
– Ой! Равена…
Воительница присоединилась к названой сестре. Прямо перед ними стояли обеденные столы, за которыми ели охранники. Все они застыли в смешных позах и смотрели на девушек. Равена окинула взглядом картину и странно улыбнулась.
– Приятного аппетита, мальчики! – Сказала она и положила на плечо Погибель Пауков.
Охранники бросились врассыпную за оружием, как по команде. Друзья решили не давать им собраться с мыслями и напали, не медля. Звон оружия завибрировал в душном воздухе столовой. Один особо прыткий парень открыл боковую дверь и крикнул в неё: «Нас атакуют! Тревога!» Голос пролетел по коридору, и послышались звуки открываемых дверей. Парень поспешил присоединиться к бою в столовой.
– Плохой мальчик, – прошипел женский голос у него за спиной.
Он обернулся. На него в упор смотрели чёрные глаза из-под нахмуренных серебристых бровей. Охранник почувствовал что-то острое, приставленное к животу, и невольно скосил глаза. Серебристое лезвие с лёгкостью прошло сквозь его плоть.
Охранники выбегали из своих комнат, на ходу надевая кольчуги и пояса с мечами. Равена ухмыльнулась и сбросила тело на пол, подняла меч и загородила собой проход. «Никто не пройдёт здесь», – решила она для себя.
Немного попозже распахнулась дверь прямо напротив лифта, и оттуда пребывало всё больше охранников. Джахейра уже наложила на команду поддерживающие заклинания, поэтому вознесла молитву Сильванусу и ринулась в атаку вместе с Халидом. Считая, что женщина с посохом – меньшая угроза, несколько стражников решили сначала расправиться с ней. Если бы они знали, как сильно ошибались. Чёткий удар в висок, и враг рухнул на пол. Другой получил в солнечное сплетение и пытался восстановить дыхание, но наткнулся на Халида и повалился без головы. Посох Джахейры сломал ключицу ещё одному, и снова его добил Халид. Супруги прекрасно держали эту позицию, и никто не мог пробиться через них.
Минск хотел было идти на подмогу Равене, но тут начали выламывать вторую боковую дверь. По мощности ударов можно было подумать, что с другой стороны стоят вовсе не люди. Хотя это так и оказалось. Деревянные доски разлетелись в щепки, и в столовую ввалились хобгоблины с мечами наперевес, а за ними выстроились лучники. Следопыт с ходу проломил голову одному уродцу, второму свернул челюсть, третьего почти расплющил щитом о стену. В бой вступили лучники. Несколько стрел пролетело мимо, несколько попали в своих же, но пара всё же застряла в теле мужчины. Минск взревел в приступе берсеркерской ярости и начал молотить хобгоблинов так, что те попятились спиной вперёд.
Над головой следопыта пролетели светящиеся магические снаряды. Дайнахейр, не имея возможности атаковать из-за спины Минска ввиду его большого роста, стояла на одном из столов, закованная в каменную кожу и окутанная розовым цилиндром, защищающим от стрел. Как только она выпускала одно заклинание, тут же приступала к другому. Огненные и кислотные стрелы жгли хобгоблинов, магические снаряды не давали прицелиться. Минск не подпускал к ней мечников, а она отвлекала от него стрелков.
Последовав примеру Дайнахейр, Имоен вскочила на стол. Ей очень хорошо было видно как коридор Равены, так и коридор амнийцев. Она пускала стрелы то в один, то в другой, успевая помогать и названой сестре, и друзьям. Чему сама удивлялась. Спинной колчан уже закончился, и запасной был пуст на пятую часть. Девушка надеялась, что враги закончатся раньше, чем стрелы.
Охранники так и не смогли сдвинуть Равену. Хрупкая на вид девушка, наполовину тёмный эльф, наносила мощные и быстрые удары. Зачастую первый оказывался последним. На удивительной зеленоватой броне с закопчённым следом на груди не оставалось следов от мечей. О такой броне многие из них лишь слышали в кабацких байках. Поверх её головы летели стрелы, уничтожая лучников в другом конце коридора. Когда гора трупов у ног воительницы начала мешать ей, она просто перешагнула через каждого поверженного врага. И снова встала, готовая к бою. По спинам охранников пробежал холодок. Забрызганная кровью, хладнокровно смотрела она на них чёрными глазами, в которых нельзя было рассмотреть зрачок. В рядах началась паника. Многие, кто пытался бежать, погибли от рук своих же товарищей под крики: «Вернитесь в строй, трусы!»
Позади хобгоблинов-лучников стояло что-то вроде плавильни, наполненное до отказа жидким металлом. Дайнахейр запустила в толпу переливающийся всеми цветами радуги шар. От яркого взрыва хобгоблины попятились, закрывая глаза, что было на руку Минску. Несколько монстров, пятясь от него, свалились в плавильню. Истошные крики разлетелись по коридорам. Остальных добил рашеманец.
Сминая врагов по трём коридорам, друзья встретились у двери какой-то комнаты. Лишь звуки битвы утихли, за дверью прозвучал грудной бас.
– Ну вот, битва закончена. Захватчики мертвы. Продолжим наше веселье.
– Нет! Прошу! Умоляю! Не надо! Нет!!! – Кричал женский голос.
Равена в ярости вышибла дверь плечом. В большой комнате без мебели и окон на полу лежали истерзанные трупы рабов. В углу на коленях стояла измученного вида женщина в лохмотьях.
– Нет! Прошу вас! Уходите! Вы погибните здесь! – Кричала она, глядя на приближающихся Равену, Халида и Минска глазами, полных ужаса.
Не успели трое воинов подумать над её словами, как ниоткуда ударили сразу три молнии, и друзей отбросило к противоположной стене. Женщина-раб закричала и упала ниц, прикрывая голову руками. Джахейра, Имоен и Дайнахейр замерли за дверью в коридоре.
– Так значит, мертвы не захватчики, а охранники, – прозвучал невидимый бас. – Браво! Но вас не может быть только трое…
Между измученной рабыней и поверженными воинами материализовался огромный огр-маг.
– …я зачищу территорию, – продолжал он. – Но сначала покончу с вами.
В пальцах монстра заискрилась магия. Имоен выскочила из-за двери неожиданно и одну за другой пустила три стрелы. Все попали в цель, и огр упал навзничь, так и не узнав, что его убило.
Подруги бросились к лежащим воинам. Больше всего повезло Минску. Молния попала в щит, и он лишь сильно ударился о стену, счесав кожу на затылке. Равене молния оставила чёрный след на доспехе. Разряд прошёл через тело, сердце колотилось с болью. Халиду молния прожгла кольчужный рукав. Сквозная дыра с обгоревшими краями дико щипала, в глазах двоилось от боли.
– Имоен, Равена должна распрямиться. Ей так будет легче, – командовала Джахейра. – Минск, как ты? Хорошо. Дайнахейр, займитесь с ним спасённой. Так, а теперь ты… О, Сильванус! Надеюсь, твоя рука после лечения будет работать так прежде.
Рабыня долго рыдала на плече у Минска, её не удивил даже Бу. Закончив с Халидом, друид занялась её ранами. Рука полуэльфа работала довольно хорошо, правда каждое движение отдавалось горящим покалыванием в плечевом суставе.
Узнав, что они направляются к Давеорну, женщина попросила не делать этого.
– Только так мы сможем спасти вас, – тряхнула серебристой копной Равена.
– Мы справимся, поверьте, – положила Имоен руку на забинтованное плечо рабыни.
– Буду молиться за вас. Дальше по коридору будет спуск в его логово. Я как-то раз мыла полы в дальней комнате и видела, как он спускался и поднимался.
– Спасибо. Этот этаж чист, на следующем подкуплена стража. Может, вы сможете догнать Рилла и Йеслика – они выводят рабов из шахт.
– Я попробую. Удачи вам.
Друзья ещё некоторое время провели в этой комнате, чтобы хоть немного восстановить силы. Уходя, Дайнахейр бросила в центр комнаты огненный шар, и мёртвые тела объяло пламенем.
На уровне, где обитал Давеорн было ещё душней, чем на остальных. Правда тут не воняло потом и кровью шахтёров, грязными лохмотьями и мёртвыми телами. В воздухе витал аромат благовоний и душистых трав.
Команда аккуратно ступила на вычищенный пол.
– Стойте, – негромко приказала Имоен. – Помните, что сказал нам тот шахтёр? Давеорн – любитель ловушек. Давайте-ка, я пойду вперёд.
Имоен медленно продвигалась вглубь помещения, похожего на чулок. Ловушек она обезвредила и правда целую уйму.
– Ну вот. Кажется всё, – повернула она лицом к группе, вытирая на лбу пот, выступивший от напряжения.
Небольшой шаг назад, лёгкий щелчок, и в друзей полетело что-то. Равена инстинктивно низко присела. Когда угроза миновала над головой, она взглянула на Имоен. Её названая сестра так и застыла с приложенной ко лбу рукой. Воительница оглянулась: вся команда замерла, будто восковые фигуры.
Откуда-то из глубины комнат донеслись приближающиеся тяжёлые шаги. На свет вышел, судя по габаритам, мужчина-человек, закованный в латы. Его доспехи были сделаны из какого-то тёмного матового металла, закрытый шлем украшен чёрными перьями, в руке он держал меч, который полыхал пламенем. Чёрным пламенем.
Мужчина не обращал внимания на полудроу и шёл прямиком на Имоен. Равена рванулась вперёд, оттолкнула плечом названую сестру и с силой отбила странный меч. Застывшая Имоен упала на пол, так и не изменив положения. Кажется, только теперь мужчина заметил Равену и принял её вызов.
Сталкиваясь друг с другом, мечи пели удивительную песню. Рассекая воздух, серебристое лезвие Погибели Пауков легонько звенело, а от меча мужчины исходил звук, будто взмахнули зажжённым факелом. Воин в тёмных доспехах, казалось, не прикладывал усилия, чтобы вести бой, но все его удары были мощные, чёткие и твёрдые. Равена с трудом парировала его атаки. Парочка её выпадов достала до врага, но этого было мало – на доспехах не осталось ни царапины. Почувствовав, что враг достаточно устал, тёмный воин усилил натиск. Обманный манёвр. Чёрный клинок, полыхая, прошёл на уровне груди Равены. Воительница отшатнулась, но инерция удара опрокинула её на спину. Воин нанёс удар сверху. Она отбила. Сбоку. Отбила. Сверху. Снова отбила. Снова удар, но она встретила его носком сапога, попав в кистевой сустав оппонента. Чёрный меч взлетел в воздух. Это дало Равене мгновение, чтобы вскочить на ноги. Совершив несколько переворотов в воздухе, меч врага опустился точно ему в ладонь, пальцы сжались на эфесе. Серебристое лезвие сверкнуло снизу вверх. Закрытый шлем, украшенный чёрными перьями, покатился по полу. Звук был похож на громыхание пустой кастрюли. Равена попятилась. Враг наступал, но вместо головы у него было… пустое место.
Впервые за всё путешествие руки Равены задрожали от тихого ужаса. В панике она рубанула по рукам существа. Латные перчатки и меч громыхнули об пол. Удар ногой в грудь, и то, что носило тёмные доспехи упало навзничь. На полу застонала Имоен. Отошедшим от заклинания путешественникам открылась картина: Равена, с диким рычанием рубившая кого-то в латном доспехе из тёмного матового металла. У него не было головы и руки было отрублены по локоть, но он всё ещё пытался встать, а на полу не было крови.
Сверху ударил столп красной энергии, и Равену отбросило в сторону прямо на Имоен. Когда красное буйство закончилось, на полу не осталось ни доспехов, ни шлема, ни меча. Равена дрожала всем телом.
– Что это такое?!
Лица друзей говорили сами за себя: они не знали, что это было.
– Равена, твой доспех, – проговорила Имоен.
Клинок с чёрным пламенем оставил тонкую оплавленную полосу на зеленоватой поверхности. Равена выругалась. На ватных ногах она поднялась, и помогла встать Имоен.
– Значит, эти наёмники всё же не справились с вами, – спокойный голос с нотками высокомерия прозвучал невдалеке.
Равена резко обернулась и выставила вперёд меч.
– Кто ты такой? – Вырвалось одновременно у названых сестёр.
– Я обычно не разговариваю с будущими мертвецами, но здесь, признаюсь, просто поражён. Вы столько прошли, чтобы уничтожить меня, а теперь даже не догадываетесь, кто перед вами.
– Давеорн… – Презрительно выговорила Равена.
Маг хотел что-то сказать ещё, но полудроу напала на него без предупреждения. Погибель Пауков просвистел в воздухе и рубанул по пустому месту. Перед Равеной закрылся портал. Из дальней комнаты прилетели сразу две магические стрелы. Огненную сдержал доспех, она лишь оставила ещё одно закопчённое пятно. Кислотная впечаталась в уже раненое ледяными стрелами бедро. Равена упала на колено.
Минск помог воительнице спрятаться за стену ближайшей комнаты. В то место, где только что стояла Равена ударил выстрел Арганаззара, и тут же конус льда.
– Как у него получается так быстро читать заклинания? Он на скороговорках учился что ли? – Возмущалась Равена, потирая бедро.
– Это не он быстро читает, это заклинание синтезатора. Оно позволяет соединять в одно несколько заклинаний и выпускать их одновременно или друг за другом без остановки, – объяснила Дайнахейр.
Равена осторожно выглянула из-за угла. В глубине помещения виднелся силуэт Давеорна.
– На нём только антимагическая защита. Однако до него ещё надо дойти. Хм. Постойте-ка.
Будто что-то вспомнив, она порылась в сумочке на поясе и извлекла оттуда свиток.
– Прочитай его на кого-нибудь, кроме меня.
– Почему кроме тебя? – Поинтересовалась ведьма из Рашемана, разворачивая свиток.
– Я стоять-то твёрдо не могу, – хлопнула Равена себя по бедру и сморщилась. – Не говоря уже о том, чтобы бежать.
– Защита от магии? Думаю целесообразно наложить его на Имоен.
Имоен прищурила один глаз от щекочущих ощущений, и её окутала голубая сфера.
Давеорн снова что-то забормотал.
– Уходим! – Крикнула Дайнахейр. – Сейчас же!
Они почти успели выбежать из зоны действия заклинания, как с потолка начали падать сгустки горячей лавы. Лавировать между ними было гораздо труднее, чем между ледяными глыбами Дайнахейр. Равена чудом оказалась рядом с Давеорном и тотчас атаковала его. Маг снова скрылся в поле телепорта. Поле открылось недалеко от Халида и Джахейры, с пальцев мага сорвались магические снаряды, и он тут же исчез. Телепорт засветился с другой стороны, Минск получил в бок кислотную стрелу и атаковал воздух. Маг вышел позади Имоен, ударила струя огня. Свиток Хафиза бин Ватата сделал своё дело. Голубая сфера нейтрализовала выстрел Арганаззара, хотя Равена всё же дёрнулась к сестре, а Имоен втянула голову в плечи. Телепорт снова исчез.
– Разделимся, – процедила сквозь зубы Равена.
Изрядно разозлённые поведением Давеорна друзья тихонько разбрелись по комнатам. Равена слышала, как вскрикивали её друзья, когда маг появлялся внезапно рядом с ними и атаковал. Она слышала их брань, когда атаковали они, но били по пустому месту. Сильно припадая на больную ногу, она медленно обследовала смежные комнаты. Портал открылся рядом с ней неожиданно. В руках Давеорна сверкнула молния. Равена упала на пол и распласталась, как могла. Она находилась в тесной комнатушке. Молния отражалась от стены, била в другую и снова отражалась. Равена лежала, прикрыв голову руками. Давеорна уже не было в комнате.
Когда сверкание над её головой прекратилось, она встала быстро, насколько позволяла больная нога. Ей показалось, что в смежной комнате что-то громыхнуло, и она направилась туда. «Ай!» – Услышала она. «На Джахейру напал», – поняла Равена. «Ух!» «А теперь на Минска». «А!» – Крикнул Давеорн. «Ха! Я ран-нил его!» – Поднял всем настроение Халид.
В комнате у стены было сооружено что-то вроде святилища. В центре стоял большой круглый знак. На нём изображался злобно улыбающийся череп в окружении каких-то капелек. Он завораживал Равену. Она его вроде уже видела, но не могла вспомнить где. Воительница стояла, опустив меч, и пристально смотрела на знак. Она не замечала, что позади неё открылся портал, и Давеорн шепчет что-то и собирает магическую энергию в кулак.
Когда она заметила его присутствие, было уже поздно, но сдаваться просто так она не собиралась. С разворота она рубанула мага по животу, и тёмно-голубая мантия покраснела. От одного плеча проходила ещё одна косая кровавая полоса. Видно тот самый удачный удар Халида. Из горла Давеорна торчал наконечник стрелы. Маг упал на колени, а потом лицом в пол. За ним стояла Имоен с поднятым луком в финальной точке спуска тетивы.
Сёстры смотрели друг другу в глаза. Первая улыбнулась Равена.
– Ребята! Всё кончено! Имоен убила этого колдуна!
В комнате со святилищем было темновато, поэтому девушки вытащили тело в коридор. Джахейра и Халид подбежали, когда сёстры уже почти закончили обыск трупа Давеорна. В кармане у мага был найден ключ, который мог подойти только к странному отверстию в шлюзе. Несомненно, в комнатах можно было обнаружить много чего интересного. Имоен сообщила, что видела обитые золотыми пластинами сундуки, и утащила за собой хромающую Равену. Халид и Джахейра остались одни в комнате. Они молча посмотрели на святилище со злобно улыбающимся черепом, потом друг на друга, и в молчаливом общении проскользнула тревога.
Шкафы и сундуки Давеорна были напичканы магическими свитками, травами, компонентами и многими другими полезными вещами. Будучи человеком весьма не глупым, маг, вероятно, уничтожал письма с приказами, приходящими сверху. Однако несколько последних писем пока что покоились на рабочем столе. В них говорилось, что Железный Трон неплохо устроился во Вратах Бальдура, что скоро прибудут новые рабы, что рассказы пойманных наёмников о связи с Жентаримом отводят глаза от Железного Трона. Также были небольшие заметки о возвращении Саревока, о том, что Тазок напрямую подчиняется ему, что во Вратах Бальдура действуют тайные агенты Железного Трона. Система врагов, как оказалось, гораздо сложнее, чем думали друзья.
– Тут есть ещё кое-кто! – Раздался голос Дайнахейр из дальней комнаты.
В небольшой комнате, уставленной шкафами с книгами и дополненной жалкой тахтой и письменным столом, стоял на коленях молодой человек в тунике до пят. Булава Минска лежала у него на плече, отчего оно было гораздо ниже другого. Дайнахейр деловито рассматривала книги на полках. Парень дрожал, как осиновый лист.
Равена вошла последней под чётким контролем Имоен. Ногу она почти волочила за собой и садилась на тахту, опираясь на меч.
– Прошу вас. Не убивайте меня, – лепетал парень. – Я ни в чём не виноват.
– Не горячись, парень, – просипела Равена. – Скажи сначала, кто ты такой и что здесь делаешь?
– Я… я – Стефан. Ученик Давеорна.
– Это уже хуже, – голосом без эмоций сказала воительница, не смотря в его сторону. – Для тебя.
– Но я здесь ни при чём! Честное слово! Я всего лишь учился у Давеорна!
– Плохого учителя выбрал! – Внезапно вспылила Равена и зыркнула на него так, что ученик Давеорна сжался в комок. – Я могу поверить в то, что он ничего тебе не рассказывал. Но не в то, что ты ничего не слышал.
– Я слышал. Слышал, что всё это управляется из Врат Бальдура. Во главе стоит Железный Трон, а не Жентарим.
– Это мы знаем и без тебя, – Равена встала с помощью меча и верной Имоен.
Стефан задрожал ещё сильнее, подол у туники стал мокрым.
– Убирайся вон. Молчи о том, что знаешь и тщательней выбирай учителей.
Парень кивнул с робкой благодарностью и почти ползком направился к выходу. Равена заметила желтоватую лужу на полу. Он уходил от них как мог быстро и постоянно оглядывался. В итоге он споткнулся о труп своего учителя. Ошалевшими от ужаса глазами Стефан смотрел на изуродованное тело.
– Проваливай! Не то ляжешь рядом с ним! – Рявкнула подошедшая Равена.
С трудом сдерживая крик, парень рванул к выходу. Друзья ещё некоторое время слышали его повизгивания.

Ключ скрежетнул в замочной скважине шлюза.
– У нас будет всего несколько минут, – сообщил раб.
Огромная железная конструкция трещала от напора воды. Кое-где через небольшие щёлки потекли первые тоненькие струйки.
Толпа оставшихся рабов бежала к выходу. Путь им расчищали шестеро искателей приключений. Стражники не могли понять, что происходит, пока не раздался надрывный скрежет. Вода выбила пробку. Поток огромной мощи хлынул в коридоры шахт, уничтожая всё на своём пути.
– Ребята, уходите с шахтёрами, – обратилась к команде Равена. – Их нужно будет организовать и многим не помешает помощь. Я задержусь здесь и прослежу, чтобы вышли все.
Команда кивнула и шагнула на лифт с первой партией шахтёров. Остались Имоен и несколько рабов.
– Имоен, уходи с ними!
– Ну уж нет, сестрёнка! Я больше тебя не оставлю и прослежу, чтобы и ты вышла отсюда.
Равена ухмыльнулась. После происшествия в Крепости Гноллов Имоен имела полное право потребовать этого. Лифт ушёл наверх.
До названых сестёр донёсся поток воздуха, гонимый впереди волны. Казалось, прошла уйма времени до того, как лифт вернулся пустой. Рабы спешили занять места. За спинами девушек раздалось бряцанье доспехов. Равена и Имоен приготовились к бою. Пятеро охранников резко остановились и смотрели на них. Они обернулись назад, не зная, что страшнее: поток приближающейся воды или эти две сумасшедшие. Равена опустила меч и коротко кивнула в направлении лифта. Охранники побросали оружие и запрыгнули на платформу.
– Поднимай! – Крикнули девушки и присоединились к охранникам.
Лифт поднимался медленней, чем наступала вода. Стоящие на досках лифта искренне опасались, что их выбьет из шахты, как пробку из горлышка бутылки с игристым вином. Внезапно лифт крякнул, громыхнул и больше не сдвинулся с места. Среди шахтёров началась паника.
– Тихо! – Скомандовала Равена. – Вы, – ткнула она в охранников. – Становитесь друг другу на плечи, вылезайте и помогите вылезти рабам. Мы будем их подсаживать отсюда.
Молодые парни на удивление ловко исполнили приказ полудроу. Лёгких, изнурённых шахтёров было вытягивать не трудно. Когда подталкивать снизу уже было некому, Равена отстегнула плащ, и им воспользовались, как верёвкой.
Они успели отбежать всего на несколько ярдов, когда огромный фонтан поднял в воздух строение на сваях. Столб воды устремился ввысь, обдав всех холодными брызгами.
– Не останавливаться! Бежать! Не то нас смоет волной!
Вода, смешанная с глиной, всё же накрыла их. Правда силы у неё уже поубавилось, и она всего лишь сбила их с ног, оставив валяться в жидкой грязи. Спасённые рабы, охранники и названые сёстры разразились громким смехом, колотя руками и ногами по жиже.
– Красивое зрелище, – похлопала в ладоши Джахейра, когда они грязные, но весёлые достигли лагеря, наскоро разбитого их друзьями на безопасном расстоянии от воды.
– Ха! Мне что же, опять их лечить? Ты меня уж прости, Джахейра, но по девчонкам твоим хороший ремень плачет, – Йеслик стоял, сложив руки на широкой груди.
Равена окинула взглядом спасённых. Здесь были, кроме Йеслика, и Рилл, и женщина – жертва огра. В глазах многих стояли слёзы. Слёзы благодарности. Сёстры переглянулись. Вот тот самый момент, о котором они мечтали на крыше смотровой башни Кэндлкипа. Эти люди смотрят на них, как на героев. И нет в мире большей награды, чем эти слёзы.
– Чё замерли-то? Ну-ка, быстро всем отмываться от того дерьма, в котором вы вымазаны. А вы, импы полосатые, потом ко мне на ковёр – лечиться будем.
– Равена, а разве бывают импы полосатыми?
– Не знаю, малыш, но со старшими не спорят. Особенно со старшими дворфами.

Ночью Равена спала плохо. Ей снился не просто странный сон. Это был кошмар. Она была посередине бушующего моря. Маленький кораблик бросало с волны на волну. Команды не было на корабле, лишь она одна. Ветер рвал паруса. Руль беспомощно вертелся то в одну сторону, то в другую. Странный, но знакомый запах простирался по палубе. Равена бросилась к рулю, чтобы хоть как-то сдержать корабль. На палубу хлынула вода и сбила её с ног. Она была странная. Густая. Липкая. И этот запах… Сверкнула молния. О, боги! Это не вода! Вся палуба была залита свежей кровью. Равена перегнулась через борт. Волны были багровые. Море крови бушевало. Её корабль несло неизвестно куда. Пробираясь с усилием к рулю, она ещё несколько раз была сбита кровавой волной. Руль был скользким и плохо слушался онемевших рук. Сжав зубы, она налегла на него, и корабль развернулся. Создавалось впечатление, что он плывёт против ветра, против течения. Море вдруг забурлило ещё сильнее. Равене стало понятно, что оно не довольно сопротивлению с её стороны. Вдруг прямо перед носом корабля поднялась гигантская багровая волна и без колебаний обрушилась на палубу. Равена хватала воздух ртом, но его не было. Только ржавый привкус крови.

Джахейра резко тряхнула полудроу, от чего та проснулась.
– Опять сон? – Мрачно поинтересовалась она.
– Да, – Равена вытерла мокрый лоб. – Ужас какой-то. Такого ещё ни разу не было.
После рассказа друид протянула подруге бурдюк. Из него пахло мятой и мёдом.
– Вот, выпей… И успокойся… Не могу сказать, что это просто ночной кошмар, но ты молодец. Что бы это ни было такое, у тебя получается сопротивляться этому.
– Выходит, это «что-бы-то-ни-было» лучше убьёт меня, чем позволит идти против его воли. Так что ли?
Джахейра промолчала.

– Доброе утро! – Поприветствовала Имоен названую сестру.
– Угу, – ответила, нехотя, Равена, потирая красные от плохого сна глаза.
– Не такое уж доброе, как я погляжу. Чего опять снилось?
– Прости, Имоен, но я не расскажу тебе этот сон.
– Почему? Тебе сразу станет легче.
– Там было много крови.
– Я и в жизни вижу много крови.
– Ты не поняла. Там было ОЧЕНЬ много крови. Просто… море крови.
– Оу… Тогда лучше не надо.
Лагерь спешно собирали. Выжившие охранники остались и теперь помогали Йеслику, получая от дворфа изысканные ругательства в свой адрес. Впервые за долгое время рабы выспались на славу. Лица посвежели, на них играли улыбки. Они радовались приобретённой снова свободе.
– Куда теперь? – Поинтересовалась Имоен.
– Для начала надо вывести отсюда всю эту толпу.
– Угу.
– Затем я просто требую отдыха. Хотя бы на сутки.
– Солидарна с тобой.
– Ну а потом… Все ниточки ведут в резиденцию Железного Трона во Вратах Бальдура. Если мы действительно уничтожили Железный Кризис, значит, проход в город снова открыт. Нам туда.
– Отлично.
– Госпожа! Госпожа Имоен! – Зазвучал женский голос позади них.
Имоен от удивления вскинула брови. К ним подбежала спасённая от огра рабыня.
– Госпожа Имоен, я так и не отблагодарила Вас как следует за спасение моей жизни. Да, признаюсь, и отблагодарить-то нечем. Разве что сказать «спасибо». И вот… возьмите это на память, – женщина протянула Имоен недлинную верёвку, более чем наполовину, заполненную узелками. – Я завязывала узелок каждый раз, когда кто-то умирал в этих проклятых шахтах. Возьмите это в знак того, что больше никто не умрёт здесь.
Голос женщины дрожал. Когда она ушла, Равена обняла за плечи сестру. Та смахнула слёзы рукой и шмыгнула носом. Процессия двинулась в путь, чудом не наткнувшись на разъярённого полуогра и наёмников «Чёрных Когтей».

Тазок метался в бешенстве, его глаза налились кровью. Вместо шахты он обнаружил грязное озеро с плавающими на его поверхности досками. Недалеко от берега наёмники выловили труп Давеорна. Были и другие многие. На некоторых были отметины от меча, стрел или чего-то тяжёлого, магические ожоги. Некоторые, по-видимому, захлебнулись, когда нахлынула волна.
Полуогр, не замолкая, орал, рычал и брызгал слюной. Ему вовсе не хотелось докладывать об этом, но такую правду не утаишь. Он разослал отряды на поиски виновников, но было уже поздно.
Шестеро искателей приключений выходили из ворот «Дружеской Руки». Они направлялись в портовый город Врата Бальдура. Они окрепли и снова были готовы к неожиданным поворотам пути. А на руке Имоен вместо браслета красовалась простая верёвка с узелками в знак того, что больше никто не умрёт в этих проклятых шахтах.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 03 июл 2012, 21:22 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Глава 5
Интриги

Погожий солнечный, но не жаркий день благоволил путешествию. Названые сёстры бодро вышагивали впереди команды, напевая разудалые песенки, которые подслушали когда-то у подвыпивших гостей Винтропа. Голос Имоен звенел колокольчиком звонко и весело, а Равена пела в полголоса, явно стесняясь своей сиплости. В особо скабрёзных местах песен девушки переходили на шёпот и начинали хихикать.
«Дети. Истинные дети», – улыбаясь, думала Джахейра.
Впрочем, как и следовало ожидать, в очередной раз Имоен забыла понизить голос и почти выкрикнула крепкое словцо, которым герой наградил своего врага.
– Имоен! – Возмутилась Джахейра.
– Ой! Прости. Вырвалось. Хи-хи-хи.
Они шли мимо фермерских угодий, расположившихся на берегу реки Чионтар. Равена всё крутила головой в надежде обнаружить здесь того парня, которого они встретили в Глухолесье. Но видно его ферма располагалась недалеко от самого леса. В этом районе пауки не водились. Здесь вообще было мало животных. Многие фермеры спешно переквалифицировались в рыбаков. Причину этого они обнаружили не далеко от дороги. Огромная дыра в земле уходила вглубь на многие футы. Там что-то шуршало, скрипело, возилось, будто многочисленный рой насекомых.
Переждать ночь их пустила к себе молоденькая следопытка, которая объяснила, что сейчас брачный сезон у анкегов. В это время они особенно агрессивны. Вспаханная и ухоженная почва фермерских хозяйств привлекает их, и в последнее время популяция этих бронированных гусениц сильно возросла.
– В скором времени придётся… эм… «прорегулировать» местную колонию, иначе она просто выживет всех отсюда, – вздохнула девушка.
– То есть попросту убить несколько особей, – нахмурилась Джахейра.
– Увы. Однако я хорошо распознаю старых и больных анкегов, – с ноткой гордости в голосе произнесла следопытка. – А потому сыграю роль своеобразного санитара.
– Бу никогда не согласился бы убивать животных, но без больных и старых эти огромные зелёные червяки станут сильнее. Это правильное решение. Хоть и грустное, – одобрил Минск.
Друзья натыкались на анкегов на протяжении всего пути. Им даже пришлось сойти с мощёной дороги в густой подлесок, чтобы избежать конфликтов с гигантскими насекомыми.
К полудню они подошли к мосту через Чионтар, который вёл прямиком к входу во Врата Бальдура.
– Ух ты! Наверное так выглядел мост Файервайн до того, как его разрушили, – Имоен сдвинула со лба капюшон.
На мосту суетились люди. Одни радовались тому, что могут наконец-то зайти в город. Другие были счастливы покинуть его. И те, и другие спешили, кричали, ругались на стражников, которые взимали пошлину, проверяли груз и людей.
– Я сказал три! – Кричал молодой стражник. – Три группы туда, три оттуда! То же самое касается телег и повозок!
– Куда ты прёшь! Не видишь, ещё не все прошли! – Махал руками перед обозом его напарник. – Вот теперь езжай. Не терпится ему.
– Не напирайте! – Пришёл на помощь им стражник постарше с синими от постоянного бритья щеками. – Будете напирать – разведём мосты!
После этого заявления толпа поутихла.
– Вот так, – старший подошёл к очередной группе ожидающих. – Приветствую вас. Пошлина за проход шесть монет.
Группа мужчин была экипирована в тяжёлые рыцарские доспехи. На плащах алело сердце, от которого исходило сияние.
– Откуда путь держите, добрые сэры?
– Из Амна. Город Аскатла, – ответил спокойным голосом один из рыцарей с благородным лицом.
– Из Амна говорите? Учитывая нынешнюю обстановку, просто напрашивается вопрос: «Чего вы забыли здесь?»
– Как вы смеете так разговаривать с… – Выступил вперёд другой рыцарь.
– Успокойтесь, сквайр. Я – сир Аджантис, паладин Благороднейшего Ордена Сияющего Сердца. Был направлен сюда с группой рыцарей исследовать такое явление, как Железный Кризис. Поверьте, нам это тоже добра не принесло, хоть Врата Бальдура и считают виновным Амн.
– Я никого не виню заранее, сир Аджантис. А виновный ещё не найден. Ваш Орден знаменит благородными делами, и это честь для меня приветствовать его паладинов в нашем городе. Но боюсь, вы немного опоздали. Виновный, как я уже сказал, найден не был, а вот сам Кризис был подрублен на корню.
– Глупости какие!
– Сквайр, отставить!
– Глупости, не глупости, а ворота в город открылись пару дней назад. Во время Железного Кризиса во Врата Бальдура никого не пускали. И не выпускали. Прошли слухи, что какие-то искатели приключений обнаружили и уничтожили тайную шахту, в которой ютились разбойники, нападающие на караваны.
– Искатели приключений? Что за чушь! Какие-то бездельники уничтожили напасть, с которой никто не мог справиться на протяжении нескольких месяцев!
– Искатели приключений бывают разными, сквайр! – Неожиданно паладин повысил голос.
Равене вдруг подумалось, что под командованием такого голоса ей захотелось бы служить.
– Но сир…
– Ещё одно слово, и будете стоять в нарядах до конца следующего месяца!
Сквайр недовольно заворчал и отошёл назад под смешки рыцарей.
– Что ж. Спасибо за информацию. Нам всё равно нужен отдых, так что в город мы войдём.
– Со следующей группой можете проходить.
Паладин и его рыцари направились к ожидающим. Сир Аджантис отчитывал на ходу не в меру рьяного сквайра.
– Приветствую вас, – переключился стражник на следующую группу, точнее на телегу, на которой сидела многочисленная семья. – Пошлина…
Когда подошла их очередь, Равена прослушала лишь приветствие и молча протянула деньги.
– Спасибо, что сэкономили время. Откуда идёте?
– Из Кэндлкипа, – выглянула из-за плеча сестры Имоен.
– Вот как? Не могли бы вы отойти в сторонку.
– Мы же заплатили пошлину, – нахмурилась под капюшоном Равена.
– Да, да. И вы пройдёте непременно. Просто с вами, наверное, хотел поговорить наш командир.
– Хорошо. Мы подождём.
– Сержант! Отошли весточку главному. Пусть придёт на мост. Его тут кое-кто ожидает. Только тихо и быстро.
Равена прожигала глазами дыру в Имоен.
– Я не хотела, ребята. Я подумала, чем дальше место назначения, тем труднее будет вычислить, кто мы такие.
– Ладно. Что сделано, то сделано, – проворчала Джахейра. – Давайте отойдём с дороги, чтобы нас не затоптали.
Шёл уже битый час ожидания. Имоен тихонько хлюпала носом, устроившись на тёплых каменных перилах. Прогулка под ливнем в дырявых сапогах не прошла даром. Через три дня появились первые симптомы, и вот теперь нос был забит, когда девушка говорила, сильно гундосила и порой покашливала. Джахейра предложила вылечить насморк травами, но Имоен отказалась.
– Это обыкновенная простуда. Я каждый раз её подхватываю, когда промокну или сильно замёрзну. А простуда, как говаривал Винтроп, если её лечить пройдёт за семь дней, а если не лечить…
– … за неделю, – буркнула Равена, сидя на мощёном мосту у свисающих ног Имоен.
– Ну, ладно. Нужно будет поискать что-нибудь, что хотя бы поможет тебе свободно дышать.
Джахейра посмотрела на полудроу. Та сидела, понурив голову.
– Эм… Равена, не хотелось бы тебя обидеть, но мы идём в большой город…
– И?
– Может… стоит тебя замаскировать?
– Я замаскирована, – девушка натянула поглубже капюшон.
– Тебя могут попросить снять его и…
– Вам неуютно в компании дроу-полукровки. Так?
– Нет, Равена, дело не в нас, а в людях, населяющих этот город. Они не смогут принять, что такая, как ты будешь рядом.
– Им придётся принять это, Джахейра. Я не буду изменять свою внешность. Это значит изменить себе.
– Но…
– Разговор окончен! Я хочу доказать, что именно это лицо может совершать добрые поступки! Это! И ни какое другое!
– Тихо вы. Идёт кто-то, – тронула за плечо названую сестру Имоен.
К ним приближался зрелый мужчина. В коротко стриженых волосах виднелись тоненькие ниточки седины. Лицо его было загорелым и обветренным, лоб изрезали морщины. На груди плетёного доспеха пылал сжатый кулак. Одну руку он положил на эфес длинного меча за поясом, другой размахивал в такт шагам. Мужчина резко остановился перед искателями приключений и оглядел их.
– Это вы будете группой, следующей из Кэндлкипа?
– Да, это так. Какие-то проблемы? – Отвлекла Джахейра внимание на себя.
– Нет. Что вы. Пока что нет. И, надеюсь, не будет, – он снова оглядел их и остановился на воительнице в капюшоне. – Я попрошу вас открыть лицо, миледи.
– Да чтоб вас всех, – буркнула Равена.
– Хм. Так это правда… – Задумчиво проговорил вояка, глядя на светлый эбонит лица полудроу. – Значит вы именно те, кто мне нужен. Прошу, давайте отойдём подальше.
Мужчина оглянулся в поисках любопытных глаз. Таких не было.
– Мне, наверное, стоит представиться. Меня зовут Шрам. Я – командир Пламенного Кулака.
– А, простите, «Шрам» – это имя или прозвище, – не удержалась Имоен, хотя чувствовала невольную дрожь в присутствии этого мужчины.
Вопреки ожиданиям, командир Пламенного Кулака дружелюбно улыбнулся.
– Я же сказал: меня так зовут. Причём уже давно. Где заканчивается имя и начинается прозвище, уже и не разберёшь.
Наступила пауза.
– Так вот, – кашлянул Шрам. – Позвольте мне прояснить кое-что. Когда до нас дошли новости о разгроме шахт Нашкеля какой-то командой искателей приключений…
– Разгроме?! – Возмутилась Джахейра. – Это теперь так называется?
– Ну, собственность шахты ведь была подпорчена, – как-то странно улыбнулся Шрам. – Потом пошли слухи о том, что в Клыкастом лесу был найден лагерь бандитов, нападающих на караваны и путников. Он был уничтожен пожаром. Странное совпадение… – Он взглянул, усмехаясь на Равену.
– Действительно, очень странное, – вернула усмешку девушка.
– И вот пару дней назад я узнаю, что в Глухолесье обнаружена ещё одна шахта, и она тоже разрушена теперь. Самым жесточайшим образом. От неё осталось лишь грязное озеро.
Снова пауза. Искатели приключений и командир Пламенного Кулака смотрели друг на друга, улыбаясь.
– В общем, я узнал, что группа «столь жестоко бесчинствующая» на Побережье Мечей бывает часто в Берегосте и Нашкеле, а также кто-то то ли воспитывался в Кэндлкипе, то ли недавно бывал там. Я попросил, чтобы мне сообщали обо всех «бездельниках с оружием», которые будут следовать из этих трёх пунктов.
– А если бы мы сказали, что идём из «Дружеской Руки» или ещё откуда-нибудь? – Спокойно заметила Равена.
– Вас бы попросили уточнить название населённого пункта в ближайшей местности. В любом случае, человек с твоей внешностью, Равена, – полудроу вздрогнула от того, с какой интонацией Шрам произнёс её имя. – Не долго бы оставался за пределами моего внимания.
– Значит, моя внешность… – попыталась успокоиться Равена.
– Твоя внешность была определяющим фактором. Слухов про вас ходит огромное множество, трудно было выловить из них правду, хоть и невероятную.
– И зачем же мы вам нужны? – Довольная улыбка никак не хотела сходить с лица воительницы.
– Ах да. Простите, что мы разговариваем здесь, но в городе на каждом шагу глаза и уши, – он снова оглянулся. – Мне нужны наблюдатели. Сторонние наблюдатели, которых никто не знает, чтобы провести расследование. Что скажете?
– Интересно. Что за расследование?
– Расследование в торговом сообществе «Семь Солнц». Они замедлили развитие города, отказавшись от многих прибыльных сделок. Великие Герцоги не довольны. Глава торговцев Джассо – мой давний друг. Когда я пришёл поговорить об этом с ним, он попросту сказал, чтобы я не лез не в своё дело. Это на него не похоже. Там что-то не чисто. Официальный ход делу я дать не могу. Сами понимаете: начинать расследование только потому, что тебя послал куда подальше давний друг. Смешно. Вот для этого-то вы мне и понадобитесь.
– Наблюдать, замечать странности и…
– … и при необходимости уничтожить, но лучше сообщить сначала мне всю собранную информацию.
– Отлично. Шрам, пока рядом нет глаз и ушей… – Равена подошла поближе. – Шахта в Глухолесье принадлежала не каким-то разбойникам, а… Железному Трону. Бандиты в Клыкастом лесу подчинялись им же. Да и Нашкель их рук дело.
– Это объясняет многое, – похоже, командир Пламенного Кулака подозревал что-то подобное. – Я ничего не могу с этим сделать. Пока что. Но что-нибудь придумаю. А вы пока что займитесь «Семью Солнцами». Штаб-квартира Пламенного Кулака находится на юго-западе города, недалеко от порта. Не идите сразу за мной. Повремените немного.
Стоило путешественникам пройти под сводами главных ворот, как жизнь города тут же окатила их волной звуков и запахов. Ругались две соседки из-за чьего-то кота, орали мелкие лавочники, тщетно пытаясь привлечь к себе хоть какое-то внимание, смеялись и плакали дети, верещал бедный кот, крепко прижатый подмышкой у одной из соседок. Вокруг стоял аромат сточных канав и не очень свежих фруктов. В толпе воняло грязными ногами, потом, немытым телом, побрызганным сверху дешёвыми духами. Среди людей сновали подозрительные типы, внешность которых запомнить было очень трудно, и трудно было её просто описать. Одного Равена ухитрилась поймать за руку прямо возле кошелька. Она сжала его ладонь так, что захрустели сухожилия. Человек взвыл и скрылся в толпе.
Когда друзья выбрались-таки из потока людей, Джахейра осмотрелась, будто бы припоминая местность.
– Так, раз уж мы с Халидом – единственные, кто хоть как-то знает город, предлагаю довериться нам и остановиться в гостинице «Стыдливая Русалка».
– Какое смешное название, – хихикнула Имоен.
– А почему именно там? – Поправила капюшон Равена.
– Прошлый раз, когда мы там останавливались, нам очень понравился сервис. Да и народ там собирается, среди которого мы будем менее заметны.
– Ведите.
Город Врата Бальдура был разделён на две части. Друг от друга их отгораживала высокая каменная стена, посередине которой был арочный вход и широкая округлая лестница к нему. Часть за стеной возвышалась не только благодаря земному рельефу, вверх тянулись особняки аристократов, храмы. Здесь же поселились знаменитые маги Рамазит и Рейджфаст. Поражала своей пышностью усадьба Великого Герцога Энтара Сильвершилда. Блестел белизной колонн Зал Чудес Гонда – известнейший музей диковинок со всех уголков Королевств. Но больше всего восхищал дворец Дучал – место заседания Великих Герцогов.
В нижней части города небольшие домики жались друг к другу, будто замёрзшие цыплята. Фасады домов были такими же угрюмыми и невзрачными, как и люди, которые в них жили. Именно здесь располагался порт, воровская гильдия. Недалеко от портовых складов стояло крепкое, массивное здание с развевающимися флагами, на которых пылали сжатые кулаки. И над всем этим возвышалось мрачное здание, над огромной дверью висел каменный щит с эмблемой. Железный Трон.
Не то чтобы идущие через город искатели приключений были одарены излишним вниманием, но всё же каждый взгляд нервировал Равену. Она опустила низко голову, чтобы не обращать внимания на прохожих.
– А он-то что здесь делает? – Негромко возмутилась Джахейра.
Равена подняла голову.
– Хороший вопрос.
К ним, улыбаясь и будто не замечая толпы снующих людей, направлялся почтенного вида старец в красной узорной мантии, отороченной горностаем, и красной остроконечной шляпе.
– Какое совпадение! Ну никак не мог подумать, что выходя из этого славного города, встречу вас, входящих сюда.
Наверное, Эльминстер заметил краем глаза усмешку Имоен или покачивание головы Джахейры или смог рассмотреть недоверчивую мину на лице Равены под капюшоном. Он вдруг стал серьёзным.
– Ну, хорошо. Это не совпадение. Я вас тут ждал. Отойдёмте-ка, пока толпа не свалила с ног бедного старика.
По группе невольно пробежался смешок: вряд ли кто из пробегающих мимо обывателей смог бы свалить этого «бедного старика».
– Прошу прощения, но моё вмешательство стало просто необходимым. Видишь ли, дитя, ты стала вести себя агрессивно. Я понимаю, что это влияние мира, окружающего тебя, но и твой внутренний мир на тебя влияет не в меньшей степени. Горайон воспитывал тебя в атмосфере добра, но кровь твоя… испорчена. Она жаждет завладеть тобой и не сдастся без боя.
Равена вспомнила свой кошмар с морем крови. Так вот что он означал. Испорченная кровь хочет завладеть ею. Кровь тёмных эльфов? Она хотела уже спросить об этом у знаменитого мага, как тот, следуя своей, уже привычной, манере, снова начал говорить.
– Горайон был мне другом, – голос Эльминстера погрустнел. – Он мечтал подготовить тебя к предстоящим невзгодам, как подобает настоящему отцу. Он возлагал на тебя большие надежды. Надеюсь, его старания не пропадут втуне.
– Я помню каждое наставление Горайона, но мой путь – это мой путь.
– А я и не прошу тебя измениться, – весёлые огоньки снова заплясали в глазах старца. – Боюсь, что упрямство и упёртость ты унаследовала от своего приёмного отца.
– Да, да, – раздался тихий голос Джахейры.
– Хе-хе. Ну, да ладно. Мой путь уводит меня далеко отсюда. Не знаю, когда теперь встретимся. Будь осторожней с колючками на своём пути. Ступай разборчивей.
Проходя мимо амнийцев, Эльминстер загадочно улыбнулся им, и они ответили ему тем же.
– Э… я так понимаю, Эльминстер тоже… хм… друг арфистов, – скосила на них глаза Имоен.
– Ну… да… – переглянулись полуэльфы. – … что-то вроде того.

«Стыдливая Русалка» располагалась в верхней части города. Она скромно вжалась в угол, образованный внешней и внутренней стеной. На стене цветными красками была нарисована миленькая русалочка, стыдливо прикрывающая руками обнажённую грудь. Внутри в огромной зале разместилось множество столиков на любой вкус: большие, для весёлых компаний; маленькие, за которыми могут поместиться максимум два человека; укрытые от лишних глаз за ширмой, для интимных встреч и тайных переговоров. У дальней стены в нише стояли музыкальные инструменты, но самих музыкантов видно не было. Гул голосов стих, оценивая только что вошедших путников. Кто-то решил, что они не достойны их внимания. Кто-то, что у них нечего украсть. Кто-то справедливо подумал, что это может быть небезопасно. И голоса снова наполнили помещение.
У барной стойки их встретил мужчина, протирающий кружки.
– Хо-хо! Привет, бродяги! Всегда рад видеть здесь своего брата… или сестру. Ха-ха-ха! Я – Борк, хозяин этого заведения. Прежде, чем поинтересоваться вашими желаниями, хочу предупредить: ваш кошелёк здесь не слишком хорошо защищён, да и самим посетителям быть здесь порой опасно. Так что… Добро пожаловать!
Борк с радушием хорошего хозяина показал гостям их номера. Не сказать, что комнаты были очень чистыми, но вполне уютными. Матрац не пах клопами, а принесённое горничной постельное бельё было почти кристально белым. Намертво прибитые кресла и стулья у стен говорили о том, что частенько их пускали в ход во время драк. Да и спинка у одной из кроватей была отломана. За окном густо росла жёлтая акация. Сквозь её ветви виднелся дворец Дучал и многоуровневая башня мага Рамазита.
– Сестрёнки, вы устроились?
– Нет ещё, Джахейра.
– Ну, тогда заканчивайте. Мы с Дайнахейр сходим в магическую лавку. Может найду что-нибудь для облегчения недуга Имоен. Минск и Халид идут с нами. А вы будьте здесь.
Закончив раскладывать свои небогатые пожитки, Равена и Имоен решили, что неплохо было бы закусить чего-нибудь. Заодно, если правильно слушать, в большом зале можно узнать много интересного. Полудроу подумала, что надевать доспех будет слишком, но оружие они всё же взяли с собой. Девушки заняли места у барной стойки на высоких стульчиках. Равене пришлось отстегнуть ножны, и Погибель Пауков встал рядом с коротким луком Имоен у ног хозяйки. Хотелось чего-нибудь свежего, и сёстры заказали салат. Аккуратно и медленно приходилось им жевать, чтобы хруст свежих овощей не мешал слушать.
– … говорю вам: сгорел дотла. Ни одного бандита в живых не осталось, одни только обугленные остовы, да пацан какой-то на суку болтался…
– … налетела на нас, ощетинилась, ага. А на шее, слышь, шрам будто зашитый.
– Да брось, кто ж виверне болячки-то латать станет?
– Да чтоб меня боги невзлюбили, если вру…
– … ломился этот маг из «Филдпоста» прочь, будто за ним демон из Абисса гнался…
– … я им почти всё своё состояние проиграл, а они до сих пор вышибал ко мне не прислали. Говорю тебе, с «Семью Солнцами» что-то не то…
– … не озеро, а болото сам натуральное: грязь, глина и деревяшки поверху плавают. Говорят, правда, трупяков вылавливали порой.
– Угу, я тоже слыхал, а на берегу мага мёртвого нашли: плечо рассечено, в горле стрела и кишки наружу.
– Эт тот же, что и из «Филдпоста» убегал?
– Не, другой. Того больше никто нигде не видел.
– А мне говорили, что это всё одних проходимцев дело: и дьяволята эти лающие в нашкельских шахтах, и болото с трупяками в Глухолесье.
– А чё? Правда, что их на мосту в город видели?
– Правда. Только стражник их не пустил.
– Подумаешь! Они как хочут пройдут сюды. Их же демон ведёт. Эта… Суккубка.
Равена поперхнулась помидором.
– Ты чё мелешь?
– А чё ж тады она морду капюшоном закрывает?
– Да девка это обыкновенная, только лицо у неё изуродовано.
– Что вы за ерунду болтаете! – Раздался молодой звонкий голос парня. – Она не суккуб и не уродина.
– А чё ж морду закрывает?
– Да потому что она тёмный эльф наполовину, – голос парня показался Равене знакомым. Правда она не знала: радоваться ей, что слухи невероятные пресекли правдой, или опасаться, что правда повлечёт за собой неприятности.
– Эй! А ты откуда знаешь, малой?
– Я видел её.
– И как она? Страшна?
– Нет. Очень даже ничего. Точнее больно хороша эта стерва.
Равена сжала кулаки. Слышно было, как за их спинами двигались стулья ближе к рассказчику.
– А как же вы с ней встретились?
– В битве. Она была весьма поражена моими боевыми умениями, ну и…
– Лучше б ты поразил её другими своими умениями! Ха-ха-ха!
Зал взорвался от непристойного хохота. Кулаки Равены дрожали от ярости. Она уже вспомнила, где слышала этот голос.
– Ну… Я бы мог… но не стал. Хи-хи.
– Побрезговал что ли? Ха-ха-ха!
Хохот заглушил другие предположения.
– Нет, что вы. Просто потому, что…
– А может просто потому, что ты стоял, намочив в штаны, передо мной на коленях и молил о пощаде? А?
Сиплый женский голос ворвался в гомон, и сплетники замолчали. Борк слегка попятился от говорящей. Взгляды многих устремились к барной стойке. Девушка в фиолетовом дорожном плаще с глубоким капюшоном слезла со стула и взяла в руки ножны с двуручным мечом.
– Не так ли, Стефан?
Ученик Давеорна стоял к ней спиной. Равена видела, как его бьёт мелкая дрожь.
– Или я зря оставила тебя в живых? Так это легко поправимо.
Стефан громко сглотнул и повернулся к ней лицом. Равена откинула капюшон. Шёпот побежал по столикам. «И правда…» «Полукровка-дроу…» «Они здесь…»
– Смерть черномазой! – Вскочил вдруг какой-то детина и понёсся на воительницу.
Ещё двое присоединились к нему. Стефан воспользовался этим и моментально исчез, будто испарился.
Равена пнула под ноги первому стул, и он растянулся на полу. Второй схлопотал круговой ножнами, а третьему расквасил нос эфес меча. За спиной полудроу просвистела стрела, послышался испуганный вдох. Стрела вонзилась у ног нападающего, пол вокруг неё покрылся инеем. Имоен пожала плечами и приладила следующую стрелу. Равена криво улыбнулась и медленно вытянула лезвие из убежища. Ножны упали на пол. Серебристый клинок сверкнул в неясном отсвете свечей и керосиновых ламп.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 03 июл 2012, 21:27 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
– Железный Трон за них баблище отваливает! Мочи сучек!
Толпа, жадная до лёгких денег, рванула вперёд, не обращая внимания на крик Борка: «Стоять! Только вчера от крови пол отмыли!»
Имоен выстрелила, но перед бегущим на неё мужчиной вонзились сразу две стрелы. Из тёмного угла двинулась фигура эльфа в капюшоне с прилаженной к тетиве стрелой. За ним мелькнул ещё один эльфийский силуэт с катаной в руке. Перед Равеной внезапно возникла спина огромного мускулистого мужчины с желтоватой кожей и двуручным топором в руках.
– Зарк? – Недоумённо произнесла Равена.
Будто бы в подтверждение её слов по рунам на лезвии пробежало голубое пламя.
Окружённый кабацкий сброд тихо расселся по местам. Особо несогласные вышли вон, демонстративно хлопнув дверью.
– То-то, – пробасил воин с топором и для пущей убедительности повёл широченными плечами.
Вернувшиеся за столы благоразумно сменили тему, и вся таверна снова загудела, будто ничего не произошло.
– Ну, привет, малышка! – Развернулся к Равене лицом её учитель фехтования.
Он слегка постарел, через переносицу пролёг шрам, которого раньше не было. Полудроу привыкла смотреть на всех с высоты своего роста. Только на Минска приходилось поднимать глаза, но с Зарком даже воин-берсерк-следопыт не мог сравниться.
Равена очнулась после того, как пол ушёл из-под ног и суставы захрустели от мощных объятий.
– Рододендрон! – Взвизгнула от радости где-то рядом Имоен. – Эльсимил!
Зарк, наконец, вернул ученицу туда, откуда взял. На лице полудроу играла смущённо-радостная улыбка.
– Я так рада… – Еле выговорила она, чувствуя, как ком подкатывает к горлу.
– А я-то как рад! Мы шли к вам в Кэндлкип, повидаться. Заглянули в город, а на утро во Вратах запечатали врата. Хо-хо-хо! Ты только посмотри на себя. Как выросла, изменилась, ну просто красавица, – Зарк ткнул Равену в левую щёку. – А это что?
– Напоминание о штурме Крепости Гноллов.
– О… И удачный штурм был? Сколько в вашей армии полегло?
– Удачный… Жертв в армии не было… Да и армии-то не было… Пятеро нас было… и плюс боевой хомячок…
Подошедшие Рододендрон и Эльсимил вместе с Зарком посмотрели на раскрасневшуюся Имоен, и та кивнула в подтверждение слов названой сестры. Секундная паузу прервал хохот Зарка, лёгкий смешок Эльсимила, и Рододендрон, скупо улыбнувшись, элегантно похлопал в ладоши.
– Моя ученица! Моя! Не только опыт переняла, но и дух! – Вытерев навернувшиеся от смеха слёзы, воин снова заключил Равену в объятья.
На этот раз девушка ответила и приобняла его за талию.
– Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?
Рядом с ними возникла женщина со светло-рыжими волосами, заплетёнными в две толстые косы. На бледном лице отчётливо были видны веснушки.
– А! Мария! Познакомься. Это – Равена – моя первая и единственная ученица. Я о ней тебе рассказывал.
– Ах, ну конечно же! Приятно познакомиться! – Женщина протянула руку. – А я-то подумала уж невесть что.
– В смысле? – Равена охотно пожала прохладную руку.
– Видишь ли, малышка, мы с Марией обручены.
Имоен радостно запрыгала и захлопала в ладоши, у Равены от удивления распахнулся рот. Зарк обнял суженную за плечи и чмокнул её в макушку. Мария еле доставала ему до подмышек. Она смущённо поправила волосы, и по щекам её разлился румянец.

– Так вот значит как… – Нахмурился Зарк после выслушанного рассказа названых сестёр.
– За Горайона, – поднял бокал Эльсимил. – Одного из самых мудрых людей Фаэруна.
– За Горайона, – согласились остальные, и не знавшая мудреца Мария сочувствующе посмотрела на девушек.
– Жду-не дождусь познакомиться со всей вашей командой, – крякнул Зарк, отходя от грустной темы и утирая усы.
– Обязательно познакомитесь, – кивнула Имоен. – А где Кайл и Миранда?
– Миранду, так сказать, реабилитировали. Она вернулась в храм. Сейчас тренирует молодых рекрутов. У неё неплохо получается, ученики её уважают, а главное ей это нравиться. Ну, а наш непоседливый гном был вызван домой сварливой матушкой в связи с тяжёлым состоянием его любимого дядюшки. Когда он вернётся и вернётся ли, мы не знаем.
Амнийцы и рашеманцы вернулись, когда уже стемнело. Они где-то добыли прекрасно выполненную карту Врат Бальдура с указанием улиц, проулков и достопримечательностей. В руках у Джахейры был мешочек, слегка промокший от влажной тряпочки внутри, в которую были завёрнуты ярко-зелёные мясистые листья с колючками.
– Лечиться будем, – объяснила она хлюпающей носом Имоен.
За ужином Равена не могла не удивляться, сколько общих тем может оказаться у совсем незнакомых людей, если все они – искатели приключений. Когда откровенные зевки стали мешать разговору, путешественники разошлись по комнатам. На ночь Джахейра закапала в нос Имоен сок листьев, что принесла с собой. Девушке стало легче дышать, хоть ощущения были не из приятных. Зарк и Мария пообещали с утра провести экскурсию по городу. Предвкушая интересную прогулку, сёстры погрузились в сладкий мир грёз.

Равена натягивала сапоги, когда в дверь постучали.
– Войдите.
– Вы ещё не собраны, копуши! – Возмутился Зарк с порога.
– Мы очень устали в дороге, – прогундосила Имоен, стоя лицом к окну.
– Простите, мы проспали, – Равена затянула потуже хвост. – Но уже почти готовы. Скоро можно будет выйти.
– А как же завтрак? – Забеспокоилась Мария.
– Мы же зайдём на рынок? – Имоен хлюпнула носом и отложила в сторону выжатый листок. – Бе! Какая гадость. На рынке можно купить каких-нибудь плюшек.
Осмотр достопримечательностей начался, конечно же, с «верхней» части города.
Прямо с порога открывался вид на дворец Дучал, обнесённый толстой стеной. Вход внутрь защищали мощные ворота и бдительный караул. Стиль, в котором был выполнен дворец Великих Герцогов, чем-то напоминал стиль «Дружеской Руки». Рядом устремлялась ввысь башня мага Рамазита.
– Раз, два, три, четыре… – Имоен, задрав голову, считала этажи, помогая себе пальцем. – … одиннадцать. Чего он делает там один?
– Опыты проводит над вредными девчонками, которые стоят и тычут пальцем в его башню, – Равене пришлось придерживать капюшон, чтобы он не свалился при рассмотрении жилища мага.
Имоен фыркнула.
За башней поместился храм Хельма. Более изящный, чем в Нашкеле, но от этого, отнюдь, не менее монументальный. Миновав стороной шумный рынок, названые сёстры и их провожатые остановились у Зала Чудес. Решив посетить выставку в ближайшем будущем, они довольствовались пока что созерцанием великолепного фасада. Рядом приютился элегантный и скромный храм Тиморы. Золотая черепица на крыше и такие же купола блестели в утренних лучах. Здесь же располагалась небольшая усадьба (по крайней мере, таковой она казалось) другого мага Врат Бальдура по имени Рейджфаст.
На ярмарку Имоен своих спутников всё же затащила. Используя свою просто сказочную изворотливость, ей удалось протиснуться к лоткам без очереди. Через недолгое время, они вчетвером спускались по округлой лестнице, уминая румяные пирожки. Лестница вывела их в порт, где у причала стоял красивый трёхмачтовый корабль. Матросы суетились, бегали по палубе, поднимали белые паруса. Кто-то, не прекращая, орал у руля, подбадривая команду словечками, от которых уши у Равены едва не свернулись в трубочку. Раздалась команда поднять якорь, и корабль медленно и лениво двинулся вперёд к своей цели. Сёстры провожали его, затаив дыхание. Позади белокаменного здания порта грудились всевозможные склады. Рабочие издалека были похожи на муравьёв. Одни затаскивали что-то в одну дверь, другие что-то выносили из другой. Вереница людей с грузом не прекращалась.
– А это что там за сарайчик? – Кивнула Имоен на здание у самой кромки воды.
– Не советую повторять эти слова рядом с его стенами, – крякнул Зарк. – Это храм Стервозной Королевы Амберли.
Равена рассматривала высокое пятиэтажное здание, рядом с которым они стояли. Оно было похоже на монолит. Стены, рамы стрельчатых окон, черепица на крыше – всё было выполнено почти одним оттенком тёмно-серого цвета. Над дверями висел каменный щит с эмблемой.
– Железный Трон… – Прошептала полудроу.
Штаб-квартира Пламенного Кулака обнаружилась совсем недалеко от здания Железного Трона. «Семь Солнц» оказались тоже рядом.
– Отлично, теперь мы знаем, где находится цель нашего приключения… Да где же эта записка? – Имоен шарила по карманам. – Что-то эти «Солнышки» не выглядят такими уж зловещими, какими их все описывают. А вот ты где, – девушка развернула маленькую бумажку. – Ребята, мне нужно в магический магазин и на рынок вернуться в палатку с лечебными травами, купить этих дурацких листьев… как их там… а-ло-э…
Равена не видела, как за её спиной Зарк показал куда-то, и троица отделилась от неё и пошла вперёд. Полудроу рассматривала здание «Семи Солнц» и соглашалась с Имоен: снаружи ничего необычного не было. Засмотревшись на окна, она не заметила, как из дверей вышел аристократического вида мужчина. Равена задела его плечом так, что их невольно развернуло лицом друг к другу.
– Извините, пожалуйста, – поправила она капюшон.
Мужчина ничего не ответил, развернулся и скрылся за углом. Равена тоже собралась продолжить свой путь и присоединиться к друзьям, но тут она резко остановилась и метнулась к повороту. Она едва не сбила с ног сгорбленную старушку с клюкой и корзиной в руках.
– Простите, ради Хельма! – Щёки и уши девушки пылали от смущения.
Не широкий, достаточно длинный и прямой переулок был практически пуст, не считая пары сплетников на углу да спящего возле сточной канавы нищего.
«Он не мог миновать его так быстро. Куда он делся?» – Удивилась она.
За спиной ворчала старушка: «Капушоны на глаза надвинуть, и не видять пред собою ничегошеньки. Того гляди с ног собьють».
– Равена, что с тобой? – Положила ей на плечо руку Имоен.
– Да так. Почудилось.
Магазин магических товаров располагался прямо напротив главных ворот. Он был круглый, куполообразная крыша была сделана из цветного стекла, которое переливалась на солнце. К сожалению для Имоен, на дверях висела табличка: «Извините. Магазин сегодня не работает». За дверями отчётливо слышались звуки беготни и суеты. Вот что-то гулко упало на пол, послышался звон разбитого стекла и ругательство сквозь зубы.
– Наверное, у них что-то убежало… – Пожала плечами Мария.
– … или кто-то, – буркнула Равена.
Остаток дня пролетел как-то незаметно. Гораздо быстрее, чем того хотела полудроу. После обеда Зарк, Мария и оба эльфа собирались в дорогу. Они уже засиделись на одном месте, и приключения звали их.
Вечер выдался прекрасный. Небо было ясное. Появляющиеся звёздочки дрожали от нетерпения, когда же луна войдёт в свои права. Скоро должно быть полнолуние.
Равена сидела на ступенях «Стыдливой Русалки» в тени дерева с кривым стволом и ещё более кривыми ветками.
– Чего грустишь? – Подсел к ней Зарк.
– История повторяется, – грустно улыбнулась она. – Мы снова встретились, чтобы снова расстаться. Смешно: я считаю тебя своим учителем и другом, а знаю всего-то три дня тогда и два сейчас.
– Не всегда отношения строятся долго, – повернулся к ней Зарк. – Я сделал предложение Марии через месяц знакомства, а один мой друг много лет питал симпатию к одной симпатичной священнице и умер в пасти дракона, так и не открыв ей сердца. Рододендрон и Эльсимил дружны несколько столетий, а нам с тобой хватило меньше недели, чтобы назвать друг друга друзьями. Всяко бывает…
Он толкнул её плечом, и грустная мина слетела с лица Равены.
– Мы пришли сюда, чтобы увидеться с вами, и это у нас получилось. Несколько месяцев в закрытом городе прошли скучновато, но вот в город повалили слухи о сумасшедших искателях приключений, которые осмелились бросить вызов Железному Кризису. Сначала я говорил просто: «Вот молодцы!» А вчера вечером узнал, что это твоя группа. Поверь, гордость распирает меня так, что я едва не лопаюсь. Теперь я спокоен. Я знаю, что ты справишься с любыми невзгодами.
Огромная ладонь легла на плечо Равене. На лице девушки сияла улыбка.
– Куда вы теперь? – Спросила она.
– На север. Марии дали место следопыта в районе недалеко от леса Невервинтер.
– А эльфы?
– Не знаю. Они ещё не решили. Да и куда им-то спешить с решениями. Вся жизнь впереди. Ха-ха-ха!
– Значит, решил осесть, – догадалась Равена.
– Хе. Я решил осесть, когда познакомился с рыжей следопыткой. Понял, что это именно то, что я искал всю свою никчёмную жизнь.
– А вот я даже не знаю чего хочу… Кроме мести за Горайона…
– Месть – плохая цель в жизни… Знаешь, в твоём возрасте я даже не задумывался над тем, что мне нужно от жизни. Мне хотелось просто жить. Радостно и счастливо. Эх, беззаботная юность! Хе-хе. Слушай, у меня есть идея, как нам скрасить грустный момент расставания. Идём!
Зарк одним рывком поднял Равену на ноги и потащил внутрь таверны.
– Эй, Борк! Борк, ты где? – Хлопнул воин по барной стойке лапищей.
Снизу раздался удар о столешницу, и из-под неё вылез Борк, держась за макушку.
– Чего тебе? Не терпится что ли?
– Где у тебя можно топором помахать?
– На заднем дворе целая поленница не порублена… – Беззаботно ответил хозяин таверны, будто весь день только и ждал этого вопроса.
– Я серьёзно.
– И я не шучу. На заднем дворе немного захламлено, но места достаточно. Правда, народу соберётся…
– Ты не против пары-тройки зрителей? – Обратился Зарк к ученице.
– Не-а, – Равена поняла замысел своего учителя и всецело его одобряла. – Я за мечом.
Не успели Зарк и Равена встать друг напротив друга, как любопытные стали собираться вокруг.
Воин начал мощным ударом, полудроу решила его сблокировать и отлетела на кучу ящиков. Она быстро откатилась в сторону, и топор вонзился рядом. Равена вскочила и ударила своего учителя эфесом по затылку.
– Ух ты! – Почесался Зарк. – Новый приём?
Благодаря относительной лёгкости меча, атаки Равены были быстрыми и сильными. Зарк парировал и отбивал каждый приём, которому когда-то он сам научил её, а вот на тех, которые она сама открыла в дороге, он попадался. Воительница же отлетала в сторону каждый раз, когда пыталась блокировать атаки Зарка. Несколько пустых ящиков было сломано, на глазах у Борка разлетелась и поленница дров. Кольцо ротозеев становилось всё плотнее. Зрители одновременно затаивали дыхание, когда лезвие подходило критически близко к цели, и громко выдыхали, когда опасный момент оставался позади.
Равена выполнила обманный манёвр, и сердце её забилось: сейчас она победит в схватке. Но топор Зарка выписал в воздухе замысловатую петлю, зацепил её меч и резким движением вырвал Погибель Пауков из рук хозяйки. Не успело серебристое лезвие воткнуться в землю, а на Равену неслось лезвие топора, полыхающее ледяным огнём. Девушка зажмурила глаза. Толпа громко вдохнула воздух. Тишина… Равена открыла один глаз. Зарк широко улыбался. Топор остановился на расстоянии меньше полдюйма от её шеи. Зрители выдохнули и разразились аплодисментами.
– Ты меня победил, – выдала и без того понятный факт Равена.
– Победил? Нет. Это ты почти победила меня.
– Ха-ха-ха! Я? Да я же все углы в этом дворе собрала!
– Не в этом дело. Просто я знаю все… ну, почти все… твои приёмы. Ведь я же тебя им научил. Ха-ха! Радостно видеть, что у тебя появились новые, собственные. Мне понравилась парочка. И ещё я заметил, что ты не делаешь упор на мощные атаки. Твои удары сильные, но быстрые. Ты используешь то, чем владеешь. Это здорово! Позволь, однако, указать тебе на одну ошибку, которая в реальном бою может стоить тебе жизни. Ты пыталась блокировать мои удары, забывая, что физически я гораздо сильнее тебя. Похоже, ты не сталкивалась с такими противниками.
– Один на один – нет.
– Я так и подумал. Ты атакуешь быстро и быстро уходишь от атак. Так загоняй громилу! Смотри, с меня пот ручьями льётся. Ха-ха-ха! Уставший враг становится слабее.

Ранним туманным утром следующего дня Равена и Имоен провожали свих учителей и друзей в путь. Четыре лошади, готовые к поездке фыркали и нетерпеливо топали копытами. Зарк и Мария взяли обещание с Равены, что она обязательно посетит их дом, когда они устроятся. Рододендрон обнял на прощание Имоен, отчего та зарумянилась. Эльсимил получил поцелуи сразу от двух сестёр в обе щёки. Кокетливо улыбнувшись, он запрыгнул в седло с совсем не-эльфийским «и-йэх!». Зарк подмигнул Равене, и всадники пришпорили лошадей.
– Как ты думаешь: почему тогда – в Кэндлкипе – мы ревели, провожая их, а теперь расставание не кажется настолько грустным? – Спросила Имоен, когда четыре силуэта стали неразличимы вдали.
– Хм. Тогда они были единственной ниточкой, что связывала нас с миром за крепостной стеной. А теперь – вот он этот мир. Туманный, правда, какой-то.
– Это не туман, – Имоен замахала перед собой руками, разгоняя плотную завесу. – Это у мага того варево какое-то убежало.
– Ты осторожней руками размахивай, а то вот он посмотрит сейчас в окно и скажет: «Ага, опять эта рыжая бестия в мою сторону тычет! Всё, пущу её на опыты».
– Хи-хи. Не пустит – тебя испугается.
– Ха-ха-ха. Какие планы на сегодня?
– В магический магазин всё-таки сходить надо. Вдруг сегодня работает.
– Отлично. Главная цель дня – не заблудиться без провожатых. А теперь пойдём, закажем завтрак. Пусть наши друзья в кои веки выйдут к накрытому столу, а не наоборот.

Внутри магазина магических припасов ещё оставались следы вчерашней проблемы. В нескольких местах были прожжены ковровые дорожки, закопчена стена, и нерадивый уборщик пропустил осколки стекла под прилавком. Не считая этого, всё вокруг сияло чистотой и пахло алхимической лабораторией.
Продавец с забинтованной рукой заломил небывалую цену на зачарованные стрелы. Как Имоен ни пыталась, сбить её не удалось. Недовольно ворча, девушка взяла только один набор зачарованных стрел.
– Не люблю покупать в магазинах, – пробурчала она уже на улице, складывая пучок туго связанных стрел в сумку. – Ни поторговаться, ни поболтать. Никакого удовольствия от покупки.
– Ах, вот они, красавицы! Давно мы вас ждём, – к названым сёстрам подходили двое.
– Чего вам надо? – Нахмурилась Равена.
– О, не стоит так грубо. Я – Марек, а это мой компаньон Лотандер.
Говорящему на вид было лет тридцать, он держал фамильярно-издевательский тон, который, видимо, хотел выдать за вежливый. Его компаньон был не старше девушек, может даже моложе, он стоял, неуверенно оглядываясь по сторонам. Равена решила принять игру и представиться в ответ, но Марек её опередил.
– Мы работаем на Железный Трон, – он сделал паузу и посмотрел на реакцию сестёр.
Полудроу даже не шелохнулась, а Имоен машинально сделала шаг ей за спину.
– Мы знаем про все ваши действия, направленные против наших нанимателей, и хотим дать совет: перестаньте вмешиваться в их дела или…
Марек пожал плечами, будто под «или» подразумевалось нечто само собой разумеющееся и понятное без слов. И Равена поняла.
– Это угроза или предупреждение? – Продолжала она игру.
– Безусловно предупреждение.
– Тогда мы подумаем над этим.
– А если бы это была угроза, – хищно улыбнулся Марек.
– Я бы послала вас к импам в Абисс, – беззаботно отмахнулась Равена.
За её спиной кто-то из компаньонов хмыкнул. Имоен вцепилась ей в локоть и, не отставая, следовала за ней.
– Прекрати оборачиваться.
– Они беспокоят меня, Равена. У этого Марека голос какой-то… как змеиный. Да и сам он на удава смахивал.
– Угу… А сзади него стоял бедный кролик…
– Смеёшься? Ладно-ладно.
– Не сердись. Мне они тоже не понравились, равно как и все предыдущие. Пойдём-ка, сходим к зданию «Семи Солнц». Может чего нового увидим.
Но ничего нового заметить не удалось. Всё было в точности так же, как и вчера. Даже некрасиво отдёрнутую штору на втором этаже никто не поправил. Как-то сам собой появился план, и девушки вошли внутрь.
Имоен разговаривала с полным купцом, одетым в дорогие ткани и меха. Тому было весьма жарко, и он постоянно вытирал лицо и шею платочком. Равена стояла недалеко от входной двери и незаметно наблюдала из-под капюшона за обстановкой. С первого взгляда здесь всё было, как и в любом другом торговом сообществе. Суетились клерки, таскали кипы бумаг на подпись к начальству. Купцы внимательно рассматривали прайсы, бумаги на подпись и чеки. Создавалось впечатление, что волнения Шрама беспочвенны. Мимо прошёл клерк и взглянул на Равену. Девушку обдало жаром, и она присмотрелась к другим служащим. Первое впечатление оказалось обманчивым. Она подошла к названой сестре и учтиво поклонилась.
– Господин, прошу простить меня. Миледи, нам пора.
– Ах, это моя телохранительница. Личный охранник никогда не помешает, – поправила волосы рыжая егоза.
– Личный охранник, – купец вытер лоб и шею платочком. – Пожалуй, это хорошая идея. Спасибо. Подумайте над моими словами.
– А Вы – над моим предложением.
Очутившись на улице, «миледи» и «телохранительница» глубоко вдохнули воздух.
– Подумайте над моим предложением? – Покосилась Равена на Имоен.
– Ну, знаешь ли, бизнес… Не бери в голову. Хи-хи. Достанется нам за это от Джахейры.
– Обязательно. Чего он тебе полезного рассказал?
– Рассказал много. Полезного мало. Пойдём к нашим.

– Всем приятного аппетита, – громко произнесла Равена, подходя к столу друзей, на котором уже парил густой суп в мисках. – Правда, придётся нашу трапезу отложить, – тихонько добавила она.
Гул в зале как-то поутих, девушке показалось, что народ прислушивается к их разговору. Она взяла в руки яблоко и нож.
– Нет, давай сначала поедим, а потом уже все новости, – покачала головой Джахейра. – Равена, ну что ты делаешь?
Полудроу подняла глаза на друида и улыбнулась, но продолжала вырезать что-то ножом на красном боку яблока. Закончив работу, она пустила его катиться по столу. Яблоко поймала Джахейра. На боку у него были вырезаны солнце и семёрка.
– Пойдёмте к нам в комнату, – друид передала яблоко Дайнахейр. – Возьми его с собой.
– Борк, не убирай со стола, – кинула на ходу Равена. – Мы вернёмся сейчас.
Шестеро друзей скрылись за дверью, ведущей к комнатам-номерам.
– Глупые курицы, – прошипел из тени змеиный голос, и силуэт в капюшоне двинулся к оставленному столу.

– В общем, мне это напомнило бред сумасшедшего, – закончила рассказ Имоен. – «Ай-яй-яй! Перевёртыши!» «Нет-нет! Это не люди!»
– У меня сейчас жгучее желание обругать вас обоих покрепче, – нахмурилась Джахейра. – Но информацию вы добыли очень полезную. Равена, что ты об этом думаешь?
– У нас проблемы, – буркнула полудроу.
– Поясни, – обернулась к ней Имоен.
– Боюсь, малыш, что всё это не бред, – Равена сидела на кресле, уперев локти в колени и опустив голову, в таком положении она походила на мокрую хищную птицу. – Вчера я столкнулась с одним мужчиной, который выходил из «Семи Солнц», а когда последовала за ним, то мгновенно потеряла. Так вот. Я не просто так решила его преследовать, мне показались странными его глаза. Они были как… как ртуть. И сегодня там внутри я заметила такие глаза у многих служащих. Их ещё объединяли неестественные движения, будто им было неуютно в своём теле.
– Равена, та старушка… – Прошептала Имоен. – Я подумала, что она просто слепая. Её глаза были…
– Я знала, что он не мог так быстро миновать тот переулок, – проскрипела полудроу.
– Так что же там происходит? – Поинтересовалась Дайнахейр. – Похоже, что у тебя есть догадки, Равена.
– Увы… Это могут быть доппельгагены.
– Доппель… кто? – Широко раскрыла глаза Имоен.
– Существа, способные принимать обличье другого существа, – после согласного кивка объяснила Джахейра.
– Фу… – Скривилась девушка.
– Равена, после обеда сходите с Имоен к Шраму – всё-таки мы на него работаем – будет действовать, следуя его решению.

– Значит, доппельгагены… – Шрам стоял у окна и смотрел на двор, где тренировались наёмники Пламенного Кулака. – Если по «Семи Солнцам» и действительно ходит толпа этих перевёртышей, это большая проблема. Её надо решить незамедлительно.
– Но как? – Развела руками Имоен. – Зайти внутрь и приказать: «А, ну-ка, всем превратиться в себя!»?
– А это идея, – хитро улыбнулась Равена. – Доппельгагены ведь неустойчивы обликом, может они и психически не устойчивы. Ведь, когда они считают, что их никто не видит, они теряют контроль над обликом. Не совсем, конечно, но этого вполне хватит, чтобы выявить их в толпе настоящих людей.
– Тогда я развязываю вам руки. Когда вы сможете сделать это? – Шрам подошёл к столу, и сёстры встали с кресел.
– Сегодня уже не получится – они скоро закроются. Завтра с утра мы отправимся в «Семь Солнц» и попытаемся покончить с тем, что там творится.
– Я не ограничиваю ваши возможности, но всё же постарайтесь вести себя аккуратней, чтобы на улице никто ничего не узнал.
– Хорошо. Мы постараемся оставить побольше целых стен, – хихикнула Имоен.
– А слухи всё равно пойдут. Вы же знаете, – добавила Равена.
– Хе. Знаю. Удачи. Как только закончите – сразу ко мне. Я скажу стражникам, чтобы пропустили вас без задержек.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 03 июл 2012, 21:36 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
На следующее утро шестеро искателей приключений завтракали в одной комнате, чтобы обсудить план вторжения в здание «Семи Солнц». Ничего особенного придумать им так и не удалось, а потому через несколько часов шесть фигур, закутанных в плащи, поочерёдно вошли в здание торгового сообщества.
– Когда всё это закончится, я всё же не откажу себе в удовольствии выпороть их обеих, – вздохнула Джахейра, провожая взглядом названых сестёр.
– Они стараются, как могут… – сквозь смех заметила Дайнахейр.
– … найти нам проблемы? О, да! Это они умеют, – кивнула друид.
Внутри сохранялась видимость оживлённой работы. Сегодня сюда добавилось несколько аристократов. По пышности одежд можно было сказать, что это делегация из роскошного Глубоководья. Равена стояла напротив двери и видела, как один за другим вошли её друзья. Она еле заметно улыбнулась, заметив покачивание головы Джахейры.
Среди купцов наметилось какое-то движение. Полудроу подошла к Имоен, но смотрела не на неё. Со стороны казалось, что «телохранительница» осматривает помещение в поисках потенциального убийцы своей «госпожи».
– Трое пошли наверх. Я за ними, вы все будьте здесь. Будет нужна помощь, я крикну.
– Ты с ума сошла? Одной идти опасно.
– Большое количество привлечёт нежелательное внимание. Иди, скажи остальным.
– Они меня убьют… – Забурчала Имоен за спиной у сестры.
Равена подошла к лестнице и обернулась. Никто не обращал на неё внимания. Улучив момент, она поднялась по ступеням.
– Она с ума сошла! – В полголоса возмущалась Джахейра.
– Я ей сказала то же самое.
– Ох, надеюсь, сигналом о помощи не будет её предсмертный крик. Иди, предупреди Дайнахейр.
Не успела девушка до конца объяснить магессе всю ситуацию, как на втором этаже раздался грохот, потом ещё. Донеслись какие-то странные звуки, топот, рычание, смешанное с визгом, женский крик. Шикарно разодетый купец из Глубоководья побледнел и промямлил что-то про стражу. Кто-то бросился к двери, но путь ему загородил огромный лысый мужчина с татуировкой на голове и хомяком на плече.
– Милорды и леди, – Джахейра сбросила с себя плащ. – Я прошу всех успокоиться и простить нас, но отсюда никто не выйдет, пока мы не разберёмся в обстановке.
– Кто вы такие? – Гневно спросила толстая купчиха, сверкая драгоценными камнями.
– Мы – ваши личные охранники, – улыбнулась друид.
На втором этаже всё затихло. Имоен казалось, что её сердце сейчас выпрыгнет из груди, так сильно оно билось. Раздались мерные, слегка прихрамывающие шаги. На лестнице показались сапоги, затем стал виден меч. С клинка стекала вязкая багровая жидкость с лёгким ртутным оттенком. Той же жидкостью были покрыты сапоги, зеленоватый панцирь доспеха, растрёпанные серебристые волосы. Красивое светло-эбеновое лицо было расцарапано острыми когтями.
Стоящая рядом с Дайнахейр аристократка из Глубоководья побледнела и потеряла сознание. Магесса кинулась к женщине, ей на помощь поспешила ещё одна купчиха, уже в летах, но когда-то верно слывшая красавицей. Вместе они привели в чувство аристократку.
– У тебя доброе сердце, милая, – сказала купчиха. – И очень красивое лицо.
– Благодарю Вас, – скромно опустила густые чёрные ресницы ведьма из Рашемана.
Окровавленная девушка на ступенях прошлась взглядом исподлобья по толпе служащих и купцов, слегка повела плечом и сморщилась (видно, плечо у неё болело).
– Ну, кто ещё забыл сегодня позавтракать? – Она резко тряхнула мечом, багрово-ртутные капли упали на ковровую дорожку.

– Эй! Что ты здесь делаешь? Сюда нельзя посторонним! И где только стража, когда она нужна! – Подошёл наперерез к Равене один из трёх поднявшихся.
– О, простите. Сюда пошла моя хозяйка. Она приказала мне следовать за ней.
– Здесь нет твоей хозяйки. Убирайся!
– Не может быть! Она точно поднималась сюда.
– Слушай, ты…
– Не груби девушке, – подошли ещё два мужчины. – Ты наверняка ошиблась, дорогуша. Сюда никто не мог войти, кроме членов нашего торгового сообщества.
Равена подозрительно сузила глаза.
– Вы что-то скрываете… Она здесь. Вы спрятали её похитили или… Где она?!
– Не зазнавайся, малявка! – Перекрыл снова ей дорогу нервный мужчина.
Лицо его дёрнулось, и изменились глаза. Равена сглотнула. Глаза его из тёмно-карих превратились в ртутные, а во рту завиднелись острые зубы. Девушка попятилась к лестнице.
– Ты идиот! – Рявкнул молчавший до этого мужчина.
– Я просто сегодня не позавтракал, – сказал нервный изменившимся голосом.
Полудроу рванулась к ступеням, но там уже стоял вежливый.
– Я тоже не возражаю против второго завтрака, – улыбнулся он, демонстрируя острые зубы.
Движение было почти незаметным. Казалось, мужчина просто отмахнул от себя надоедливую муху, а Равена летела через весь коридор. Она приземлилась спиной на стулья. Дыханье перехватило. Грудь болела от удара, спина от падения. Она еле встала, но рядом уже был молчаливый. Снова неуловимое движение, и полудроу врезалась в шкаф у другой стены комнаты, отчего его дверца повисла на одной петле. Из носа на пол упали несколько красных капелек, воительница утёрла кровь тыльной стороной ладони. Трое приближались. У них были ртутные глаза без зрачков и острые зубы в гротескных ртах. Нервный подскочил и схватил её за горло.
– Первый кусочек – мой.
Недолго думая, Равена ударила его коленом в живот, резко вывернула ему руку так, что захрустели суставы, и уложила ударом локтя по хребту. Погибель Пауков сверкнул в руке. Вежливый атаковал, Равена отскочила, и кулак мужчины застрял в пробитой дверце шкафа. Одним движением можно было снести ему голову, но очередной сильный удар отбросил её назад в коридор.
Воительница вскочила. На неё наступали все трое, но это были уже не люди… У существ было серое тело, непропорционально широкие плечи, длинные руки и пальцы с острыми когтями, большие заострённые уши и почти человеческие лица, из-за которых смотреть на них было ещё страшнее. Равена сжала зубы, чтобы не закричать. Они метнулись к ней с нечеловеческой скоростью. Девушка была уверена, что не успеет ударить сама. Вырвавшийся вперёд доппельгаген издал звук средний между рычанием дикой кошки и визгом испуганного ребёнка. Равена просто машинально взмахнула мечом, и всё же потерявшее бдительность существо осело на пол с кровоточащей раной через всю грудь. Выброшенный адреналин при виде крови врага убил страх.
– Да что же это я! – Разозлилась на себя полудроу.
Засверкало серебристое лезвие. Широкие взмахи не давали доппельгагенам подойти ближе, чем требовалось. Взмах, ещё один. Ухо одного перевёртыша упало на пол. Он взвыл, схватился за голову, пытаясь остановить кровь. Прямой выпад. Врагов осталось двое, один из которых хрипел и плевался кровью на полу. Лезвие пробило голову и позвоночник раненого существа. Последний напал сзади. Оборот, низкий круговой, резкая боль на лице, визг монстра и её собственный крик. Пелена боли затуманила глаза. Равена выставила на всякий случай меч вперёд, но ничего не слышала. Единственным звуком была ритмично бьющая из раны кровь.
Полудроу ощупала лицо. Всего лишь царапина. Скоро пройдёт. Трое доппельгагенов лежали мёртвые на полу. Сколько ещё их притаилось среди служащих «Семи Солнц»? Держась за перила, она встала и поковыляла вниз.

Имоен прикрыла рот руками. Равена стояла на ступенях, не шевелясь. За спиной лучницы раздался странный звук, и полудроу одним прыжком очутилась рядом с сестрой. Когда Имоен обернулась, на полу лежало разрубленное пополам странное существо с серой кожей, длинными руками и почти человеческим лицом. Багрово-ртутная кровь залила пол.
И тут они начали превращаться. Зала наполнилась доппельгагенами. Аристократка из Глубоководья душераздирающе завизжала и снова лишилась чувств. Имоен взбежала на несколько ступеней вверх и сняла одним единственным выстрелом доппельгагена, который подбежал к уже знакомому ей толстому купцу.
– Идите ко мне! – Крикнула она.
Мужчина, пыхтя, спрятался за девушкой. Хотя это было очень трудно, так как его могли загородить разве что три Имоен.
– Так значит, Вы мне солгали, мисс? – Дрожащим голосом спросил он. – Кто же Вы на самом деле?
– Я – искатель приключений. Эта милая девушка-полудроу – моя названая сестра. Те четверо – остальной состав нашей команды, – скороговоркой ответила лучница, не прекращая пускать стрелы в странных существ.
На каждого из друзей приходилось по два-три доппельгагена. Не так уж и много, учитывая, что они были готовы к бою. Рассчитывающие на внезапное нападение существа вскоре были окружены. Число доппельгагенов быстро таяло. К Дайнахейр вплотную подошла помощница-купчиха.
– У тебя очень красивое лицо…
– Спасибо, – немного нервно произнесла рашеманка, отправляя в полёт кислотную стрелу Мелфа. – Но сейчас не время и…
Дайнахейр осеклась. На неё смотрели ртутные глаза без зрачков. Лицо купчихи стало меняться. Кожа помолодела и потемнела, приобретая шоколадный оттенок, волосы почернели и завились кольцами, купеческие одежды превратились в робу мага. Ртутные глаза моргнули и стали тёмно-карими. Женщина улыбнулась. У Дайнахейр по спине пробежал холодок. Слишком жутко смотрелась острозубая улыбка гротескного рта на этом лице. На её собственном лице. Дайнахейр-двойник кинулась на ведьму из Рашемана, надеясь вцепиться ей в лицо когтями рук, которые свисали ниже колен.
– Инк’Ортус! – Почти выкрикнула магесса, соединив большие пальцы рук.
Пламя вырвалось конусом и объяло голову доппельгагена. Существо жутко визжало, металось по зале и обретало истинную форму. Меч Халида прервал его мучения.
Из настоящих людей здесь оказались знакомый купец Имоен, делегация из Глубоководья да младший клерк.
– А где же может быть Джассо? – Спросила саму себя Равена.
– Здесь есть подвал, – сообщил клерк. – Если Джассо ещё жив, то его могли бы держать там.
В подвале было мрачно, верещали крысы, тараканы шубой разбегались по стенам от света факела. В огромной клетке на почерневшей от влаги кучке сена сидел мужчина. Сидел он тут, видно, давно. Об этом говорила щетина и утомлённый взгляд. Равена узнала его, именно эту личину надел на себя «вежливый» доппельгаген. Не найдя никакого ключа, Имоен принялась за взламывание замка на двери клетки, а потом и кандалов на руках и ногах владельца «Семи Солнц». Джассо был рад услышать, что их послал Шрам. Он пообещал замять дело и прибрать трупы. Друзья помогли ему подняться на наземный этаж и передали в руки взволнованного купца и перепуганного клерка.
Следуя приказу Шрама, Равена практически сразу направилась в штаб-квартиру Пламенного Кулака. Имоен, как всегда, увязалась за ней. Слушая их рассказ, командир тёр нахмуренный лоб кончиками пальцев и в конце лишь протянул: «Дааа…» Шрам был обеспокоен. Он был очень рад, что его друг жив и здоров, но случившееся тревожило его. Откуда взялись эти доппельгагены? Кому это было на руку? Что за интриги окутали его город?
– Спасибо. Вы поработали на славу. Это ваша награда за расследование происшествий в «Семи Солнцах».
Девушки приняли благодарность вместе с мешочком монет, поклонились и вышли вон.
– Чего тебе сейчас больше всего хочется? – Спросила Имоен, прижимая награду к груди.
– Снять сапоги, вытянуть ноги и полежать, не шевелясь, хотя бы с полчаса.
– Э, нет. Ты же знаешь, что я этого не допущу.
– И чем ты хочешь мне навредить? Прогулкой на ярмарку?
– В яблочко! Хи-хи-хи!
– Имоен? – Раздалось сбоку от них. – Равена? Это вы?
Сёстры повернулись на голос. На них смотрел весьма упитанный наёмник Пламенного Кулака. На его веснушчатом лице расплылась улыбка.
– Эрик! – Вскрикнула Имоен и бросилась к парню на шею, будто к давнему другу.
– Девчонки, я так рад видеть вас! Столько невероятных слухов про вас ходят, в том числе и что вы утонули в каких-то там шахтах в Глухолесье.
– Невероятные? – Усмехнулась Равена. – У тебя на груди эмблема Пламенного Кулака, болтун, и ты мне говоришь что-то о невероятности, – без тени злобы заметила она.
– Ха-ха! А ты, оказывается, умеешь шутить. Эл, будет просто в восторге.
– Э… он тоже здесь?
– Конечно! Кто, по-твоему, меня сюда притащил? Эл! Эй, Эл!
– Эй. Эй. Не стоит, – замахала руками Равена.
Но было уже поздно.
– Чего тебе? – Раздалось с другого конца тренировочной площадки.
– Иди сюда! У меня для тебя сюрприз!
Равена хлопнула ладонью себе по лбу. Имоен тихонько хихикнула и толкнула её локтем. Элиендр изменился. В его глазах появились живые искорки. Похоже, парень наконец нашёл призвание себе по душе. По нему сразу было заметно, что тренируется он изо всех сил. Лоб и волосы полуэльфа перехватывала кожаная лента. Он так и не укоротил длину волос, не смотря на издёвки сослуживцев.
– Эрик! Ты где? Чего тебе надо… было…
Парень резко остановился и замер. Он переводил взгляд с Имоен на Равену и обратно.
– Привет, – наконец сказал он каким-то странным надломлено-сухим голосом.
– Привет! – Вскрикнула Имоен и обняла его чуть ли не крепче Эрика.
– Привет, – проговорила из-под капюшона Равена, чувствуя, что язык её не слушается.
«Что такое со мной?» – Подумала полудроу и сослалась на усталость.
– Когда вы прибыли? Мы вас раньше не видели, – Эрик был словно на иголках.
– Несколько дней назад, – махнула рукой Имоен, косясь на неподвижно застывших Элиендра и Равену. – А вы?
– Да и мы не так долго. Мы сбежали с каравана. Пока ворота были закрыты, мы жили на небольшой ферме севернее города. Старик-фермер был рад помощи. Когда вход в город открыли, мы записались в наёмники Пламенного Кулака.
– С чего это вы вдруг решили поменять профессию? – Наконец подала голос Равена.
– На вас насмотрелись, – немного покраснев, ответил Элиендр.
По двору прямиком к ним двигалось несколько детин, по-видимому, старослужащие. Они переговаривались, хихикали и кивали головой в сторону друзей.
– О, салаги, к вам пришли повидаться ваши зазнобы? – Спросил один из них.
– Нет, это наши подруги, – выпалил Элиендр.
– Да, мы просто друзья, – поспешила поддакнуть Равена.
– Вот радость-то! А то мы уж опечалились: нехорошо ведь у товарищей по оружию девушек отбивать.
Равена почувствовала руку на своём плече.
– Если не уберёшь лапы, я тебе их переломаю, – прошипела полудроу.
– Ох, воинственная. Люблю таких, которые сразу не сдаются, – хихикнул парень.
– Ты мне не веришь? По-твоему, я ношу доспех для красоты?
– Ну, каждая девушка по своему подчёркивает прелести своей фигуры, – он спустил руку ей на талию и усмехнулся в лицо краснеющему от гнева Элиендру.
Резкий удар локтем в живот заставил нахала согнуться пополам так, что он с размаху въехал носом в поднятое колено. Толпа вокруг охнула. Когда наёмник падал, он ухватился за плащ Равены, и капюшон слетел с головы полудроу. Оказавшись на земле, парень зажал расквашенный нос и с немалым удивлением смотрел на возвышающуюся над ним воительницу.
Равена сняла латную перчатку и подала поверженному светло-эбеновую руку. Он принял помощь и молча ушёл, знаком увлекая за собой дружков.
– Ух ты! – Указал Эрик на расцарапанное лицо девушки.
– Ничего страшного, – отмахнулась она. – Скоро заживёт без следа.
– Рана-то свежая, – заметил парень. – Как и кровь на рукаве у Имоен.
– Тебе следопытом быть, – фыркнула лучница. – Ну, да. Мы сюда сразу после битвы пришли. И что?
– Ничего, – насупился Эрик. – Просто рад, что вы всё ещё в деле.
Чтобы заслужить прощение, Имоен отпустила колкую шутку, и веснушчатое лицо парня снова заулыбалось.
– Так хочется послушать ваши рассказы, – честно признался Элиендр. – Но мы сегодня заступаем в ночной караул. Перед ним неплохо было бы хорошенько выспаться.
– И правда, – почесал макушку Эрик. – Но ничего: после ночного сутки лишние дают на отдых. Вот и поболтаем.
– Отлично, – кивнула Имоен. – Мы в «Стыдливой Русалке» остановились.
Возвращаясь в гостиницу, Имоен всё же затащила сестру на рынок, как и обещала. Девушки набрали целый пакет вкусностей, от которых шёл такой чудесный аромат, что девушки с трудом боролись с искушением опустошить пакеты, не дойдя до гостиницы.
Неожиданно дорогу им перекрыл парень. Имоен чуть не подпрыгнула, потому что это был напарник того самого Марека, который угрожал им в переулке недалеко от магического магазина. Обе девушки невольно потянулись к оружию.
– Не стоит, – парень поднял руки вверх.
Равена смотрела на него и пыталась найти характерные черты наёмного убийцы, но не получалось. Вместо щетины над верхней губой и на щеках проступал редкий золотистый пушок. Брови были странной формы и придавали лицу грустно-умоляющий вид.
– Не стоит, – повторил он. – Я не хочу причинить вам вред. Я даже безоружен.
– У людей с твоей профессией оружие не обязательно должно быть видно, – недоверчиво сощурилась Равена.
– Да-да, я знаю, что в это трудно поверить, но я хочу помочь вам. Предупредить…
– Предупредить? О чём?
– Марек отравил вас. Всех. У вас есть около десяти дней, чтобы найти противоядие.
– Отравил? Но я не чувствую никаких признаков отравления.
– И не почувствуете… Точнее, когда почувствуете, будет поздно.
Имоен заглянула в глаза парню. Они были голубые, добрые и открытые. И всё же перед ней стоял наёмный убийца Железного Трона. Девушка решительно отбросила с лица рыжую прядку и шагнула вперёд.
– Ты – Лотандер. Так?
Парень кивнул.
– Так вот, Лотандер, я не верю тебе. Зачем тебе нас предупреждать? Это просто ловушка.
– Это.. это не ловушка. Я знаю, как достать противоядие. Я скажу вам, если вы мне поможете.
– Помочь тебе?
– Видите ли, – парень боязливо оглянулся. – Я работаю на Железный Трон не по своей воле. На меня наложено заклятье обета. Если я ослушаюсь приказа Марека, меня ждёт смерть. Помогите мне избавиться от заклятья, и взамен я помогу вам остаться в живых.
– Что-то мне тоже здесь мерещиться подвох, – покачала головой Равена. – Я не верю тебе, Лотандер.
– А жаль, – парень опустил голову. – Если вы вдруг передумаете, найдёте меня здесь после полудня.
Названые сёстры фыркнули и продолжили свой путь.
– Они вернутся, – пробормотал себе под нос Лотандер. – Обязательно вернутся. Главное, чтобы не было слишком поздно.
Вечером все жильцы «Стыдливой Русалки» были вынуждены выйти на улицу. Повар слегка перебрал браги, уснул у стола, и ужин превратился в угольки. Вся гостиница пропахла гарью и дымом.
Равена немигающим взглядом смотрела на темнеющее небо. Не отрывая глаз от только что появившейся звёздочки, она думала о будущем. О ближайшем и дальнем. Она думала, как же ей нравится бродить по пыльным дорогам. Как же нравится останавливаться в таких вот тавернах, пропахших гарью и брагой. Как нравится ей спускаться в катакомбы, плутать по лабиринтам, пробираться через густые лесные заросли. Но ведь когда-нибудь приключения закончатся. Наконец надоест скитаться или не будет позволять здоровье. Когда-нибудь закончится её путь искателя приключений. И не обязательно он закончится, как у Фолинара. Что ей делать тогда? Вот Зарк… Ему чуть меньше сорока, его приключения теперь позади. Он женился, осел. Глядишь, заведут они вскоре с Марией пару милых ребятишек. Равена даже тихонько хихикнула, представив воина, играющего с сорванцами. «А себя я не могу представить лет в сорок. Не знаю даже о чём мечтать… Вот Джахейра, – девушка села поудобней, чтобы видеть всю команду. – Она может подниматься вверх как среди друидов, так и у арфистов. Халид… Нет, идти вверх – это не его. Его вполне устроит быть мужем Главного Герольда арфистов или Верховного Друида, – Равена опять хихикнула. – Дайнахейр и Минск вернутся в Рашеман. Она будет пытаться достичь вершины своих магических возможностей, он будет блистать доблестью и отвагой в ложе берсерков «Ледяной Дракон»». Даже у Имоен, Равена точно знала, была детская мечта – вступить в ряды Теневых Воров в Амне. А о чём мечтает она? Полудроу, воспитанная людьми, с разбитой мечтой о рыцарстве и призрачными надеждами на отмщение за отца. Она не знает. Видно, мечтать ей не о чем. Нужно жить настоящим. Пусть будет то, что будет.

– Повторите ещё раз: вы услышали крик, побежали на него, но потом крик исчез, и вы ничего не обнаружили, – Шрам поднял глаза на стоящих перед ним наёмников.
– Не совсем, сер. Видите ли, я – полуэльф…
– Это я заметил, сынок.
– Простите, сер. Я владею инфразрением и заметил на камнях мостовой тёплый след. Он быстро остыл, но след этот был, будто… – Парень осёкся.
– Смелей, говори, – мягко, но властно проговорил седовласый мужчина в кресле напротив командира.
– … будто тело человека волокли по земле, сер, – очень тихо заметил парень. – След обрывался у решётки канализации.
– И ещё, сер, – осмелился начать его напарник. – Поутру я заметил следы какого-то многоногого существа. Оно точно выползло из канализации и вернулось туда, увлекая за собой тело.
– Паук? – Предположил Шрам.
– Не думаю, сер. Отпечатки другого характера. И ног, кажется, было больше восьми.
– Я не видел вас раньше. Вы новенькие? – Спросил командир Пламенного Кулака.
– Так точно, сер! – Отчеканили оба в унисон.
– Это радует. Информация ваша очень полезна, она поможет нам сдвинуться с мёртвой точки в расследовании исчезновения людей. Как твоё имя, полуэльф?
– Элиендр.
– А твоё, парень?
– Эрик, сер.
– Я запомню. За наблюдательность даю вам лишний увольнительный. Идите, отдыхайте. Скоро получите необходимые бумаги.
– Спасибо, сер, – отскандировали друзья и направились в казарму.
– М-да, дела… – Выразил своё мнение Шрам. – Что прикажете с этим делать, Ваша Светлость?
– Я думаю, друг мой, это будет прекрасным испытанием для наших новых друзей.
– Но они уже показали себя в «Семи Солнцах».
– Безусловно. И я ими восхищён. Но я хотел бы узнать, как далеко они готовы зайти. Пусть они займутся этим расследованием. Расскажите им всё, что знаете. Если они доведут дело до конца, мы вложим им в руки козырного туза.

– Собираетесь в увольнение, салаги? – Старослужащий с разбитым носом подошёл к их кроватям.
Эрик и Элиендр насторожились.
– Молодцы. Не, правда, молодцы. Сколько раз сам там дежурил, ни разу ничего такого там не обнаруживал.
– И что? Даже криков не было?
– Были пару раз, но потом исчезал и крик, и тот, кто кричал. А кто кричал, становилось известно утром, когда его родня оплакивать начинала.
– Вас Шрам к себе зовёт, – сказал он после паузы. – Чуется мне, он скажет, что вам в канализацию спускаться придётся. Будете расследование до конца доводить. Короче, бегом к нему! Подружек увидите – привет передавайте.

В главном зале «Стыдливой Русалки» ещё пахло вчерашней гарью. Эрик и Элиендр подошли к стойке и подозвали Борка.
– Что могу предложить молодым людям? По кружечке превосходнейшего эля? Или чего покрепче? Или…
– Эля вполне хватит, – жестом остановил его Эрик.
Ночное бдение чётким росчерком наложило отпечаток на лица друзей. Парни зевали вовсю, но приказ Шрама был однозначным: сначала передать информацию, а потом можно спать хоть все трое суток.
Эрик слегка сдул обильную пену, сделал пару больших глотков и довольно крякнул. Уж за чем-за чем, а за напитками Борк следил с тщательностью винодела-профессионала.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 03 июл 2012, 21:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
– Хозяин, – обратился к нему Элиендр. – Нам бы увидеться с твоими постояльцами. Группой искателей приключений, которых ведёт девушка-полудроу по имени Равена.
Разговоры за столами на секунду затихли, потом снова начались, но гораздо тише, чтобы можно было расслышать как можно больше.
– Девушка-полудроу… Нет, сударь, среди моих гостей нет никого с таким описанием, – голос мужчины ни капельки не дрогнул.
– Да ладно, хозяин, – встрял Эрик. – Мы знаем, что они здесь. Мы не причиним им вреда. Мы – их друзья.
Борк смотрел на них исподлобья, протирая и без того блестящий бокал.
– Радостно видеть тех, кто не хочет причинять вред беззащитным девушкам, но повторяю…
– Всё в порядке, Борк. Они и правда наши друзья. Спасибо.
Борк лишь пожал плечами.
– Ух, вот это у вас глазюки, – подсела к парочке Равена. – Имоен просто ухохочется.
– Ничего тут смешного нет, – зевнул Эрик, и не подумав прикрыть ладонью рот. – Мы пришли не повидаться.
– В смысле, не только повидаться, – покраснев, исправил его полуэльф. – У нас информация для вас от Шрама.
– Вот как… Тогда пойдёмте.
– Опа! – Вышла им навстречу Имоен.
– Зови всех в нашу комнату, сестрёнка. Дядя Шрам про нас не забыл.
Парни выложили всю информацию, которую им дал командир Пламенного Кулака, и которую они сами узнали во время караула.
– Что же он своих наёмников боится туда посылать? – Нахмурилась друид.
– Не знаю, леди Джахейра, – пожал плечами Эрик. – Может считает, что это не входит в обязанности Пламенного Кулака.
– Да уж. В обязанности Пламенного Кулака входит охрана города, а не лазанье по канализациям и убийство многоногих тварей, – поддела его Равена. – А вот «бездельники с оружием» на эту роль очень даже сгодятся.
– Зря ты так, – нахмурился болтун. – Шрам – хороший мужик. Он не стал бы вас просто так подставлять.
– Поверю тебе на слово.
– Может, он просто не уверен, что наёмники с этим справятся, – хмыкнула Джахейра.
Шестеро искателей приключений тихонько захихикали.
– Ладно, идите отдыхать, – сжалилась полудроу. – Завтра встретимся, и вы покажете, куда эта тварь утащила свою жертву.
– Хорошо, – кивнул Элиендр. – И ещё… Среди пропавших была дочь какого-то аристократа. У неё осталось фамильное кольцо – реликвия семьи. Его нужно вернуть.
– А что? Сама дочь его не интересует? – Фыркнула Равена. – Никогда не пойму этих богатеев. Как мы это кольцо узнаем-то?
– Оно с огромным рубином, и на внутренней стороне надпись, кажется на эльфийском.
Следующий день тянулся, как назло, медленно. Перспектива лазить по вонючей канализации Равену не радовала, но это всё-таки было какое-никакое приключение. В назначенный час они снова встретились с Элиендром и Эриком недалеко от ворот.
– Вот. Вот здесь были следы, – указал на решётку болтун.
– Понятно, – кивнула полудроу. – Если не вернёмся через три дня, посылайте за нами следующих искателей приключений, – сарказм в её голосе заставил посерьёзнеть вечно улыбающееся лицо Эрика.
Минск легко поднял решётку. Равена начала спускаться вниз.
– Ну, и как там? – Хихикнула в дыру Имоен.
– Воняет… – Честно ответила воительница.
Внизу раздался всплеск воды.
– Как ты? – Забеспокоился Элиендр.
– Я – в дерьме… Не так глубоко, как предполагала, но всё-таки…
Сверху до неё донёсся смех.
– Хватит хохотать! Я эту многоножку одна что ли искать должна? Спускайтесь, милостивые судари и сударыни. Только осторожней – поручни скользкие.
– Удачи! – Крикнули им напоследок наёмники Пламенного Кулака и с великим усилием положили решётку на место.
– Вот она: вся подноготная большого города, – оглядываясь вокруг, пробурчала Джахейра.
Они приземлились прямо в мутный поток желтоватой воды, на поверхности которой плавали результаты активной жизни Врат Бальдура. Вода доходила им до икр. Друзья поспешили выбраться на неширокие бордюры, служащие беговой дорожкой для крыс.
– Боги! Чем же их кормят! – Сморщилась Имоен. – Они же размером с хорошего кролика!
Команда осторожно брела по бордюрам, стараясь не прислоняться к стенам, покрытым вонючей слизью. Порой взвизгивала Имоен или охала Дайнахейр, когда между ними пробегала очередная огромная крыса. Где-то верещали эти серые сточные жители, видно подравшись из-за очередного протухшего «деликатеса». Равена чуть не попала под поток помоев, которые какая-то усердная хозяйка выплеснула в сточную канаву. Вскоре они дошли до перекрёстка нескольких коридоров.
– И куда? – Почесала нос Имоен.
Равена шикнула на неё. За стеной послышались шлёпающие шаги. Резко выскочив из-за поворота, полудроу хотела рубануть наотмашь, но вовремя остановилась. На неё испуганными глазами смотрел бледный пожилой мужчина в грязной одежде.
– А! – Вскрикнул он. – А… а… апчхи!
– Будьте здоровы, – несколько сконфуженно произнесла девушка.
– Збазибо, – ответил мужчина, вытаскивая из кармана замусоленный клочок ткани. – Што вы десь дедаете? – Он смачно высморкался. – Десь не бесто вам.
– А кто ты такой? – Подошла Имоен.
– Убодщик я дешний.
– А ты, случайно, не видел тут каких-нибудь многоногих существ?
Уборщик взглянул на Равену поверх клочка ткани.
– Да моём веку жида десь кдыса о шести догах, да померда, годемыка, недавдо.
– Нет, размером побольше крысы… Гораздо больше…
– Бобольше? Тода вам туды дадыть. Дам стадый Сэм убидает, ему всё бауки огдомедные медещатся.
Команда направилась туда, куда указал скрюченный палец сточного уборщика.
– Завидую я ему, – пробормотала Имоен. – Он местных ароматов наверняка не чувствует.
– Жалеешь, что твой насморк закончился? – Спросила Джахейра.
– Угу. Очень.
У старого Сэма тоже был заложен нос. Видно эта болезнь была у всех уборщиков от постоянных вдыханий едких испарений канализации. Он проводил их до тупика, где покоилась, бережно окутанная паутиной, крупная кладка паучьих яиц. Без охраны, естественно, будущее поколение оставлено не было, и на них накинулись два чёрных гиганта. Уборщик вскрикнул и поспешил ретироваться.
Заметив меч, прозванный их погибелью, пауки обошли Равену широким полукругом. Дайнахейр выпустила цветной шар, взрыв которого ошеломил тварей. Двумя прыжками Халид очутился на спине у одного и пронзил ему голову мечом. Серебристое лезвие двуручника с хрустом вошло второму между жвал, и Равена ужаснулась, понимая, что этот звук доставляет ей удовольствие.
– Нужно уничтожить кладку, – сказала Джахейра.
– Что я слышу от друида! – Подняла брови Имоен.
– Я храню баланс, дорогая. Если этот выводок выберется отсюда в город, он будет сильно подорван.
Мягкая кожура яиц лопалась под ударами. Содержимое вываливалось на пол. В некоторых обнаружились почти сформировавшиеся зародыши. Их пришлось добить. Это занятие не доставило друзьям удовольствия, но так было нужно.
Рядом с логовом пауков не было обнаружено ни одной жертвы. Значит это не то, что они искали. Значит надо идти дальше. Порой поток канализационных вод приходилось преодолевать вброд. Мантия Дайнахейр промокла и стала тяжёлой. На доспехах местами прилипла паутина, блестела слизь. Обувь испачкалась в отбросах, крысиных и человеческих экскрементах. Носы привыкли к вони и почти не щипали, хотя друзья были уверены, что пахнут сами не лучше, чем местные обитатели.
Впереди замаячила человеческая фигура.
– О, ещё один уборщик. Эй! Эй, там! – Привлекла внимание Имоен.
Фигура издала странный булькающий звук и поспешила скрыться за поворотом. Команда побежала следом и оказалась снова в тупике. Фигура растеряно ощупывала стену. Когда он (а это был именно «он») повернулся к ним лицом, друзья охнули. Тело человека состояло из полупрозрачного зелёного желе. Он булькнул, хотя это, скорее всего, был вздох.
– Чт-то т-ты т-такое? – Тихо спросил Халид, не сводя с мужчины глаз.
– Я – один из Народа Стоков, – пробулькал зелёный. – Шлюмпша одарил меня своим благословением.
– Шлюмпша? Ни разу не слышала об этом божестве, – растерялась Равена.
– Шлюмпша – не божество, но обладает поистине божественным даром. Он – великий Владыка Народа Стоков.
– Ясно… Слушай, мы.. тут… ох… – Полудроу внезапно растерялась, не зная как спросить у этого странного существа об их цели.
– Мы ищем многоногих существ. Ты не видел здесь ничего подобного? – Спасла ситуацию Джахейра.
– Отсюда недалеко живут пауки, – булькнул желейный человек.
– Мы знаем. Это не то, что нам нужно.
– Я не знаю, – покачал он головой, и кисель, из которого состояло его лицо, задрожал. – Но Шлюмпша знает. Шлюмпша знает всё. Пойдёмте.
Проходя мимо Имоен, мужчина нечаянно задел её. На плече осталась зеленая слизь. Девушка поспешно стряхнула её с себя и брезгливо скривилась.
Их проводник привёл искателей приключений в просторное помещение, где сходилось несколько потоков желтоватой воды. Они не верили своим глазам: гоблины, люди, кобольды, даже огромный огр состояли из зелёного желе. Сточный народ был немногочислен, но выглядел ужасающе.
– О, великий Шлюмпша! Эти заблудшие души пришли прикоснуться к твоей мудрости и попросить твоего благого совета, – пробулькал их провожатый.
«Кто же из этих уродцев Шлюмпша?» – Подумала Равена, но через мгновение поняла, что ошиблась.
Существа расступились, чтобы пропустить вперёд огромную кляксу из зелёной слизи. Слизь сокращалась, дрожала, как студень, и ползла вперёд. Равена невольно отшагнула назад. В её голове вдруг зазвучал голос. Мозг сжался в спазмах.
– Редкие гости… Откуда вы… О… Я вижу знакомое мне место… Библиотека… Кэндлкип…
– Ты был в Кэндлкипе? – Полудроу сморщилась от неприятных ощущений, она заметила, что и её друзья держатся за головы.
– Да… Давно… Как живёт… Горайон?
– Он не живёт больше. Он погиб.
– Жаль… Великий человек… Великий маг… Как и я когда-то…
– Так ты маг? Как же…
– Неудачный эксперимент… Сначала было грустно… Но какие возможности обнаружил я потом…
– Мы пришли…
– О… Великолепное пополнение нашего народа… Приветствую дочь Горайона среди нас…
– Что? Ты не посмеешь!
– Не шевелись… Я накрою тебя своей благостью… Ты поймёшь, как хорошо…
– Не приближайся, склизкая тварь! – Меч уже был в руках у воительницы.
– Добровольно не хочешь.. Народ мой, придержите несогласных…
Дайнахейр, не дожидаясь дальнейших действий Шлюмпши и его народа, оттолкнула Равену в сторону.
– Инк’Ортус!
Огонь охватил зелёную кляксу. В голове полудроу закричал голос. Мозг будто сжало раскалёнными щипцами. Воительница выронила меч и повалилась на пол, прижав ладони к вискам. Шлюмпша заходился в крике. Зелёная слизь закипела, забурлила и начала испаряться. Чем сильнее кипела субстанция, тем выше становился крик. Потом он перешёл на визг, а потом резко оборвался.
Равена поднялась на ноги. На лбу выступили капельки пота. Ноги дрожали от слабости, руки – от ярости. Её друзья уже сошлись в битве с Народом Стоков.
Имоен пустила в ход припасённые на крайний случай стрелы, зачарованные огнём. Ярко-красное оперение срывалось с тетивы, и стрела отправлялась на поиски своей жертвы. ПУФ! Наконечник вспыхивал, и миниатюрная комета оставляла за собой дымящийся шлейф. С шипением маленькие кометы впивались в тела зелёных существ, заставляя их растечься жидким киселём по полу.
Джахейра бросила посох и читала заклинание. В её руке материализовался меч. Лезвие и рукоять состояли из живого огня, но, похоже, этот огонь не жёг руку хозяйке. Зато меч отлично уничтожал тех, кто решал напасть на неё.
На Равену наступал слизистый огр. Её меч лежал на расстоянии нескольких шагов. Кувырок. Погибель Пауков снова был с ней. Взмах. Брызнула слизь. Она застыла горкой на полу, подрагивая от тяжёлых шагов огра. Полудроу круговым ударом отсекла ногу чудищу, и оно, булькая, упало на оставшееся колено. Ещё удар. Голова отлетела от туловища. Но не достаточно далеко, и снова приросла к шее. Равена охнула. Существо среагировало моментально. Огромная лапища огра схватила её за горло, захватив нос и рот. Дышать было нельзя.
– Инсётис полоэр! – Эхом разбежались по всем коридорам слова заклинания.
Вокруг Дайнахейр поднялось кольцо огня в её рост. Она беспрестанно пускала магические огненные стрелы, оставляя прожжённые дыры в полупрозрачных телах. Юркий кобольд увернулся, и стрела подожгла паутину.
Огонь перескакивал по серебряным нитям, стены занялись несильным огнём. Халид и Минск отступали, безуспешно пытаясь уничтожить противников оружием. Полуэльф опасливо покосился на стену.
– Есть ид-дея, – негромко сказал он следопыту.
Халид протянул меч, ловко зацепил горящую паутину и пронзил насквозь наступающего, который тут же растёкся по полу. Минск последовал его примеру. Булава с шипением расплющила голову переделанному гоблину.
В глазах слегка помутнело, но Равена заметила трюк с паутиной. На расстояние вытянутой руки от неё вспыхнул клочок густо сплетённых нитей. Недолго думая, девушка сорвала горящую паутину и ткнула ею прямо в лицо огру. Существо взвыло и схватилось за ожог, отпустив жертву. Джахейра подскочила с ловкостью ласки. Огненный меч вонзился в грудь огра.
Равена стряхнула с лица слизь. Горячая перчатка припечаталась к щеке.
– Дай-ка осмотрю, – присела рядом с ней Джахейра.
Ладонь покраснела, но ожогов видно не было.
– Кто-нибудь ещё ранен?
– Моё сознание, – призналась Имоен.
Огненный меч Джахейры последний раз полыхнул в бесформенной жиже, что раньше была огром, и исчез, оставив после себя дымок.
– Как ты узнала, что они боятся огня? – Обратилась лучница к Дайнахейр.
– Прочитала в книге, – коротко ответила рашеманка.
– Дайнахейр, – еле слышно проговорила Равена. – Милая Дайнахейр, как же я рада, что ты с нами.
Женщина поблагодарила её искренней улыбкой.
Команда поспешила убраться подальше от зелёной мерзости, застывшей на полу.
– Постойте, у меня что-то в сапог попало, – остановила их через некоторое время полудроу.
Она облокотилась на стену, чтобы снять обувь, но вместо этого провалилась сквозь каменные блоки. Остальные неуверенной подошли к оставшейся целой стене.
– Иллюзия, – заметила Дайнахейр.
Шагнув за иллюзорную преграду, они увидели, как трое мужчин с мечами в руках окружили Равену.
– Вы за этой черномазой? – Спросил один, обращаясь к Джахейре.
– Погодь, – отстранил его руку другой. – А я тебя знаю, полукровка. Ты постоялица у Борка вместе со своей оравой.
– Ну… Да.
– Тогда опустите оружие, – приказал третий. – Борк не любит, когда угрожают его постояльцам.
– А вы его так хорошо знаете? – Иногда наивность Имоен убивала полудроу.
– Ну, дык, а куда ты попала, рыжая! Под «Стыдливой Русалкой» сейчас находишься.
– Здорово, – Равена решила взять себе на заметку, что в гостиницу можно попасть через стоки: мало ли что. – Ладно, не будем вам тут пачкать, – она развернулась к иллюзорной стене.
– Эй, полукровка! – Крикнул мужчина. – Мы к вам как-нибудь вечерком за столик подсядем, если вы не против. Очень хочется узнать: кто ж вас так в дерьме извалтозил.
Равена хихикнула и кивнула в ответ.
В коридорах становилось темнее. Врата Бальдура укутала тёмно-синим покрывалом ночь. Ветерок слегка покачивал деревья и фонари. Свет проникал в стоки через заплаты сточных решёток, другого источника не было. Имоен остановилась под решёткой и посмотрела вверх.
– Звёздочки… Проклятье! Мы бродим здесь уже целый день! А нашли только крыс, пауков и зелёную пакость, которая засохла у меня в волосах. Никаких признаков пропавших людей. Никаких признаков многоножки, будь она неладна. Хоть бы намёк какой, хоть бы… Ааа!
Девушка поскользнулась и полетела в желтоватую воду небольшого, но весьма глубокого отстойника. Что-то плавало на поверхности. Имоен ухватилась за это и погребла к каменному бордюру. В нос ей ударил резкий запах мертвечины. Она не сразу поняла откуда, а когда поняла, завизжала что есть мочи.
Равена вытянула из воды дрожащую названую сестру. Та не могла сказать ничего из-за стучавших зубов, а лишь показывала пальцем на отстойник. По его поверхности спиной вверх плавал труп.
Минск тщательно изучил мертвеца. Мужчина умер несколько недель назад. Смерть была явно насильственная. В частично уцелевшем ухе он когда-то носил серьгу, её вырвали с куском мочки. Равену передёрнуло. Здесь поработал мародёр, лишённый каких-либо духовных ценностей.
Следующую жертву они нашли в нескольких ярдах от первой. Ногти на руках совсем молодого парня были обломаны, а лицо счёсано. От него ещё несло крепким алкоголем. Несомненно, это был именно тот, чей крик слышали Эрик и Элиендр. На мизинце остался чёткий след от постоянно носимого кольца. Мародёр уже добрался до бедняги.
Ещё немного вглубь, и они наткнулись на склад. Склад сокровищ… и трупов. Имоен хватило только бросить беглый взгляд, и она, зажав рот, сгорбилась за стеной. Хоть обоняние путешественников и притупилось во время брожений по стокам, они невольно зажали носы. Стойкий запах тления ворвался в ноздри и ударил в мозг. Тела были сложены в кучки. Некоторые были обглоданы до костей, некоторые превратились в непонятное месиво. Напротив высилась груда сокровищ. Кольца, браслеты, ожерелья, платья из дорогого материала.
Дайнахейр с ужасом смотрела на останки несчастных. Её взгляд столкнулся с остекленевшими глазами мёртвой женщины. Точнее с одним глазом. Во втором кишели опарыши. Лицо ведьмы приобрело странный цвет.
– Извините… – Сквозь зубы проговорила она.
Опираясь на стену, под чутким руководством Минска она завернула за угол и согнулась там пополам.
– Великий Сильванус… – Джахейра с трудом проглотила слюну. – Равена, давай найдём то, что нам нужно и покинем это место. Иначе, я сейчас присоединюсь к девочкам.
– Вот то кольцо, наверняка, – вытащила полудроу трофей из сокровищницы. – Его трудно не узнать.
– Какой огромный рубин, – промямлила Имоен, вытирая рукавом губы.
– Надпись, действительно на эльфийском, – подтвердила Джахейра. – Но не на поверхностном. Это язык дроу.
– Мне всё рано, кто нацарапал эти каракули на этом безвкусном кольце, – Равена чувствовала, как и ей подкатывает к горлу. – Нужно поскорее убираться отсюда.
– Как! Даже не поздоровавшись и не попрощавшись с хозяином этого места? – Раздался бас у них за спиной.
У входа в тупик стоял огр и поглаживал двух огромных трупных гусениц.
«Многоножки…» – Подумала Равена.
– Вот мы вас и нашли, – вслух сказала она.
– Вы нас нашли? Мне кажется, это мы обнаружили вас, копающимися в наших вещах, – с деланным возмущением пробубнил огр.
– В ваших вещах?! – По-настоящему разозлилась полудроу. – Ты – грязный мародёр! Ты затаскиваешь сюда жителей города, убиваешь их и обкрадываешь тела!
– Да, это так, – спокойно сказал огр. – Но добычей жертв занимаются мои малютки, – он погладил гусениц по бледным бокам. – У нас великолепное партнёрство: они получают пищу, а я – богатство.
– Т-ты – гадкое с-существо! – Неожиданно выкрикнул Халид.
– Бу трясётся от ярости! Зло будет наказано! – Поддакнул ему Минск.
– Что ж, пополнение в коллекции никогда не бывает лишним… – Будничным голосом произнёс огр.
Первый удар пришёлся на Имоен. Девушка стояла ближе всех к гусеницам и огру. Она вскинула лук, но тут же руки её безвольно повисли, и оружие упало на пол. Гусеница подняла переднюю часть тела и зашевелила длинными усиками вокруг круглого рта. Резкий удар, и Имоен свалилась на пол, не имея возможности пошевелить ни рукой, ни ногой. Всё это случилось в мгновения ока. Никто не ожидал такой прыти от толстых и неуклюжих на вид существ.
Следующий удар предназначался Минску, но у следопыта был маленький пушистый ангел-хранитель. Бу резко пискнул, и другая гусеница получила двойной удар: сперва щитом, а затем булавой. По боку твари потекла прозрачно-зелёная жидкость. Второй удар булавы, несомненно, добил бы гусеницу, если бы следопыта не окутал конус льда, исходивший от ладоней огра. Морозная дымка задела и Халида. Щит полуэльфа покрылся коркой льда, холод обжёг ноздри и горло. Воин осторожно обошёл заледеневшего Минска и загородил его от нападавшей гусеницы.
Джахейра склонилась над Имоен. Девушка лежала без движения и смотрела немигающим взглядом в потолок. На теле не было видно ни одного укуса. Что было причиной такого состояния, друид не знала. Она ничем не могла помочь подруге и злилась на себя из-за этого. Джахейра обернулась на Халида. Против него стояли огр и вторая гусеница. Полуэльфийка отбросила посох, приложила раскрытые ладони к каменным плитам пола и вознесла молитву Сильванусу – Отцу Деревьев.
Сердце Равены ушло в пятки, когда она увидела, как Имоен валится на пол, будто подрубленное под корень дерево. Она с яростью набросилась на многоножку, оставив за спиной названую сестру и подбежавшую к ней Джахейру. Тварь не уступала ей в ловкости и скорости. Удар, который должен был быть смертельным, лишь слегка поцарапал бледную кожу – гусеница ухитрилась увернуться. Существо встало «на дыбы», зашевелила усиками, которые покрылись мелкими капельками, как бисером. Тварь ударила. Равена отскочила вбок и замахнулась мечом. Бледное набухшее тело изогнулось, усики стеганули по бедру полудроу. Парализующий поток побежал по ноге, передался на другую. Воительница очутилась на полу. Ног она не чувствовала.
Дайнахейр пыталась совладать с тошнотой, снова поднимающейся от желудка к горлу, когда услышала голоса, перешедшие в шум битвы. Она выглянула из-за стены. Халид защищал замороженного Минска от гусеницы и огра, который тихо бормотал заклинание. Джахейра стояла на одном колене, прижав ладони к полу. Глаза её были закрыты, губы беззвучно шевелились. Равена падала на пол рядом с Имоен и друидом. Тошнота мешала мыслить. Ведьма никак не могла вспомнить более или менее сильное заклинание.
– Т’рес! – Выдавила она из себя всё, что могла.
Розоватые магические снаряды впились в кожу огра. Он взвыл, и готовящееся заклинание рассыпалось искрами в его руках. Монстр обернулся на женщину. Вокруг его ног начал трескаться камень плит. На поверхности появились корни. Они ползли по полу, будто змеи в доспехах из коры, обивали ноги огра, не давая ему двигаться вперёд.
Джахейра сжала зубы от усилия. По виску стекла струйка пота. Мысленный приказ, и корни стали продвигаться выше к торсу огра, связывая его по рукам и ногам. Бугристые мышцы монстра напряглись, пытаясь освободиться от крепких пут. Несколько корней ему удалось разорвать, но это было не столь значимо. Вскоре огр стоял, опутанный сетью затвердевших корней.
Гусеница, стоящая против Халида, попала под атаку друида. Она дёргалась, вырывалась из корневой ловушки, но тщетно. Послышался звук треснувшего льда, и на плечо полуэльфу легла большая ладонь Минска. Они ударили вместе. Огр и его питомец безжизненно повисли в клетках. Джахейра вздохнула и открыла глаза.
Равена видела, как бледный бок гусеницы прополз мимо неё к друиду. Полудроу вцепилась руками в мягкую кожу существа, подтянулась и придавила тварь к полу собственным весом. Многоножке трудно было сбросить с себя воительницу в доспехах. Девушка с трудом дотянулась до меча, приставила лезвием поперёк тела гусеницы и надавила, приподнявшись на выпрямленных руках. Гусеница извивалась, визжала, а лезвие медленно впивалось в её тело. Прозрачно-зелёная кровь забрызгала доспех полудроу. На усиках твари выступил бисер парализующего яда. Потом она замерла, а Равена всё надавливала на лезвие.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 03 июл 2012, 21:45 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
– Ты как? – Не оборачиваясь, спросила полудроу у названой сестры.
– Я могу говорить, – с лёгкой хрипотой в голосе ответила Имоен. – А ты?
– Я могу пошевелить пальцами ног, – Равена критически осмотрела отчищенный от крови гусеницы меч. – Дайнахейр, ты плохо себя чувствуешь. По тебе это заметно.
– Думаю, это из-за испарений, – ответила побледневшая ведьма из Рашемана. – Поднимемся на свежий воздух, и всё пройдёт.
Минск, сидящий рядом со своей подопечной, всем своим видом выражал обеспокоенность. Бу прижался к холодным рукам Дайнахейр, и та машинально гладила его по рыжей спинке. По тоннелю канализации пронеслось эхо шлёпающих шагов. Супруги-полуэльфы возвращались из разведки.
– Недалеко отсюда есть выход наверх. Проблема в том, что он находится прямо у здания Железного Трона, – сообщила Джахейра.
– Сейчас ночь, – отмахнулась Равена. – Нас никто не заметит.
Воительница попыталась встать. С трудом, но она могла уже передвигать ноги. А вот Имоен отошла от парализатора гусеницы настолько, чтобы иметь возможность прошептать несколько слов и повернуть голову. Минск снова взял её на руки. Дайнахейр поддерживал Халид, а Равена опёрлась на посох Джахейры.
Вверх по поручням первым полез следопыт, чтобы отодвинуть тяжёлую решётку. Полудроу наблюдала, как аккуратно поднимали недвижимую Имоен и бледную Дайнахейр. Её внимание вдруг привлекло нечто, нарисованное на противоположной стене. Равена сделала несколько неловких шагов, чтобы подойти поближе и рассмотреть. На стене была начертана эмблема Железного Трона, тщательно замаскированная паутиной и грязью. Она подозвала Джахейру. Друид только пожала плечами. Это могло означать, что Железный Трон ответственный за этот район канализации, а могло и ничего не значить.
Борк встретил еле плетущихся искателей приключений понимающим взглядом. Он скрылся в подсобке, друзья услышали его крик, адресованный сонной служанке: «… горячую ванну, чистые полотенца и бельё! И в воду добавь что-нибудь, что запах убивает…»
Утром оказалось, что воздух стоков сильнее всего воздействовал на Имоен и Дайнахейр. Они обе страдали тошнотой и головокружением. Джахейра прописала им постельный режим и вместе с Равеной отправилась к Шраму.
Командир Пламенного Кулака молча выслушал всё, что рассказали ему полуэльфийки, молча открыл ящик стола и пододвинул гостьям мешочек с деньгами, молча спрятал кольцо с рубином и надписью на языке дроу.
– Вы говорили, что подозреваете Железный Трон в создании Железного Кризиса, – тихо начал он. – Мы дадим вам возможность подтвердить или опровергнуть свои подозрения. До поры до времени мы прощаемся с вами. Я пришлю вам весточку.
Это заявление пресекло все попытки возмущения Равены и Джахейры по поводу приключений в стоках. Они молча переглянулись, молча кивнули и молча вышли за дверь.
Наутро здоровье Имоен и Дайнахейр ухудшилось, и у всех остальных, кроме Минска, проявились признаки недомогания.
– Ничего не понимаю, – качала головой Джахейра. – Наше общее состояние больше походит на отравление, но я не нашла яда ни у кого в крови.
– А если это яд, который ты не знаешь… – С загадочной интонацией произнесла Равена.
– Тогда я не смогу ни выявить его, ни нейтрализовать… Что тебе известно?
– Скажи, заклятье обета… оно существует?
– Причём здесь…
– Оно существует, Джахейра?!
– Да. Но…
Равена, не дослушав, направилась к выходу. Друид успела схватить её за локоть.
– Что случилось, Равена? – С нажимом спросила она.
– Мы действительно отравлены. Нас с Имоен предупредили, но мы не поверили. Яд убивает за десять дней. Тот, кто предупредил нас, обещал помочь, если мы поможем ему снять заклятье обета.
– Это, действительно может быть ловушка, Равена. Надо было сразу рассказать мне. Ну, ничего. У нас есть ещё десять дней, чтобы найти противоядие.
– У нас их нет. Это случилось около пяти дней назад.
Полдень щедро одаривал солнечным светом улицы Врат Бальдура. Несколько детей бегали наперегонки, их пытался ухватить за пятки маленький щенок. Равена мрачнее тучи направлялась к ярмарке в надежде, что Лотандер не соврал и будет ждать где-то там. Её бросало то в жар, то в холод. Лоб покрылся испариной. В желудке была тяжесть, будто после порции недоваренной острой фасоли. Полудроу оглядывалась вокруг, пытаясь заметить наёмного убийцу. Вдруг к горлу подкатило, рот наполнился густой слюной. Она перегнулась через невысокий заборчик. С трудом съеденный завтрак рвался наружу.
– Ты плохо выглядишь, – раздалось сбоку.
Лотандер, прислонившись плечом к стене дома, наблюдал за Равеной. Девушка обернулась на него и вытерла губы.
– Не надо так смотреть на меня. Я же предупреждал.
– Убери издёвку из голоса. Я умею признавать свою неправоту.
– Не горячись. Я бы поступил на твоём месте так же.
– Давай о деле. Нам осталось…
– … дней пять, может чуть меньше. Ты готова помочь мне за свою жизнь и жизнь своих друзей?
– Да.
– Тогда слушай. Кроме того, кто наложил на меня это проклятое заклятье, знает, как его снять прорицатель на ярмарке. В смысле он может узнать, как его снять.
– И… в чём проблема?
– Он берёт за предсказание деньги, их у меня нет.
– Ясно. Иду к прорицателю.

Мужчина посмотрел в хрустальный шар через круглые очки.
– Заклятье обета… жестоко… Твой знакомый сможет избавиться от него, если обратится за помощью… – мужчина замолчал и всмотрелся в клубящийся туман в шаре или делал вид, что хочет там что-то рассмотреть.
– К кому? – Не выдержала долгой паузы Равена. В шатре было ужасно душно, и она боялась, что её опять стошнит.
Прорицатель взглянул на неё поверх очков.
– К Джаланте Мистмир. Верховной жрице Амберли.

– Джаланта Мистмир? – Лотандер покачал головой. – Лучше уж умереть от нарушения обета, чем связываться со служителями Амберли.
– У нас нет другого выбора, – еле шевеля языком, проговорила Равена из-за угла, утерев губы после очередного приступа рвоты.
– Как хочешь. Если действительно сможешь чего-то добиться, найди меня в гостинице «Клинок и Звёзды». Удачи.
– Угу… – Промычала Равена и снова согнулась пополам.

– Это же служители Амберли, Равена! – Возмущалась Джахейра, следя за сборами подруги.
– Знаю. Но что мы можем сделать ещё? Джахейра, мы умираем. Все. Даже Минск, хоть по нему и не заметно. Быть может, он переживёт нас денёк-другой, но и он обречён. Если связь с Амберли и наёмным убийцей поможет нам выжить, я готова рискнуть.
Друид лишь вздохнула.
В коридоре девушку ждал Минск. Судьба доверенной ему ведьмы очень волновала его.
– Я положу их обеих в вашей комнате, Минск, чтобы было удобней за ними ухаживать. Я перейду к Равене, а ты в нашу с Халидом комнату.
Минск кивнул.
– Спасибо, что согласился сопроводить меня, – слабо улыбнулась полудроу.
– Равена плохо выглядит. Минск и Бу поддержат её, когда трудно будет стоять.
Хомяк пискнул в подтверждение слов хозяина. Полудроу и рашеманец легонько ударились сжатыми кулаками – на счастье.

Невзрачное здание, в котором разместился храм Стервозной Королевы Амберли, стоял у самой кромки воды. Подходя к двери, Равена чувствовала мелкую дрожь в коленях, и она не была уверена, что это только из-за яда.
– Равена ведь спасёт Дайнахейр? – Грустно спросил Минск, Бу сидел у него на плече и внимательно смотрел на девушку, будто ждал ответа.
– Я буду стараться изо всех сил, дружище.
Внутри храма пахло морем. Пол заменяли неширокие каменные мосточки, между которыми плескалась зеленоватая вода.
– Что вам здесь нужно? – Подошла к ним одна из служительниц.
– Мы здесь, чтобы увидеть Верховную жрицу Джаланту Мистмир.
Служительница внимательно посмотрела на гостей и удалилась. В помещении было прохладно, и Равена невольно поёжилась от неприятных ощущений.
– С какой целью вы хотели видеть меня? – На друзей властно смотрела женщина в красивом жреческом одеянии высокого сана.
– Госпожа, – поклонилась Равена. – Мы нуждаемся в Ваших силах. На одного моего знакомого наложено заклятье обета, и только Вы можете его снять.
– Пф. Я не раздаю силу богини всем подряд.
– Я… понимаю. Мы – искатели приключений. Быть может, мы сможем чем-то заслужить эту помощь.
– Искатели приключений говоришь? Ну, хорошо. Видишь ли, приближается Священный день Штормового Призыва. В этом году руководить церемонией буду я. Первый раз в жизни. Мне нужно, чтобы всё прошло без сучка, без задоринки. И для этого мне просто необходима Книга мудрости, которая хранится в храме Тиморы. Вы принесёте мне книгу, а я сниму заклятье с вашего знакомого.
Равена молча поклонилась, и они с Минском вышли вон. В голове у девушки не укладывалось то, что она должна была сделать. Отдать Книгу Мудрости Тиморы служительнице Амберли… Неслыханная дерзость! И как добыть эту Книгу? Вряд ли её отдадут просто так. Тогда что? Украсть? Забрать силой? Ну нельзя же просто ворваться в храм и… Равена тяжело вздохнула.
– Равена, ты слышала?
– Нет, Минск. А что?
– Кто-то звал на помощь. Вон там.
Несмотря на слабость в ногах, Равена поспешила за следопытом. Зов о помощи слышался из-за складов. Крик становился всё чётче и чётче. Они бежали в правильном направлении. За складами притаился брошенный дом. Штукатурка на нём осыпалась, некоторые окна были заколочены, несколько зияли дырами. На широком заросшем дворе стояли пять огров. Один из них будто медитировал, закрыв глаза, а вокруг него вился крик о помощи.
Два огра по бокам синхронно прочитали заклинание и одновременно пустили два цветных шара. Чтобы не попасть под атаку, Минску и Равене пришлось сделать кувырок в сторону. Позади них выросла стена огня, отрезав путь к отступлению. После кувырка голова кружилась, к горлу подполз неприятный ком. Погибель Пауков с шипением вышел из ножен.
– Что вам нужно?!
– Ничего особенного, – пробасил медитировавший доселе огр. – Только твоя жизнь. Сын убийцы даёт за неё десять тысяч монет.
– Десять тысяч…
Огненные сгустки появились в руках синхронных огров. Равена услышала, как Минск ударил булавой о щит, привлекая внимание к себе. Тошнота поднялась из желудка. Холодный пот покрыл переносицу. «Как не вовремя», – подумала девушка и бросилась на ближайшего огра, но… промахнулась. Она промахнулась и не могла в это поверить. И сдаться не могла. Равена развернулась и снова атаковала. И снова промах. И ещё. И опять.
– Аррр! – Зарычала она.
Полудроу наносила удары беспорядочно, от слабости даже не видя куда. За её спиной взорвался огненный шар, и горячая воздушная волна бросила её лицом на землю. Почему он был только один? Равена попыталась сфокусировать взгляд. Минск поднимался, оставив на земле труп одного из огров. Похоже, яд нисколько не ослабил его. Пошатываясь, воительница встала на ноги и подняла меч. Трое окружили её.
– Ты не стоишь обещанных денег. Почему сын убийцы так дорого ценит твою шкуру? Ты – никчёмная, никудышная дев…
Последнее слово забулькало в горле огра. Серебристое лезвие пронзило шею монстра. Бешенство кровавой пеленой застелило ей глаза. Равена дёрнула меч на себя, и кровь брызнула ей на лицо. Тёплые струйки текли по светло-эбеновой коже, капали с подбородка.
– Никудышная?! Никчёмная?! – Почти ревела полудроу. – Вы заплатите кровью за всё, что сделали! Я убью вас! Убью этого «сына убийцы»! Убью каждого, кто встанет у меня на пути!
Минск добивал ещё одного огра. Оставшиеся в живых пятились от Равены.
– Аррр!
Сверкнул клинок, но враг вместо ответной атаки бессознательно попытался защититься руками. Он упал с отсечёнными по локоть конечностями. Она стояла над ним, держа лезвие у его сердца. Смертельно бледная. Смертельно красивая. Смертельно опасная.
– Знакомый взгляд… Он не сказал нам…
Лезвие прошло сквозь грудную клетку и вонзилось в землю.
Последний огр лишь прошептал: «Он не сказал…» и скрылся в портале.
Бешенство отступило вместе с пришедшими ниоткуда силами. Верный друг Минск помог девушке не упасть.
– Из Равены получился бы хороший берсерк. Правда, Бу?
Хомяк пискнул.
– Вы так думаете? – Усмехнулась воительница.
В эту минуту во двор вбежали два наёмника Пламенного Кулака.
– Что здесь происходит? Именем… О, боги! Равена! Как ты?
– Я даже не знаю, как сказать, Эл…
– Желательно словами, – пошутил Эрик, оглядывая трупы огров.
Губы Равены растянулись в равнодушной улыбке.
– Я просто… умираю, ребята.
Выслушав историю подруги, парни проводили их обоих до «Стыдливой Русалки» и отдали на попечение Джахейры.
– И что ты собираешься делать с этой Книгой? – Спросила друид, залечивая раны Минска.
– Попробую пойти и рассказать им всё, как есть…
– Есть запасные варианты?
– Есть, но они меня не устраивают.
Джахейра кивнула.
– Хорошо, но пойдёте завтра. Вы еле держитесь на ногах.
– Нет! – В один голос крикнули Равена и Минск.
– Мы идём сегодня, – нахмурился следопыт. – Надо спасти Дайнахейр и Имоен…
– Именно. Они себя слишком плохо чувствуют, чтобы мы тратили драгоценное время, – поддержала его полудроу. – Мы выходим сейчас же.
– С ними н-не поспоришь, – слабо усмехнулся Халид.
– Я и не собираюсь, – фыркнула Джахейра. – Мне мои нервы дороже.
Непринуждённый смех немного поднял настроение и укрепил надежду в сердцах.
Через несколько часов Минск и Равена вошли в главный зал храма Тиморы. Молодая служительница встретила их и проводила к Шанталасу Улбрайту – жрецу высокого сана, который с пониманием выслушал рассказ искателей приключений.
– Я готов вам помочь, но не могу отдать Книгу Мудрости без ведома Главного жреца. Увы, но Тримэйн Белдар сейчас не в храме. У него серьёзно заболел сын. Мы молим Госпожу, чтобы Она улыбнулась бедному мальчику.
– А где он живёт?

– Эй, мальчик! Мальчик! Ты знаешь, где тут дом Главного жреца Тиморы? – Равена опиралась на локоть Минска.
– Знаю. А вам, видать, очень плохо, раз понадобилась помощь самого Тримэйна Белдара, – лицо у мальчика было заплакано, он часто хлюпал носом. – Вы в доспехах и с оружием. Вы что? Искатели приключений?
– Да. Искатели приключений… на свою… голову. Так где дом-то?
Мальчик сразу оживился.
– Пойдёмте. Сюда. Скорее.
Дом Главного жреца Тиморы был обставлен с изысканным вкусом. Цветы и небольшой фонтан делали воздух свежим.
– Господин! Господин Тримэйн! – Подбежал мальчик к одной из дверей. – Я привёл подмогу!
– Что? Варси, не мешай мне! – Раздалось из-за двери.
– Подмогу, говорю, привёл! Искателей приключений! Они-то наверняка помогут!
– Да ты с ума сошёл! – Дверь открылась. – Что ты им уже рассказал?
– Да ничего ещё…
– Тримэйн Белдар, – спасла мальца Равена. – Нам нужна Ваша помощь.
Чтобы не оставалось никаких тайн, полудроу скинула капюшон.
– Да ты же… – Жрец хотел сказать что-нибудь не лестное в адрес нежданной гостьи, но заметил нечто другое. – … ты же умираешь!
– Да, – равнодушно кивнула Равена.
Девушку повело в сторону, но Минск вовремя подпёр её плечом. Гневное настроение мигом слетело с Тримэйна Белдара. Он усадил друзей в кресла и послал Варси за водой.
– Как всё запутано, – покачал он головой, выслушав рассказ. – Что ж, мы действительно можем помочь друг другу. Я дам вам бумагу, в которой разрешу, чтобы Шанталас отдал вам Книгу Мудрости, а вы поможете мне… с сыном.
– Шанталас говорил, что Ваш сын сильно болен.
– Болен… Всё куда хуже, юная леди. Мой сын… мёртв.
– Мне… очень жаль.
– Его убили служительницы Амберли, когда он и Варси решили проникнуть в храм Стервозной Королевы.
– Это немыслимо! – Возмутился Минск. – Убивать детей только за то, что они пробрались в храм!
Бу выскочил на плечо хозяину и гневно пискнул, приведя в лёгкое замешательство и Тримэйна, и Варси. Тактичность жреца не позволила ему спросить про грызуна, и он продолжил.
– Это случилось не так давно, и я ещё смогу вернуть его к жизни, но…
– Есть загвоздка?
– Да. Его тело осталось в храме Амберли.
– Понимаю. Его надо вернуть.
– Именно, – мужчина встал и прошёл в кабинет.
Через минуту он вернулся и протянул Равене запечатанный свиток.
– Никто из служителей Тиморы не должен знать об этом.
– Хорошо. А как же книга? Разве Вам не больно отдавать её в руки Амберли?
– Если на то будет воля Госпожи, Джаланта Мистмир не сможет воспользоваться ею. Идите. И путь Тимора улыбнётся вам.

Шанталас Улбрайт бегло прочитал записку от Главного жреца и передал Книгу Мудрости в руки полудроу и рашеманца. Провожая гостей до дверей храма, жрец поинтересовался, как там дела у сына Тримэйна Белдара. Равена стиснула зубы и кивнула, мол, ничего, скоро поправится.
Направляясь по вечерним улочкам в обитель Амберли, девушка чувствовала, как лежащая в сумке Книга источает силу и благодать. Жара спала, воздух посвежел. Равена даже немного повеселела внешне, но на душе у неё лежала тяжесть. Она не хотела отдавать Книгу тем, кто убил беззащитного ребёнка. Но иначе нельзя спасти друзей. Она тяжело вздохнула и вошла в храм.
– Ах, наконец-то! Книга Мудрости в моих руках, готовая послужить моей богине, – Джаланта Мистмир поглаживала кожаный переплёт. – Ну что, Тимора? Улыбаешься ли ты сейчас?
Служительница низкого сана приняла книгу с поклоном и почтительно унесла её.
– Вы оказали неоценимую услугу Амберли. Теперь я выполню свою часть сделки. Приходите завтра до полудня, и я отдам вам свиток для снятия заклятья.
– Завтра? Я думала, что у Вас уже есть…
– Я не была уверена, что вы справитесь с моим заданием. Свиток надо подготовить.
Равена опустила голову.
– Что ж тогда мы вернёмся завтра, – тут полудроу вспомнила кое-что. – Госпожа!
– Что ещё?
– Я слышала, недавно в эту священную обитель вторглись нарушители.
– Да, это так. Злоумышленников было двое. Увы, но один из них…
«Неужели она жалеет о смерти мальчика!» – Подумала Равена.
– Один из них сбежал.
«Нет. Не жалеет», – девушка пыталась скрыть своё негодование, она слышала, как хрустели костяшки сжатых кулаков Минска, и сжимала, как могла сильно ему предплечье, чтобы он не сорвался.
– Но другой-то остался здесь, – через силу улыбнулась Равена.
– Допустим.
– Мне нужно его тело.
– Зачем?
– Вам это обязательно знать? Против Амберли я не пойду.
– У этого тела высокая цена.
Полудроу сняла с пояса мешочек и передала его жрице.
– Хм. Тело сейчас вам принесут, а я встречусь с вами завтра.
Тело мальчика было почти невесомым. Минск нёс его, словно ребёнок мёртвую бабочку. Друзья помогли Тримэйну Белдару снять тряпки, которыми был обмотан его сын. Трясущимися руками он провёл по лицу мальчика.
– Ещё есть время, – со слезами на глазах сказал он. – Немедленно приступлю… Простите, но вынужден вас покинуть. Спасибо. Варси, проводи гостей.
С телом сына на руках Тримэйн скрылся за дверью одной из комнат. Через мгновение раздались слова, читаемые нараспев.
Уже стоя на пороге, Минск и Равена услышали тихое и слабое: «Папочка. Это ты?»
– Мальчик мой! Мой милый мальчик! – Голос отца дрожал. – Мой мальчик… о чём ты только думал?! Марш в комнату! А когда окрепнешь, я задам тебе такую порку, что ты месяц не сможешь сидеть!
– Парень-то влип, – хихикнула Равена.
– А Варси? – Запищал мальчишка.
– Варси своё уже получил! Марш в комнату!
Равена скосила глаза на стоящего рядом маленького провожатого, Варси машинально потирал ягодицы. Увидев друга, он подпрыгнул и кинулся к нему. Обнявшись и хихикая, мальчуганы понеслись по лестнице на второй этаж. Девушке они вдруг напомнили её саму и Имоен в детстве. Она поплелась вслед за Минском, изо всех сил надеясь, что жрица Амберли их не обманет.
Всю ночь Равена ворочалась и не могла уснуть. Чтобы не разбудить Джахейру, она пошла в комнату, где лежали её названая сестра и Дайнахейр. Минск не отходил от кровати своей ведьмы.
– Дружище, иди поспи. Я покараулю.
То, что следопыт безоговорочно встал и отправился в кровать, девушка расценила, как великое доверие. Равена присела на край кровати Имоен и пригладила ей волосы. В голове у полудроу зазвучал голос Минска: «Равена ведь спасёт Дайнахейр?» И ему ответил её собственный голос: «Ни один дорогой мне человек не погибнет, пока я рядом». Брови полудроу гневно изогнулись.
– Никто из вас не умрёт, пока я рядом. Клянусь.
За спиной Равены в щёлку приоткрытой двери смотрела Джахейра. Она смотрела на воспитанницу Горайона и улыбалась как-то странно и растерянно.

Джаланта Мистмир не обманула их. Поздним утром Минск и Равена вошли в таверну «Клинок и Звёзды» со свитком в руках. Похоже, что Тимора действительно им улыбнулась, потому что Лотандер сидел за столиком прямо напротив двери. От неожиданности он даже привстал. Друзья молча подсели к нему.
– М-да. Выглядите ужасно, но всё ещё живы, – попытался пошутить парень.
Равена поиграла свитком со знаком Амберли у него перед носом, и ухмылка сползла с лица Лотандера. Он потянулся за своим освобождением, но полудроу отдёрнула свиток и поманила рукой. Парень извлёк откуда-то маленький пузырёк из матового тёмно-зелёного стекла.
– Не маловато на шестерых? – Недоверчиво нахмурилась Равена.
– Каждому хватит по несколько капель. Но это лишь часть противоядия. Вторая половина находится у Марека.
– А Марек находится…
– … в «Стыдливой Русалке».
– Что?! – Равена вскочила в гневе и со всей дури треснула по столешнице латной перчаткой. – Этот сукин сын ещё и пристроился у нас под боком?! Ему интересно смотреть, как мы умираем?!
– Не исключено.
– Держи свой свиток и учти, если я не найду Марека, за свои последние минуты жизни я разнесу этот проклятый город по камешкам, но найду тебя!!!
Выходя из таверны, Равена так саданула дверью, что посыпалась труха с деревянного потолка.
– Ох, Марек, дружище, не завидую я тебе сейчас, – прошептал Лотандер и взломал печать на свитке.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 03 июл 2012, 21:48 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Минск не успел поймать Равену, когда та открыла дверь «Стыдливой Русалки» и её повело в сторону. Девушка навалилась на стол. Подбежал Борк.
– Ей, сестрёнка! Ты чего?
– Где Марек? – Прохрипела полудроу.
– Равена…
– Где он?
– Сестрёнка, ты же знаешь, я не могу…
– Борк, где Марек? – Равена в упор смотрела на хозяина таверны, и было что-то в этом взгляде, что заставило вздрогнуть видавшего виды мужчину.
– Он на втором этаже. В бильярдной.
– Я постараюсь не сильно запачкать пол.
На втором этаже располагался игровой зал. Рулетка, бильярд, карточные поединки. Люди отдыхали. Марек целился кием в шар. Он заметил, что его оппонент пятится назад, и обернулся. Напротив стояли двое: побледневший рашеманец с испариной на лысой голове и полудроу, которая выглядела теперь ещё страшнее, чем её описывали слухи. В руке у девушки сверкнуло зелёное стекло.
– А… Так у вас есть часть противоядия… И вы, вероятно, хотите получить вторую. Если в вас осталась хоть горстка здравого смысла, вы должны понимать, что я вам его просто так не отдам.
– Боги не наградили меня здравым смыслом, – сверкнув глазами исподлобья, сказала Равена. – Или ты отдаёшь вторую часть, или…
– Ты угрожаешь мне?
– Нет, просто предупреждаю. Хочешь продолжать своё никчёмное существование, отдай противоядие по-хорошему.
– Ха! Наивная девчонка!
Молния сорвалась с рук наёмного убийцы как-то внезапно. Пронеслась у самого виска Равены, задев кончик заострённого уха, и ушла куда-то за спину. Раздался приглушённый визг. Воительница обернулась. Минск прикрыл щитом служанку, на защите осталось закопчённое пятно. Молния ударила в потолок, потом в пол, прожгла дыру в ковре и исчезла. В это время кинжал, легонько звякнув, покинул ножны на поясе Марека, и Равена поняла, что молния была лишь отвлекающим манёвром. Убийца ударил полудроу в горло. Нелепая случайность спасла девушку от моментальной смерти: голова вдруг закружилась, Равена сделала несколько неловких шагов в сторону. Марек промахнулся, но воительница потеряла устойчивость. Удар кулаком, и она упала спиной на бильярдный стол. Убийца был уже тут как тут. Девушка попыталась достать до рукояти Погибели Пауков. Кинжал Марека впился в незащищённую ладонь.
– А ты, – обернулся Марек к наступающему Минску. – Стой на месте, если не хочешь, чтобы из-за тебя пострадали невинные люди. Я уйду сейчас, вы оба будете наблюдать за моим уходом с печальными лицами. Мы с вами больше никогда не увидимся, ведь скоро вы умрёте, как и было задумано.
Равена сжала зубы и выдернула лезвие из пробитой руки, но крик сдержать не удалось. Марек обернулся и получил рукоятью кинжала в висок. В глазах у него потемнело, он почувствовал, как упал на колени, а к горлу прикоснулась холодная сталь. Убийца тряхнул головой и взглянул на Равену. В чёрных глазах не было ни злости, ни отвращения, только холодная ненависть. И ещё что-то… Что-то, от чего задрожали руки хладнокровного убийцы. Лезвие кинжала медленно двинулось в сторону, оставляя за собой кровавую дорожку. Марек вдохнул, но воздуха не было. Хотел крикнуть, но вырвался только булькающий хрип. Всё это время Равена смотрела ему в глаза. Не дожидаясь, пока мужчина умрёт окончательно, она обыскала его и нашла аналогичный пузырёк из тёмно-зелёного матового стекла.
Полудроу просто вломилась в комнату, прижимая к груди окровавленную руку. С кресла вскочила вздремнувшая Джахейра.
– Ра… вена… – Попыталась приподняться Имоен.
– Великий Сильванус! Ты ранена?
На грохот и крик прибежал Халид. У дверей собиралась толпа. Равена молча протянула друиду оба пузырька.
– Смешай их, – еле выговорила девушка, её трясло. – Каждому хватит по глотку.
Минск поднял воительницу, усадил в кресло. Халид попросил любопытных удалиться и закрыл дверь. Джахейра занялась противоядием. Равена приняла у неё из рук пиалу и сделала глоток.
– Ну вот почему яд был безвкусным, а противоядие такое противное? Брр, – передёрнула плечами полудроу.
– Наверное, чтобы отпало желание лечиться, – скрипнула Имоен, скривившись.
Все шестеро тихонько засмеялись. Пиала передалась далее.

– Ох! Замечательный лук! – Плюхнулась Имоен на стул рядом с Равеной. – Можно вообще не целиться. В руке так удобно лежит, тетива натягивается легко. В общем самое моё. Правда, не до конца я восстановилась – слабость ещё в руках.
Равена сидела с закрытыми глазами, прислонившись затылком к стене, и улыбалась. Как же она соскучилась по трескотне названой сестры! На следующий день после убийства Марека к ним в комнату пришёл Борк. Он сказал, что убирали номер наёмного убийцы и собрали весь хлам, что был у него, и Равена имеет полное право забрать это себе. Ничего особенно ценного среди вещей не было обнаружено. Пара драгоценных камней и короткий лук, который узнала Имоен. Она видела его на иллюстрации к легендам о дриадах. Этот лук, прозванный Орлиным, на картинке дриады передавали своему герою-следопыту, который защитил их деревья от орков. Изогнутое сиреневое древко украшали позолоченные вставки по краям и в середине. Познакомившись с возможностями лука, Имоен просто пришла в восторг.
– Мне вот интересно: сколько таких вот особенных вещей Борк забрал себе? Не верю я, что у Марека был только этот лук, – тихонько спросила тараторка.
– Мне больше интересно, почему он всё-таки принёс его нам, – не меняя позы, ответила Равена.
– Может, не заметил его возможности?
– Кто? – Равена открыла один глаз. – Борк? Не думаю. Этот пройдоха чувствует такие вещи на несколько ярдов.
– Ну, тогда, возможно, он не такой уж пройдоха…
Вдруг кто-то сильно ударил ладонями по крышке их стола. Качавшаяся на стуле Имоен едва не свалилась на пол. На сестёр смотрела странная женщина.
– Я видела тебя во сне, – ткнула она пальцем в Равену, почти коснувшись кончика её носа.
– И снова здравствуйте… – Вздохнула девушка, выпрямляясь.
– Ты была статуей…
– Статуей? – Полудроу вспомнила свой кошмар с каменным изваянием.
– Гигантской статуей богини из металла. Такая мощная. Такая величественная. Но вдруг ты треснула и упала! – Вскричала женщина, хватаясь за голову. – И стала такой беспомощной, такой слабенькой, – рассказчица сделала вид, будто держит в ладонях что-то хрупкое. Она снова посмотрела на Равену и очень серьёзно сказала: – Твоя судьба восстаёт против тебя. Будь осторожней.
С этими словами женщина вышла из «Стыдливой Русалки». Мимо проходил Борк, спросил, всё ли в порядке.
– Борк, а кто это была? – Опередила сестру Имоен.
– Это Лантанара. У неё особый дар. Предвиденье через сны. Сумбур, правда, обычно говорит, но кого во сне увидит, с тем точно вскоре случится что-нибудь эдакое.
– Эдакое? – Усмехнулась Равена и со скучающим видом подпёрла подбородок рукой. – Мы скоро будем сражаться с драконом. Или с демоном из Абисса. Или нас решит уничтожить какой-нибудь бог.
– Равена, помнишь, что говорил учитель Парда? «Не шути над богами!»
– Я и не шучу. Просто не знаю, что ещё придумать.
– Пойдём-ка, прогульнёмся по рынку. Тебе после такого предсказания свежий воздух не помешает.
– Хитрюга, – одарила полудроу сестру укорительным взглядом. – Так и скажи: «Хочу сладкого!» Пошли.
После того, как яд вышел из них, всю команду потянуло на сладкое. Воспользовавшись этим, сластёна Имоен не упускала момента побаловать себя лакомствами.
– Мммм… Какая вкуснятина… – Девушка щурилась от удовольствия, будто кошка, укравшая сметану.
– Не налегай на мучное, – предупредила её Равена. – Организм ещё не до конца окреп. Может всё выйти наружу.
– Ням. Я не пуфчу, – еле-еле проговорила девушка.
– Не разговаривай с набитым ртом.
Рядом с ними у прилавка со сладостями стоял мужчина в сопровождении милой барышни. Девушка была одета по последнему писку моды и изо всех сил старалась сохранить на лице обворожительную улыбку. Мужчина блистал золотым шитьём на белом камзоле и украшениями. Он рассказывал своей спутнице, как вчера купил зеркало, а сегодня оправа рассыпалась в пыль.
– Вы и представить себе не можете, какой это ужас! – Мужчина театрально прикрыл холёной рукой глаза, проходя мимо названых сестёр.
– Мне бы твои проблемы, когда рассыпается в пыль меч, а ты со всех сторон окружён врагами… – Пробормотала Равена так, что её слышали только Имоен и барышня.
Девушка обернулась на них и улыбнулась по-настоящему, от души. Имоен подбадривающе подмигнула ей. Когда парочка отошла достаточно далеко, Равена буркнула какое-то колкое замечание в адрес всех аристократов, и её сестра звонко расхохоталась.
– Рады видеть, что вы в добром здравии.
– О, Эл! Эрик! – Хихикнула Имоен, пытаясь успокоиться. – Привет!
– Хорошо выглядите, – полуэльф говорил обеим девушкам, но смотрел на Равену. – По сравнению с прошлым разом.
– Так вы видели, как я выглядела прошлый раз? – В шутку испугалась Имоен.
– Нет. Леди Джахейра нас с Эриком не пустила к вам. Мы Равену видели, она нам всё и рассказала. Рад, что всё хорошо закончилось. Так вот. Мы пришёл по поручению Шрама.
– О, как. Про нас вспомнили, – съехидничала воительница. – Куда ещё слазить надо?
– Никуда. Он просил прийти к нему после полудня.
– Хм. Понятно.
– До полудня ещё далеко, давайте прошвырнёмся по городу все вместе, – предложила Имоен.
Предложение было принято с радостью. Вплоть до обеда молодые люди гуляли по улицам города и обменивались историями.

На улице который день подряд было тепло, даже жарко. Поэтому прохлада внутри каменных стен штаб-квартиры Пламенного Кулака была даже приятной.
Шрам сидел за столом. Он встретил названых сестёр кивком головы.
– Рад видеть вас, юные леди. Вижу, слухи о вашем отравлении были необоснованными.
– Отнюдь. Мы просто во время нашли противоядие.
– Хвала Хельму, что вовремя. Теперь с вами всё в порядке?
– Да. Спасибо.
– Правда ли то, что отравить вас пытались убийцы, нанятые торговым сообществом Железный Трон? – Раздался голос с кресла, что стояло у стола.
Только сейчас девушки заметили, что там сидит мужчина благородного вида с седыми волосами и волевым лицом.
– Простите, я… – Хотела что-то возразить Равена.
– Позвольте вас представить, – подал голос Шрам. – Великому Герцогу Эльтану, одному из повелителей города, основателю Пламенного Кулака и представителю Союза Владык.
– Я… ох, простите, Ваша Светлость… – Равена растерялась и одновременно была зла на Шрама, ведь она стояла без капюшона.
– Ничего, всё в порядке. Итак, я повторю свой вопрос: действительно ли убийца-отравитель признался, что действует от лица Железного Трона, – Герцог Эльтан говорил мягко, и в то же время властно.
– Да, Ваша Светлость.
– Что ж. Похоже, вы им действительно сильно насолили. Что вам известно о связи данного торгового общества и ситуации во Вратах Бальдура и окрестностях?
– Мы узнали, что нападения разбойников, порча руды в Нашкеле, и вся основа Железного Кризиса дело рук Железного Трона, а не Жентарима.
– Да, много вам стало известно, – усмехнулся Герцог. – Скорее всего, именно из-за этого они вас так сильно ненавидят. И именно из-за этого вы интересны мне. Я так понимаю, доказательств ваших слов у вас нет…
– Нет, Ваша Светлость. Были, но мы не придали им большого значения…
– Были, да сплыли, – как-то по-простому посетовал основатель Пламенного Кулака. – Вот и у меня есть только голословные обвинения против них. Нужны доказательства. Неоспоримые, веские доказательства. Тогда мы сможем дать официальный ход расследованию. Вы поможете нам найти эти доказательства, – Эльтан не просил – он приказывал.
– И где же нам их искать? – Равена неуверенно взглянула на Шрама.
– В штаб-квартире Железного Трона, конечно, – усмехнулся Эльтан.
– Вы предлагаете нам проникнуть в… – Слова застряли у полудроу в горле.
– Проникнуть тайком, проломиться сквозь стену, постучаться в главные ворота. Выбор за вами, но лучше потише. Как только доказательства деятельности Железного Трона против Врат Бальдура будут у вас, возвращайтесь сюда. Да присмотрит за вами Всевидящий Хельм.
– И за Вами, Ваша Светлость, – поклонились сёстры. – Шрам, – кивнула Равена на прощание.
– Ты чего молчала, как рыба, – возмущалась полудроу по дороге в «Стыдливую Русалку». – Могла бы и помочь.
– Прости. Как Шрам сказал, кто это такой, так на меня ступор напал. Не то что говорить, как дышать забыла.
Весь вечер шестеро искателей приключений рассматривали варианты проникновения в здание Железного Трона. Не придя к общему решению, команда разошлась по комнатам. Утро вечера мудренее.
Полудроу сидела на подоконнике и расчёсывала волосы.
– М-да, ещё ни разу ты так долго не возилась со своей гривой, – проворчала Имоен.
– Что?
– Расчёску, говорю, отдай.
– Прости, задумалась. Держи.
– О чём задумалась?
– Да у меня из головы не выходит тот знак на стене в стоках.
– Думаешь, это всё же что-то означает? И что?
– Если в «Стыдливую Русалку» есть тайный ход, то почему его не может быть у Железного Трона?
– И что ты собираешься делать?
Равена посмотрела на названую сестру так озорно, что девушка почувствовала себя где-то в далёком детстве, и будто бы сейчас намечается очередная проказа.
До неслышных теней девушкам было далеко, но всё же их побег через окно комнаты никто не заметил. Удалившись от таверны на достаточное расстояние, они припустили бегом. Достигнув здания Железного Трона, они нашли люк, из которого вылезли из стоков. Общими усилиями разведчицы отодвинули тяжёлую решётку ровно настолько, чтобы можно было с трудом пролезть внутрь. Их снова окатила канализационная вонь.
– Бе. Мне уже кажется, что недомогание возвращается ко мне, – зажала пальцами нос Имоен.
– Вот здесь, – указала Равена на знак на стене. – Ищи, здесь должно что-то быть. Если не вход, то может подсказка.
– Здесь слишком темно, чтобы я могла что-либо увидеть.
– Ты права.
Полудроу перешла на инфразрение и почти сразу же наткнулась на подсказку. На одном из камней медленно исчезал след от ладони. След был достаточно тёплым. Это было не простое касание, а долгий контакт со стеной… или нажатие. Равена наложила свою ладонь поверх отпечатка и надавила. Сначала ничего не происходило, но потом стена раздвинулась. Имоен тенью скользнула вперёд. Воительница задержалась, чтобы запомнить камень-рычаг, и последовала за сестрой.
Они оказались в погребе. У стен стояли ящики, бочки. В центре располагалось несколько стеллажей с полками. Равена приоткрыла один из ящиков. Оружие. Дальнейшее изучение содержимого было прервано приближающимися шагами. Несколько человек спускались в погреб. Девушки юркнули в самый тёмный угол, заваленный всяким хламом. Послышался скрип кожи, позвякивание кольчуги, громыхание лат. Наверняка они ещё и вооружены. Равена напрягла слух, чтобы различить шаги каждого. Один, два, три… пять… Семеро. Они остановились посередине погреба.
– Ты уверен, что они придут? – Раздался неимоверно хриплый мужской голос со странным акцентом.
– Уверен. Или ты сомневаешься? – Голос был глубокий, властный, сильный, не терпящий возражений.
– Нет, нет, – кажется, в хриплом голосе проскользнула нотка страха.
– Ждите их. Они придут в скором времени. Они не должны остаться в живых. Ни один из них.
У девушек пересохло во рту, и задрожали руки. Они догадывались, о ком сейчас была речь. Шестеро из говоривших поднялись по лестнице, оставшийся направился к потайной двери. Названые сёстры затаили дыхание. На мужчине, что стоял напротив них был надет дорожный плащ, капюшон скрывал лицо. Он был немногим ниже Минска, плечистым, мускулистая смуглая рука, что выскользнула из-под плаща, выдала в нём воина. Мужчина прикоснулся к камню, и стена раздвинулась. Когда всё затихло, Равена и Имоен покинули своё убежище.
Через несколько часов они снова лезли через окно. Оказавшись в комнате, они бухнулись в кровати, хотя спать мешали впечатления от пережитого приключения.

– Там погреб со всякими ящиками, бочками. Из него можно выйти прямо на первый этаж Железного Трона. Люк погреба находится у лестницы на верхние этажи, – инструктировала команду Имоен.
Джахейра сверлила её взглядом. Равене казалось, что рыжая тараторка съёживается под взором друида.
– Даже спрашивать не хочу, как вы это узнали, – сердито сказала Джахейра.
– И правильно, – осмелилась пошутить полудроу.
Джахейра зыркнула на неё, и у девушки побежали мурашки по спине.
– Это было очень опасно! Вы подвергали свои жизни… Вы… Вы могли погибнуть!
– Ну, ведь не погибли же, – пискнула Имоен.
– Мы вели себя очень осторожно. Не волнуйся ты так.
Джахейра лишь вздохнула.
– Ладно. Вы нам подарили целый свободный день. Когда лучше выйти? – Полуэльфийка вперила в Равену испытующий взгляд.
– Как только стемнеет, можно выходить, – не растерялась воительница. – Главное, чтобы не заметили, как мы спускаемся в канализацию.

Каменная стена раздвинулась, приглашая зайти внутрь. Сделав несколько шагов в темноту, идущие впереди Имоен и Минск шикнули на остальных и присели.
– … настоящее безумие! – Послышался голос, который мог принадлежать какому-нибудь толстому торговцу. – Безумие всегда бурлило в этих стенах, а с приходом этих прислужников Саревока оно выплеснулось через край.
– Тихо, дружище, не то нас услышат, – проскрипел другой голос. – Что за прислужники?
– Они засели на пятом этаже. Такие громилы. Особенно двое. Ну просто мордовороты. Ещё двое на своих бычьих шеях носят цепь в два пальца толщиной с медальоном, как у жрецов. Только что это за бог, я не знаю – не рассмотрел. А двое чуть поменьше были в одеяниях до пят. Голову даю на отсечение – они маги-колдуны.
– Что же? Железному Трону своих охранников не хватает? – Спросил скрипучий.
– Нет. Не за этим они сюда пришли. Дело у них тут какое-то секретное.
– Какое такое?
– Откуда мне знать? Не знаю и знать не хочу. Ты закончил с товаром? Я тоже. Всё, валим отсюда. Нехорошие у меня предчувствия. Кажется мне, что…
Голос уплыл куда-то наверх.
– Саревок, – прошептала Равена.
– Что-то не так? – Забеспокоилась Джахейра.
– Кажется, мы знаем, кого ждут эти мордовороты, – ответила за сестру Имоен. – Давайте-ка, пока никого нет, потихоньку пробираться дальше.
Первый этаж был почти пустой. Одинокий стражник у огромной мраморной колонны был чрезвычайно занят выковыриванием чего-то из носа. Очень просторный холл кто-то обставил с шикарным вкусом. Рядом со статуями, изображающими деятелей Железного Трона, стояла мебель из дорогого дерева. В прохладном воздухе витал запах живых цветов, что стояли в прекрасно выполненных напольных вазах. Прохладу усиливали синяя драпировка на стенах и фиолетовый ковёр с лоснящимся ворсом.
Как можно тише друзья пробрались на второй этаж, но незамедлительно столкнулись там с группой стражников.
– Эй, вы куда?
– На пятый этаж. Саревок приказал передать его прислужникам срочное сообщение, – соврала Равена, укрытая капюшоном. – Хочешь, отнеси сам.
– Нет, нет, нет, – замахал руками стражник. – Лучше ты. Не хочется мне встречаться с этим сбродом.
– В смысле.
– Слушай, подруга, там наверху что-то неладно. Я гляжу, ты из новеньких и не понимаешь что тут к чему. В общем, люди поднимаются туда с одним лицом, а спускаются с другим. В смысле лицо-то то же самое, но… – За спиной стражника послышались смешки. – Не знаю я как это объяснить. Глаза у них были как… как… как ртуть.
Стражники продолжали хихикать, но Джахейра метнула в них такой убийственный взгляд, что они решили отойти на безопасное расстояние. Равена придвинулась почти вплотную к говорившему. Она оказалась одного роста с ним. Стражник сглотнул, когда полудроу слегка отодвинула капюшон, чтобы стало видно её лицо.
– Запомни мои глаза, друг. Запомни глаза каждого из нас. И, если мы спустимся с другим взглядом, прошу тебя: всади стрелу в лоб каждому из нас.
– Ты знаешь, что там. Да? – Прошептал стражник.
– Знаю.
– Тогда зачем идёшь?
– Был бы выбор – не пошла.
Стражники молча провожали группу, идущую по ступеням вверх.
– Это они, – шепнул, наконец, один. – Они это. Те, которые… Добрались-таки до главных.
– Надо охрану позвать.
– Идиот, ты и есть охрана!
– Нет, пацаны, валить надо. Мой кузен видел, чего они в Глухолесье натворили. Мне рассказывал. Вы как хотите, а я сваливаю.
Один за другим они спускались вниз. В конце концов, осталось несколько, которые встали напротив лестницы и приготовили арбалеты. Болты пробивали даже крепкие доспехи, а уж голову прошьёт навылет.
Третий этаж они миновали почти без остановок. Только полная женщина, которая представилась, как эмиссар Тар, спросила, как пройти на пятый этаж, где проходят переговоры. Команда мягко намекнула, что лучше туда не подниматься. Женщина презрительно фыркнула и отослала их всех куда подальше словами, присталыми больше уличной торговке, чем эмиссару.
На следующем этаже разместился шикарный бар с огромным количеством напитков, вин, настоек разных крепостей. Бармен с лихо закрученными усами и лысой головой незаметно косился на поднявшихся по ступеням искателей приключений. За стойкой сидел мужчина с дорогих, но скромных одеждах.
– Эй, вы! – Подозвал он друзей. – Вы местные охранники?
– Да. Мы новенькие, – ответила за всех Имоен.
– Мне наплевать «новенькие» вы или «протёртые до дыр». Вы знаете, где сейчас Рьелтар.
– А кто ты, собственно, такой? – Поинтересовалась девушка. – А то, знаешь ли, не хорошо говорить каждому встречному, где наш шеф.
– Резонно. Зовут меня Нортуарий, – тихо начал незнакомец. – Я только что прибыл из Сембии, и ваш шеф… МОЙ ПОДЧИНЁННЫЙ!!!
– Прошу прощения, сер… Не признала… – Дар болтливости Имоен тут же пропал.
– Таким, как вы, вряд ли известно, где Рьелтар. Прочь с глаз моих! – Нортуарий бросил на стойку несколько монет и скрылся в глубине зала.
На последнем этаже друзья не ожидали увидеть столы с переговорщиками, они догадывались, что это лишь ловушка. Их встретили шестеро громил, развалившихся в креслах. К ним лицом стояла эмиссар Тар.
– Кто посмел вторгнуться на переговоры?! – Вскочил с кресла воин в латном доспехе. Его голос был ужасно хриплым.
Равена, стоявшая позади всей команды, вышла вперёд и скинула капюшон с головы.
– Я посмела. Ваша колючка на дороге.
– Равена. Саревок говорил о тебе. Он предупредил, что ты придёшь.
– Ты всего лишь очередной наёмный убийца. Тебя постигнет участь всех остальных.
– Ха! Все остальные были идиотами, как и ты. Все остальные были слабаками, как и ты. Все остальные не были похожи ни на Жалимара, – воин ударил себя в грудь. – Ни на Гардуша, ни на Наамана, ни на Дийяба, ни на Аасима, ни на Алайя, – громилы вставали с кресел по одному на каждое имя. – Все остальные мертвы, и ты скоро к ним присоединишься. Никто из вас не выйдет отсюда живым. Такова воля Саревока.
Равена вдруг поняла, насколько сильно она ненавидит человека, скрывающегося за этим именем. Ещё больше она ненавидела его псов, что хотят уничтожить её. Щекочущая злоба поднялась внутри неё. Жалимар взял в руки алебарду, его подельники разбрелись по зале. Эмиссар Тар всё стояла лицом к креслам.
Наёмники Саревока и Равена с друзьями были готовы в любой момент пустить оружие в ход, магия была готова сорваться с пальцев. Но они стояли, смотрели друг другу в глаза, проверяли выдержку.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 03 июл 2012, 21:51 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Первой не выдержала эмиссар Тар. Женщина метнулась к Равене с молниеносной реакцией, невозможной при её комплекции. Блеснули острые зубы в гротескном рте. Длинные руки почти достали когтями светло-эбеновое лицо. Сверкнуло снизу вверх лезвие двуручного меча, и эмиссар начала съёживаться. На пол упал мёртвый доппельгаген. Жалимар не дал воительнице времени опомниться и атаковал.
Повинуясь здравому смыслу, Халид взял на себя второго воина. Тот парировал удар полуэльфа с такой силой, что рука Халида онемела и чуть не выронила меч. Тут же он получил в живот огромным кованным сапогом, а затем щитом, и отлетел назад, сильно ударившись о мраморную колонну.
Имоен кувырком увернулась от кислотной стрелы Мелфа, пущенной одним из магов, и оказалась за большой напольной вазой. Лучница быстро оценила ситуацию и, не тратя ни секунды, выпустила ледяную стрелу в одного из жрецов.
Вражеские маги начали колдовство с защитных заклинаний. Вместе они могли стать серьёзной проблемой для друзей. Потому Дайнахейр пожертвовала своей защитой ради хитрого хода. Цветной шар взорвался совсем рядом с магами, разбив на мелкие осколки вазу. Острые кусочки впивались в ещё не защищённые тела магов. Они злобно взглянули на ведьму. Женщина насмешливо улыбнулась и запустила ещё один шар в гипсовый бюст какого-то деятеля Железного Трона.
Находясь в помещении, Джахейра была лишена возможности вызвать молнию, а потому спешила наложить на команду поддерживающие заклинания. Она полагалась на своё мастерство владения посохом, но не была уверена, что может тягаться с этими врагами по силе. В подтверждение её размышлений в колонну рядом с ней влетел Халид.
Оба жреца напали на Минска. Зря они думали, что вдвоём смогут легко уничтожить одного. Они не знали силу воина-берсерка-следопыта. Минск успевал и защищаться, и наносить удары. От могучих ударов жреческих цепов скрежетал щит рашеманца, на доспехах врагов появились вмятины от булавы. Однако их всё-таки было двое. А Минск, хоть и имел в помощниках Бу, который писком подсказывал, с какой стороны будет следующий удар, был один. И возможно жрецам бы удалось смять его с двух сторон, но внезапно в плечо одному из них вонзилась стрела, и руку парализовало холодом. Минск, недолго думая, ударил наотмашь ему в незащищённый висок.
Щит нападающего прошёлся Халиду по лицу. Губа была разбита, из носа потекла кровь.
– С-слишком с-силён, – тихо проговорил он, будто самому себе.
– Что? Заикающийся воин? – Прогремел мордоворот. – И что же ты сделаешь мне, заика? Ха-ха! Н-ну, н-нападай д-давай.
Имоен потом вспоминала, что такой ярости в глазах Джахейры не видела за всё путешествие. Друид оказалась рядом с громилой одним прыжком, и следующая волна смеха захлебнулась, захрипела. Посох ударил точно в кадык. Что-то хрустнуло. Он умирал бы долго, если б не Халид. Точный выпад пронзил сердце хама.
Имоен оставила обоих жрецов на попечение Минска. Больше она за него не переживала. Девушка решила отомстить магу за подлую атаку и достала стрелу с бледно-зелёным оперением. Прицелилась и спустила тетиву.
Жалимар наносил такие мощные удары, будто у него в руках была не лёгкая алебарда, а тяжёлый двуручный топор. Равена сначала снова попыталась парировать атаки воина, но вдруг вспомнила наставления Зарка и стала уходить от широких махов. Жалимар, казалось, и не заметил, что Погибель Пауков пару раз поцарапал его.
– Стой, трусиха! Дерись!
Алебарда завертелась, не давая понять, с какой стороны ударит. Древко с ужасающей силой опустилось на предплечья полудроу. От удара мышцы онемели и руки повисли. Остриё алебарды пошло полукругом, прочертило багровую линию по щеке, через переносицу и глаз и соскочило над бровью. Полудроу упала на пол, пытаясь онемевшими руками остановить кровь.
– И тебя боялся Саревок? Ха-ха! Ты слаба! Ты – ничтожество! Я подарю ему твою голову. Ты НИЧЕГО НЕ МОЖЕШЬ сделать против меня!
Эхом в голове Равены отдалось насмешливое: «Ты не можешь…» И в который раз внутри забурлило, загорелось нечто. Будто дикий зверь оно зарычало: «Я СМОГУ!!!» Ярость поднялась, словно лава в жерле вулкана.
– Аррр, – кинулась воительница на опешившего врага. – Я смогу!
Халид и Джахейра, перемахнув через труп воина, напали на магов. В горло одному из них влетела стрела с бледно-зелёным оперением. Наконечник треснул, высвобождая содержащуюся внутри кислоту. Душераздирающий визг наполнил комнату.
Покончив с одним жрецом, Минск развернулся к второму, но вместо него увидел лишь ледяную статую. Дайнахейр не могла оставить своего защитника в беде. Следопыт благодарно улыбнулся и саданул статую об колонну. Заледеневший жрец разбился на мелкие осколки.
Ужасная смерть соратника заставила второго мага вздрогнуть. Читаемое в этот момент заклинание пропало втуне. На секунду застыв от отвращения и изумления, он получил порцию магических снарядов от ведьмы из Рашемана. В ту же секунду к нему подскочил Халид. Блеснул клинок. Маг повалился на пол, обхватив руками живот. Следующий удар длинного меча прошёл через его висок и оборвал его жизнь.
Жалимар отступал. Он отступал, беззвучно шевеля бледными губами, и смотрел, не моргая, на залитое кровью лицо Равены.
– Я смогу! – Рыкнула полудроу. – Я смогу уничтожить тебя! Потому что ты не отличаешься от остальных! Потому что ты такой же идиот, как остальные! Потому что ты такой же слабак, как остальные! Потому что ты умрёшь, как остальные!
Следующий удар Погибели Пауков раскрошил древко алебарды в щепки, попав по её лезвию. Жалимара опрокинуло на пол. Он смотрел на возвышающуюся над ним полудроу, и у него начинали дрожать поджилки, будто на него смотрел… «Тот же взгляд…» – Подумал он.
– Ты присоединишься к тем остальным, которые хотели моей смерти, – спокойно произнесла Равена. – Такова МОЯ воля.
Серебристое лезвие зазвенело, рассекая воздух. Голова Жалимара закатилась под диван.
– Равена! – Раздался голос Джахейры. – Сильванус, помилуй! Дай, я посмотрю твою рану. Моргни. Ещё раз. Ох, глаз не задет. Залечу всё магией, и следа не останется.
Друид остановила кровотечение. На лице образовалось неприятное стягивающее ощущение.
– Нужно обыскать тут всё, – просипела Равена.
Минск и Дайнахейр кивнули и ушли разведывать другие комнаты. Имоен тут же вручила сестре письмо, что было у Жалимара. Лучница подхватила полудроу под локоть и прижалась, будто без этой поддержки Равена не смогла бы стоять. Чтобы успокоить Имоен, воительница приобняла её за плечи. Письмо они прочитали вместе. Оно было подписано Саревоком. Жалимар оказался первым среди его верных слуг. Саму Равену он назвал занозой, которую давно пора вытащить. Саревок не обещал денег, был лишь лёгкий намёк, что ему смерть полудроу доставит удовольствие.
Пока названые сёстры читали письмо, Халид и Джахейра склонились над трупом жреца. На толстой цепи висел круглый медальон. На гравировке злобно улыбался череп, окружённый каплями. Полуэльф вопросительно посмотрел на жену, но та лишь покачала головой.
– Равена, в дальней комнате мы нашли вот эти письма, – передала рашеманка свёрнутые трубочкой пергаменты воительнице. – Их содержание тебя не обрадует. Вот в этом Саревок откровенно врёт своему приёмному отцу, что с нами покончено, что мы были агентами Жентарима.
– Сволочь! – В один голос возмутились Равена и Джахейра.
– А это – приглашение, присланное Рьелтару, встретиться в… Кэндлкипе.
– Что? – Теперь на пару воскликнули названые сёстры.
– Саревок не едет с ним, якобы из-за проблем между «Стужей» и «Чёрными Когтями».
– Там ещё есть две двери, но Минск не смог их выбить.
– Попробуем хитрость там, где не помогла сила, – подмигнула Имоен.
Девушка долго возилась с замком, но он упрямо не хотел открываться.
– Там, где не помогла и хитрость, поможет удвоенная сила, – усмехнулась Равена. – Ну-ка, Минск, навалимся вдвоём.
Дверь скрипела, трещала, поддаваться не хотела. К друзьям присоединился Халид, и петли не выдержали. Они оказались в небольшом кабинете. Из-за стола вскочил человек. Бледность его лица подсказывала, что он знал, что только что произошло в соседней комнате.
– Как вы смеете! Я – Талдорн. Один из руководителей Железного Трона.
– Отлично. А я – та самая «заноза», которая мешает вам спокойно сидеть на вашем троне, начиная с шахт Нашкеля. Равена, – театрально поклонилась она. – Вот и познакомились. Сам говорить будешь? Ведь ты знаешь, что мы хотим узнать.
– Я вам не нужен, – несмотря на страх в глазах, Талдорн держал марку и говорил спокойно и небрежно. – Всю информацию вы можете получить только у самого Рьелтара, но он и Брунос уехали ещё утром в Кэндлкип.
– Зачем?
– У них там встреча с какими-то покровителями с юга.
За спиной Равены щёлкнул взломанный замок. Послышался голос Имоен.
– О, боги! Эмиссар! Эмиссар Тар, вы слышите меня?
– Она мертва, Имоен, – сказала Джахейра. – Ей уже не помочь.
Равена нахмурилась и ткнула пальцем в Талдорна.
– Пока мы не уйдём отсюда, никуда не выходи. Я не люблю запугивать, но загляни в комнату у лестницы… и сделай выводы.
– Равена, нужно немедленно вернуться к… нашему нанимателю, – чуть было не проговорилась Джахейра.
– Идёмте, – полудроу снова обняла за плечи Имоен. – Крепись, малыш.

– Всевидящий Хельм! Равена, с тобой всё в порядке?
– Жить буду, Шрам.
– Просим прощения, сер, но мы посчитали себя обязанными сообщить Вам важные новости немедленно, – выступила вперёд Джахейра.
– Я слушаю вас.
Шрам, похоже, прикорнул на немного в кабинете. Лицо его было помято, но сонливость тут же слетела с него, лишь он услышал начало рассказа о проникновении в штаб-квартиру Железного Трона.
– В общем, доказательство вины мы можем получить только у самого Рьелтара, – подытожила Равена.
– А он сейчас в Кэндлкипе. И я слышал, что туда теперь просто так не попадёшь… – Задумчиво сказал Шрам. – Я сейчас же отправляюсь к Герцогу Эльтану. Это дело не терпит отлагательства. Вы возвращайтесь в гостиницу, утром я пришлю к вам гонца. Попробуем найти какой-нибудь выход из положения.

Утренним гонцом, к сожалению для Равены и Имоен, оказался ни Элиендр, ни Эрик. Незнакомый парень передал приказ собирать вещи и явиться как можно скорее в штаб-квартиру Пламенного Кулака.
Через несколько часов шесть верховых лошадей пересекли по мосту реку Чионтар и лёгкой рысью направились на запад, к Побережью. Названые сёстры держались в седле не очень уверено, но чем дальше они отъезжали от Врат Бальдура, тем быстрее становился бег их лошадей. С боку седла у Равены была приторочена сумка, в которой лежала уникальная книга, подаренная Герцогом Эльтаном.
Друзья миновали «Дружескую Руку», и девушки не выдержали – они пустили лошадей в галоп. Сёстры возвращались назад. Они возвращались в детство. Они возвращались домой.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 35 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB