AERIE Team

Все об играх серии Baldur's Gate
Текущее время: 20 ноя 2017, 18:40

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 35 ]  На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 10:52 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Следуя поступившему предложению, выбрасываю свой текст здесь полностью.

Вторая часть тут: viewtopic.php?f=45&t=4674
Обсудить и скачать текст можно здесь: viewtopic.php?f=45&t=3834

_________________
Искренне ваша Мария...


Последний раз редактировалось maria68 20 окт 2013, 19:30, всего редактировалось 3 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 11:00 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Пролог
Бескрайнее Море Мечей. Что там за горизонтом? Приключения? Слава? Опасности? Её молодое сердце жаждало этого всю жизнь. Что толку сидеть за толстыми стенами, когда в мире столько неизвестного! Что толку скрывать свои способности, когда с их помощью можно помочь сотне нуждающихся! Но каждый раз, поднимая вопрос об уходе в большой мир, она слышала один и тот же ответ: «Твоё время ещё не пришло…» Она ждала. Терпеливо ждала, когда же наконец придёт её время. Когда же наконец треснет окружающая её скорлупа, и она ощутит всё то, что так жаждало её молодое сердце.

Хозяйку этого сердца звали Равена, и она жила в Кэндлкипе – самой богатой библиотеке Побережья Мечей. Расположенный на утёсах и окружённый высокой стеной, Кэндлкип был неприступной крепостью. Столько лет он был её домом. Всё здесь – запахи пергамента и пыльных книжных шкафов, звуки перелистывающихся страниц и шёпот мудрецов, тишина читальных залов – было ей такое родное… и одновременно чуждое. С тех пор как окрепли её руки, Равена использовала каждый удобный момент, чтобы убежать со скучных занятий к мастеру фехтования Джондалару на тренировочную площадку или просидеть целый день в таверне у Винтропа, послушать его смешные рассказы о тех, кто останавливался в комнатах наверху. На улице, в отличие от прохладных комнат библиотеки, всегда было шумно. В Кэндлкипе хранилось самое большое количество книг по эту сторону Моря Мечей, поэтому часто сюда заезжали и жители близлежащих городов, и чужестранцы. Некоторые искали мудрости, что таили письмена древних, некоторые старинные карты, указывающие путь к тайным сокровищам, а кто-то зачитывался редкими сказаниями и сочинениями бардов. Порой здесь появлялись странствующие рыцари и воины, чтобы переночевать и пополнить запасы провизии и эликсиров. Именно рыцари в сверкающих доспехах стали воплощением самых смелых мечтаний маленькой воительницы: вот чей путь богат славой и приключениями! Она представляла себя мчащейся на коне с развевающимся плащом и обнажённым мечом через вражью толпу. Блеск её доспехов вселял бы ужас в гнилые сердца приспешников тьмы. Увы, этой мечте не суждено было сбыться. В этих краях рыцарями могли становиться только люди, а Равена была рождена полуэльфом.
Однажды, когда Равене исполнилось тринадцать, она помогала Винтропу обслужить группу рыцарей какого-то ордена. Они сидели за столом и ждали обед, который маленькая помощница несла им от барной стойки. Вдруг один из них обернулся на неё и внезапно вскочил. Из-под сдвинутых бровей пылали гневом глаза. Он выхватил из ножен меч, и все остальные последовали его примеру. Если бы не Винтроп, это был бы последний миг её недолгой жизни. Трактирщик объяснил, что Равена – воспитанница Кэндлкипа и приёмная дочь одного из уважаемых мудрецов. Рыцари вложили мечи в ножны, но оставаться не собирались ни минуты в месте, где приютили врагов их ордена. Через мгновенье в таверне находились только девочка и Винтроп. Всё ещё пребывая в шоке, Равена стала собирать осколки посуды и еду на поднос, который уронила от страха. Вдруг в зеркальной глади начищенного подноса она увидела своё отражение и поняла в чём дело. Слёзы брызнули из глаз. Всё дело в том, что часть крови, что текла в её жилах, принадлежала тёмным эльфам дроу. Это наложило некий отпечаток на её внешность. И хотя её кожа не такая тёмная, а волосы скорее серебристые, каждый, кто смотрел на неё, сразу догадывался о её предках.
Неужели не суждено ей жить в этом мире так, как она сама хочет! Неужели придётся прятаться от глаз тех, кому она желает помочь. Равена потеряла веру в жизнь и надежду на приключения, а к рыцарям стала испытывать антипатию, зачастую взаимную. С того дня она забросила занятия фехтованием и проводила всё время в библиотеке, где хотела наткнуться хоть на одно благодеяние своих сородичей. Но всё было тщетно.

Как-то раз вечером Равена пошла к Винтропу – послушать истории и развеяться. На втором этаже стоял гомон. Незнакомая группа людей суетилась рядом с жутко израненным человеком, который без сознания лежал на кровати.
– Равена, детка! – Окликнул её трактирщик. – Как хорошо, что ты пришла. Принеси из дальней комнаты побольше полотенец. Боги! Какой же он огромный!
Когда девушка принесла полотенца, лекари Кэндлкипа уже остановили у раненого кровотечение. Мужчина не помещался на кровати, и его ноги свисали по бокам. Рядом стояли четверо и, не отрывая глаз, следили за работой служителей бога мудрости Огмы. Наконец Парда прочитал какое-то заклинание, и здоровяк медленно открыл глаза. Потом он также медленно вдохнул воздух в свои могучие лёгкие, будто бы хотел проверить: действительно ли он дышит.
– С возвращением, дружок! – В один голос сказали четверо у кровати. В ответ «дружок» слабо улыбнулся.
Парда прописал ему постельный режим, но уже через день громила сидел за столиком внизу.
– Ему же нельзя подниматься с кровати! – Возмутилась Равена.
– Найдёшь такую крепкую верёвку, чтобы удержала его – мы вернём его обратно, – прогнусавил сидящий рядом гном.
Все засмеялись, и на фоне общего хохота смех раненого казался грохотом катящихся камней. Он обернулся.
– Что ж ты там стоишь? Подсаживайся к нам. Если ты знаешь, что мне нельзя вставать, значит, ты одна из тех, кто спас мою никчёмную жизнь.
– Мне и правда можно сесть с вами за стол? – Неуверенно переспросила она.
– То, что ты похожа на дроу, не означает, что ты не можешь сидеть с нами за одним столом. Ведь ты живёшь здесь, Винтроп отличного мнения о тебе, ты помогала возвращать нашего друга из царства смерти – значит зла нет в твоём сердце, – прозвучал спокойный голос сидящего рядом темноволосого эльфа.
– Но его полно в сердцах моих предков, отчего их ненавидят, – возразила девушка, но присела на свободный стул рядом с Винтропом.
– Я бы сказал «сторонятся», – исправил её другой эльф с волосами цвета небелёного льна, его голос был нежней, чем у собрата, почти женский.
– Ты прав, дружище! – Вставил гном. – А ещё боятся и … и очень боятся. Хе-хе!
– Ты бы ещё добавил: «… а ещё боятся до смерти», – нахмурилась женщина-человек со знаком Хельма на плаще. – Разве ты не видишь, что девочку и так угнетает её родословная, а ты ещё масла в огонь подливаешь.
– Я об этом как-то не подумал. Простите меня, мисс, – с этими словами он слез со стула и так низко поклонился, что скрылся под столом. Равена не смогла сдержать улыбку.
– С твоей профессией, Кайл, надо думать чаще, – подытожила женщина и, смягчив тон, обратилась уже к Равене. – Я никогда не видела полукровок дроу. Слышала только, что они обитают в Дамбате. Как же такое могло случиться? Твои родители, кто они?
– Я не знаю их, мэм. Я – сирота. В Кэндлкип меня привёл мой приёмный отец Горайон, когда я была ещё совсем крошкой.
– Горайон – твой приёмный отец? – Оживился темноволосый эльф.
– Вы знаете его?
– Горайона знают многие. Он – уважаемый человек. И это честь для меня познакомиться с его дочерью.
– Спасибо, но даже репутация Горайона не сможет закрыть репутацию моих предков. Ведь ни один из них не сделал и малюсенького доброго дела. Я изучила все книги в библиотеке, где хоть как-то упоминались тёмные эльфы, но все их деяния так же темны, как мрак Подземья, в котором они живут. В верхнем мире никогда не примут того, кто хоть чем-то похож на дроу.
– Но пытаться всё равно нужно, – постарался подбодрить девушку здоровяк. Ей показалось, что в его внешности что-то не так. – Тем более в каждой расе найдётся пара-тройка особенных представителей.
– Ты прав, Зарк! – Воскликнула священница. – Помните того дроу? – Она окинула взглядом друзей и остановила его на Равене. – Несколько лет назад на нас напала шайка хобгоблинов. Уже совсем стемнело, и свободно ориентироваться из нас могли только эльфы, способностей Кайла не хватало на всех. Стрелы сыпались со всех сторон. Вдруг появилась тёмная фигура. Сверкнули два лезвия, и стрел становилось всё меньше. Вскоре остатки шайки с воплями бежали прочь от нашего лагеря. Как же мы были удивлены, когда к нам подошёл наш нежданный помощник, и свет от костра осветил его белые волосы и тёмную кожу. Он оставил свой город в Подземье и теперь ищет своё место здесь в верхнем мире. Он так и ушёл, не спросив разрешения остаться на ночь и не попросив за помощь награды. И я верю каждому его слову, потому что такие печальные глаза, как у того дроу не могут лгать.
– Да-а-а, – протянул Зарк. – Но не только глубокой печалью отличались его глаза. Они были цвета горной лаванды. Это необычный дроу, и мы ещё услышим о нём. Вот вспомнить бы только его имя… Очень уж оно вычурное. Эй, – обратился он к эльфам. – У вас на эльфийские имена должна быть память получше.
– На эльфийские – да, но даже для нас имена дроу труднозапоминаемы, – парировал светловолосый и его друг присоединился к нему кивком головы.
– Дриззт До’Урден, – выпалил гном и, сам испугавшись своего голоса, прикрыл рот ладонями.
– Молодец, Кайл! – Хихикнула священница. – Можешь ведь когда хочешь, – и гном расплылся в довольной улыбке.
– Я не знаю, где теперь этот Дриззт До’Урден. Жив ли он? Нашёл ли он своё место? Главное – он пытался изменить свою жизнь, свою судьбу. Если чистокровный дроу идёт против влияния своей крови, что мешает тебе доказать всем, что ты имеешь право на уважение, – подытожил Зарк, глядя в глаза Равене, которые снова наполнились надеждой и немножечко слезами.
– Интересно, какой он, этот Дриззт До’Урден… – Совладав с собой, задумчиво спросила полудроу.
– Ну… Он не очень высокий, стройный, быстрый… Как все эльфы, – пожал плечами светловолосый эльф, показывая, что ничего необычного в нём нет.
– Его кожа как уголь, а волосы, как снега Рашемана, – продолжил Кайл.
– Он может полностью слиться с тенью, – добавил темноволосый эльф. – Я ему немного завидую.
– Он отличный воин. Его клинки не знают промаха, а их хозяин не знает страха, – заметил Зарк.
– А ещё он чертовски красив… – Мечтательно начала священница, но, заметив взгляды своих друзей, поправилась: Ну… Для дроу, разумеется.
Невозможно описать, как забилось сердце Равены при мысли, что её предки – не клеймо на всю жизнь, что судьбу можно изменить. Она впитала рассказ искателей приключений, как сухой песок впитывает первые капли дождя. Влетев на крыльях радости, в свою комнату, которую делила со своей названой сестрой Имоен, девушка закружила её в танце. Имоен слушала рассказ Равены со всем человеческим любопытством, почти не дыша, и очень была рада, что в сестре снова проснулись любовь к жизни и жажда приключений.
Имоен появилась в Кэндлкипе немного позже самой Равены. Они были ровесницами, и почти сразу же девочки стали подругами. Их объединяло желание стать искателями приключений, да и вообще за столько лет сожительства в одной комнате у них появилось множество одинаковых привычек. Их часто можно было увидеть на крыше какой-нибудь смотровой башни, где они смотрели на волны, разбивающиеся об утёс, на котором стоял Кэндлкип. Девушки мечтали там, придумывали истории, которые с ними случатся однажды, строили планы на будущее. Ведь не может быть, что их заточили здесь навечно! Однако, не смотря на все сходства, в них было столько же различий. И дело не только во внешности и принадлежности к расе. Обе они были обладательницами пылающих сердец мечтателей, и это не могло не отразиться на том, как они сели себя. Но если Имоен выходила из конфликтных ситуаций где обманом, где шутками, то Равена вспыхивала, как пороховая бочка. Часто Горайону приходили жалобы, что тот или иной стражник опять стоит на посту с ярким синяком под глазом. Объясняла ситуацию приёмному отцу обычно Имоен, потому что Равена стояла с опущенной головой и глядела в пол, не смея поднять глаз на мудреца. Он был абсолютным авторитетом для неё, одного укоризненного взгляда хватало, чтобы она почувствовала себя виноватой. Она изо всех сил старалась не огорчать отца, но вновь и вновь Горайону приходили жалобы. «Равена поставила синяк тому-то. Равена расцарапала щёку тому-то…» В конце концов, Горайон начал просто вздыхать и разводить руками, мол, ну а я-то что могу сделать. Без Имоен некому было бы прикрывать воспитанницу Горайона, когда та прогуливала занятия. В обмен Равена пересказывала ей подробно книги, которые прочитала. Читать Равена любила. Она знала почти наизусть все книги о чудовищах, древних артефактах и легендарных доспехах и оружии. Таким образом она готовила себя к будущим приключениям. После случая с рыцарями в таверне Равена всерьёз испугалась, что дружба с Имоен под угрозой. Но названая сестра успокоила полудроу, пошутив, что её родословная всегда «придавала пикантности в их отношениях».
Имоен тоже захотелось пообщаться с бывалыми путешественниками, и она попросила сестру утром взять её с собой.
В эту ночь Равена не смогла заснуть. Теперь она отлично понимала, что никогда не смогла бы стать рыцарем – свято блюсти законы ордена, истреблять его врагов. Нет! Такая жизнь не для неё. Её душа жаждет свободы, простора и ветра. Её душа – душа воина. Свободного воина, который сам решает: куда ему идти, кого назвать другом, а кого врагом. Дриззт До'Урден дал ей новую надежду, он стал её маяком в выборе пути. Равена решила, что во чтобы то ни стало будет такой же. Она сама заработает себе репутацию, не зависящую ни от приёмного отца, ни от своих тёмных предков.

Утром Равена и Имоен направились в таверну. Гости уже завтракали, и сёстры присоединились к ним. Начались рассказы о приключениях. Оказывается Миранда – жрец Хельма и рыцарь Фолинар получили задание поймать двух эльфов, которые мешали лесорубам работать. В итоге они встретились с Зарком, который сам был когда-то лесорубом, и решили искать эльфов вместе. Когда они нашли их, оказалось, что лесорубы хотели вырубить Священную Рощу. Вот тут-то и переломился мир пополам: Миранда встала на сторону эльфов вместе с Зарком. Фолинар же сперва не хотел и думать о смене позиции, но почувствовав мощь эльфийской Рощи, понял, что ошибался. Впятером они заставили лесорубов уйти из этой местности. Миранде и Фолинару нельзя было возвращаться назад, поэтому они решили пойти с Зарком – повидать мир и бросить вызов злу. В благодарность за спасение их святыни светловолосый Эльсимил и лучший друг его Рододендрон (никто не знал было ли это прозвищем или именем) пошли с ними. Потом они случайно наткнулись на гнома Кайла, который, как мог, отбивался от гоблинов. Вскоре все шестеро стали хорошими друзьями. Они бродили по миру и помогали людям. Каждый из них делал своё дело: Миранда благословляла и лечила раны, Фолинар отражал стрелы магическим щитом и разил врагов мечом, Зарк внушал страх своими габаритами и огромным двуручным топором, Эльсимил кромсал супостатов быстрой катаной, Рододендрон посылал стрелы чётко в цель, а Кайл жёг, морозил и травил всех магией.
Всё это друзья рассказывали, перебивая друг друга, и сёстры еле уловили смысл истории.
Имоен, как всегда это было, быстро влилась в весёлый разговор. Она не обращала внимания на внешность собеседника, главное – не заскучать от общения. Равена же, напротив, всегда всматривалась в лица, считая, что так можно многое узнать о человеке. Вот и сейчас она пристально изучала команду, удивляясь, как такие разные личности могут уживаться вместе. Белокурая Миранда была лидером до мозга костей. Её беспрекословно слушались все члены команды. Несмотря на тяжёлые доспехи, огромный щит с латной перчаткой Хельма и увесистый молот на поясе, священница всё же оставалась женщиной. Она носила короткое каре без чёлки, красиво обрамляющее загорелое лицо, а голубые глаза и розовые губки уже свели с ума многих стражников Кэндлкипа. Может они и поприставали бы к ней, но их пыл охлаждало присутствие Зарка. Воин носил длинные волосы, собирая их кожаным жгутом в хвост. Они были тёмно-русые и почему-то светлее бороды, которую он аккуратно подстригал по подбородку. Лохматые брови нависали над добрыми карими глазами. Под желтоватой кожей перекатывались мощные мускулы. Зарк был самим воплощением физической мощи. Закадычные друзья Эльсимил и Рододендрон были похожи друг на друга как братья. Только у первого были светлые волосы и зелёные глаза, а второй темноволос и сероглаз. Эльсимил улыбался открыто, зная, как это украшает его прекрасное лицо. В то время как немного мрачный Рододендрон иногда лишь ухмылялся краем рта. Один не видел ничего особенного в эльфах, но в тоже время гордился принадлежностью к этой расе, другой свыкся с человеческим обществом. Эльсимил до сих пор носил эльфийскую кольчугу, но сменил традиционный длинный меч на катану; а его друг как раз наоборот сменил свой доспех на изготовленный человеческими руками, но остался верен эльфийскому луку. Что же касается непоседливого Кайла, гном был немолод. На голове его красовалась плешь, а в редкой каштановой бороде кое-где просматривалась седина. Говорил он в нос и очень часто подмигивал, отчего многим казалось, что у мага нервный тик.
– А где же теперь Фолинар? – Поинтересовалась Имоен.
Лица рассказчиков погрустнели.
– Недавно мы попали под атаку дракона, – ответила за всех Миранда. – В битве с ним он и погиб.
– Но его можно было бы воскресить, – недоумевала девушка.
– Тогда, для начала, его нужно было бы вытащить из драконьей утробы, – прогнусавил Кайл.
Равену передёрнуло от этих слов.
– Хоть я и не люблю рыцарей, мне жаль вашего друга.
– Не любишь рыцарей? Почему? – Пробасил Зарк.
– Да её год назад чуть не прибили какие-то странствующие рыцари, – ответила за сестру Имоен. – Вот она и придумала это противостояние.
Полудроу наградила девушку сердитым взглядом.
– Они хотели тебя убить из-за крови тёмных эльфов? – С сочувствием посмотрел на неё Зарк, и Равена нехотя кивнула. – Тогда понятно. Ты, вероятно, встретилась с одним из «тайных» рыцарских орденов, которые вбили себе в голову, что та или иная раса – их враги. Они странствуют по миру и уничтожают эту расу. Но, поверь мне, есть рыцари, которые не судят о тебе по твоим предкам, они смотрят на твои дела. Фолинар первый догадался, что во мне течёт кровь орков, но дал мне шанс доказать, что на меня она никак не влияет.
Так вот что в нём казалось странным: квадратные скулы, глубокая посадка глаз и чересчур огромные плечи и грудная клетка выдавали в Зарке орочью кровь.
– Так ты полуорк?! А почему же твоя кожа не зелёная? И где клыки? – С детской наивностью спросила Имоен.
– Я ведь орк не наполовину. Мой дед был орком, а, как известно, если полукровка сходится с человеком, рождается человек. Однако человеческие признаки гораздо слабее, чем орочьи… или эльфийские. Поэтому-то полуорки и полуэльфы больше похожи на своих родителей не-людей. Эти признаки могут передаться (не в полной мере, конечно) и внукам. Вот и досталась мне от деда сила, ну и немного телосложение. Хотя я всё-таки считаю себя полуорком.
– Значит, если у меня будет… – С надеждой в голосе проговорила Равена. – Ах, нет, такого не будет никогда.
– Если отцом твоих детей будет человек, то да: они будут людьми, – кивнул Зарк.
– Не успокаивай её. Это бесполезно, – махнула рукой Имоен. – Её пессимизмом уже пропитана вся комната.
– Я не пессимист, я реально смотрю на вещи. Ни один человек не захочет, чтобы матерью его детей стала дроу-полукровка.
– Ну что я вам говорила!
– Да уж! Тебе, конечно, сложно придётся по жизни, но могу дать совет: носи глубокий капюшон. Это твоё спасение от любопытных глаз. Так Рододендрон делает, чтобы его не узнали, – Зарк кивнул в сторону эльфа.
– Профессия не позволяет лицо напоказ выставлять, – объяснил тот.
– Так ты… – Воскликнула было Имоен, но вовремя спохватилась и закончила шёпотом. – Ты – вор?
– Я не стесняюсь этого – можно не шептать, – ухмыльнулся он. – Вы, юная леди, интересуетесь этим искусством?
– О, да! – Синие глаза Имоен горели от жажды новых знаний.
– Ну что же. Мы будем здесь ещё пару-тройку дней. Думаю, я передам тебе несколько секретов нашей профессии.
Имоен захлопала в ладоши.
– Ну, а госпожа полудроу, – хихикнул Кайл. – Уже выбрала себе профессию по душе?
– Да, господин гном, но магия меня не прельщает. Я чувствую себя уверенной только с мечом в руках.
– А с каким именно? – Оживился Эльсимил. – Длинный, бастард, скимитар или может катана?
– Нет, нет, нет и ещё раз нет. Мне по душе добрый двуручник.
Эльф застыл с открытым ртом, а Зарк трясся от громового хохота.
– Вот это наш человек! Оружие воина должно разить наповал одним своим видом. А ничто так не испугает врага, как хороший топор в руках полуорка и двуручный меч в руках полудроу.
Хохот воина распространился на всех сидящих в таверне людей, и стёкла зазвенели от дружного смеха.

Следующим утром Зарк встретил Равену вопросом:
– Почему без меча?
– В смысле? – Не поняла та.
– Я пообщался с Джондаларом, он сказал, что у тебя определённо талант. Однако наверняка он обучает технике честного боя. Неси свой меч: я научу тебя обманывать своих противников и не поддаваться на их уловки.
Стоит ли говорить, что творилось в душе юной воительницы. Она даже не заметила, как пронеслась по мраморным лестницам библиотеки в свою комнату и вернулась обратно. Зарк взял меч одной рукой.
– Легковат. Сколько ты им уже пользуешься?
– Джондалар подарил мне его, когда мне было десять. С тех пор прошло четыре года. Но я уже целый год не брала его в руки.
– Но же это никуда не годится! – В голосе воина чувствовалось возмущение. – Так ты не сможешь использовать всю мощь меча. Смотри, – Зарк отдал ученице назад меч и взял свой топор.
Он начал крутить его перед собой, перебрасывать из одной руки в другую, подбрасывать вверх и вращать вокруг себя. Равена смотрела на него как заворожённая. Потом он подошёл к ней и протянул топор:
– Повтори-ка.
Она убрала меч в ножны и взяла топор за древко, но когда Зарк убрал руку, поняла, что не только не сможет повторить всё это, но и удержать этот топор будет для неё непосильным испытанием, настолько он был тяжёлым.
– Тяжело? – Зарк взвалил топор на могучее плечо.
– Ты же его вертел, словно тростинку. Как ты этого достиг?
– Верный вопрос. Начнём с того, что я намного сильнее и больше тебя, если ты не заметила. Ха-ха! Продолжим тем, что я – лесоруб и махать топором привык с детства. Как только топор становился слишком лёгким для меня, я менял его на более тяжёлый. Таким образом, достигалась большая эффективность в работе. Когда я получил в наследство топор своего деда, – он потряс оружием и снова положил на плечо. – Он показался мне жутко тяжёлым. Я решил применить метод наших лесорубов на оружие. Каждое утро я брал свой рабочий топор и вертел им во все стороны. Когда становилось слишком легко вертеть одним, я брал другой – более тяжёлый. Вскоре я с лёгкостью забавлялся дедовым наследием. И хоть сейчас он для меня не тяжелее сухой палки, я ни на какой другой его не променяю. Он зачарован с помощью магии пробивать любые доспехи и морозить противника, – в этот момент по рунам на лезвии пробежал голубой огонь. – Вот и кажется мне, что вобрал он в себя тяжесть наковальни и глыбы льда. В общем вот тебе мой первый совет: утяжеляй оружие. Трудно поднимать, легче опускать. Не порежешь, так оглушишь. Ха-ха! Вообще-то, двуручные топоры, мечи и так далее – оружие силачей, и ради этого придётся тебе пожертвовать своим женским изяществом. Второй совет: найди меч, наилучший для тебя, с которым ты не сможешь расстаться, даже если найдёшь ещё лучше. Стань с ним единым целым, и тогда он будет бить настолько сильно, насколько ты сама этого захочешь. Третий совет…
Целое утро, день и вечер, прерываясь лишь на немного, Равена получала советы и уроки. Когда девушка упала на свою кровать, ноги гудели, рёбра болели, а рук она не чувствовала вовсе. Равена не уснула этой ночью – она провалилась в забытьё.
Утром Зарк обнаружил свою ученицу на тренировочной площадке. Он одобрительно покивал головой и снова принялся за её обучение. Каждое движение отдавалось в мышцах ноющей болью, но Равена нападала и уворачивалась, слушала и внимала. За эти два дня она узнала больше, чем за три года тренировок с Джондаларом.

Утром третьего дня пятёрка начала собираться в путь. Ни Имоен, ни тем более Равене не хотелось расставаться с ними, но разлука подкрадывалась незаметно, и вот они стоят у ворот Кэндлкипа. Зарк протянул что-то, завёрнутое в тёмно-фиолетовую ткань, своей удивительной ученице.
– Может, пойдёшь с нами? – Внезапно сказал он.
Равена подняла на него глаза.
– Я… нет… я не могу… Имоен… Горайон… Я… – Потом она всё-таки собралась с мыслями. – Я чувствую, что сейчас не время уходить мне отсюда. Я не могу.
– Понимаю. Если чувствуешь так – будь по твоему. Просто знай: никому ещё я не открывал своих секретов, не встречал достойных, как мне казалось. Ты – первая. Пусть тот огонь, что горел в твоих глазах, когда ты слушала наши рассказы, никогда не угаснет. Этот огонь объединяет души всех искателей приключений. Быть может, мы ещё встретимся на дорогах Фаэруна. Удачи тебе, Равена!
Зарк нагнулся и поцеловал её в лоб. Потом вскочил на коня, взмахнул последний раз рукой и скрылся за воротами вместе с друзьями. Равена перестала видеть его гораздо раньше, потому что глаза её переполнили слёзы. Она сжимала свёрток и плакала, плакала и смотрела на закрывающиеся ворота. Вдруг чья-то лёгкая рука легла ей на плечо. Имоен. Её глаза тоже были красными от слёз.
– Рододендрон предложил мне уехать вместе с ними. Я отказалась, потому что не хотела оставлять тебя одну, – еле слышно пробормотала она.
– Зарк предложил мне то же самое, и я тоже отказалась… Видно не время ещё нам расставаться, сестрёнка.
Имоен задорно улыбнулась.
– А это что? – Кивнула она на свёрток.
– Не знаю.
Когда Равена развернула ткань, то оказалось, что это плащ с глубоким капюшоном. В него был завёрнут двуручный меч с запиской: «Последний урок: не храни мечи, которые стали лёгкими для тебя. Не храни свою слабость. P.S.: Плащ поможет избавиться не только от любопытных глаз, но и от мурашек в холодную ночь. Зарк.»
Записка заставила девушку улыбнуться. Меч был гораздо тяжелей того, что подарил ей Джондалар. Равена накинула плащ. Он был мягким и излучал тепло, а капюшон полностью закрывал лицо.
Время шло. Чувство, что ещё не время уходить, медленно, но верно сменялось чувством, что дом скоро придётся покинуть.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 11:06 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Глава 1
Дом остался позади

С тех пор, как ушёл Зарк и его друзья, прошло чуть больше шести лет. Равена больше не была той хрупкой девушкой-полуэльфом, которая смотрела на закрывающиеся ворота. Каждое утро и каждый вечер она тренировалась в работе с мечом, и как только меч начинал казаться невесомым в руке, она без сожаления продавала его и приобретала новый. Сначала все стражники Кэндлкипа (не исключая Джондалара) смеялись над ней. Однако с тех пор как в один вечер ученица Зарка одного за другим победила всех, кто хотел сразиться с ней, она не слышала больше смешков за своей спиной.
За этот, казалось бы, небольшой промежуток времени Равена превратилась из угловатого подростка в прекрасную представительницу своей расы. Даже для человека она была высокой девушкой – в ней было почти шесть футов роста. Эльфийская природа придала её фигуре особую стройность и грацию. Поначалу, когда Равена тянулась вверх, как на дрожжах, она была долговяза и неуклюжа на вид, но ежедневные тренировки сделали своё дело. Её мышцы окрепли и приобрели форму, она стала похожа на точёную статую из светлого эбонита. Равена всё ещё надеялась на приключения и усиленно готовила себя к ним. Ко всему своему облику она подходила с практической точки зрения. И если многие её сверстницы проводили часы на рынках в поисках шёлка для платья под цвет глаз или украшения под цвет платья, то Равена предпочитала всем прочим материалам лён. С ним было много хлопот: он быстро мялся, плохо отглаживался, с него трудно сводились пятна, но зато был приятен к телу, и кожа могла свободно дышать даже в сильную жару. Рубашки, которые она носила, надевались обычно поверх кожаных штанов, из-за которых Равену многие осуждали. Однако потом Имоен присоединилась к названой сестре, и вслед за Горайоном на них махнули рукой почти все жители Кэндлкипа. Были у неё и две особенные. Одна – из белого шёлка с серебряной вышивкой по краю – была подарена ей Горайоном в знак того, что он смирился с её нежеланием носить платья. Вторую – хлопковую, тёмно-фиолетовую с золотистыми рунами на спине – выменяла Имоен у какой-то заезжей магессы (хотя Равена была больше, чем уверена, что названая сестра попросту стащила её у женщины). Воительница надевала их редко – белую по праздникам, а фиолетовую и вовсе только на два последних дня рождения Имоен. Несмотря на постоянные тренировки, Равена не потеряла женского изящества и грации. Её лицо привлекало взгляды не столько из-за экзотичности, сколько потому, что она была действительно красива. Чёрные глаза, доставшиеся, по-видимому, от человеческого родителя, обрамляли длинные густые ресницы. Издалека казалось, что глаза полудроу обведены чёрной краской. Прямой, тонкий нос придавал её лицу аристократические черты. Полные губы из-за цвета кожи имели странный оттенок, но когда Равена улыбалась, многих стражников бросало в пот.
Нередко ловила она вожделенные взгляды тех, кто совсем недавно смеялся над ней. Вот и сейчас Равена чувствовала настойчивый взгляд в спину. Она обернулась. Это был один из новых стражников. Он считал себя опытным обольстителем женщин и чуть ли не лучшим воином Побережья Мечей. Стражник без стеснения рассматривал девушку, а когда она обернулась, и не подумал отвести взгляд. Как раз таки наоборот, он начал играть бровями, намекая на что-то. Равена установила острие меча у ног и облокотилась на рукоять, отчего лезвие слегка вошло в притоптанный грунт тренировочной площадки. Парень уж было направился к воительнице, но тут к нему подоспели парочка друзей и что-то зашептали, оглядываясь на полудроу. Равена ухмыльнулась – эти ребята уже знали, что такое её гнев, но она была им благодарна, что они смогли увести этого горе-любовника подальше.
На улице было душно, пот тёк с девушки ручьями. Равена вытерла лоб, заодно убрав чёлку. Она отросла и жутко мешалась, но пока что её невозможно было забрать ни наверх к основной причёске, ни за уши. Вообще-то воительница не хотела отрезать чёлку, она вообще не хотела укорачивать волосы. Пожалуй, это была единственная женственная деталь в её облике, к которой она была не равнодушна. Полгода назад у Равены на голове красовался шикарный высокий хвост из серебристых волос, который спускался почти до поясницы. Если же она распускала его, то копна шелковистого серебра окутывала хозяйку, скрывая бёдра. Но когда твоя сестра – неугомонный начинающий вор, будь готова ко всему. Имоен украла у какого-то мага палочку огня и решила попробовать её в действии. Палочка была настроена на огненный шар, и сестёр слегка опалило жаром. Имоен пришлось обстричь волосы по плечи, а Равена лишилась чёлки и восьми дюймов серебра за спиной
Что же касается самой Имоен: девушка поражала всех своей ловкостью и способностями в воровском искусстве. Не смотря на то, что многие эльфы считают людей неуклюжими, Рододендрон воспитал прекрасную преемницу. Не раз предлагала она Равене сбежать из Кэндлкипа навстречу приключениям, но воительницу очень беспокоил Горайон. В последнее время он стал задумчив и постоянно что-то бормотал себе под нос. Как приёмная дочь, она не могла оставить его здесь одного.

Ранним утром четвёртого дня месяца Миртул Горайон разбудил Равену, сунул в руку мешочек с монетами и велел купить оружие и доспехи, а потом найти его в библиотеке. Спросони девушка не совсем поняла, что он хотел от неё, но лишним деньгам была рада: она давно уже хотела приобрести доспех, чтобы привыкнуть двигаться в нём; к тому же пора было поменять меч.
Равена оделась, заправила постель и закрепила за спиной ножны – подарок Имоен и Винтропа на её восемнадцатилетие. Сверху она накинула плащ, похожий на тот, который подарил ей Зарк. Имоен ещё крепко спала. Равена хотела разбудить её, но вместо этого поправила ей одеяло и чмокнула сестру в щёку. Горайон оставил Имоен без внимания, значит, это касалось только мудреца и его приёмной дочери. Равена вздохнула и направилась вниз по винтовым лестницам.
На улице восходящее солнце окрашивало стены крепости в розовый и лимонный цвет. Западный ветер приносил запахи моря и свежесть, которую имело только Море Мечей. Утром можно было услышать, как волны разбиваются о прибрежные утёсы, но уже к обеду из-за гомона людей невозможно будет уловить даже криков бестолковых чаек. Равену тянуло забраться на стену и посмотреть вниз на пенящиеся волны, но она знала, как дорого стоит время её приёмного отца, поэтому снова вздохнула и толкнула дверь таверны Винтропа.
– Равена, доброе утро! Не забывай за вход нужно заплатить пять тысяч монет.
– Ха, Винтроп! Ты как всегда шутишь! У тебя как всегда хорошее настроение!
– Хе-хе! Тебя не проведёшь, малышка! Что же мне грустить? Солнце встало, значит, начался новый день. Ветер дует с запада, значит, будет дождь (земля так истосковалась по влаге). Море темнеет, значит, будет гроза, а значит, воздух будет более свежим, – толстяк ласково растрепал серебристую чёлку своей частой помощнице. – Чем могу помочь юной леди в столь ранний час?
– Я принесла на продажу меч.
– Отлично. Как раз привезли свежую партию, ты найдёшь там себе что-нибудь по душе. Торговцы говорили, что чудом добрались из Нашкеля без происшествий. Везде на дорогах орудуют разбойники, – Винтроп зажёг свечу и знаком приказал гостье следовать за ним в складское помещение. – Твой меч я куплю как всегда за семь монет.
– Идёт. И покажи мне ещё какие-нибудь доспехи. Не очень тяжёлые, но посерьёзней кожаных. Может у тебя найдётся кольчуга?
– Кольчуга? – Толстяк примостил свечку на одном из ящиков склада. – Ты что разбогатела?
– Можно сказать и так. Горайон сегодня ни свет, ни заря, влетел, как очумелый…
– А-а-а… Горайон… – Не дослушав её, протянул Винтроп. – Поговаривают, что он хочет уйти с тобой отсюда.
– Неужели? – Обрадовалась Равена.
– Это могут быть только слухи, но на всякий случай приготовься ко всему. Кольчуга у меня есть, но я тебе по дружбе со скидкой продам неплохой плетёный доспех. Сколько там у тебя денег?
Равена перебросила через ящики ему мешочек с монетами. Трактирщик изучил содержимое и кивнул.
– Очень хорошо. Доспех плюс меч, ещё на пару эликсиров останется.
– А они у тебя есть?
– Нет. Сходи в храм, у жреца Огмы обязательно должны быть.
Двигаться в доспехе было непривычно, новый меч сильнее чувствовался за спиной. Обернувшись на пороге таверны, девушка заметила слезинки в маленьких глазках Винтропа.
– Береги себя, малышка! Мне почему-то кажется, что ты сегодня покинешь Кэндлкип. Не забывай старину Винтропа. И помни, что истинный воин всегда должен есть…
– … густую мясную похлёбку с ржаным хлебом. Я помню, дружище. И тебя я никогда не забуду.
Они обнялись на прощание, и Равена направилась к храму Огмы. Она часто приходила сюда с Горайоном на богослужения, когда была маленькой, хотя никогда не считала Огму «своим богом». Ей просто хотелось сделать приятное приёмному отцу. Относилась Равена к святыням Огмы уважительно, ибо именно он был покровителем места, которое она называла домом. Равена в знак почтения зажгла тонкую восковую свечу и, встав на колени перед алтарём, попросила у Огмы даровать ей мудрость в поступках, что бы ни произошло сегодня с ней. Потом она принялась разыскивать жреца. Однако в храме, похоже, никого не было, лишь статуя бога мудрости была свидетельницей присутствия полудроу. Скорее всего, жрец ещё дома. Надо бы пойти поторопить его.

В доме было тёмно и тихо.
– Э-эй. Есть кто дома?
– Смотря кто вам нужен, и чем он вам может помочь, – раздался хрипловатый голос из тёмного угла, но это был не тот голос, что ежедневно восхвалял Огму.
– Мне нужен жрец, чтобы купить эликсиры.
– Эй, да это та самая малышка. Равена, – ответил другой, ещё более хриплый голос где-то у неё за спиной.
– Равена… – Прохрипел первый голос, и во тьме появился огонёк свечи. Лицо того, кто её держал было скрыто под капюшоном, но силуэт явно был эльфийский. – Ты ведь приёмная дочь мудреца Горайона? – Скорее уточнил он, чем спросил, и с несколько наигранной медленностью поставил свечу на стол.
– Эм… Ну… Да. А кто вы такие?
– Не важно. Главное то… – Он перевёл взгляд со свечи на девушку. – … что ты не выйдешь отсюда живой.
Тут Равена поняла что к чему и выхватила меч.
–Ха-ха-ха! Шанк, посмотри: этот слепой щенок хочет нас укусить! – Раздался голос за её спиной.
Равена замерла в стойке, готовая к бою. У её противника был лишь короткий меч, но их было двое. Как был вооружён второй и что он собой представлял, она не знала. Разворачиваться назад было опасно – слишком близко был этот Шанк. Он стоял и ждал, когда неопытная девчонка допустит ошибку. Малейшее шевеление, и как минимум два клинка вонзятся в плоть жертвы. Равена впилась глазами в своего убийцу и напрягла слух. Кто-то из троих должен был допустить ошибку. И её допустили. Через некоторое время за спиной полудроу, немного правее, скрипнула половица. Воительница не смогла удержать кривой усмешки. Далее всё произошло в мгновение ока: быстрым движением руки Равена развернула меч лезвием к врагу за спиной и одновременно с криком эльфа: «Карбос, ты – дурень!» резко толкнула своё оружие обеими руками назад. Не останавливаясь, она продолжила круговое движение. Покинув тело Карбоса, которое тут же рухнуло на пол, меч описал дугу параллельно полу и остриём выпустил Шанку кишки. Замерев в финальной точке, Равена осмотрелась вокруг. Рядом с ней лежали два трупа. Шанк ещё дёргался в луже собственной крови. Дурень-Карбос оказался человеком, его лицо было также скрыто под капюшоном, а рядом валялся короткий меч. Она убила их. От этой мысли и от запаха крови ей стало дурно, захотелось на свежий воздух. Равена перешагнула через Карбоса и рывком открыла дверь. Пошатываясь, она вышла на улицу и села на порожке дома. Равену мутило, в висках пульсировала кровь, а её собственное дыхание эхом отдавалось в голове, и дышать было трудно.
Хвала богам, в этот момент к ней побежали Парда и Каран, проходившие неподалёку, они привели воспитанницу в чувство.
– Равена, дитя, откуда эта кровь? Почему твой меч в крови? Что случилось?
– Ответ на вопрос «Что случилось?» хочется знать и мне, Парда, но я его не знаю, – Равена, не мигая, смотрела на меч. – Они оба мертвы. Они хотели убить меня, но я убила их.
– Где они? – Забеспокоился Каран.
– За дверью этого дома.
– Тебе срочно нужно найти своего отца! Похоже на тебя началась охота.
– Охота? На меня? Каран, ты в своём уме? Кто я такая, чтобы на меня начинать охоту! – Равена окончательно пришла в себя.
– Не задавай слишком много ненужных вопросов, – остановил её Парда. – Иди к Горайону и … береги себя, дитя.
Лица мудрецов были грустны и озабочены. Вытерев о траву окровавленный меч и отправив его затем за спину, юная воительница, только что принявшая настоящее боевое крещение, поспешила в библиотеку.
Главное здание Кэндлкипа располагалось посередине крепости. Его окружала ещё одна, не такая мощная, как наружная, стена с арочными входами без дверей. Казалось, эта стена разделяла маленький мирок Кэндлкипа на два: за этой стеной и внутри её. Бараки стражников, таверна Винтропа, храм Огмы, складские помещения располагались по кругу об основную стену крепости. Сквозь притоптанную тысячами ногами землю не могли пробиться и самые неприхотливые сорняки. Даже вода плохо впитывалась здесь, поэтому после дождя долгое время жителям и гостям Кэндлкипа приходилось перепрыгивать через лужи. Но стоило пройти под аркой второй стены, как вошедшего с нежностью окутывала сочная зелень аккуратно подстриженной травы и яркие краски цветов на клумбах. Дорожки, по которым разрешалось ходить во внутренней крепости, были выложены каменной плиткой, которая от времени покрылась трещинами, словно затейливыми узорами. Восемь фонтанов играли хрустальными брызгами, отражая солнечный свет. Шесть из них попарно располагались по бокам и у фасадной арки. Вода в них била из центра верхней малой чаши, переливаясь через край её, наполняла нижнюю – раза в три больше – и далее водопадом падала в прямоугольный бассейн. По обеим сторонам каменной лестницы, что вела к парадному входу в библиотеку, располагались знаменитые каскадные фонтаны Кэндлкипа. Они состояли из трёх секций каждый: вода верхнего бассейна переливалась через мраморный бордюр в средний, а из того в нижний, конструкция которого повторяла шесть простых фонтанов. Каменные стены главного здания повидали на своём веку немало поколений мудрецов, свято оберегающих сокровища библиотеки. Влажность, даримая столь близким Морем Мечей, давала о себе знать постоянно: то тут, то там на камне предательски выглядывала плесень, которую время от времени счищали младшие служители. А частые ветры то и дело срывали черепицу с семнадцати башен, которые украшали библиотеку, как свечи именинный пирог. Входящих под своды главного здания встречала статуя Алаундо Мудрого – основателя Кэндлкипа. Внутри на первых трёх этажах располагались огромные читальные залы, на оставшихся двух – комнаты мудрецов и их учеников. Имоен и Равена были единственными, кто жил здесь, но не относился к служителям библиотеки. Особо чтимых посетителей Кэндлкипа поселяли на время пребывания здесь же, в комнатах для гостей. Все же остальные посетители становились на постой у Винтропа.
Недалеко от входа стояли четыре мудреца. Они звались Голосами Запада, Востока, Юга и Севера. Нараспев Голоса цитировали Алаундо Мудрого, а точнее какие-то его предсказания о потоках крови, хаосе и боге смерти, породившем смертельных потомков. Эти мудрецы всегда нервировали Равену. Они постоянно рассуждали о возвышенном и вечном, о том, что они, как ей казалось, не понимали сами. Ещё ни разу они не ответили на какой-либо вопрос своими словами, каждый раз Голоса цитировали чьё-нибудь высказывание. Равена шла мимо них, и злость просто распирала её изнутри, хотелось швырнуть в них булыжник побольше. Но, к счастью для мудрецов, навстречу ей вышла Имоен, и буря в душе мгновенно улеглась. Девушка вызвалась помочь с клумбами Тесторилу – одному из старейших мудрецов Кэндлкипа. Она шла с небольшим ящиком в руках, в нём были плотно установлены торфяные горшки с пёстрыми петуниями. Рыжие волосы Имоен на солнце слегка отливали бордовым цветом, они еле доставали до плеч и постоянно падали на глаза. Смешно выпятив нижнюю губу вперёд, девушка сдувала их с лица. Имоен была на полголовы ниже Равены и вполне худенькой, что было большим плюсом в профессии, которую она выбрала. Когда она улыбалась, на левой щеке появлялась ямочка, а большие синие глаза чаще смеялись, чем грустили. Имоен была милой девушкой, но противоположный пол относился к ней либо как к подружке, либо как к сестрёнке. Да и она не забивала себе голову этим, просто радовалась жизни и наслаждалась каждым новым днём. Безграничный оптимизм Имоен разбавлял пессимистичный настрой Равены, создавая из них яркий тандем, от проделок которого часто хватались за голову их воспитатели.
– Собираешься в дорогу? – Подмигнула Имоен сестре, поставив ящик на землю.
– Значит это всё-таки не слухи… Эй! – Спохватилась Равена. – А ты откуда знаешь?
– Ну, во-первых, когда я проснулась, Горайон спешно собирал в дорожную сумку твои вещи, только я притворилась, будто сплю, и он меня не заметил. А, во-вторых, я случайно прочитала письмо, которое он получил недавно.
– Случайно? – Недоверчиво переспросила полудроу.
– Ну, Равена, ты же ему не расскажешь? Правда ведь? – Она посмотрела на сестру умоляющим взглядом и, получив утвердительный кивок, продолжила: – Как бы я хотела пойти с вами!
– Хочешь, я попрошу его взять тебя?
– Нет. Если бы мне можно было пойти с вами, Горайон вывернул бы из шкафа и мои вещи тоже. Удачи тебе, сестрёнка! Береги себя!
– Эту фразу я слышу сегодня уже третий раз.
– Значит тебе надо беречь себя в три раза сильнее, – она вдруг бросилась к названой сестре на шею, и Равена услышала всхлип.
– Иди, – сказала Имоен, вытирая слёзы. – Горайон уже давно ждёт тебя на ступенях. А с тобой мы обязательно встретимся. Очень скоро я убегу отсюда и найду тебя, где бы ты ни была.
Отговаривать Имоен было бесполезно, да и сама Равена очень сильно этого хотела.
– Жду не дождусь этого момента.
Полудроу поцеловала Имоен в щёку и направилась к ступеням библиотеки, где маячила туда-сюда фигура Горайона. Он был одет в серую изрядно потёртую дорожную мантию, на поясе был закреплён кинжал, а рядом стояла довольно вместительная дорожная сумка. Равена отметила про себя, что за последнее время седины в волосах и бороде у приёмного отца прибавилось.
– Равена, дитя моё, наконец-то ты пришла. Мы срочно должны уйти из Кэндлкипа.
– Но в таком случае мне нужно собрать вещи, – Равена сделала вид, будто ничего не узнала от Имоен.
– Я взял тебе всё необходимое на первое время. Потом, по возможности, мы пополним багаж.
– Тогда я готова, отец, – пожала плечами Равена.
– Очень хорошо. В путь!
Около ворот Горайон наложил на свою воспитанницу какое-то заклинание. Равена почувствовала, как по жилам протекла покалывающая прохлада магии.
– А теперь слушай внимательно, дитя: если вдруг что-то случится со мной, ты должна будешь идти в гостиницу «Дружеская Рука» и найти там Халида и Джахейру – они мои старые друзья, они помогут тебе во всём.
В голове Равены промелькнули образы двух престарелых мудрецов в длинных рясах, которые помогают ей советами. Она вздохнула.
– Хорошо, отец. Но я никому не позволю сделать с тобой что-либо плохое.
Странная улыбка осветила глаза Горайона. Это были самые добрые глаза, в уголках которых прятались морщинки, от чего девушке казалось, что приёмный отец постоянно улыбается, даже когда он был серьёзным.

Всё утро до полудня и весь день до вечера они шли, остановившись лишь на краткий отдых. Она убеждала отца, отдать поклажу ей. Но Горайон сослался на то, что за спиной у неё тяжёлый меч, и продолжал нести сумку сам. Когда солнце начало клониться к горизонту, Равена настояла на ещё одной остановке, так как видела, насколько тяжело было отцу идти. Во время этого привала Горайон заметил следы крови на её плаще и ужаснулся. Приёмная дочь успокоила его, объяснив, что это не её кровь. Пришлось рассказать ему про засаду в доме жреца. Только теперь у Равены промелькнула мысль: а сам-то жрец ещё жив? Горайон забеспокоился ещё больше.
– Вперёд, дитя! Нельзя медлить. Ночью идти будет ещё трудней и опасней.
И отец с дочерью снова тронулись в путь. Выложенная камнем дорога, именуемая Путём Льва, значительно облегчила бы их продвижение, но Горайон сошёл с него, и теперь они шли под прикрытием густого кустарника и деревьев. Весь день ласточки летали низко к земле, воробьи купались в придорожной пыли. Даже сейчас, после захода солнца, было душно. Обещанный Винтропом дождь с грозой был неминуем. Вскоре на небосводе заблестели первые звёзды, но они быстро скрылись за тучами. Небо распорола молния, и полил такой дождь, что через его плотную стену, казалось, невозможно пройти. Путники надвинули капюшоны, хотя это защитило их лишь от хлестанья воды по лицу. Ткань мгновенно промокла насквозь. Вода заливалась за шиворот, мокрые волосы прилипли к лицу, мешая видеть дорогу, земля под ногами быстро превратилась в грязь. «Хорошенькое начало приключения!» – Фыркнула Равена, сильнее кутаясь в плащ (будто это могло помочь). Вспышки молнии освещали камни на земле и деревья вокруг. Вдруг очередная вспышка осветила четыре фигуры впереди на их пути. Горайон остановился. Вперёд вышли два огра с дубинками, покрытыми железными шипами, позади остались фигуры женщины и мужчины в доспехах. Мужская фигура начала разговор:
– Я ждал тебя, старик. Если ты так умён, как про тебя говорят, ты не будешь сейчас сопротивляться и останешься жив, как и твой приёмыш, – прогремел грубый голос, настолько сильный, что его не перекрыл даже шум дождя.
– Я умён настолько, насколько мне позволила жизнь. А ты видно настолько же глуп, если думаешь, что я поверю тебе. Нет, я не сдамся и не отдам тебе того, что ты хочешь! – Горайону пришлось кричать, чтобы его услышали.
– Значит, ты сам подписал свой приговор, старик. Убейте их!
Огры двинулись на мудреца, но не успела Равена вынуть меч из ножен, как они упали, поражённые магией Горайона. Женщина также испытала на себе мощь магии и чудесным образом исчезла. Мужская фигура в доспехах шла прямо на них. Горайон посылал магические стрелы, но каждый раз, достигнув цели, магия рассеивалась. Приближаясь шаг за шагом, враг смеялся грубым смехом, который казался ещё грубее из-за закрытого забрала рогатого шлема. Равена приготовилась к сражению, но услышала шёпот приёмного отца:
– Беги, дитя!
– Что? Нет! Я не оставлю тебя одного!
– Говорю тебе – беги! Ты должна остаться в живых! Ты – моя последняя надежда!
– Нет, я не… – Тут Горайон взмахнул рукой, и страх захватил разум полудроу в плен. Она стремглав бросилась прочь.
В этот момент фигура в доспехах подошла к Горайону вплотную, и за своей спиной сквозь шум ливня и раскаты грома Равена услышала крик человека, которого считала своим отцом. Слёзы застилали ей глаза, дождь хлестал по лицу, страх пульсировал в голове. Она бежала. Каждый куст, освещаемый молнией, казался ей фигурой в доспехах, а в ушах стоял крик Горайона. Она бежала. Она спотыкалась о камни, падала в грязь, ветви оставляли на лице следы. Она бежала. Страх всё сильней сжимал её сердце. Стеной лил дождь, и молния слепила глаза. Она бежала. Она бежала, пока не рухнула без памяти в какую-то канаву, и её сознание не провалилось в беспросветную тьму.

Очнулась Равена от того, что кто-то тряс её и бил по щекам.
– Равена! Равена, очнись! Равена, не притворяйся, я знаю, что ты жива.
– А? Имоен… Имоен! – Опомнилась девушка и бросилась на шею названой сестре. – О, боги! Как я рада, что ты со мной, – слёзы ручьями лились по её светло-эбеновым щекам.
– Я же говорила, что найду тебя, но не ожидала, что это будет так скоро. Но, Равена, что случилось? Где Горайон?
– Я… Я не знаю. Он взмахнул рукой, и на меня вдруг нашёл такой страх. Я убежала…
– Взмахнул рукой? Да он наложил на тебя заклятие страха. Зачем? Чтобы ты ушла?
– Да. На нас напали. Пламя Абисса! Что же творится! За последние сутки меня уже дважды хотели убить. Первый раз – в Кэндлкипе, и второй – где-то здесь неподалёку.
– Тебя хотели убить ещё в Кэндлкипе?
– Да. Незадолго до того, как мы с тобой встретились у библиотеки. На меня сделали засаду в доме жреца.
– Там был убийца? – С вселенским любопытством в голосе спросила Имоен. – И ты уничтожила его?
– Их, – поправила её Равена, подымаясь с земли. Точнее это была грязь, смешанная с травой, и выглядела она не лучшим образом. – Там было двое убийц.
– Двое, – восхищённо повторила девушка, Равена заметила, что на земле лежит потрёпанный короткий лук. – А почему ты думаешь, что и в этот раз хотели убить именно тебя?
– Перед тем, как я скрылась с поля битвы, Горайон просил меня уйти. Он говорил, что я должна жить, и что я – его последняя надежда. А потом за спиной я услышала его предсмертный крик. Я никогда его не забуду, Имоен. Этот крик до сих пор звучит у меня в голове.
– Ты думаешь, что Горайон… мёртв, – тихо сказала Имоен, вставая на ноги.
– Я в этом уверена, – над назваными сёстрами повисла скорбная тишина. – Имоен, я очень рада, что ты так скоро меня нашла, но со мной рядом быть опасно.
Девушка посмотрела Равене в глаза и вздёрнула бровь.
– Я так понимаю, это намёк на то, чтобы я ушла? Ну нет уж, сестрёнка! Здесь пахнет настоящим приключением: опасным и загадочным. Поэтому ты от меня так просто не отделаешься. Без меня ты никуда не пойдёшь!
Имоен упёрла руки в бока, и Равена вздохнула, потому что знала, что когда она делает так, переубедить её не хватит сил даже у самого опытного инквизитора.
– Ну ладно. Тогда давай начнём наше «настоящее приключение: опасное и загадочное» с того, что найдём то место, где ночью на нас напали. Только вот как?
– Очень просто. Нужно идти по коридору, который ты проделала в зарослях. Я вообще удивляюсь, как этот твой убийца тебя не нашёл, – посмеиваясь, сказала Имоен.
Равена посмотрела в сторону, куда она указывала. И правда: в зарослях колючего кустарника поломанные ветки образовывали ход.
– Да-а-а, – почесала затылок полудроу. – Ну что же, держи наготове лук – нас здесь могут ждать, – она потянулась за мечом, но ножны были пусты. Видно она обронила меч, когда бежала. Оглядевшись вокруг, воительница увидела увесистую палку. Вооружившись ей, она кивнула сестре, чтобы та шла за ней. Имоен хихикнула: очень уж дурацкий вид был у Равены.
Они медленно побрели по проходу в кустарнике, всматриваясь в заросли и прислушиваясь к каждому шороху. Вдруг Равена наступила на что-то твёрдое. Под её ногой лежал новенький двуручный меч. Кустарник закончился, и девушкам открылась широкая поляна. На ней рядом с трупами двух огров лежал Горайон. Он был белее снега и холоднее родниковой воды. Имоен закрыла своё лицо руками, а Равена не могла отвести глаз с лица приёмного отца. По щекам потекли слёзы. Только теперь в голове забилась колючая мысль: «Он мёртв…» Билась яростно, пронзая острыми иглами воспоминания. «Отец... Папа. Папочка!» – Закричало что-то внутри неё. Равена вдруг вспомнила, что звала его отцом только в его присутствии. За глаза всегда он был для неё Горайоном. Человеком, который не побоялся удочерить полудроу. Именно ему она должна быть благодарна за то, что зла нет в её сердце, что кровь её предков не властна над ней. Он дарил ей столько любви и тепла, а она… не отдавала ему и трети. Она любила его, слово Горайона для неё было законом. И всё же в определённый момент она стала вести себя с ним как приёмная дочь с приёмным отцом. «Прости…» – Беззвучно прошептали её губы. – «Это я виновата…» Груз внезапно навалившейся вины будто отобрал у неё все силы. Не было сил даже плакать. Слёзы просто текли сами собой.
– Имоен, мы должны похоронить его, – выдавила из себя Равена.
– Как? – Всхлипнула девушка. – У нас только твой меч да мои стрелы. Нам не выкопать глубокой ямы.
– Мы возложим тело нашего отца на погребальный костёр, а пепел развеем над морем.
Вытирая слёзы, Имоен кивнула. Вскоре на поляне выросла куча хвороста. Аккуратно приподняв тело Горайона, сёстры положили его сверху. Он казался прозрачным как стекло и таким же хрупким. Равена посмотрела на рану от меча убийцы – её отец умер без мучений. Невдалеке лежала никем не тронутая дорожная сумка. Имоен, хлюпая носом, копалась в ней, в надежде найти что-то, что поможет разжечь костёр. Вдруг она наткнулась на свиток
– Равена, это – то самое письмо, о котором я тебе говорила. Некто, пославший его и подписавшийся просто «Э.», предупреждает Горайона о приближающейся опасности и советует уйти из Кэндлкипа. Также он говорит, что пора дать волю судьбе, ибо скоро предсказания исполнятся.
– Вот почему Горайон… – Она осеклась. – Отец… стал таким странным. Он получил это письмо, но долго не решался уйти и «дать волю судьбе», – Равена вытерла слёзы. – Вот только возникает вопрос: «Какая роль во всем этом отведена мне?»
– Это мы узнаем, если будем двигаться вперёд.
– А назад, милая моя сестрёнка, нам дороги нет. Кэндлкип отныне запретная зона. Не просто так Горайон… отец увёл меня оттуда.
На дне сумки был обнаружен кремний, и письмо от загадочного «Э.» слабо загорелось. Имоен сунула его в середину кучи. Ещё влажный хворост долго не хотел разгораться, но всё же пламя объяло тело Горайона. Имоен упала на колени и зарыдала в голос. Равена же стояла опустошённая, сил не было, слёзы текли по щекам. Внезапно её сердце обуяло неизвестное ей доселе чувство. Ярость. Ярость, которую способны испытывать, наверное, только эльфы-дроу. Из-за слёз она чувствовала себя слабой, и эта слабость делала её ярость всё сильнее. Одним рывком Равена выдернула меч из ножен и с силой вогнала его в землю. Встав на одно колено перед тем, кто воспитал её, она положила одну ладонь на рукоять меча, а другую на сердце.
– Клянусь тебе, отец, ты будешь отмщён. Страх больше никогда не затуманит мой разум, а слёзы больше никогда не увлажнят мои глаза, – она вскочила и, что было мочи, крикнула небесам, грозя им мечом. – Слышите, боги?! Это последние слёзы, что вы видите на моём лице! Клянусь прахом своего отца: ни один дорогой мне человек не погибнет, пока я рядом с ним! Я не дам его в обиду ни человеку, ни зверю, ни богу!
И будто бы в знак того, что боги приняли её клятву, погребальный костёр Горайона взметнулся ввысь. Когда он потух, девушки собрали пепел и пустили его с утёсов по ветру. Может это было совпадение, но ветер понёс прах Горайона к стенам Кэндлкипа.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 11:09 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Названые сёстры долго ещё сидели молча на обрывистом берегу и смотрели на каменные стены великой библиотеки. Солёные волны разбивались о подножье утёса, на котором стоял Кэндлкип, и рассыпались сверкающими брызгами. Потом девушки так же молча встали и двинулись в путь, шаг за шагом отдаляясь от места, которое звали когда-то домом. Им казалось, что прибой шепчет: «Прощайте…»
Имоен пришла в себя первая.
– Стой, Равена, куда мы идём?
– В гостиницу «Дружеская Рука». Там нас ждут друзья Горайона Халид и Джахейра. Они нам помогут, – ответила та негромко автоматически, как по бумажке.
– А где эта гостиница?
Этот вопрос поставил Равену в тупик, и она остановилась.
– Не знаю. Пока что дорога прямая и развилок нет, а дальше может указатели будут, – и девушка снова зашагала по дороге.
– Та клятва… Она очень серьёзная. Равена, я не хочу потерять тебя из-за неё.
– Ты не потеряешь меня. Смерть Горайона слишком больно полоснула меня по сердцу. Я чувствовала ярость. Настолько огромную, что могла бы разрушить деревню, не задумываясь. Если и с тобой случится то же самое, боюсь я не смогу совладать с собой. Я попробую направить эту ярость в нужное мне русло. Я буду использовать её для защиты тех, кто мне дорог, уничтожая наших врагов. Именно эта ярость не даст мне умереть в бою, – Равена видела воодушевление в глазах Имоен. – Я только не могу понять вот что: Горайон был могущественным магом, он поразил двух огров одним заклинанием, но не смог и царапины нанести тому человеку в доспехах.
– Вот тут-то как раз ничего удивительного нет. Ты же сама читала мне, что доспехи можно зачаровать. Возможно, его доспехи делали своего хозяина неуязвимым к магии. Про это как-то рассказывал учитель Каран. Между прочим интересная была лекция. Тебе надо было почаще ходить на занятия. Мудрецы говорили много умного и полезного, а главное – они всегда говорят правду.
– Угу. Вот помнится мне: как-то один такой умный, полезный и правдивый сказал, что двуручный меч – оружие не для женщины. Тем более не для женщины-полуэльфа.
Имоен посмотрела на ножны за спиной названой сестры.
– И ты ему не поверила, – усмехнулась она.
– Как видишь.
Имоен снова хихикнула.
– Равена, смотри: там какие-то путники. Может, спросим у них дорогу?
Но спрашивать не пришлось, так как путники сами обратились к девушкам.
– Эй, вы там! Вы… А кто вы такие? Вам нужна помощь? – Человек, по-видимому, маг, с татуировкой на всё лицо, дёрнулся, будто его ширнули иголкой в бок.
– Мы – искатели приключений, – не очень уверенно сказала Имоен.
– Ну, что-то типа того, – кивнула Равена.
– Вот как. Нам повезло, Монти! Да и вам тоже. Вам нужна помощь, – мужчина, похоже, был уверен, что две девчонки не справятся без него. – Нам нужны люди для сопровождения до Нашкеля. Я – Кзар, а это – Монтарон, – человек указал на полурослика рядом с ним, и тот отбил в сторону руку спутника. – Монти, не трогай меня!
– Не тычь в меня своими грязными пальцами! – Заорал полурослик.
Они впились взглядами друг в друга и, казалось, совсем забыли про девушек. Имоен и Равена переглянулись.
– Кхе-кхе! – Попыталась привлечь к себе внимание полудроу. Два злобных взгляда нацелились на неё, и девушке стало не по себе. – Я – Равена, со мной моя названая сестра Имоен. Мы пойдём с вами в Нашкель, но прежде посетим гостиницу «Дружеская Рука»…
– Увы, у нас нет времени на это! – Отрезал Кзар, татуировка на его лице судорожно дёрнулась.
– Что же за неотложные дела у вас в Нашкеле? – Добродушно поинтересовалась Имоен.
– Это вас не касается! – Рявкнул Монтарон. – Мы даём вам деньги, вы обнажаете ваше оружие и идёте с нами. Без вопросов! Мы говорим убить нападающих, вы убиваете. Без вопросов!
– Наше оружие и способности не продаётся просто так! – Нахмурилась Равена. – Сначала мы должны узнать на добрые ли дела вы хотите нас нанять. Если вы не хотите говорить, мы не хотим иметь с вами ничего общего.
– Что ж это ваш выбор. Отойдите с нашего пути! – Кзар сопроводил свои слова нервным жестом и прошёл между сёстрами. Полурослик, сверкнув глазами, засеменил за ним.
– Похоже, эти наниматели не внушили тебе доверия, – провожая глазами парочку, заметила Имоен.
– Они какие-то странные, особенно этот Кзар. К тому же они так и не сказали цели своего путешествия. Возможно, там что-то не чисто, – объяснила её спутница.
– Меня это тоже насторожило. Давай лучше продолжим наш путь.
За спиной где-то невдалеке они услышали:
– НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ!!!
Да уж, очень странные. Даже не обратили внимания на её облик. Равена подумала, что в следующий раз надо бы накинуть капюшон.
Вскоре показалась развилка. На пересечении дорог стояла высокая каменная стела, где значилось, что «Дружеская Рука» находится к северу от неё, а на юг Берегост и Нашкель.
Девушки решили отдохнуть. Равена присела на придорожный камень и наблюдала, как названая сестра изучает местность. День выдался жарким, после дождя было душно. С непривычки в такую жару было трудно в доспехах.
– Ну, хватит уже сидеть! – Имоен попыталась привлечь её внимание к себе.
– Прости, я немного устала. Я никогда так много не ходила.
– Я ведь тоже не ходила так много!
– Да, но на тебя не давит доспех и двуручный меч.
Имоен лишь махнула на неё рукой.
– Лёгкой дороги, путники! – Послышался старческий голос.
Путешественницы обернулись: к ним подходил человек с седой бородой в красной узорной мантии, отороченной мехом горностая, и красной шляпе. Он шёл прогулочным шагом, опираясь на старый невзрачный дорожный посох.
– Спасибо, старец, и тебе того же.
– Что две девушки делают на этом забытом людьми клочке земли?
– Мы – искатели приключений, – на этот раз гордо отчеканила Имоен.
– Ох ты! В наше неспокойное время в путешествие отправляются либо сумасшедшие, либо отчаявшиеся люди. К кому из них причисляешь ты себя? – Глаза старика хитро смотрели в глаза полудроу. Ей казалось, что через её глаза он хотел прочитать её душу. Его тоже не смутил цвет её кожи. Может тогда не всё так плохо, как она себе представляла. Равена старалась не думать об этом, но надежда всё же зародилась где-то в глубине души.
– Если честно – отчаяние сейчас присуще мне, – она отвела глаза не в силах выдержать взгляда странного старика. – Мы идём в «Дружескую Руку», чтобы встретиться с друзьями, но я не знаю, что конкретно я там встречу.
– Если у тебя есть друзья, значит отчаяние тебе ни к чему. «Дружеская Рука» по дороге на север, – указал он посохом направление. – А на юг – Берегост и Нашкель, – ткнул он в противоположную сторону. – Ну, мне пора. Я и так потратил много твоего времени.
Они поклонились друг другу, и старик поковылял своей дорогой.
– Странный старик, – пробормотала Имоен.
– С чего это он так заинтересовался мной?
Имоен пожала плечами и закинула за спину дорожную сумку Горайона, в которую очень легко поместился её маленький рюкзачок. Путешественницы договорились нести поклажу по очереди. Они повернули на север. Уже начало темнеть, когда впереди показалась огромная крепость. Равена натянула поглубже капюшон. На воротах крепости красовался знак: рука, держащая флаг. Привратник вышел из будки и равнодушно спросил у подошедших девушек, откуда они следуют. Когда он узнал, что они – искатели приключений, лишь коротко кивнул в ответ, пробормотал чего нельзя делать на постоялом дворе и приказал стражникам открыть ворота.
– Добро пожаловать в «Дружескую Руку»! – Он поклонился и вернулся обратно в будку.
– Ничего себе гостиница! – Восхищалась Имоен. – Да это же целый замок!
«Дружеская Рука» действительно больше походила на богатый замок. Его окружала толстая высокая стена, земляные валы и пустой ров для воды. Сам замок уходил ввысь более чем на пятьдесят футов, его стены не украшала лепнина, а на окнах не красовались витражи. Он был строг и мрачен. В таком замке пристало жить какому-нибудь тёмному лорду.
Равена дёрнула сестру за рукав и притянула к себе.
– Имоен, не привлекай к себе особого внимания, ведь рядом с тобой идёт существо, которое они вряд ли хотят видеть здесь, – прошептала полудроу ей на ухо.
– Ты права, прости!
Однако чрезмерного внимания они не ощущали. Только любопытные дети выглядывали то из-за стога сена, то из-за какого-нибудь столба. Вход в гостиницу уже был освещён факелами. По ступеням спускался человек в робе мага.
– Добрый вечер, леди! Не лежит ли ваш путь из Кэндлкипа?
– Мы были там недавно, – ответила Равена, но напрягла все свои чувства: может то один из друзей Горайона.
– А не в родстве ли вы с мудрецом Горайоном?
– Нет! – Быстро ответила Имоен, но голос её дрогнул.
– Нехорошо врать, дитя, – покачал головой маг.
– А что? У вас есть что-нибудь для нас? – Сдвинув брови, посмотрела на сестру полудроу.
– Да… У меня есть… смертельный подарочек.
В голове воительницы пронеслась картина в доме жреца. Она оттолкнула Имоен в сторону, и тут же в то место, где они только что стояли, ударила магическая огненная стрела. Равена отпрыгнула назад, выхватила меч и со всей силы ударила по магу. Но он уже успел прочитать заклинание, и меч жалобно звякнул о каменную оболочку. Маг повернулся к ней лицом и выпустил в её сторону пучок магических снарядов. Равена снова отскочила и спряталась за столбом. Одна из стрел всё-таки достала её. Плечо горело от магического удара. Где-то совсем недалеко надрывно завизжала женщина. Из-за неё полудроу не могла расслышать местоположение мага.
– Имоен! – Крикнула она. – Имоен, ты слышишь меня?
– Да! – Услышала кое-как она голос сестры невдалеке.
Равена выскочила из-за столба и побежала на голос, чудом её не достала огненная струя. Имоен сидела за большой бочкой.
– Равена, ты жива!
– Пока что да. Слушай и запоминай: этот маг наложил на себя каменную кожу, его не берёт оружие, но с каждым ударом каменный слой становится всё тоньше. Я отвлеку его на себя, а ты не жалей стрел – пробей защиту! Три-четыре – врассыпную!
Равена подтолкнула Имоен в противоположную от себя сторону, и как только они покинули своё убежище, туда влетел переливающийся шар. Раздался взрыв.
Равена уворачивалась от атак мага как могла. То, что он не обращал внимания на Имоен, убедило её, что главная мишень снова она. Несколько раз она не успела увернуться от магии. В тех местах, где атаки достигли цели, чувствовалось жжение, и силы воительницы были на исходе, а стрелы Имоен всё ломались о каменную преграду. Вдруг маг вскрикнул, и очередной переливающийся шар растаял в воздухе. Из его плеча торчала стрела. Защиты больше не было. Равена собрала последние силы и с криком бросилась на убийцу. Понимая, что теперь он безоружен и уязвим, маг решил убежать. Стрела прошила воздух и застряла в его лёгких. Равене осталось лишь добить лежащего и плюющегося кровью врага. Как только меч её прошёл сквозь плоть мага, лезвие рассыпалось в пыль, и в руках у Равены осталась лишь рукоять. Недоумевая, она бросила её на землю. Подбежала Имоен. Маг не шевелился. Он был мёртв.
– Почему меня хотят убить?
– Может потому, что ты – дроу? – Раздался мужской голос за спиной.
Равена повернулась на этот голос. Их с Имоен окружила толпа из стражников и жителей постоялого двора. Во время битвы капюшон, как она ни старалась, слетел у неё с головы, и теперь все узнали, что за новый гость пришёл к ним. Один из стражников вышел вперёд, его доспехи выглядели не так как у всех. Скорее всего, это был их командир.
– Вы тоже хотите убить меня? – Усталым голосом спросила его Равена.
– Нет. Почему вы так думаете?
– Ведь я же дроу, хоть и наполовину. Все ведь хотят убить дроу. Вы тоже хотите сделать это? – Она не заметила, как повысила голос. Глаза многих стражников забегали туда-сюда. Было видно, что они растерялись.
Один из мужчин присел рядом с магом, попытался нащупать пульс, обернулся на командира и отрицательно покачал головой. Потом пошарил в сумке на поясе убитого.
– Сэр, вот что было у него.
Командир зашуршал пергаментом.
– Вниманию охотников за головами. Объявляется охота на приёмную дочь мудреца Горайона по имени Равена, – начал негромко читать он. – Особые приметы: рост чуть меньше шести футов, глаза чёрные, имеет частичные признаки тёмных эльфов – эбеновую кожу и белые волосы, – мужчина посмотрел на Равену исподлобья. – Награда за голову – двести золотых монет.
– Ну что есть ещё желающие получить двести монет? – Крикнула полудроу.
Её руки тряслись от злости и осознания всей опасности ситуации, в которую они попали с Имоен. Это приключение не обещало быть весёлым, оно скорее походило на салочки со смертью.
– Капитан! – Позвал кто-то из толпы. – Сэр, мы видели, как маг напал на этих девушек. Он первый напал.
Вокруг раздался поддакивающий гомон. Капитан и Равена сверлили друг друга взглядами.
– Ну, хорошо. Пока что вы свободны, но учтите: я буду следить за вами.
– Благодарим вас! – Сказали путешественницы скорее толпе вокруг, чем стражнику, и поднялись по ступеням.
Когда они шли от двери к барной стойке, головы многих поворачивались в их сторону.
– Ты бы хоть капюшон накинула, – прошептала Имоен, боязливо оглядываясь по сторонам.
– Зачем? На ступенях этого заведения только что был бой. И я не удивлюсь, если здесь все уже знают, что некая полудроу убила какого-то мага.
Равена присела на высокий стул у барной стойки и опустила голову на ладони. Откуда ни возьмись из-под стойки вынырнул гном, и Равена вздрогнула от неожиданности.
– Ох, вы меня напугали…
– Гном напугал полудроу? Вот новость! Хе-хе-хе! Вы не испугались мага, что напал на вас, но испугались хозяина таверны, который выскочил из-под прилавка! Хе-хе-хе!
Под смех и гомон посетителей Равена посмотрела на сестру взглядом, который вопрошал: «Ну что? Я была права?» В ответ Имоен подняла руки вверх в знак согласия.
– Поделом ему! – Продолжал хозяин. – Он позавчера хвастался тут всем (перепил видать малость), что послал в Кэндлкип двух своих лучших убийц. Похоже, что не справились они со своим заданием, – гном подмигнул гостьям. – Я – Бентли Миррошейд – хозяин этого заведения. За зрелище, которое вы устроили на улице, леди, я предлагаю вам бесплатно выпить по кружке хорошего эля.
Весь зал согласно загудел, и сёстры, повернувшись к нему, подняли кружки. После драки хотелось пить. Равена сделала три больших глотка.
– Эль действительно хорош, – похвалила она, гном в ответ поклонился. – А скажи-ка, Бентли, нет ли среди твоих гостей Халида и Джахейры. Они должны были ждать меня здесь.
– Халид и Джахейра? Да, они тут кого-то ожидали. Я позову их, а вы займите понравившийся столик и закажите себе превосходный ужин, – хозяин гостиницы побежал куда-то вверх по лестнице.
– Поесть не мешало бы, да вот денег у нас не ахти как много, – проворчала Равена.
– Что бы ты без меня делала? – Усмехнулась Имоен и достала из сумки небольшой кошель.
– Ты что обворовала кого-то?
– Не обворовала, а обчистила. И не кого-то, а труп мага, который на нас напал. Ты даже не заметила? Я вроде как присела сапог поправить, а сама раз-раз и вытащила кошелёк. Хи-хи.
– Но это же мародёрство, – пытаясь не закричать, в полголоса возмущалась Равена.
– Не устраивай истерику. Все искатели приключений делают так. Жить-то как-то надо. Здесь хватит на плотный ужин и вполне сносную комнату.
В душе Равена понимала, что её сестра права. Чтобы выжить в этом мире им придётся не гнушаться даже мародёрством. В конце концов, маг сам виноват, и ему эти деньги больше не потребуются. К тому же желудок давно требовал еду, тело – ванну, а разум – сон. И она махнула на столик рядом. Похлёбка, которую им подали, показалась им самой вкусной, какую они когда-либо ели.
Вдруг за спиной раздался грубоватый, но приятный женский голос.
– Чем мы можем вам помочь?
Когда Равена обернулась, то увидела мужчину и женщину полуэльфов. Женщина была весьма красива. Длинные изящные пальцы, утончённые черты лица говорили о том, что в её жилах текла кровь аристократов. Русые, слегка волнистые, волосы спадали с плеч до середины лопаток. Она смотрела на Равену, прищурив серо-зелёные глаза. Мужчина был всего на несколько дюймов выше спутницы. Внешность его была невзрачна: худощавый, длинноносый, с короткими волосами цвета тёмной меди и светло-карими глазами. Оба они были в доспехах, женщина держала в руках деревянный посох, у мужчины в ножнах покоился длинный меч, а за спиной – щит.
Равена поднялась со стула. Образы двух мудрецов, нарисованных ею самой себе у ворот Кэндлкипа, расплылись, будто на невысохшую акварель плеснули водой. Она усмехнулась своей глупости: зная её нрав, Горайон никогда бы не послал на помощь словоохотливых старцев.
– Если вы – Халид и Джахейра, то помочь вы можете многим, – она заметила, как мужчина положил руку на рукоять меча. – Я – Равена – приёмная дочь Горайона.
– Приёмная дочь Горайона? – Женщина всматривалась ей в лицо. – Я слышала про тебя от него, но никогда не видела. Не думала, что он удочерил полудроу.
– Вас это так сильно смущает?
– Нет. Просто я ожидала увидеть кого-то…
– … более достойного. Так? – Полудроу смотрела на полуэльфийку, и ответ был ей очевиден.
– Горайон з-знал, что д-делал, Джахейра, – произнёс тихо полуэльф.
– Ты прав, Халид. Прости, Равена! Я немного обескуражена.
– Ничего страшного. Присаживайтесь с нами.
– Я не вижу с вами Горайона, значит могу предположить самое страшное…
Равена и Имоен грустно кивнули.
– М-мы скорбим вместе с в-вами, – проговорил Халид.
– Благодарим вас.
– Наше знакомство началось не очень гладко. Давайте попробуем сначала. Меня зовут Джахейра. Я – друид, а мой муж Халид владеет искусством воина.
– Приятно познакомиться. Моё имя вы знаете, и я также выбрала удел воина. Рядом со мной моя названая сестра Имоен, она… О её профессии не говорят громко.
Полуэльфы понятливо кивнули.
– Что ж. Теперь, когда у вас нет того, кто указывал бы вам дорогу, – при этих словах сердце Равены больно сжалось. – Хотелось бы узнать, есть ли у молодых путешественников какие-нибудь планы на ближайшее будущее, – поинтересовалась Джахейра.
– Не знаю, – пожала плечами Имоен. – Я просто хочу приключений, может в пути я пойму, что нужно мне от этой жизни.
– А я хочу найти того человека, который убил Горайона. Но я помню только его доспехи и голос. И понять, почему на меня начали охоту. Только вот не знаю с чего начать, – глядя в кружку с элем, ответила Равена.
– Охота, говоришь? – Подняла вверх русые брови Джахейра.
– Да, её уже трижды хотели убить, а у последнего убийцы стражники нашли свиток, в котором упоминалась награда в двести монет, – произнесла Имоен шёпотом.
Халид нахмурился и покачал головой. Джахейра же усмехнулась:
– Двести монет? Всего-то! Что-то слабо они тебя ценят. Видно не сильно ты кому-то мешаешь.
– Да я мешаю-то им всего-навсего вторые сутки.
– Если за каждые сутки прибавляется сто монет, то скоро за тобой будут охотиться все убийцы Побережья Мечей, – улыбаясь, рассуждала Джахейра.
– Спасибо, ты меня успокоила, – грустно усмехнулась Равена.
– З-знаешь, Горайон хот-тел, чтобы мы т-тебя охраняли, – негромко произнёс Халид.
– Но его больше нет, и ты вправе сама выбирать свой путь, – серьёзно заметила Джахейра. – Теперь я могу лишь задать тебе вопрос, который часто задают друг другу искатели приключений: «Хочешь ли ты, чтобы я и Халид присоединились к твоей группе?»
– Это честь для нас, если вы будете рядом, – искренне обрадовалась Равена. – Но какая же мы группа, так – две заплутавшие девчонки. Скорее это мы должны просить разрешения присоединиться к вам. Опыта у нас очень мало.
– Не волнуйтесь, опыт вы наберёте очень быстро: дороги Фаэруна – прекрасные учителя. Для тех, кто избрал путь искателей приключений, самое главное – умение работать в команде и доверять другому, – объяснила Джахейра.
– Кому, как ни друзьям моего приёмного отца я могу довериться.
– Ты можешь полностью доверять нам, Равена, – помолчав, тихо сказала Джахейра. – И ты, Имоен, тоже.
Полудроу, стиснув зубы, не мигая, смотрела в кружку. На глазах её сестры снова выступили слёзы, от воспоминаний о Горайоне.
– Как жаль, что мы встретились в такой трагический момент, – Равене показалось, что голос полуэльфийки надломился, но лицо Джахейры было просто грустным, и никакого намёка на слёзы. – Мы с Халидом не сможем полностью заменить вам вашего воспитателя, но научим вас всему, что знаем сами, чтобы вы смогли выжить в пути.
– Од-днако у группы д-должен быть лид-дер, лицо коман-нды, и более хариз-зматичное лицо, чем твоё нам н-не найти, – дружески улыбнулся Халид.
– Ну да. Его запомнят везде и сразу, – горько усмехнулась Равена.
– За объединение наших сил! – Предложила Имоен.
– За объединение сил, – и в воздух поднялись четыре кружки с элем.
– Итак, вы не знаете куда идти, – приступив к ужину, который им, наконец, подали, продолжила разговор Джахейра. – Тогда у нас с Халидом есть предложение: пойдёмте с нами в Нашкель.
– Нашкель? – Переспросила Имоен и переглянулась с сестрой. – Мы уже встречались с группой, которая шла туда. Маг-человек и полурослик…
– Кзар и Монтарон? – Спросила Джахейра.
– Да. Вы знаете их?
– Мы… сталкивались как-то раз. Они шли в Нашкель?
– Да. Они предлагали присоединиться к ним, но мы не согласились. Они показались нам странными. Особенно этот Кзар.
– Милочка, некроманты всегда кажутся странными.
– Так он некромант? – Нахмурилась Равена. – Надеюсь, они не наломают там дров. А что там такое в Нашкеле?
– Я тоже надеюсь, – вздохнула Джахейра. – Нашкель знаменит своими шахтами по добычи железной руды. Вот в этих шахтах и появились какие-то проблемы. Не иначе как Железный Кризис берёт там своё начало.
– Железный Кризис? – В один голос удивились Равена и Имоен.
– Ну да. Похоже, вас не выпускали за пределы Кэндлкипа. Что-то или кто-то испортил руду в шахтах. Оружие, которое делается из неё, стало ломким и порой рассыпается в пыль. Мэр Нашкеля бросил клич о найме людей, которые с этим могли бы разобраться.
Равена вспомнила, как сломался её меч, когда она добивала мага. Но тогда она подумала, что это результат его заклинания. Значит всё дело в железе. Ну, конечно же! Винтроп сказал, что это свежая партия прямо из Нашкеля.
– По д-дорогам стало опасно п-передвигаться, – отметил Халид.
– Разбойники охотятся за железом. Дороги во многие города, в том числе во Врата Бальдура, закрыта до тех пор, пока не минует Железный Кризис, – объяснила Джахейра и вопросительно взглянула на приёмную дочь Горайона.
– Хорошая идея, – кивнула та в ответ. – Только, похоже, придётся носить с собой два меча.
– Придётся, – согласился Халид. – П-пока в твоих руках не окажется з-зачарованный меч, – он похлопал по рукояти. – У м-меня больше н-нет такой проблемы.
– Хорошо бы вам ещё доспехи получше приобрести, продолжала Джахейра. – Кто знает, с чем мы встретимся в шахтах. И ещё: у вас двоих мало опыта в бою с настоящим врагом, надо исправить это. Наверняка в гостинице найдётся пара-тройка жителей, которым надо что-нибудь найти, принести или выбить из грязных лап какого-нибудь гоблина. Но это будет завтра, а сейчас вам надо вымыться и выспаться, – друид будто прочитала мысли Равены.
Бентли отвёл новых жителей в маленькую комнатку. Интерьер её был не богат, но она была чисто убрана и вполне уютна. Здесь стояли две узкие кровати, пара несколько раз отремонтированных стульев и шкаф со скрипящей дверцей, дополняла интерьер небольшая ванна за ширмой. Имоен быстренько ополоснулась и ушла разведывать местность: есть ли на территории гостиницы оружейная лавка или храм, где они могли бы пополнить свои запасы. Оставшись одна, Равена погрузилась в горячую воду. Ноющие мышцы расслабились. Она прогоняла в мыслях всё, что случилось со времени выхода за пределы Кэндлкипа. Крик Горайона стоял в ушах. Даже когда она с головой ушла под воду в надежде избавиться от него, он всё равно звенел где-то в голове. «Я найду того, кто это сделал. Он заплатит за всё», – твердила она самой себе. Имоен застала сестру уже спящей, чистая постель подарила ей долгожданное забвение.

Утром их разбудил стук в дверь. На пороге стояли Джахейра и Халид.
– Доброе утро, сони, – улыбнулась друид. – Готовы к приключениям?
– Конечно! – Подпрыгнула на кровати Имоен.
– Мы принесли завтрак сюда – внизу слишком шумно – все обсуждают ваше вчерашнее эффектное появление. Там не будет возможности поговорить.
На подносе под салфеткой оказались кувшин с парным молоком, свежеиспечённый хлеб и фрукты. Завтрак прошёл под планирование дальнейших действий и узнавание друг о друге много нового. Равене была удивлена насколько легко ей в обществе Джахейры и её мужа. Хоть Джахейра и была лидером в их паре, она всегда прислушивалась к советам Халида. Что же касается самого Халида, похоже, он боготворил свою жену.
Было решено помочь дворфу Анши, что жил в комнате напротив, который не мог отправиться дальше в путь без очень дорогого пояса, отобранного у него огромным огром. Также помощь не помешала одной местной жительнице, у неё хобгоблины украли фамильное кольцо. Имоен сообщила, что оружие можно купить у самого Бентли, а рядом с гостиницей есть небольшой храм, которым заправляет его жена – Геллана Миррошейд. С покупки амуниции они и решили начать своё приключение. Кроме оружия у хозяина гостиницы нашёлся немного потёртый клёпанный кожаный доспех, которому была очень рада Имоен. Два двуручника за спиной давили на Равену с непривычной тяжестью. Халид поддерживающе похлопал её по плечу.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 11:12 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Встреча с огром прошла довольно гладко. Получив удар молнией, вызванной Джахейрой, существо застыло и с туповатым выражением лица смотрело вверх – откуда эта туча посреди чистого неба. Равена с Халидом воспользовались этим и напали с двух сторон. Имоен докучала огра стрелами, а очередная молния Джахейры повалила мёртвого и обгоревшего громилу на землю.
С бандой хобгоблинов пришлось повозиться. Конечно хобгоблины слабее огров, но и умнее; а ещё их редко встретишь численностью меньше четырёх. К тому же лагерь, разбитый ими, находился на открытой местности. Из укрытий, которыми могли воспользоваться искатели приключений, были тонкая полузасохшая берёзка, да редкий куст шиповника. Можно было и не думать о внезапном нападении. Пожав плечами, Халид и Равена бросились в атаку, Имоен присела за кустом, а Джахейра начала вызывать молнию из-за берёзы. На друзей обрушился ливень стрел, пущенных из шести луков. Первый залп прошёл мимо. Халид ухитрился пронзить насквозь одного из лучников, Равена ранила другого. Чудище держалось одной рукой за бок, а другой выхватило грубо сделанный меч. Стрела Имоен просвистела в воздухе и попала ему в ногу. Хобгоблин упал сначала на колено, а потом повалился замертво без головы. Равена стряхнула кровь с меча. Сзади приближался ещё один меченосец. Воительница полоснула его лезвием, но тут оно развалилось на куски. Хобгоблин ударил её кулаком в челюсть, и она отлетела на несколько ярдов. Оказавшись на земле, Равена почувствовала вкус крови во рту. Враг приближался. Равена вскочила и рванула второй меч, но хобгоблин уже недоумённо смотрел на лезвие, которое торчало из его груди. Позади него стоял Халид. Он уже уложил ещё одного. Врагов осталось двое. Один из них выпустил стрелу и попал Равене прямо в незажившую ещё рану от магической стрелы. Однако тут же в живот ему влетела стрела Имоен, и он решил удрать. Далеко он не убежал – его нагнала молния Джахейры. Последний хобгоблин уже был с ожогами. Что-то пошептав над стрелой, он выпустил её в Халида. Полуэльф согнулся от боли пополам. Стрела была отравлена. Когда-то Равена читала книгу о хобгоблинах и знала, что у многих из них есть способность отравлять стрелы. Джахейре пришлось покинуть своё убежище, чтобы нейтрализовать яд в теле мужа. Оставшийся в живых хобгоблин решил отомстить друиду за обожжённую кожу, он снова пошептал над стрелой и прицелился. Сконцентрировавшись на Джахейре, хобгоблин не заметил, как к нему подобралась Равена, а когда заметил, было уже поздно. В прыжке полудроу занесла над головой меч и, приземлившись рядом с врагом, рассекла чудище пополам. Её обдало вонью и тёмно-красной кровью. Равена прерывисто дышала. Плечо болело. Она потянула за стрелу и вскрикнула от боли. В глазах потемнело, и Равена упала на землю. Имоен подбежала к сестре, но, увидев разрубленное тело, зажала рот и отбежала снова за куст, где её и стошнило. Джахейра уже сняла действие яда с Халида, вместе они оттащили Равену к берёзе и прислонили к стволу. На теле у неё нашлось ещё несколько ран.
– Что же ты мне не сказала про магические ожоги вчера! – Возмущалась Джахейра.
– Я была слишком уставшая, чтобы думать об этом, – сквозь зубы призналась Равена.
Джахейра кивнула головой.
– Теперь запоминай, как вытаскиваются стрелы: сожми зубы и… Рывок! – И она резко выдернула стрелу, хлынула кровь.
Хоть зубы Равены и были сжаты, она всё равно не сдержала крик. Джахейра положила руку на рану, закрыла глаза и что-то прошептала. Кровь остановилась, и края раны немного затянулись.
Получившие назад свои утраченные вещи хозяева были несказанно рады. Друзья продали трофеи, которые достались им от огра и хобгоблинов. Прибавив к этим деньгам то, что дали им заказчики за выполненную работу, и отняв плату за комнату и ещё один меч (благо стрелы Имоен насобирала у хобгоблинов), Равена обнаружила, что этого всё равно не хватит на более или менее хорошее снаряжение.
Вечером в комнату к сёстрам вошла Джахейра. Она заставила Равену показать остальные магические ожоги и наложила повязки, пропитанные целебной мазью.
– Ты чем-то озабочена, – заметила она.
– Да, Джахейра, ты права. Меня сегодня чуть не прибили какие-то хобгоблины. Кто знает, что за беда поселилась в шахтах Нашкеля. Нужно быть готовым ко всему. Нужна не просто экипировка получше, нужна хорошая экипировка. И тут встают два вопроса: где её найти (у Бентли нет ничего особенного) и откуда взять на неё денег (того, что у нас есть слишком мало), – по голосу Равены было понятно, что она очень расстроена.
«Толковая девочка у тебя, друг Горайон», – подумала друид и вслух сказала:
– Хм… Может стоит заглянуть в Берегост? Там есть кузница. Оружие и доспехи «с наковальни» покупать дешевле, чем с прилавка. Это всё равно по пути в Нашкель.
– М-можно свернуть с дороги в с-сторону Моря, – вставил появившийся в дверях Халид.
– Верно! – Поддержала его Джахейра. – Если мы возьмём немного западней, то сможем найти людей, которым возможно нужна наша помощь. В лесах уйма разбойников.
– Больше врагов – больше трофеев! – Поддакнула Имоен.
– К тому же в Берегосте наверняка найдётся пара заданий, – добавила Равена.
– Вот видишь: стоит посоветоваться с командой, и все проблемы решены, – улыбнулась Джахейра. – Халид, ты принёс то, что я просила?
Полуэльф кивнул, в руках у него был поднос, на котором стоял закрытый крышкой кувшин и четыре пиалы. Джахейра налила всем по порции.
– Этот отвар поможет вам лучше отдохнуть, а ранам быстрее затянуться.
После того, как супруги ушли к себе в комнату, сёстры потушили свечу. Отвар Джахейры успокоил разум и расслабил тело, девушки захотели спать. Магические ожоги немного тревожили, но в целом Равена спала крепко.

На следующее утро четвёрка попрощалась с Миррошейдом и направилась в путь. У дверей «Дружеской Руки» их вдруг окликнули. К ним бежала женщина-гном.
– Доброе утро, друзья мои! – Сказала она, запыхавшись. – Меня зовут Ландрин. Анши рассказал мне вчера, как вы ему помогли, а сегодня я узнала, что вы идёте в Берегост. Дело вот в чем: я убежала из Берегоста, потому что в моём доме поселились огромные пауки. Если вы очистите мой дом и принесёте в доказательство тушку паука, я вам хорошо заплачу.
– И как же мы её дотащим из Берегоста сюда? – Почесалась Имоен.
– О, я думаю, найдётся добрая душа, которая одолжит вам телегу и лошадь. В крайнем случае, вы всегда можете нанять возницу. Все расходы я вам верну.
Друзья согласно кивнули, и Ландрин обещала ждать их в гостинице. Выйдя за ворота, команда искателей приключений свернула с дороги к западу и долго шла, не наблюдая даже агрессивных диких зверей. Вокруг по деревьям прыгали белки, а в траве сновали ежи да зайцы. Вдруг из кустов послышался пронзительный крик: «В атаку! Йе-е-е-е!»
Равена зажмурила глаза, потрясла головой и снова открыла их. Не менее удивлённый вид был и у Имоен. На них надвигалась целая толпа маленьких человечков. Они были чуть повыше пояса путешественникам. Их кожа была ярко-голубой, голоса визгливые, а маленькие чёрные глазки наполнены злостью. Равена стояла и не знала, что ей делать. Пока мимо неё не пробежали Халид и Джахейра и не начали раскидывать человечков направо и налево. Она переглянулась с Имоен, и они обе ринулись в атаку. Через несколько минут поляна была устлана ярко-голубыми трупами.
– Кто это? – Спросила Равена у Джахейры.
– Ксварты. Маленькие и злобные ксварты. Не смотри на их размер, они достаточно кровожадны, чтобы разорвать тебя на части.
– Кстати, Джахейра, я слышала, что друиды носят кожаные доспехи… – Полюбопытствовала Имоен, намекая на кольчугу полуэльфийки.
– Вот-вот, – поддержала её Равена. – А ещё они живут в своих общинах, сохраняя Баланс между природой и человеческой цивилизацией. Так? И к прямым действиям прибегают лишь тогда, когда Матери Природе грозит реальная опасность. А ты вот так запросто путешествуешь…
– … да ещё и в кольчуге, – вставила Имоен.
Джахейра отметила для себя начитанность и любознательность названых сестёр. Она не сдержала лёгкий смешок и, откашлявшись, пояснила ситуацию.
– То, что вы сейчас сказали, большей частью верно, хотя многие нюансы друидской философии вам не понять. Лично я всегда считала, что к защите Баланса нужно подходить более активно. А ещё я очень быстро поняла, что зачастую на дорогах Фаэруна не достаточно вызвать молнию или оплести корнями ноги врагов. Пришлось усовершенствовать своё владение боевым посохом, коим вы могли сейчас полюбоваться. А в ближнем бою кожаный доспех даёт весьма слабую защиту, поэтому я облачилась в кольчугу.
– Ну, да, – рассуждала Имоен с видом знатока. – Кожаный доспех в ближнем бою хорош для тех, кто разит быстро и насмерть. А посох… ну… им можно оглушить…
– Ты просто не знаешь куда и как надо бить, – сдержано улыбнулась Джахейра.
– Поделишься секретом? – Подмигнула ей девушка.
– Попробую, как будет время.
Далее всё снова было тихо, пока друзья не познакомились с существом, о котором Равена хотя бы читала. Большой меховой шар с острыми зубами в оскаленной пасти прыжками двигался к ним на тонких, почти лишённых шерсти конечностях. Гибберлинг. Короткое серо-сиреневое тело больше, чем до половины покрывала косматая чёрная грива. Передние лапы у гибберлингов гораздо длиннее задних. Они царапаются острыми, как лезвие, когтями, вставая «на ноги». Справиться с одним таким существом не составит труда даже крестьянину с вилами. Беда в том, что по одному они никогда не нападают. Искатели приключений, охранники караванов, да и просто удачливые путешественники истребляли их десятками. Однако популяция этих тварей и не думала уменьшаться. Часто путников находили растерзанными. Гибберлинги оттаскивали тела в укромное место, где вся стая наслаждалась кровавым пиром.
Вечерело. Темнеющее небо охватил пылающий танец заката. Сперва танцоры-лучи расписали небосвод в яркие жёлто-оранжевые тона и медленно вальсировали, стараясь сомкнуть круг по горизонту. Но вот они меняют темп танца и, вращаясь всё быстрей, возвращаются к дирижёру-солнцу. Чем ближе финал танца, тем сильнее проступает пурпурная краска страсти. Дирижёр-солнце раскланивается и уходит со сцены вместе с уставшими танцорами-лучами, и звёздный полог, словно занавес, опускается до самого горизонта. Авантюристы уже хотели поворачивать в Берегост, освобождать дом Ландрин от пауков, как увидели впереди круг камней, который служит друидам святилищем. Там был виден костёр и фигуры людей. Джахейра весьма обрадовалась, ведь появилась возможность пообщаться со своими.
У костра сидел, покачиваясь вперёд-назад, мужчина. Рядом по бокам лежали щит и золотой боевой молот, по которому время от времени пробегали электрические разряды. Все остальные находились в тени, и их внешность трудно было рассмотреть. Равена накинула капюшон.
– Вечер добрый! – Поприветствовала она мужчину.
– Кто это? – Вскинул он голову вверх, его глаза были как-то странно раскрыты, в них читалось безумие. – Матушка? Это ты? Матушка, это я – твой сын Басилус.
– Нет, Басилус, ты меня не за того принимаешь.
Басилус медленно встал и поднял щит и молот. Равена почувствовала, как напряглись её друзья.
– Ты просто не помнишь, мы поможем тебе вспомнить, – шипел Басилус.
В этот момент фигуры из теней двинулись на свет. Имоен вцепилась в названую сестру. Глаза Равены расширились от испуга. Имоен ещё сильнее сжала её локоть.
– Равена, это же… живые… мертвецы.
Команду окружали с дюжину зомби и около десятка скелетов. Равена сглотнула. Басилус сверкнул сумасшедшими глазами.
– Мертвецы?! Нет! Это наша семья, матушка. Она поможет тебе вспомнить!
В этот момент самый близкий к ним зомби повалил Имоен. Его полусгнившие зубы пытались достать до её шеи. Равена слышала, как Джахейра начала читать какое-то заклинание. Одним махом воительница выдернула меч и отсекла мертвяку голову. Равена помогла сестре подняться и закрыла её собой, отбиваясь от толпы ходячих мертвецов. Халид защищал Джахейру. Джахейра читала заклинание. Имоен тряслась, как осиновый лист. Вдруг она перестала дрожать и в толпу нежити полетели стрелы. Равена тоже стала себя чувствовать уверенней, видно друид прочитала заклинание снятия страха.
Равена яростно рубила нежить, но мертвяки не кончались, где падал один зомби, восставали два новых. Равена взглянула на их хозяина. Басилус стоял, закрыв глаза, и что-то шептал. Так он их поднимает заново! Полудроу попыталась пробиться сквозь плотную стену нежити. Меч, доспех и лицо были покрыты чёрной вязкой кровью. Однако девушке не удалось продвинуться ни на йоту.
– Молния их не берёт! – Кричала Джахейра. – Мои магические силы на исходе, а посох против них бесполезен!
Вдруг Равена почувствовала боль в ноге. Разрубленный пополам мертвяк вцепился зубами ей в голень, прокусив сапог и штаны. Его мёртвые соратники топтали тянущиеся за ним полуразложившиеся кишки. Равена тряхнула ногой, но тварь вцепилась крепко. Сдерживая мечом толпу кровожадных трупов, второй ногой она нащупала голову, что вцепилась в неё, и со всей силы ударила по ней. Зомби отцепился, вырвав кусок плоти. Полудроу сжала зубы и окровавленной ногой наступила на череп. Сапог впечатался в гнилые мозги. У Равены заканчивались силы. Она обернулась на Халида, его положение было чуть полегче только из-за того, что Джахейра подлечивала его. Кровь и слизь стекали с его щита, делая почву под ногами скользкой. Воин всё неуверенней держался на ногах. Казалось, усиль толпа ходячих трупов хотя бы на чуть-чуть натиск, и они легко смяли бы чету полуэльфов. И тут Равену снова осенило: Басилус!
– Имоен, – шепнула она сквозь зубы. – Мертвякам наплевать на твои стрелы. Попробуй убить Басилуса, кажется, он ими управляет.
– Есть! – Отчеканила Имоен.
Стрелы Имоен мешали хозяину всей этой нежити читать заклинания. В конце концов, он схватил молот и бросился на лучницу. Он сделал всего несколько шагов и упал – стрела Имоен попала ему точно в глаз. Как только Басилус умер, скелеты рассыпались, а зомби перестали вставать заново. Друзья собрали последние силы и пошли в наступление.

Басилус оказался жрецом Цирика. Друзья нашли на его теле знак тёмного бога: квадратный клочок шёлковой ткани, вышитый дорогими нитками – череп, окружённый ореолом фиолетового пламени. Равена положила его в сумку, как трофей. Халид взвесил в руке молот Басилуса. Оружие было первоклассного качества и, несомненно, стоило больших денег. Вокруг стоял смрад разложения, и никто из них не хотел оставаться в этом месте ни минуты дольше. Пройдя немного на юг, команда нашла вполне пригодное для ночлега место.
Четверо искателей приключений сидели у костра. Нога у Равены опухла и горела под повязкой. Джахейра готовила лечебный отвар. Халид перевязывал себе руку и смотрел на жену. Время от времени она устало улыбалась ему. Имоен сидела рядом с названой сестрой и мазала ей укус под повязкой. В её глазах Равена увидела слёзы и страх. Имоен поняла, что жизнь путешественника – это не только приключения, но и вечная угроза смерти. Своей и тех, кто тебе дорог. Сегодня они все могли умереть. Некогда беззаботное лицо Имоен стало немного серьёзней. Она присела на колени рядом с Равеной и обняла её за шею. «Не покидай меня», – услышала шёпот полудроу, и слёзы увлажнили её плечо. Имоен ни на шаг не отходила от Равены. Она даже уснула, положив голову ей на колени.

Этой ночью Равена спала неспокойно. Ей снился сон. Один из тех, после которых не знаешь: проснулся ли ты или всё ещё спишь. Она шла в Кэндлкип. Пыльный запах дороги едва разбавляла свежесть Моря Мечей. До крепости оставалось каких-то несколько футов. Равена чётко различала шум волн, крик чаек и гомон людей за воротами, ведущими в её родной дом. Сначала она настойчиво стучала в них, потом скреблась, как наказанная кошка. Она не хотела мириться с очевидным: ворота эти для неё закрыты. Она провела рукой по их тёплым доскам, холодному камню стен, зелёному плющу, что обвил их до верха за столько лет. Вдруг рядом зазвучал голос спокойный и мягкий: «Тебе нельзя возвращаться, дитя. Ты должна идти вперёд». За её спиной стоял Горайон. Алое пятно на груди растеклось жутким узором по серой мантии. Он был мёртв в её сне так же, как и наяву. Его сущность была прозрачна, сквозь его тело можно было увидеть лес, что раскинулся позади мудреца. Горайон указал Равене на него. Лес был далеко, но вдруг в мгновение ока приблизился к ней, и вот она стоит у его кромки. Через него вёл извилистый путь. Этот путь уводил прочь от прошлой жизни. Она почему-то знала, что он будет трудным. Деревья всё норовили выдернуть корни прямо под ноги. Кустарник переплетался, чтобы заставить свернуть с дороги. Но через корни можно переступить, в кустарнике – прорубить ход. Ни одной бездонной пропасти на пути, и золотые лучи пятнами освещали дорогу, обещая сделать её ровной и ясной. Горайон улыбнулся своей тёплой улыбкой, и блеснула слезинка в морщинках около глаз. Потом он исчез. Растаял, словно иллюзорный образ. Равена обернулась в сторону Кэндлкипа. Ворота, около которых она стояла только что, оказались на милю позади. Воспитанница Горайона вздохнула и уверенно ступила на лесную тропу. Тьма накрыла её бывший дом и с бешеной скоростью неслась, поглощая всё на своём пути, за Равеной. Тьма следовала за ней по пятам, и каждый ярд освещённого пути, что оставался за спиной у воительницы, жадно пожирался этой тьмой. А в голове снова зазвучал голос, но уже другой – зловещий и неприятный: «Ты научишься…» Но она так больше и не обернулась назад.

Когда Имоен проснулась, Равены не было рядом. Её названая сестра сидела на берегу быстро бегущего куда-то ручья. Солнце ещё не встало, и их окружали предрассветные сумерки.
– Равена, тебя что-то тревожит? – Имоен присела рядом. – Ты ворочалась всю ночь.
– Мне снился Горайон, – ответила Равена, не сводя с потока глаз.
Имоен внимательно выслушала пересказ её сна.
– Значит он улыбнулся, когда исчезал?
– Да. Знаешь, я боялась, что его предсмертный крик никогда не покинет меня. Но я не слышу его больше… По крайней мере пока что. Так не хочется жить под гнётом потери, но и забыть эту потерю я не в силах, – Равена глубоко вздохнула. – Но этот другой голос… Он неизвестен мне, но кажется знакомым… Я ничего не понимаю.
– Может это твоё подсознание? Или совесть? – Имоен старалась не улыбаться, но у неё это плохо получалось. На левой щеке проявилась ямочка.
– Если б это была совесть, она не разговаривала бы со мной – мы с ней давно в ссоре.
Имоен прыснула, Равена шикнула на неё – Джахейра и Халид ещё спали. Полудроу не смогла больше заснуть, потому отправила их спать, пообещав подежурить вместо них. На востоке показался кусочек розового солнца.
– Равена, помнишь в Кэндлкипе, когда мы были ещё маленькие, мы утащили из библиотеки толстую книгу в красном бархатном переплёте с чёрными кожаными вставками?
– Ага, – кивнула Равена. – «Жизнеописание вампиров». Мы читали её весь вечер до темноты, а потом не спали всю ночь. Нам казалось, что мы познали тайны бытия, и за это нам сулит расплата, – она тихонько хихикнула. – А почему ты вспомнила?
– Просто тогда мы тоже смотрели на восток в ожидании солнца. Правда тогда мы сидели на одной кровати, с головой накрывшись покрывалом, и вздрагивали от каждого шороха.
Названые сёстры тихо смеялись. На них нахлынули воспоминания. Они вспоминали, как через несколько лет после прихода Равены в Кэндлкип, Горайон привёл в её комнату Имоен. Вспоминали сказки их приёмного отца. Вспоминали, как решили называть друг друга сёстрами и даже составили шуточный договор. Вспоминали, как представители всех профессий жаждали получить их в ученики. Джондалар был горд, когда Равена пришла к нему. А вот воровскому искусству в Кэндлкипе не учили, поэтому Имоен пришлось познавать азы магии. Однако после того как она едва не взорвала лабораторию, её оставили в покое. Имоен была самоучкой и постигала премудрости воров из книг. Что касается Равены, она долго спорила со своим учителем о выборе оружия. Он предлагал ей то длинный меч, то копьё, то булаву; но она стояла на своём. Её поражала мощь двуручного меча. Его удобно держать, им удобно бить, его приятно носить за спиной. Это было идеальное оружие. В конце концов, Джондалар сдался и подарил ей первый двуручник. Они вспомнили и Зарка с друзьями. Вот тогда-то Имоен и получила настоящего учителя. Рододендрон был поражён способностями ученицы и говорил, что у неё большое будущее.
В краткой паузе Равена заметила, что они совсем не вспоминают грустных событий. И снова нахлынули воспоминания. Сёстры перебивали друг друга. Будто бы они снова сидели на крыше смотровой башни Кэндлкипа, а не на берегу дикого ручья. Они были радостны и беззаботны. Тяжёлый осадок ночи быстро растаял.
– А помнишь…
А помнишь…
А помнишь…
Равена и Имоен уже не сдерживали смех, слёзы от него текли по щекам. Джахейра и Халид подошли к ним, когда они вспоминали, как решили пробить дверь в одной из башен Кэндлкипа, чтобы узнать, куда она ведёт. Решено было сделать взрывчатку, и названые сёстры направились в лабораторию Горайона за ингредиентами.
– А когда он нас заметил, мы решили убежать, – смахивая слёзы, вспоминала Имоен.
– Ага, только убежать у нас не получилось – мы встали, как вкопанные, – трясясь от хохота, поддакнула Равена.
– Это Горайон на нас навёл заклинание удержания. Ох, и влетело нам тогда, помнится!
– Так вы, оказывается, никогда не были спокойными и милыми девочками? – Раздался голос Джахейры за их спинами.
Девушки покачали головами:
– Нет! Ни-ког-да!
– Я боялась, что вы будете себя плохо чувствовать сегодня. Как нога, Равена?
– Ничего. Немного дёргает.
– Пойдём, сменим повязку, позавтракаем и дальше в путь.
День начался с печёных в костре яиц и травяного чая с рассыпчатыми пшеничными сухарями. Лечебная мазь покрыла новую полоску бинта, вокруг опухшей ноги легли прохладные листья подорожника. Рану немного пощипывало от заживляющего действия. Равена принялась латать разорванный тем зомби сапог. В качестве заплаты она решила использовать кусок голенища сапога самого Басилуса, отрезанный ещё вчера.
– Джахейра, а что это за горы там вдалеке? – Поинтересовалась Имоен, уплетая завтрак за обе щёки.
– Это – Облачный Хребет. Нам туда не надо.
– Облачный Хребет? Говорят, там, где он спускается к побережью, живут сирены, – вспомнила Равена какую-то книгу.
– Живут. И встреча с ними не предвещает ничего хорошего.
– Но ведь их песни не действуют на женщин, только на мужчин… – Вспомнила в свою очередь рассказы искателей приключений Имоен.
– Я же тебе уже говорила, что это всё чушь! – Покачала головой Равена. – Они одинаково могут завладеть и мужчиной, и женщиной. А вот длительность их ментальных чар зависит от интеллекта зачарованного существа. Чем оно умнее, тем меньше длится очарование.
Равена была занята сапогом и не увидела, как Джахейра кивала, соглашаясь с каждым её словом.
– Ну, а то, что они могут полностью завладеть разумом, хоть правда? – Шепнула Имоен, будто боялась, что её услышит какая-нибудь сирена.
– Именно т-так. Мне бы не хотелось с-стать куклой в их руках.
– Ладно, доедайте быстрее. Кажется, мы слишком ушли на юг, – поднялась с земли Джахейра. – Чтобы попасть в Берегост, нам придётся вернуться немного на север.
Солнце светило ярко, и путь искателей приключений продвигался вперёд с потрясающе лёгкой быстротой. Друзья разговаривали о прошлом, о настоящем и о планах на будущее. Нога у Равены немного ныла, но потом – к обеду – она перестала чувствовать боль. Джахейра рассказывала о существах, с которыми им пришлось сталкиваться, о способах лёгкой победы над ними. Равена, в свою очередь, рассказывала, что она прочитала об этих существах в книгах Кэндлкипа. Вдруг Халид шикнул на них.
– Я ус-слышал рычание и звон м-мечей.
Четвёрка поспешила на звук. Пятнадцать гноллов окружили путника в плаще, капюшон которого закрывал лицо хозяина. В руках у путника сверкнули два клинка. Гноллы начали наступление, но их жертва удивительно ловко уворачивалась от алебард нападающих. Он приседал и подпрыгивал, ни секунды не оставался на одном месте. Его клинки свистели в воздухе, защищали хозяина и резали шкуры его врагов. Путешественники стояли и восхищались этим потрясающим зрелищем, пока Халид не воззвал к их совести, и все четверо бросились на помощь. Впятером они быстро расправились с огромными собакообразными существами. Под конец боя Равена снова чувствовала боль в ноге, на неё нельзя было наступить. Воительница упала на колено. Самым близким к ней оказался их новый знакомый. Он подхватил её под локоть, чтобы помочь подняться.
– Ты ранена? – Прозвучал его голос, похожий больше на эльфийский, но не такой певучий.
– Ничего серьёзного, – ответила Равена, не поднимая глаз на незнакомца.
Она с радостью приняла его помощь. Вдруг позади она услышала возглас Джахейры:
– Дроу?! Равена, осторожно!
Полудроу взглянула на того, кто помог ей встать. Он тоже смотрел на неё с удивлением. Это действительно был тёмный эльф, но он не выглядел угрожающе, а в глазах было столько благородства, что позавидовал бы любой паладин.
«Какие странные у него глаза. В книгах пишут, что они у дроу обычно красные. У этого же они сиреневые. Сколько в его взгляде решительности и грусти, – думала Равена, изучая эльфа. – Постой! Дроу с грустными сиреневыми глазами, у которого за поясом два клинка… Не может быть!»
Джахейра, Халид и Имоен неслись на помощь подруге, но она остановила их окриком: «Стойте!» Затем, повернувшись к тёмному эльфу, она произнесла вслух имя, которое шептала почти каждый вечер.
– Дриззт До’Урден?
– Не помню, где мы встречались, – спокойно ответил дроу.
– А мы никогда и не встречались.
Дриззт До’Урден смотрел на неё вопросительно. Он был именно такой, каким его описывали Зарк и его друзья. Не очень высокий, стройный. Его белоснежные длинные волосы были заведены за остроконечные уши. Однако его кожа не была черна, как уголь. Наверное, Кайлу она показалась такой в неясном отсвете костра. Кожа его была конечно тёмная, но тёмно-эбенового цвета. Они были такие похожие, и всё же такие разные.
– Откуда же ты меня тогда знаешь?
– Мне рассказывали про тебя друзья. Когда-то ты помог им отразить нападение хобгоблинов.
– Когда же это было?
– Несколько лет назад. И хочу сказать, что я осталась у тебя в долгу – там был мой учитель по фехтованию.
– Вот как! Ну тогда будем считать, что долг уплачен. Сегодня вы помогли мне, – Дриззт и Равена обменялись улыбками. – Признаюсь, я удивлён – я не ожидал увидеть полудроу своими глазами. Ведь ты… ты наполовину тёмный эльф.
– Я никогда не видела своих родителей. Мне спокойней думать, что я просто полуэльф, а свою внешность привыкла считать забавной шуткой природы, – виновато улыбнулась Равена.
– Это жестокая шутка, – покачал головой дроу. – Вы местные?
– Да. Я – Равена, это Имоен, Джахейра и Халид, – указала она по очереди на друзей.
– Тогда вы сможете объяснить, что здесь происходит. На меня то и дело нападают разбойники с требованием отдать им железо.
– Да, с железом у нас сейчас проблема. Видишь ли, Побережье Мечей поразил Железный Кризис. Оружие, сделанное из руды местной шахты, стало ломким, будто сделано из тонкого фарфора.
– Хм. И как долго продолжаются эти набеги?
– Достаточно долго.
– Что ж, если вам это чем-нибудь поможет, то я могу сказать, что это не простые шайки разбойников. Хобгоблины и другие полулюди дерутся, как банда «Стужа». А стратегия людей походит на воинов «Чёрных Когтей». И те, и другие – наёмники. Их призывают на службу за деньги. Если бы найти их штаб, то в нём можно будет разузнать подробности этого Железного Кризиса, и может быть выйти на того, кому он на руку.
– Спасибо, за сведения. Они помогут нам разгадать эту тайну, но, похоже, я снова у тебя в долгу.
– Нет. Я говорю это тебе за то, что ты отнеслась ко мне по-доброму. Как ты понимаешь, я редко встречаю такое отношение, – Дриззт немного грустно улыбнулся.
– Могу себе представить, – усмехнулась полудроу.
– Лёгких дорог тебе, Равена.
– И тебе, Дриззт До’Урден.
Дриззт широко улыбнулся, махнул рукой и, накинув капюшон, бесшумно скрылся среди деревьев. Равена смотрела ему вслед, почти незаметно улыбаясь. Пока рука Имоен не замаячила у неё перед глазами.
– Э-эй! У меня два вопроса. Первый: почему ты не позвала его с собой?
– Имоен, Дриззт До’Урден – дроу, оставивший Подземье и пытающийся выжить в мире, где его расу ненавидят – сам выбирает себе путь.
– Ну, допустим. Второй вопрос: почему на вопрос о крови родителей ты ответила так расплывчато?
– Имоен, мне порой трудно самой осознавать это, а сказать об этом чистокровному дроу… Я… Я не смогла… – Равена вздохнула. – К тому же ответ на этот вопрос «на лицо». Ха-ха! Ладно, нам пора идти вперёд.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 11:14 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Пройдя ещё немного на север, они попали в холмистую местность, часто заросшую лесом. У Джахейры словно прибавилось сил, она рассказывала о деревьях и о силе, которую они хранят. В её серо-зелёных глазах отражались листья, а проникающие сквозь кроны деревьев лучи солнца играли в русых волосах.
– Она воодушевлена, – заметила Имоен.
– Т-такой я её встрет-тил впервые, – Халид улыбнулся и поправил шлем. – Н-ну, как тут было н-не влюбиться?
Вскоре деревья расступились, и друзья увидели маленькое лесное озерцо и небольшой водопад.
– Ладно, д-девочки, можете расслабиться, я п-пойду осмотрю местность и п-поищу что-нибудь съестное.
Когда Халид скрылся за деревьями, Равена и Имоен сбросили доспехи и одежду и радостно попрыгали в воду. Джахейра осталась пока на берегу разводить костёр и готовить отвар для перевязки. Вдоволь наплескавшись, сёстры сели на камнях недалеко от водопада. Имоен нравилось расчёсывать волосы сестры, плести из них косы и делать разные причудливые причёски. Имоен расчёсывала ей волосы, а перед глазами Равены стоял образ. Этот образ смотрел на неё сиреневыми глазами. Вновь и вновь она вспоминала его движения: прыжок, взмах, отскок. Пятнадцать гноллов не смогли нанести ему ни одного удара. Пятнадцать – одному! Равена нахмурилась. А их четверых чуть не угробили шесть хобгоблинов! Снова появившиеся в её сознании сиреневые глаза заставили полудроу улыбнуться. Эта улыбка не ускользнула от Имоен.
– Что такое, сестрёнка?
– Правда, он красивый?
– Ты о ком? Ааа… Ты про Дриззта? Похоже, ты влюбилась в него!
– Что за чушь! Ничего подобного!
– Чего вы тут шумите? – Подплыла к ним Джахейра.
– Похоже, Равена положила глаз на этого Дриззта До’Урдена, – усмехнулась Имоен.
– Я просто спросила её, не считает ли она Дриззта красивым.
– Милая моя сестрёнка, я ничего не понимаю в мужской красоте. По мне главное, чтобы с парнем не было скучно. А ты что скажешь, Джахейра?
– Он, конечно, красив, – пожала плечами друид. – Для дроу.
– Для дроу? – Возмутилась Равена. – Я думала, ты поддержишь меня!
– Не обижайся, Равена, но я уже сделала свой выбор. Для меня во всём Фаэруне нет мужчины красивей Халида, – щёки полуэльфийки немного порозовели.
– Джахейра, а как узнать любовь? Как понять, что любишь? – Накручивая прядь волос на палец, спросила Равена. За её спиной тихо хихикнула Имоен.
– Ох, как же объяснить… – Джахейра села рядом на камни и смотрела на воду. – Любовь – это когда видишь, и нет сил оторвать взгляд. Когда слышишь, и сердце начинает чаще биться. Когда прижимаешься, и чувствуешь тепло. Любовь – это когда день за днём, год за годом хочешь видеть рядом с собой только одного человека. Этот человек для тебя – всё, и невозможно представить себя с кем-то другим.
– Но ведь вы с Халидом оба – искатели приключений, а значит, вы в любой момент можете потерять друг друга.
– Мы знаем это, Равена, но принимаем как неизбежность. Этот шаг мы сделали не сразу. Над этим пришлось поразмышлять.
– Над чем размышлять: влюбиться друг в дружку или нет?
– Нет, Имоен, любовь приходит сама, без стука и не спрашивает: хочешь ты влюбиться или нет. А вот осознать это, открыть своё сердце другому человеку, связать себя с ним навечно узами брака – вот что даётся нелегко даже после долгих и мучительных раздумий.
Равену этот разговор больно резанул по душе, и зачем она его вообще завела. Любовь. Это удивительнейшее чувство пройдёт мимо неё. Кто может полюбить полудроу? Если только слепец. Надежда, подаренная тем странным стариком на развилке, мгновенно угасла в «Дружеской Руке». Нет, все видят только её облик, не пытаясь заглянуть в душу. Самое большое, на что она могла рассчитывать, это быть постоянной любовницей у какого-нибудь любителя экзотики, но этого не могла ей позволить гордость.
Внезапно её накрыло ледяной волной. Нет, это она упала в воду. Имоен стояла на берегу и ухахатывалась над своей шуткой. Улучив момент, Равена дёрнула сестру за ногу, и та тоже свалилась в озеро. Джахейра стояла на берегу уже почти одетая и, улыбаясь, качала головой.
После вкусного ужина из перепёлок на вертеле, друзья завалились спать. Они были в пути уже третий день и прошли много миль. Несколько раз на них нападали разбойники с требованием отдать железо. Один из мечей Равены сломался. Трофеи утяжеляли поклажу. Пора было поворачивать на Берегост. Два раза в день Джахейра меняла повязку Равене. Воительница пыталась отговориться от неё, но друид и слушать не хотела.
– Укус восставшего мертвеца – не простая рана, – объясняла она. – Такие раны заживают крайне медленно, они гораздо опаснее, чем магические. И возможно, что у тебя останется шрам на ноге, – Равене оставалось лишь сдаться.
Их путь продолжался, и друзья свернули на восток к дороге на Берегост. Чем ближе к дороге они приближались, тем чаще нападали на них бандиты. К обеду солнце начало припекать. Четвёрка присела в тени дерева с густой листвой, чтобы переждать жару. Каждый раз, когда разговоры заканчивались, и все были заняты своими делами, перед глазами Равены всплывал образ одинокого дроу. Она вспоминала бой. Его движения были совершенны. Она поняла, как мало она может, как ничтожны её умения.
– Опять думаешь о Дриззте? – Спросила Имоен, подкидывая ей яблоко.
– Думаю, но это совсем не то, что ты думаешь. Я не могу влюбиться в мужчину с первого взгляда.
– Хм. А, по-моему, ты влюбилась в него заочно, когда услышала о нём от Зарка.
– Да нет же! Говорю тебе: это не любовь! Скорее – благоговение перед тем, кто добился большего, гораздо большего, чем я.
– Должно быть это потому, что он прожил большую, гораздо большую жизнь, чем ты, – передразнила Имоен интонацию названой сестры.
Равена молча согласилась с ней.
– Эй, сестрёнки! – Обратилась к ним Джахейра. – Впереди стая волков, которые преследуют добычу. Если они заметят нас, то решат поменять цель. Так как четырёх искателей приключений хватит на всех, а вот курицу, которую они преследуют, едва ли хватит одному вожаку.
– К-курицу? Т-тебе не показалось?
– Мне, конечно, напекло в голову, но для куропатки это слишком большая птица.
Внемля предостережениям Джахейры, все притихли. Но, не смотря на старания друзей, волчья стая повернула именно на них. И впереди бежала… курица.
– Когда мы разделаемся с волками, – встала с земли Джахейра, и грозовые тучи начали скапливаться над стаей. – Я сварю из этой курицы жирную похлёбку!

Равена вытирала кровь с меча о шкуру волка, когда к ней подбежала будущая похлёбка.
– Спасибо! – Прокудахтала курица молодым мужским голосом.
Полудроу замерла на месте.
– М-да! Похоже, мне действительно сильно напекло в голову. Я слышу, как курица говорит с нами, – Джахейра обхватила голову руками.
– Вам не напек-пек-пекло в голову. Я действительно разговариваю с вами. Я – не совсем курица, я – человек-кок-кок под заклятьем.
Равена присела поближе к удивительной курице на корточках.
– Я был ученико-ко-ком у одного мага. Он живёт немного северней. Он сможет мне помочь, но я не дойду сам. В лесу столько-ко-ко хищнико-ко-ков, – курица-человек тряхнула головой. – Помогите мне!
На глазах у птицы навернулись слёзы. Равена посмотрела на Джахейру. Похоже, варить похлёбку из говорящей курицы друиду не хотелось. Воительница взяла существо подмышку, и оно радостно запело по куриному.
Немного северней они действительно наткнулись на башню мага. Она была невысокая и мрачная. К её огромной двери вела лишь одна еле заметная дорожка. Каменные ступени не были разбиты тысячами ног тех, кто желал получить помощь мага. Видно её хозяин не отличался гостеприимством.
– Там внутри есть какие-нибудь ловушки? – Поинтересовалась Имоен.
– Нет, моему учителю не нужны ловушки. Его башню оберегают два голема.
– Два голема? Слушай, как там тебя…
– Меликамп.
– …Меликамп, может ты от двери до мага сам дойдёшь?
Курица смотрела на Имоен умоляющим взглядом. Равена вздохнула и открыла тяжёлую дверь. Внутри по обеим сторонам тянулся коридор, в котором слышались приближающиеся тяжёлые шаги.
– Големы, – прошептал Меликамп. – Идите вперёд, в главную комнату.
Посередине главной комнаты на полу был начертан круг, разделённый на четыре части. Каждая часть символизировала одну из стихий. Четыре голубых кристалла стояли по окружности друг напротив друга, между ними то и дело пробегал энергетический разряд. Невдалеке стоял маг. Это был уже немолодой человек с тонкими сухими пальцами, острым подбородком, острым длинным носом и тонкими губами. Вся его внешность будто говорила: магия – дело тонкое. Он пренебрежительно взглянул на путников.
– Надеюсь, у вас есть веские причины для того, чтобы находиться здесь.
– Да. Мы принесли вашего ученика, он сказал, вы сможете ему помочь, – Равена поставила курицу на пол.
Маг посмотрел на птицу отсутствующим взглядом.
– Вы издеваетесь надо мной?
– Да нет же! Эта курица – преобразованный человек, он говорит, что был вашим учеником.
– У меня никогда не было ученика! Забирайте этот пучок перьев и убирайтесь! – Он отвернулся было уходить, но вдруг остановился. – Постойте! Меликамп? Меликамп, это ты?
– Да, это я, учитель Талантир, – опустила голову курица.
– Не называй меня так! – Вскипел маг. – Ты мне не ученик!
– Однако же вы его знаете, – заметила Имоен.
– Ученик хочет учиться! А этот… этот оболтус хочет иметь знания! Не получив того, что он хотел быстро, он просто обокрал меня и сбежал.
– Но Вы говорите так-кок-кок много, а показываете так-кок-кок мало. Я лишь хотел узнать частичку того, что знаете Вы, – курица всхлипнула. – По-по-получить маленький кусочек той силы, которой Вы обладаете.
– Ох, Меликамп, – вздохнул Талантир и присел рядом с бывшим учеником. – Я потратил более пятидесяти лет, чтобы получить эту мощь и заодно желание никогда её не использовать, – он осмотрел птицу. – Сильная магия. Что же придало тебе такой вид? Ну-ка, скажи мне, что ты украл? – Маг погладил острый подбородок.
– Да ничего особенного: какие-то ко-ко-компоненты, свитки, пару старых браслетов, пустую книгу для заклинаний, како-ко-кой-то пергамент…
– Стоп! – Талантир изменился в лице. – Старые браслеты из зачарованного сундука?
– Д-да. А что?
– Ой, дурень! Надеюсь, тебе понравился птичий корм. Потому что есть тебе его, пока не окажешься главным блюдом у кого-нибудь на столе!
– Учитель, я понимаю, Вы рассержены, но умоляю: спасите меня!
– Я тут ни при чём, куриные мозги! Это очень, очень, очень сильная магия, и я здесь бессилен!
Меликамп втянул голову и грустно заквохтал.
– Неужели ничего нельзя сделать? – Вмешалась Равена. – Может, мы сможем чем-нибудь помочь?
– Вообще-то есть одна возможность, маленькая лазейка. Ложный обряд воскрешения. Мне нужна часть какого-нибудь мёртвого существа: скелета или зомби. Лучше всего, если это будет голова. Хотите помочь – принесите мне голову мертвеца. После захода солнца вокруг моего жилища просто толпами ходят не желающие успокоиться жмурики.
Мысль о том, что опять придётся иметь дело с ходячими трупами, не радовала искателей приключений, но оставлять в беде бедного Меликампа тоже не хотелось. У мага в запасе оказалось много магических вещей, которые он предложил купить. Группа приобрела зелье инфравидения для Имоен, чтобы та не промахивалась в предстоящей ночной драке. Ещё лучница взяла себе по одному набору магически улучшенных стрел. Одни разъедали плоть жертвы кислотой, другие жгли огнём. Имоен припрятала их для особого случая в запасной колчан. Талантир рад был выкупить у гостей драгоценные камни. «Для магических экспериментов, – объяснил он, и тут же добавил: – Вам не понять!»
Когда на землю опустилась мгла, авантюристы вышли из башни, нашли полянку, где их можно было легко увидеть и стали ждать.
– Что-то не видно этих ходячих трупов, – возмущалась Джахейра. – Наверное, маг что-то напутал. Мы стоим здесь уже битый час.
– Потерпи, Джахейра, ещё немного. Талантир, наверняка, лучше знает эту местность, чем мы, – вглядываясь в темноту, успокоила друида Равена.
– Эй! А вон и наши долгожданные гости! – Чуть не крикнула Имоен. Ей было удивительно видеть так, как она никогда не видела в темноте.
Все обернулись в её сторону. Из зарослей, издавая загробный хрип и громыхание, выбирались скелеты. Их глаза горели зеленоватым потусторонним светом.
– И чего им н-не спится в такую прекрасную, тихую н-ночь, – усмехнулся Халид.
– По таким светлячкам я и без зелья смогла бы стрелять, – хихикнула Имоен. Потом пересчитала врагов и насупилась. – Так не честно! Их одиннадцать. Кому-то не достанется одного. Так что не зевай!

На алтарь рядом с Меликампом лёг череп, его глаза ещё тускло светились. Птица немного отшагнула в сторону. Талантир смотрел на алтарь, нахмурив брови. Потом он вздохнул.
– Что-то не так? – Аккуратно спросила Равена.
– Этот обряд очень сложный. Даже самые способные маги не могут быть наверняка уверенными в положительном исходе.
– Боишься, что тебе не хватит знаний, маг? – Вздёрнула бровь Джахейра.
– Меня больше интересует часть про «исход», – вставила Имоен.
– Тут дело не в знаниях, друид. «Исход» не зависит от мага.
– То есть я могу умереть? – Прокудахтал Меликамп.
Талантир вздохнул и покивал головой.
– Что ж по-по-попытка – не пытка. Вдруг всё же по-по-получится. Чтобы не случилось сейчас, это лучше, чем стать закуско-ко-кой для како-ко-кого-нибудь хищника или фермера. У меня есть шанс, хоть и небольшой. Вдруг всё получится. Давайте, учитель, начинайте обряд.
Талантир почесал сухим пальцем острый кончик носа и начал читать заклинание, его голос раздавался эхом по залу. Вскоре Меликамп начал увеличиваться. Он рос, рос и рос. Перья стали пропадать, голова приобрела человеческую форму, начало вырисовываться лицо.
– Получается, – прошептала радостно Имоен, глядя на это зрелище из-за сестриного плеча.
А курица всё больше и больше становилась похожей на человека. Вот крылья превратились в пятипалые конечности. Вот ноги, оставаясь ещё покрытыми чешуйками, стали человеческими. Равена вдруг подумала, что когда всё закончится, Меликамп будет абсолютно голым. Эта мысль слегка сконфузила её, и полудроу на всякий случай опустила капюшон пониже. Внезапно раздался резкий хлопок. От неожиданности все присутствующие на мгновенье закрыли глаза, а когда открыли их, Меликампа не было. Ни в человеческом, ни в курином облике. На алтаре красовалось огромное кровавое пятно, повсюду валялись перья и мелкие ошмётки плоти. Талантир, вздыхая, отряхивал с себя останки горе-ученика.
– Вот о чём я говорил вам. Тело Меликампа не вынесло повторной трансформации. И вы, и я сделали всё, что могли. Ну, желаю вам на дорогу «ума», так как запас «удачи», похоже, в этом мире истощился. Извините, но у меня теперь много работы. Эй, громила! – Крикнул он одному из големов. – Принеси метлу и тряпку – у нас наметилась генеральная уборка.
Четвёрка ещё долго молча стояла на ступенях башни Талантира, не зная плакать им или смеяться. Никто из них ни разу не попадал в такую глупую ситуацию, и дальнейший путь они прошли молча, погружённые в свои размышления.

До Берегоста оказалось рукой подать. Ещё не начало рассветать, как Равена с друзьями вошли в город. Лишь кое-где были видны сонные люди, выгоняющие скот на выпас. Коровы выходили из загонов медленно, не торопясь, будто пытались на ходу додремать. Воздух был чист и прозрачен, как и в любом другом маленьком городке, хотя его запах немного отдавал коровьим помётом. Берегост прилепился к дороге, как почка к тонкой ветке. В основном здесь процветали за счёт гостиничного бизнеса, да ещё кузница приносила большую пользу городу. Четыре гостиницы пытались перещеголять друг друга во всём: в яркости клумб, в убранстве комнат, в качестве обслуживания, в экзотичности блюд. Эта своеобразная война стала основой для множества анекдотов, что ходили по городу. Время было раннее, и были не заперты только их двери. Друзья решили переждать в одной, пока не откроется кузница. Когда они подошли к одному достаточно помпезному зданию, от тени отделилась фигура и направилась прямиком к ним.
– Доброе утро, путники, – сказал негромко человек под капюшоном. – Судя по вашему оружию, вы – искатели приключений. Но судя по вашим доспехам, вам нужны деньги.
– Что же ты за человек, что так чётко всё подмечаешь? – Прищурившись, спросила Равена.
– Я – бард, и замечать что-то интересное – моя профессия, – улыбнулся незнакомец. – Меня зовут Гаррик. Я представляю одну особу – одарённую и знаменитую актрису Силки. Я хотел бы нанять вас для защиты этой особы и готов заплатить вам триста монет за ваши мечи
– А ч-что? Ей угрожает оп-пастность? – Поинтересовался Халид.
– Всё остальное вам нужно обсудить с ней самой. Так что? Вы согласны?
– Если в этом нет никакого обмана, веди нас к этой особе, – кивнула Равена.
Гаррик знаком попросил следовать за ним. В небольшом переулке стояла женщина. Её тёмные атласные одежды были расшиты серебром, капюшон скрывал волосы и часть лица. В руке женщина держала посох из странного белого дерева. Гаррик поклонился актрисе и что-то шепнул ей, указывая на своих спутников. Актриса в свою очередь оценивающе смотрела на Равену и её команду.
– Надеюсь, вы будете стоить тех денег, которые я предлагаю вам в оплату. Ты же предложил им столько, сколько я сказала тебе, Гаррик?
– Да, госпожа, триста монет.
– Я хотела бы, чтобы вы объяснили – какую помощь вы хотите получить от нас. Ибо на неправое дело мы не пустим наше оружие, – нахмурившись и чуя недоброе, потребовала Равена.
Силки некоторое время смотрела на неё, как госпожа на дерзнувшего поднять глаза раба, однако потом её взгляд смягчился.
– Прошу простить меня, но я сейчас в трудном положении и не могу доверять всем подряд. Но вы, хвала богам, оказались честными людьми, и я расскажу вам о своей беде. Дело в том, что я известная актриса, и любой посчитает за честь моё выступление на его сцене. Попав в Берегост, я согласилась выступить в… в одной таверне. Но потом мне пришло приглашение из другой, более крупной, и я разорвала прежний контракт. Поймите меня: мой гонорар зависит от количества людей на представлении, тем более что сцена там гораздо больше и удобней. В общем, теперь я не могу даже покинуть город, потому что хозяин первой таверны нанял головорезов, чтобы убить меня и тем самым покрыть свой позор. Ах, я всего лишь актриса, а Гаррик – бард, он не в силах противостоять целой банде.
– Это просто ужасно! – Вскрикнула Имоен. – Мы, несомненно, поможем вам в этой беде! Ведь так, Равена?
Полудроу кивнула, всем сердцем жалея несчастную женщину.
– Конечно, я не хочу глупой бойни, – продолжала Силки, утирая слёзы. – Я попробую поговорить с ними. Не нападайте, пока я не скажу вам. Будьте начеку.
В этот момент в переулок скользнули три фигуры. Их тела окутывали плащи, а лица скрывались под глубокими капюшонами. Силки тревожно вздохнула. Гаррик отошёл назад и приладил стрелу к арбалету. Имоен также подалась назад и сняла с плеча лук. Джахейра заняла позицию позади актрисы. А Равена и Халид ждали команда Силки, чтобы высвободить мечи из ножен. Вперёд вышел один из силуэтов.
– Приветствуем тебя, Силки, – негромко начал он. – Мы принесли…
– Не пытайся меня запугать, мерзкий головорез! – Громко прервала его актриса. – Сегодня я с друзьями!
– Драгоценные камни, которые ты просила… – В голосе мужчины чувствовалось недоумение.
– Ба! Их не возможно переубедить! Убейте их!
Равена услышала, как Гаррик вскинул арбалет, но никто из её друзей не пошевелился.
– Стоп! – Крикнула воительница. – Я не буду убивать невиновных. Ты не дала им сказать ни слова. Что ты скрываешь?
Силки резко обернулась на неё. Благодаря инфразрению, которое полуэльфы получают от своих родителей-эльфов, Равена видела в утреннем полумраке, как краска гнева прилила к лицу актрисы.
– Тогда я разрываю наш договор, и вы умрёте первыми, – прошипела она.
Губы Силки зашептали что-то, но Джахейра была слишком близко. Друид ударила в челюсть колдующей концом посоха, и хотя заклинание было дочитано до конца, его направление сбилось. Молния пролетела поверх головы Равены, лишь слегка опалив капюшон. Халид присел и дёрнул напарницу вниз. Позади них была стена, молния отрекошетила от камня и, снова не найдя голову Равены, продолжила путь. Когда полудроу подняла глаза, перед ней лежал обуглившийся труп Силки. Она не успела даже крикнуть.
– Вот этим магическая молния и опасна, – усмехнулась Джахейра. – Владеющий этим заклинанием должен знать одно очень важное правило: «Никогда не используй молнию в узком переулке».
Друид взвесила посох Силки в руке. Как ни странно, он не пострадал.
– Магический? – С интересом спросила Имоен.
– Угу, – ответила Джахейра и бросила рядом с трупом свой изрядно потрескавшийся.
Где-то сбоку раздалось тихое кашлянье. Три фигуры в плащах не исчезли.
– Это поможет вам как-то сгладить это недоразумение, – он подбросил Равене маленький мешочек. – Но вы нас не видели.
– Вы нас тоже, – улыбнулась она.
– Мы поняли друг друга, – они поклонились и бесшумно исчезли из переулка.
Мешочек оказался весьма увесистым, в нём были драгоценные камни, как нельзя кстати.
– А ч-что делать с-с этим? – Раздался голос Халида. Он стоял рядом с насмерть перепуганным Гарриком.
– Может он сам скажет нам, что с ним сделать? – Имоен размеренно постукивала стрелой по колену.
Четыре пары глаз устремились на бедного барда, он готов был провалиться под землю.
– Я… я… я был подвластен этой ведьме… Я… я не мог освободиться. Но теперь, когда я свободен, я могу пойти с вами и помочь вам.
– Нет, Гаррик, мы не возьмём тебя с собой, – Равена медленно подошла к нему. – Тому, кто один раз обманул, веры нет.
Гаррик открыл рот, чтобы что-то сказать, но залетевший в переулок ветерок слегка откинул капюшон с лица полудроу, и возражения застряли у барда в глотке. Неуверенный утренний луч осветил светло-эбеновую кожу, серебристую чёлку и слегка заострённые к верху уши. Но, как говорят в народе, у страха глаза велики. Гаррик решил, что верная служанка Лолс пришла забрать его жизнь во имя Паучьей Королевы. Равена нарочно приблизила своё лицо к его лицу. Зубы парня выбивали звонкую дробь.
– Пошёл прочь, – прошипела девушка.
Скованный страхом, бард не сразу понял, что его не собираются убивать.
– Пошёл прочь! – Ещё более гневно повторила Равена.
Через мгновение Гаррик нёсся со всех ног прочь из Берегоста.
– Знаешь, твоя внешность может иногда быть полезной, – задумчиво произнесла Джахейра.

На этом проблемы искателей приключений в это утро не закончились. Как только они переступили порог ближайшей таверны, на них набросился очередной наёмный убийца. Это был дворф, он изрядно выпил, пока дожидался своих жертв, поэтому на ногах стоял неуверенно. Выставив вперёд топор, он ринулся в атаку. Равене вовсе не хотелось драться с пьяным противником. Будто прочитав её мысли, на помощь пришла Имоен: первая стрела вонзилась в пол у ног дворфа, она была всего лишь предупреждением, но тот не заметил её, и вторая прервала его никчёмную жизнь. Сколько же он выпил? Дворфы обычно устойчивы к действию алкоголя любой крепости. В Кэндлкипе в страже состояли несколько бородачей. Когда совершались общие попойки, даже вечный выпивоха Халл падал под скамью, в то время как дворфы сидели, пили и рассуждали почти трезво о несовершенности человеческого общества. На теле обнаружилась записка с аналогичным содержанием, как и у мага в «Дружеской Руке», только цена за голову Равены возросла до трёхсот пятидесяти монет.
– Я же ничего им не сделала (кто бы это ни был). Почему они повышают плату? – Возмущалась Равена, сидя за барной стойкой в той же таверне.
Похоже, что потасовки со смертельным исходом были не редкостью здесь. Так как из-за трупа у двери никто не волновался. Лишь многие были недовольны, что у убитого нечего было уже взять. Вскоре пришёл вышибала и без эмоций на лице оттащил куда-то тело.
– Цена будет повышаться независимо от того, сделаешь ты чего-нибудь против них или нет, – объясняла Джахейра. – Просто тебя не убрали с дороги, а значит ты им всё ещё мешаешься. Они будут поднимать цену, чтобы привлечь более опытных убийц, пока один из них не справится с тобой.
– Что ж тогда я постараюсь, чтобы, когда это всё-таки случится, эта сумма сделала бы нанимателей моего убийцы нищими.
Друзья рассмеялись. В этот момент появился бармен. Он был похож на Винтропа: полный, с маленькими глазками, красными щеками и улыбкой от одного уха до другого.
– Чем могу быть полезным любителям приключений и путешествий?
– Скажи-ка, любезный, нет ли в этом городе людей, которым нужна помощь таких, как мы, – поинтересовалась Равена.
Бармен был слишком миролюбивым, чтобы заглядывать под капюшоны путешественникам, поэтому Равена чувствовала себя уверенной.
– Как же, госпожа! Не человеку, а всему городу требуется помощь! – Всплеснул пухлыми руками человек. – Люди пропадают! Даже дети! А всё из-за этого Басилуса – жреца Цирика! – Услышав имя жреца, Имоен оторвалась от еды и испуганно посмотрела на названую сестру. – Храм Повелителя Зари Латандера объявил, что заплатит пять тысяч за голову этого изверга, – теперь уже все четверо смотрели на бармена.
– П-пять т-тысяч? – Кое-как проглотив застрявший в горле кусок, прошептал Халид.
– Этого вполне хватит на хорошую экипировку, – радостно заметила Джахейра.
– Но у нас нет его головы… – Начала было Равена.
– Зат-то у н-нас есть его м-молот, – Халид от волнения начал заикаться сильней, чем обычно.
– Молот у Басилуса был, конечно, особенный, – вставил своё слово бармен. – Но он не был единственным в своём роде, – он уже с большим подозрением смотрел на своих гостей.
И тут Равену осенило. Она достала из походного мешка небольшой окровавленный клочок вышитой ткани и положила перед барменом.
– А вот это подойдёт? – Спросила она.
Толстяк выпучил глаза и попятился.
– Знак Цирика… Он всегда был с Басилусом, – бармен приблизился к стойке. – Он в крови… Это его кровь? – Ему ответил дружный кивок четырёх голов. – Басилус мёртв… – Тут он захохотал и заорал уже в полную глотку: – Басилус мёртв! Друзья мои, эти искатели приключений избавили нас от этого жуткого человека!
– Мы пропали… – прошептала Джахейра на ухо Равене, и та с ней молча согласилась.
– Я предлагаю вам по кружке превосходного эля, а платой за него будет ваш рассказ, – вся таверна радостно загудела.
Идея рассказа такой жестокой битвы убила страх в Имоен, и она взяла на себя роль повествователя. Равене даже пришлось показать укус мертвяка. Сперва та боялась, ведь тогда все увидели бы цвет её кожи. Но, похоже, все были очень взволнованы событиями или пьяны, поэтому никто ничего не сказал. Или просто решили промолчать.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 12:05 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Друзей отпустили из таверны ближе к полудню. Их путь пролегал мимо кузницы, которая стояла на окраине, к огромному и шикарному храму Латандера, находившемуся за чертой города. Стояла невыносимая духота, солнце, отражаясь от доспехов, слепило глаза. На крыльце одного дома, в тени полотняного навеса сидел человек в летах и обмахивал лицо манускриптом. Команда уже миновала его, когда Равена услышала за спиной знакомый голос.
– Имоен? – Имя заставило его обладательницу обернуться.
Равена узнала этого человека, это был частый гость Кэндлкипа.
– Файэбид! Что Вы здесь делаете? – Улыбаясь, пожимала Имоен протянутую руку.
– Как что? Это мой дом. А вот что ты делаешь здесь, это уже интересней. Значит всё-таки убежала из Кэндлкипа? А как же Горайон? Он будет волноваться за тебя.
– Горайон мёртв, Файэбид.
Эта фраза была сказана так, что мужчина вздрогнул и перевёл взгляд на говорившего. Он узнал лицо, скрывающееся в тени глубокого капюшона – приёмная дочь его друга.
– Равена? Ты тоже здесь? – Суровый взгляд полудроу сказал ему, что его друг умер отнюдь не в своей кровати. – Крепитесь, девочки, этот путь вы должны пройти сами. Однако я смотрю, у вас появились помощники.
– Да… – Очнулась от воспоминаний об отце Равена. – Это Джахейра и Халид – друзья Горайона… и мои тоже, – Равена вдруг подумала, что таких друзей, как все эти двое она, возможно, никогда не найдёт. И от этой мысли на душе стало легче. – А это Файэбид Элвенхиэ – любитель книг, маг и давний знакомый Горайона.
– Значит теперь ты на пути искателей приключений, – снова обратился к ней мудрец после обмена поклонами и улыбками. – Тогда я хочу дать тебе одно задание. Для меня в один магазинчик должны были прислать «Историю Пророческой монеты», а я не могу отойти из дома – готовлю зелье, да ещё эта жара. Не будешь ли ты так любезна сходить туда и принести мне сие издание. За это я дам тебе другую, отнюдь не маловажную книгу.
Равена, конечно же, согласилась. Как можно было отказать старику. Который не хотел тащиться по солнцепёку через весь городок. В награду она получила весьма потрёпанную книгу с названием «История троицы мёртвых». Пообещав, что обязательно прочитает её, девушка вместе с друзьями продолжила свой путь к цитадели Повелителя Утренней Зари.

Храмы, посвящённые Латандеру, всегда поражали пышностью и изяществом. Здание, стоящее на северо-западе от Берегоста, было возведено из белого камня, его крышу украшали множество тёмно-бордовых куполов различных размеров и тонкие остроконечные башни, стремящиеся к солнцу. Открытая площадка перед главными воротами была вычищена до блеска, будто послушники только и делают, что метут золотистую плитку.
Невозможно было описать те чувства, которые читались на лице главного жреца Латандера. Радость, облегчение и опаска смешались воедино, когда он взял в руки знак Цирика. «О, светлый день! – Будто восклицал его взгляд. – Этот монстр больше никогда не увидит солнца! Но вдруг мы разозлили тёмного бога? Вдруг… Нет-нет не стоит об этом. Сегодня светлый день!» Он отдал трофей помощнику и велел священникам готовиться к благодарственной молитве. Имоен снова пришлось рассказать историю боя с Басилусом. Жрец настоял на том, чтобы помочь с лечением Равены. Он немного поморщился, увидев тёмную кожу под повязкой, но всё же призвал на помощь своё божество, и рана заросла через несколько мгновений. Хоть Джахейра и предупреждала, шрама всё же не осталось. Главный жрец Повелителя Зари покинул друзей, не проронив больше ни слова. Полудроу была уверена, что он тщательно отмывал свои руки душистым мылом, будто бы возился ими в нечистотах.
Весть о Басилусе растеклась из таверны по улочкам Берегоста, заглядывая в каждый дом. Равене надоело видеть, как люди сначала принимают её с распростёртыми объятиями, а потом презренно фыркают, лишь заметят прядь волос, выскользнувшую на плечо, или ветерок отогнёт край капюшона и выставит напоказ светлый эбонит кожи. Поэтому она скинула фиолетовую ткань с головы, лишь только ступила под крышу кузницы.
– Мне сказали, что этого изверга победила группа искателей приключений, среди которых есть не совсем обычный член команды, – хозяин кузницы рассматривал команду с интересом. – Я перебрал все известные мне расы, но про эту забыл. Не волнуйтесь, я не из тех, кто судит о людях по расе. Я встречался и с вполне умными гоблинами, и с учтивыми орками. А вот теперь мирный дроу, пусть даже и не чистокровный. Да, мир, ты полон сюрпризов! – Его слова заставили Равену улыбнуться. – Добро пожаловать в мою кузницу, друзья! Меня зовут Тэром Фуирим. Рад предложить вам свои услуги, равно как и товары.
Кузнец очень долго рассматривал молот Басилуса, взвешивал его в руке, проводил пальцами по рунам, качал головой и цокал языком. Он отметил безупречную работу мастера, сделавшего это оружие, и по достоинству оценил его. Добавив к этому награду за его хозяина, четвёрка набрала более чем достаточно денег для хорошей экипировки. Лук Имоен дал трещину в последнем бою с разбойниками, когда она огрела того, кто осмелился подойти поближе, по голове. Тэром предложил ей зачарованный. «Почти не промахивается», – заверил он. На стойках с оружием был огромный выбор мечей, но кузнец лишь вздохнул – он не ручается ни за один из них. Руда прошлого сезона закончилась. То, что представлено на обозрение покупателям, было сделано из хрупкой руды, добытой недавно в Нашкеле. Джахейра долго спорила с Равеной, уговаривая сменить доспехи. Полудроу оказывалась, ссылаясь на то, что Халид тоже ходит в плетёном доспехе.
– У Халида есть дополнительная защита – щит. А тебе необходим более надёжный доспех, – настаивала друид.
– Джахейра, обещаю тебе, как только за моей спиной появится меч, не рассыпающийся в пыль после двух взмахов, я подумаю о полном доспехе.
Полуэльфийка не сдавалась, на помощь ей пришёл Халид, и стена упрямства молодой искательницы приключений была разрушена под мощным натиском. В латном доспехе полудроу выглядела ещё выше. Светлый металл оттенял тёмную кожу. Равеной трудно было не залюбоваться. Доспехи супругов Тэром починил в два счёта, правда щит Халида починке больше не подлежал. В кузнице, увы, не нашлось хорошего среднего щита, к которым так привык воин. Зато высокий, с дополнительной магической защитой против стрел, пришёлся как раз ему в пору. Из кузницы искатели приключений вышли в душе готовые сразиться с любым монстром Фаэруна. Лишь за спиной у Равены по-прежнему крепились два меча.
Друзья остановились перед дверью, на которую им указал кузнец. Она была забита крест-накрест двумя толстыми досками. Когда они их оторвали, то за своими спинами услышали осторожный шёпот. Позади собралась толпа любопытных горожан.
– Если шум боя стихнет, а мы не выйдем – забейте снова дверь, – спокойно сказала Равена в толпу, из-под капюшона.
Ей кивнул рослый мужчина и послал быстроногого мальчишку за гвоздями и молотком.
– Мы не знаем, сколько их там, – заметила Джахейра. – Предлагаю сразу обнажить оружие.
– Предложение принято, – Равена потянулась к рукояти меча.
Дверь скрипнула, и авантюристы вошли в душный сумрак небольшой лачуги.

Несколько минут после этого толпа была поглощена восприятием звуков из-за двери. Жители Берегоста слышали то звон мечей, то глухие удары по щиту, то бормотание заклинаний, то пение тетивы. Через какое-то время самый любопытный парнишка не выдержал и решил посмотреть через засаленное окно, что происходит внутри. Лишь он приблизился к цели, как на стекло с другой стороны брызнула струя зеленоватой паучьей крови. Парень тут же отказался от своей затеи. Вскоре все звуки стихли. Взоры были сосредоточены на двери. Тишина тяжёлым покрывалом лежала на толпе, многие боялись даже дышать. Мальчик молча подал отцу гвозди и молоток, и тот уже собирался последовать совету вошедших в этот дом, как дверь отворилась. Толпа взревела: все четверо были живы, и каждый тащил за собой тушку огромного паука. Доспехи были покрыты слизью и кровью шестилапых чудовищ. Имоен пыталась снять с себя остатки паутины, которой один из пауков обвил её в бою. Халид и Джахейра осматривали трупы, чтобы выбрать которого из них отвезти в качестве доказательства Ландрин. Друиду вдруг показалось, что кто-то дёргает её за штанину. Обернувшись, она увидела премиленькую девочку.
– Чего тебе, малышка?
– Папа говорит, что вы похожи на друида.
– Я и есть друид. Твой папа прав.
– И вы умеете излечивать от ядов?
– Да. От большей части известных людям, – гордо сказала Джахейра.
– Тогда вам стоит поторопиться, потому что ваша подруга с серебряными волосами и огромным мечом упала вон там за углом, и она была очень бледная, точнее серая.
Друзья бросились в направлении, указанном девочкой. Равена металась в агонии, изо рта шла кровь и все внутренности горели. Видно тот паук всё же успел вонзить своё ядовитое жало ей в тело прежде, чем она вспорола ему брюхо. Девушка стремительно покидала этот мир, и Джахейра должна была спешить. Тело становилось всё холоднее, отыскать рану надо было немедленно. Прибегнув к инфразрению, друид обнаружила единственное место, где пульсировало тепло – след от укуса. Каким-то образом жало паука прошло между пластин доспеха и пробило кольчугу под ним. Жар разливался по рёбрам, одаряя полудроу мучительной болью. Джахейра быстро и чётко произнесла заклинание и наложила руки на след, вызвав тем самым ещё большую боль. Равена издала истошный вопль. Постепенно боль унялась, кровь перестала течь, и девушка задышала спокойно и размеренно. Она приподнялась с земли и села, обхватив голову руками.
– Как ты? – Имоен обняла сестру за плечи.
– Голова кружится…
Чуткие уши воительницы уловили шёпот: «дроу», «тёмный эльф», «полукровка». Равена подняла взгляд на толпу.
– Нам нужно отдохнуть, – твёрдо сказала Джахейра.
– Нет. Берём самого целого паука и возвращаемся в «Дружескую Руку». Там уже и отдохнём, и соберёмся дальше в путь.
Это было сказано таким тоном, что даже Джахейра не стала спорить. Она поняла, что воспитанница Горайона не хочет оставаться среди тех, кто, даже после известий о Басилусе и битвы с пауками, недолюбливал таких, как она.
Пока Халид и Джахейра искали возницу, Равена и Имоен стерегли паука. Полудроу почувствовала дёрганье за штанину. Та же самая девочка, что сказала Джахейре о ней, смотрела ей в глаза без страха и ненависти.
– Значит теперь Ландрин сможет вернуться домой? – С надеждой в голосе произнесла девочка.
– Да. Теперь она обязательно вернётся домой.
– Ура! Она снова будет нам рассказывать сказки и истории, – запрыгала девочка, хлопая в ладоши. Потом, спохватившись, она стала не по-детски серьёзной. – Папа сказал, что вы можете взять его телегу и лошадь, чтобы довести паука, а потом Ландрин вернётся на ней и отдаст ему телегу обратно.
Она побежала к дому с криками: «Ландрин вернётся!» И ей вторили другие дети: «Ура! Ландрин вернётся!»

С помощью повозки, одолженной у отца девочки, четверо путешественников быстро добрались до «Дружеской Руки». Ландрин была необычайно рада, что наконец-то может вернуться домой. Она побежала собирать вещи, как ребёнок вприпрыжку. Правда, это у неё получалось более неуклюже, чем у детей в Берегосте.
Тушку паука окружили со всех сторон жители гостиницы. Кто-то хотел просто посмотреть, кто-то взять на анализ паутинную железу, а кто-то смазать кинжал ядом. Сообщив, что паук теперь принадлежит Ландрин, друзья направились к дверям гостиницы.

Ранним утром следующего дня команда сидела на ступенях «Дружеской Руки». Доспехи были отчищены, оружие наточено, эликсиров хватало на всех.
– Куда дальше, Равена, – поинтересовалась Джахейра.
– В Нашкель. Может там ещё не решились проблемы с шахтами, – Равена потирала рёбра (укус паука ещё не зажил до конца и это место противно ныло).
Полуэльфийки посмотрели на Имоен и Халида. Те кивнули в знак согласия и поднялись со ступенек.
К обеду, пополнив запасы провизии, четвёрка направилась на юг в надежде найти в шахтах Нашкеля ответ на вопрос: «Откуда начался Железный Кризис?» Ландрин уехала ещё вчера до заката, и весь путь предстояло пройти пешком.
Перед глазами Равены стояла одна и та же сцена: прыгающая девочка из Берегоста. «Ландрин возвращается! Ура! Ландрин возвращается!» Будет ли хоть кто-нибудь также радоваться её возвращению в Кэндлкип? Вернётся ли она когда-нибудь туда? Найдёт ли другое место, которое назовёт домом? Услышит ли она когда-нибудь: «Ура! Равена возвращается! Она возвращается домой!»

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 12:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Глава 2
Извилистый путь

Огни шахтёрского городка Нашкель показались впереди, когда ночь полностью вступила в свои права. Ступив на каменный мост, перекинутый через небольшую реку, путешественники услышали властный окрик.
– Именем Амна! Стойте, где стоите!
– С каких это пор солдаты Амна патрулируют местные города? – Возмутилась Равена.
Если бы полудроу обернулась в этот момент на Джахейру, то увидела бы, как та закусила нижнюю губу.
– С тех самых пор, как Врата Бальдура обвинили в Железном Кризисе Амн, – из темноты вышел небольшой отряд. – Кто вы, откуда и куда держите путь? – Заговорил один из них, видимо командир отряда.
– Мы – искатели приключений, пришли в Нашкель, чтобы откликнуться на просьбу о помощи, – спокойно ответила Равена.
Командир отряда осветил четвёрку факелом и остановился на говорящей.
– Сними капюшон, чтобы я мог видеть твоё лицо.
Равена скинула ткань с головы и с вызовом посмотрела на командира. Факел горел не очень ярко, и её кожа казалась темнее, чем на самом деле. Нечистокровность мог выдать её рост, да чёрные глаза. Но тем, кто видит эбеновую кожу и белые волосы, наплевать на мелочи. Воительница видела, как несколько солдат потирали руки. Мол, потеха намечается.
– Дроу пришла помочь Нашкелю? – Прищурившись, спросил командир.
– А разве Нашкелю не всё равно, кто ему поможет? – Парировала девушка и сложила руки на груди.
– Ну, если дроу… – Начал было командир.
– Полудроу, – поправила, наконец, его Равена. – И у меня есть имя.
Выдержав паузу, чтобы убедиться, что солдаты готовы её выслушать, полудроу продолжила, не меняя позы:
– Меня зовут Равена. Я, моя названая сестра Имоен и мои друзья Халид и Джахейра пришли в Нашкель, чтобы помочь с проблемами в шахтах, узнать отсюда ли начался Железный Кризис и, если «да», покончить с ним. Мы идём издалека и на пути встречали немало преград. Поэтому мы будем очень благодарны вам, если вы укажете нам путь к ближайшей таверне, а также где в этом городе мы сможем найти оружейную лавку и храм.
Имоен, Джахейра и Халид, стоя за спиной у подруги, изо всех сил пытались не засмеяться. С каждым новым словом лица солдат менялись. Видно они не ожидали такой уверенности в речах от той, которую могли арестовать только за цвет кожи. В конце этого небольшого монолога солдаты неуверенно смотрели на командира, а командир, который был не намного старше их, и сам-то не знал что делать.
– Прошу простить меня, – выговорил наконец он. – Таверна сразу за мостом, рядом с ней лавка, а неподалёку увидите храм Хельма. Беррун Гасткилл – мэр Нашкеля – обычно обитает где-то рядом с ним.
– Спасибо, – холодно поблагодарила Равена и опустила руки.

Таверну путешественники обнаружили, действительно, сразу по сходу с моста. Рядом с ней, почти стена о стену, стояло небольшое деревянное здание, на вывеске красовались шлем и меч. Внутри свет не горел, лавка была закрыта до утра. Над деревянными строениями возвышалось единственное каменное здание – храм Хельма. Огромный знак божества – латная печатка с глазом на ладони – помещался над дверями храма и освещался с двух сторон огромными пылающими жаровнями. Джахейра и Халид уже зашли в таверну. Равена отстала от них, засмотревшись на гигантскую перчатку.
– Красивое здание? – Оторвала Имоен сестру от созерцания.
– Да, красивое… Может мне сходить завтра туда, поговорить со священником, – задумчиво произнесла полудроу.
– Зачем?
– Миранда много рассказывала мне о Хельме. Он – покровитель воинов… – Пожала плечами Равена. – А, не обращай внимания.
Обнявшись, названые сёстры вошли в таверну. В нескольких ярдах впереди них приготовились к бою супруги-полуэльфы, а к ним лицом, читая заклинание, стояла женщина-священник. Равена и Имоен мигом схватились за оружие. Заклинание было пущено в Джахейру, но та успела увернуться, и священница получила удар посохом в челюсть. Имоен не могла прицелиться во врага – слишком близко были друзья. Благо, время было уже позднее, и из случайных свидетелей этой потасовки был лишь хозяин таверны, который трясся, как осиновый лист, спрятавшись за барной стойкой. Халид ударил священницу щитом, от чего с головы у неё слетел шлем. Затем последовал удар эфесом меча в висок, и женщина упала на пол.
– К-когда она очнётся, надо будет её д-допросить.
– Она больше не очнётся, – сказала в ответ Джахейра, пощупав пульс у их врага. – Дорогой, иногда я тебя начинаю бояться!
– Н-наверно, я не под-драсчитал силу уд-дара, – как всегда, волнуясь, Халид стал сильнее заикаться.
– Ну, и где вы бы… – Начала было возмущаться друид, повернувшись к вошедшими за ними девушкам, но тут же рассмеялась. Её примеру последовал и Халид. Имоен не понимала, что смешного увидели они, и посмотрела на Равену в поисках поддержки. В ту же минуту и она залилась громким смехом. Равена стояла, не шевелясь, её ноги были расставлены в боевой стойке, правая рука заведена за спину (она едва коснулась рукояти меча), брови нахмурены, и взгляд чёрных глаз не предвещал ничего хорошего.
– Ну, вот и снова моя сестра ощутила на себе заклинание удержания, – утирая слёзы, сказала Имоен. – Знаешь, Джахейра, а мне она такой даже больше нравится.
– Милая, это не окаменение, – заставив себя успокоиться, отметила друид. – Она всё слышит.
– Да? – Имоен тронула Равену за рукав. – Ну, не обижайся, я не со зла. Расколдуй её что ли, – обратилась она к Джахейре.
– Увы! В моём арсенале нет конрзаклинания. Придётся ждать, когда закончится действие этого заклинания.
– И когда оно может закончиться? – Недоверчиво спросила Имоен.
– Это зависит от силы священника: чем сильнее священник, тем длительность заклинания будет больше.
– У священ-ницы была записка, – Халид протянул свиток жене.
– Ну вот, наша статуя стоит уже шестьсот пятьдесят монет, – пробежав глазами написанное, сообщила та.
Имоен прыснула. В этот момент Равена со стоном опустила руку. Правое плечо слегка затекло, и она стала его разминать.
– Ничего смешного в этом нет. Между прочим, я не смеялась, когда ты стояла опутанная паутиной, – в шутку укоряла она сестру.

Равене не спалось. Она стояла перед раскрытым окном с видом на храм и слушала тихое посапывание Имоен. В голове носились мысли.
«Кому же я перешла дорогу? И главное: когда это случилось?» Она думала: был ли тот человек в доспехах наёмным убийцей? Нет, вряд ли. Он с ней расправился бы в два счёта в ту же ночь. Тогда он и есть тот, кто подсылает этих убийц? Зачем же тогда он сам вышел навстречу им? Чтобы убедиться в их смерти? Или он ожидал, что Шанк и Карбос не справятся с приёмной дочерью Горайона? Почему он не стал преследовать её? Не считал её серьёзным противником? Или смерть Горайона была первым шагом на пути к её уничтожению? Слишком много вопросов. Слишком много догадок. Может он и не связан с этими убийцами? Не важно. Нужно идти вперёд, искать зацепки и ответы. Она найдёт его. И отомстит за отца. Хозяин всех этих убийц сильно просчитался: с каждым новым боем она становится сильнее телом и духом. Нужно просто идти вперёд и верить. И верить…
Взгляд полудроу снова вернулся к огромной латной перчатке с глазом на ладони. Всевидящее Око Хельма. Он сможет помочь ей найти ответы. Он поведёт её путём справедливости. Нужно только верить… Но как? В Кэндлкипе её учили догматам мудрости. Она черпала мудрость из книг библиотеки. В последнее время она проводила в читальном зале столько же, сколько на тренировочной площадке. Но разве помогло ей это спасти Горайона?
Равена накинула плащ, не надев ни доспехи, ни ножны с мечами, и вышла из таверны. На сонных улицах Нашкеля не было никого. Лишь старый пёс, отлежав один бок, ворча, переворачивался на другой. Да местные коты делили территорию на крышах. Цикады громко исполняли симфонию ночи. Значит, жара ещё постоит.
Равена стояла перед огромными дубовыми воротами храма. Перчатка красовалась прямо над ними, а по бокам стояли исполинские каменные воины, опираясь на мечи. Полудроу набрала воздуха в грудь и потянула за массивное металлическое кольцо на двери.
Потрескивающие факелы тускло освещали коридор. Они чередовались с исполинскими воинами по обе стороны. Старый ковёр устилал пол и вёл прямо в зал, где проходили богослужения. Потёртый и истоптанный тысячами ног, он плохо скрывал звуки её шагов, и слабое эхо разнеслось по залу. Ковровая дорожка заканчивалась у постамента со знаком Хельма. Всевидящее Око смотрело на неё. Равена сняла капюшон, чтобы показать, что она не скрывает свою внешность. Через некоторое время её окликнули:
– Вы что-то хотели?
Девушка обернулась на голос. На неё с удивлением смотрел жрец Хельма. Его рука медленно потянулась к боевому молоту на поясе. Равена усмехнулась.
– Опустите руку. Я безоружна пред Вами и не владею магией. Я пришла сюда за знаниями и ответами на свои вопросы.
– Что же полукровка-дроу хочет узнать в храме Хельма? – Жрец убрал руку с пояса, но был готов к схватке в любой момент.
– Я ищу, во что мне верить… Меня воспитывали служители Огмы. Недавно я побывала в храме Латандера. Ни Мудрость, ни Утренняя Заря не прельстили меня. Я выбрала удел воина. Кто как ни Хельм сможет мне помочь?
– Я расскажу Вам всё, что знаю о Всевидящем. А Вы в обмен расскажите мне о себе. Не каждый день ко мне заходят потомки тёмных эльфов, желающие познать Хельма.
Равена улыбнулась и кивнула в ответ. Она рассказала свою жизнь, начиная с того момента, как пришла в Кэндлкип. Что было до этого её память не сохранила. Налин – главный жрец храма – внимательно слушал и порой кивал головой. Потом настала его очередь говорить. Он рассказал Равене то, что она уже знала про Хельма, и ещё много чего нового: как правильно верить в него, как служить ему, как просить его о помощи. Она слушала жреца и с каждым новым словом всё больше и больше понимала – это то, что ей надо. Когда их разговор подошёл к концу, Налин проводил воительницу до дверей храма.
– Значит вы пришли помочь шахтам Нашкеля?
– Сделаем всё, что в наших силах, – кивнула Равена.
– Двери храма всегда открыты для тебя, сестра моя.
– Благодарю. Не сомневаюсь, ваша помощь потребуется нам не раз.
– Могу ли я спросить: слышала ли ты о командоре Брэйге?
– Н-нет. Я не слышала о нём.
– Брэйг – командор местных солдат – сошёл с ума. Он убил жену и детей, а потом исчез. Это случилось несколько дней назад. Никто не может понять, что случилось: Брэйг был закалённым воином и опытным военачальником. За его голову назначена награда. В Нашкеле живым его видеть не хотят, но я прошу, если вы найдёте его, попытайтесь привести Брэйга в наш храм. Он долгое время был верным слугой Всевидящего. Он ещё может заслужить прощение.
– Я постараюсь. Прощайте.
На улице солнце уже наполовину показалось из-за горизонта. В таверне никто не заметил её отсутствия – все ещё спали. Подойдя к кровати, Равена вдруг поняла, как сильно она хочет спать. Она не стала бороться с соблазном и крепко заснула.

Поздним утром мэр Нашкеля Беррун Гасткилл принял путешественников. Точнее они наткнулись на него на улице. Беррун был одним из немногих чиновников, которые не любят нежиться в удобном кресле личного кабинета. Его чаще можно было встретить в казармах, на улице или в храме Хельма. Он всегда был занят, постоянно суетился, что-то делал. Однако всегда находил время выслушать всех, кто приходил к нему. Всех: от купца до фермера. Бывший искатель приключений, некогда осевший в этом городе, Беррун Гасткилл на своей шкуре испытал опасности Фаэруна и всеми силами пытался отгородить от них Нашкель. Но беда всё же пробралась сюда. Мэр Нашкеля рассказал друзьям, что железо в шахтах гниёт, шахтёры твердят о каких-то лающих демонах и многое другое.
– Рудник находится на юго-востоке от города, – вздохнул Беррун. – В таверне за мостом я видел Воло-путешественника. Он недавно спускался туда, может знает какие-нибудь новости. Удачи вам!
Искатели приключений поклонились на прощание и пошли по направлению ко второму мосту, где виднелась таверна гораздо меньше той, в которой они остановились. Каждый из них думал о своём, пока Джахейра не привлекла их внимание.
– Ребята, посмотрите какая забавная картина: огромный детина, пробирающийся сквозь толпу несчастных шахтёров.
Навстречу им шёл высокий и плечистый мужчина-человек. Он шёл против потока плетущихся на работу шахтёров, разгребая вокруг себя руками, будто был по пояс в воде. Остановившись напротив четвёрки, он наклонил голову к плечу и заговорил в полголоса.
– Что? Нет, Бу, они не подойдут, – покачал он головой. – Ну, хорошо, Бу, я спрошу, раз уж ты так просишь, – здоровяк сложил руки на груди и громко произнёс: – Эй, путники, есть ли среди вас хорошие воины. Минску нужны хорошие воины.
Немного опешившие лица друзей повернулись к Равене, желая узнать её реакцию как лидера команды. Однако она с таким же выражением смотрела на них. Собравшись с мыслями, она обратилась к говорившему:
– Сначала мы хотели бы узнать кто такой этот Минск, и зачем ему нужны хорошие воины.
Мужчина внимательно посмотрел на неё. Волос на голове у него не было, зато там красовалась странная татуировка, похожая на перевёрнутую задом наперёд запятую, перекрывающая правый глаз. Огромный, целиком состоящий из мышц, он выглядел впечатляюще даже без доспехов и свободно мог напугать любого одним своим видом, если бы… Если бы не его глаза, светящиеся добродушием.
– Минск – это я, – с обидой в голосе произнёс здоровяк. – Минск – великий воин, но сейчас ему нужна помощь. Ему нужны воины, чтобы освободить прекрасную Дайнахейр из плена.
– Ах, вот оно что, – хмыкнула Имоен. – Любовная история.
– Нет. Дайнахейр – моя подопечная. Я должен был сопровождать её и охранять на протяжении всей дежеммы, чтобы доказать, что достоин называться мужчиной и чтобы по возвращению меня приняли в ложу берсеркеров «Ледяной Дракон». Но по дороге на нас напали, и я потерял Дайнахейр.
– А что же Минск – великий воин не отбил свою подопечную? – С сарказмом спросила Джахейра.
– Да, Минск – великий воин, но их было много. Это были странные существа: они похожи на собак, но ходят на двух ногах. Они большие, они даже больше, чем Минск! – Обида снова проскользнула в его голосе.
– Гноллы, – уверенно сказала Равена.
– Да, гноллы, – подтвердил Минск. – Они так себя называли. Они ударили Минска по голове, и Минск потерял сознание, а когда очнулся, Дайнахейр уже не было рядом.
– Похоже, это не первый удар по голове, – почти неслышно проговорила Джахейра.
– Минск и Бу узнали, где держат Дайнахейр, но они не смогут одни пробиться туда. Нужны ещё воины.
– Постой, Минск. Кто такой этот Бу, которого ты упомянул уже в который раз? – Спросила Равена.
– Бу – это мой боевой хомяк! – Гордо ответил Минск.
– Хомяк? – В один голос переспросили все четверо.
И тут из-за пазухи Минска действительно вынырнула рыжая мордочка хомяка.
– О, Сильванус, за что мне это! – Джахейра закрыла ладонью глаза.
Хомячок поднял голову и пискнул.
– Что? Да, Бу, конечно, – кивнул Минск. – Бу говорит, что хорошо бы узнать ваши имена.
Не спуская глаз с хомяка, Равена представила всю команду.
– Так, где держат твою… эээ… простите – вашу подопечную?
– В Крепости Гноллов на побережье.
– Хорошо, мы пойдём с тобой, Минск.
– Равена! – Возмутилась Джахейра. – Ты сошла с ума! А как же спасение Нашкеля?
– Джахейра, мы ведь не единственные искатели приключений, которые пришли сода по зову Берруна Гасткилла. Не мы, так они спасут Нашкель. Если угодно, ты и Халид могут остаться. Но я никогда себя не прощу, если эта девушка погибнет, а я могла спасти её, но не спасла…
Джахейра с удивлением смотрела на новую подругу.
– Горайон воспитал тебя гораздо лучше, чем я ожидала, – полуэльфийка положила руку на плечо Равене. – И мы не ошиблись в выборе лидера.
– Что ж, Минск, мы готовы идти с тобой. Если у тебя здесь есть ещё какие-нибудь дела…
– У Минска больше нет никаких дел, – перебил Равену здоровяк. – Минску нужно только забрать доспехи из своей комнаты.
– Хорошо. Мы будем ждать тебя вон в той таверне.
Компания проводила взглядами своего нового знакомого.
– Интересно, – поглаживая подбородок, произнёс Халид. – У н-него и для хомяка есть д-доспехи?
Тихонько посмеиваясь, четвёрка подошла к мосту, на котором стоял маг в странных ярко-красных одеждах. Он потирал руки, оглядывался по сторонам и что-то бормотал.
– Эй, вы! – Громко начал он. – Вы мне отлично подойдёте, – и продолжил уже себе под нос: – Раз выбирать не из чего подойдут и эти.
– Осторожно, Равена, на нём мантия Красных магов Тэя, – шепнула Джахейра.
– Я заметила. Спасибо, я буду осторожна, – так же тихо ответила полудроу.
– Мне нужна команда, – тем временем продолжал маг приятным голосом. – Чтобы убить коварную ведьму.
– Вот как? И что же сделала эта ведьма?
– Это секретное задание. Вам не следует знать всего,– Снова начал маг. – И потом…
– А вот и наш великий воин возвращается, – усмехнулась Имоен. – Для его габаритов он весьма прыткий.
Команда не заметила, как маг переменился в лице и скрылся в телепортирующем поле.
– Эй, куда он делся? – Удивилась Равена.
– Оставь его, – махнула рукой Джахейра. – Связываться с Красными магами – навлекать на себя беду.
В доспехах Минск выглядел ещё внушительней. За спиной у него покоился огромный щит, под стать хозяину, а на поясе висела увесистая булава. Бу, похоже, знал все входы и выходы в доспехе и постоянно выглядывал то из-за пазухи, то из-за шиворота.
Таверна, в которой друзья должны были найти Воло, была изнутри грязнее, чем снаружи. Бармен указал им на столик, где толпа зевак слушала мужчину в чёрном берете.
– …а потом… БАХ!!! И меня вынесло из пещеры взрывной волной. Меня и ещё одного человека. И только это нас спасло. Все остальные погибли под рухнувшими сводами.
– Эх, Воло, когда-нибудь ты погибнешь, собирая свои интересные истории… – Покачал головой один из слушателей.
– Что ж, друг мой, значит такова моя доля. Но как же я смогу написать интересную историю, не испытав на себе всю её прелесть?
Раздались аплодисменты и выкрики: «Спасибо, Воло!» Толпа начала расходиться. Воло заметил гостей.
– Ещё одни слушатели? Вы не возражаете, если я немного отдохну – в горле пересохло.
– Мы пришли сюда не за историями, Воло. Нас прислал Беррун Гасткилл за информацией, – объяснила Равена, занимая место за столиком.
– Понятно. Что ж, свои истории я рассказываю бесплатно, а вот за информацию придётся платить.
– Вот как?
– Не волнуйтесь, это вам обойдётся весьма дёшево: одна информация – одна кружка эля.
Равена кивнула бармену, и на столе появился разбавленный эль в мутных, плохо протёртых кружках.
– Итак, вас интересуют новости о шахтах. Я прав? – Воло отхлебнул из кружки и слегка поморщился. – Чтобы зря не рассказывать вам о том, что вы уже знаете, расскажите вы мне, что вам известно.
– В общем-то, то же, что и всем: железо в шахтах гниёт, там обнаружили каких-то лающих демонов, – пожала плечами Равена.
– Да, это основная информация, которая доступна. Руда в шахтах страдает от разлагающей напасти. Из-за этого сократилось производство железа. Про демонов я тоже слышал, возможно, они замешаны в исчезновении нескольких рудокопов.
– Рудокопы исчезли? – Равена нахмурилась. – Как ты думаешь, что это за «демоны»?
– Скорее всего, кобольды.
– Кобольды?
– Да. Маленькие звероподобные существа. Их кожа покрыта чешуёй, а на голове растут рожки. Они действительно лают, как собаки. Их часто можно увидеть в заброшенных шахтах.
– Кобольды! – Всплеснула руками Джахейра. – Как же я сама не догадалась про них!
– Вот, собственно, и всё, что я смог узнать. Эмерсон – начальник шахт – впускает внутрь посторонних всего лишь на один день. Что можно разузнать за один день у насмерть перепуганных шахтёров?
– Да, мало что, – согласилась Равена. – У меня есть ещё вопрос.
– Ваше желание… – Воло поднял кружку, намекая на обновление её содержимого.
Когда пустая кружка в руке Воло сменилась полной, Равена продолжила.
– Командор Брэйг… Что ты знаешь о нём?
– Да-а-а, – грустно протянул рассказчик. – Это печальная история. Великолепный воин, отличный командир и верный слуга Хельма, Брэйг пользовался уважением и у подчинённых, и у начальников. Не так давно он вернулся домой и вырезал всю свою семью: жену и детей, а потом скрылся. Свидетели его побега отмечали безумие в глазах командора. Это знают все, но я слышал от стражников, что перед тем злополучным боем, из которого он вернулся, у Брэйга появился новый меч, с которым он и пошёл в бой.
– Но причём тут это? – Удивилась Имоен.
– Может и не при чём, но не все знают про этот меч. Кто видел его, отмечают высокое качество клинка.
– Что ж, спасибо тебе за всё!
– Не за что. Если с вами приключится какая-нибудь интересная история, придите и расскажите её мне. А я напишу замечательную книгу!
Искатели приключений были рады снова оказаться на свежем воздухе. Как Равена и обещала Минску, они пошли спасать его подопечную Дайнахейр. Вещи они оставили в своих комнатах, захватив с собой лишь необходимое, что могло понадобиться в путешествии. Сумку, которую собрал Горайон, Равена с Имоен разобрали ещё в «Дружеской Руке». По скомканным, наскоро набросанным в неё вещам, было понятно, что мудрец очень спешил. Вещи приёмного отца Равена, скрепя сердце, продала в тот же вечер. Среди её рубашек волею случая оказались и подарок самого Горайона, и подарок Имоен. Она хотела оставить их обе, но каждый раз натыкаясь на белый шёлк, она с трудом проглатывала вставший в горле ком. В итоге рубашка осталась в лавке Нашкеля. И хотя ручную вышивку серебром здесь оценили как должно, вряд ли кто-нибудь приобретёт её.
Ещё до обеда команда вышла из городка. В голове у Равены роились мысли, догадки мешали разложить всё по полочкам. После разговора с Воло вопросов стало ещё больше. Она шла позади всех и пыталась связать всё воедино. В конце концов, у неё разболелась голова, и Равена решила сосредоточиться на окружающей природе. До Крепости Гноллов было около трёх дней пути, но путь пролегал у подножия Облачного Хребта, а там, где горы, всегда надо быть готовым к любым неожиданностям. Оставалось только надеяться, что гноллы не убьют девушку до их появления.

Минск шёл вперёд, будто его путь был начертан на земле. Лишь несколько раз он останавливался, чтобы вспомнить, куда надо повернуть. Казалось, он не знал устали. Целый день друзья шли за своим провожатым, и ближе к вечеру они наткнулись на стену из камней и грязи, что перекрывала дорогу.
– Хм. Здесь должна быть тропа, – почесал лысину Минск.
– Неужели? – Усмехнулась Джахейра.
– Минск, ты ничего не перепутал? – Осматривая обвал, спросила Равена. – Мы не могли сбиться с пути?
– Минск не может сбиться с пути. Минск – следопыт.
– Ты же говорил, что ты – воин, – вскинула брови Джахейра.
– Да, – кивнул здоровяк.
– И следопыт…
– Да.
Минск, как ни в чём не бывало, начал осматривать обвал, оставив без внимания вздох Джахейры.
– Камни и грязь ещё н-не слежались, – заметил Халид. – Обвал совсем н-недавний.
– Надо искать обходной путь, – Равена посмотрела на Минска, и тот кивнул в знак согласия.

Джахейра измеряла быстрыми шагами маленький лагерь, разбитый на склоне Облачного Хребта. Имоен перебирала стрелы. Равена подтачивала один из мечей. Названые сёстры, переглядываясь, наблюдали за друидом и тихонько хихикали.
– Джахейра успокойся! – Не выдержала полудроу. – Ты зря так волнуешься.
– Успокойся? Ты считаешь, что моё волнение беспочвенно? Давай тогда я объясню причину своего поведения, и может ты меня поддержишь. Мы идём в такую даль (всё дальше и дальше отдаляясь от нашей главной цели) спасать какую-то подопечную человека, который является воином-берсерком. Знаешь, я всю свою сознательную жизнь стараюсь держаться подальше от берсерков. Потом мы узнаём, что за пазухой у этого берсерка живёт хомяк, с которым тот ещё и разговаривает. А теперь выясняется, что этот хомячий любитель ещё и следопыт. Ты вообще можешь представить себе, куда это воин-берсерк-следопыт может нас завести? И вот с этим чудом природы ушёл на разведку мой любимый муж. И прошу заметить: не только любимый, но и единственный!
– Да ладно тебе, Джахейра, Минск не так опасен, как ты его описываешь, – отозвалась Имоен. – К тому же с ними Бу.
– Это меня должно успокоить? Ох, я очень сильно надеюсь, что эта Дайнахейр, или как её там, вообще существует.
– Тихо, – шикнула на них Равена. – Слышите?
Имоен не слышала ровным счётом ничего. Зато у Джахейры, благодаря эльфийской крови, слух был острее.
– Шуршание какое-то, – пожала плечами друид.
– Угу, – не отпуская меч, кивнула полудроу. – Это шуршание я услышала где-то посередине твоего монолога. И кто это может быть?
– Это можно узнать, – Джахейра привлекла внимание сестёр к сосновой ветке недалеко от костра.
Три подруги подошли к костру. По знаку Равены Имоен пнула в огонь ветку. Пламя моментально объяло хвою и осветило на некоторое время лагерь и десятка два ярко-голубых лиц вокруг него.
– Ксварты… – Еле выдохнула Имоен. – Их… очень… много.
Втроём они стояли готовые к бою против двадцати и в глубине души надеялись, что боя не будет. Но надежды не оправдались. В руках ксвартов блеснули кинжалы и короткие мечи, и путешественницы услышали знакомое: «Йе-е-е! В атаку!»

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 12:20 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Равена едва успевала отбрасывать врагов назад. Одновременно с этим ей приходилось думать, что она будет делать, если меч сейчас рассыплется; ведь второй двуручник находился на другой стороне лагеря. Увы, как оказалось, бояться надо было не этого. Отдав весь запас энергии, который она хранила в себе, ветка сосны потухла, а с ней почему-то и весь костёр. Ксварты одарены инфразрением, им хватило нескольких мгновений, чтобы перестроиться, и в темноте слабо засветились красные точки. Джахейра и Равена также перешли на ночное зрение, но Имоен оказалась в невыгодном положении.
– Равена, что мне делать? Я вижу только их злобные глазки!
– Целься между глазок – вдруг попадёшь.
Из толпы ксвартов раздался визгливый голос:
– Вы приходите и убиваете нас…
– Постойте, но это вы на нас напали! – Возмущённо перебила его Равена.
– Вы пришли в наш дом!
– Да не нужен нам ваш дом! И вас мы не хотим убивать! Нам нужно только обойти завал.
– Вы всегда хотите нас убить! Но Урса вас накажет, – визжал ксварт. – Урса! Призываю тебя! Урса, помоги нам!
– Урса! Урса! Урса! – Раздалось со всех сторон.
Глаза Имоен немного привыкли к темноте, но всё равно отказывались чётко разглядеть призываемого, однако уши уловили гулкий медвежий рёв.
Урса был огромен. Чёрная шерсть на загривке встала дыбом и блестела в тусклом лунном свете. В пасти белели огромные клыки, а острые когти при ходьбе стучали о голые камни.
– Мы даже втроём не справимся с такой махиной, – покачала головой Джахейра.
– Ты же не предлагаешь просто сесть и позволить сожрать себя, – хмыкнула Равена.
– О, ни в коем случае! Я напоследок подпорчу им всем жизнь!
Путешественницы приготовились к своему последнему в жизни бою. С ксвартами теперь казалось легко биться, хоть они и нападали нескончаемым потоком. Легко по сравнению с тем, что надвигалось на них. Вдруг из темноты послышался призывный свист. Урса смешно растопырил прижатые уши и вертел головой, чтобы уловить, откуда прилетел звук. Свист повторился, и медведю удалось уловить местоположение источника. Он фыркнул и, как ручной медвежонок, побежал в темноту на свист. С противоположной стороны показался силуэт.
– Урса ос-ставил вас, так как в-вы убиваете н-невинных, – сказал силуэт голосом Халида.
– Урса предал нас! – Завизжал тот голос, который призвал медведя. – Но мы можем постоять за себя сами. В атаку!
– Милый, это не тот случай, когда можно решить всё миром, – с облегчением улыбнулась Джахейра.
– А жаль! – И против ярко-голубых бестий прибавился ещё один клинок.
Казалось, ксварты никогда не закончатся. Уже забрезжил рассвет, когда Равена пригвоздила последнего к земле.
– А где же Минск? – Спохватилась Имоен.
– Н-наверное успокаивает Урсу. Мы увидели вспышки м-молний и поняли, что на лагерь н-напали. Но Минск отказался убивать м-медведя, сказал, что может с ним п-поговорить.
– Точно! Он же следопыт! – Хлопнула себя по лбу Имоен.
Джахейра взглянула на Равену. Та стояла посреди раскиданных ярко-голубых тел, опираясь на окровавленный меч, её латы были забрызганы кровью, серебристые волосы испачканы в крови, кровь была размазана по светло-эбеновому лицу. Поистине полудроу являла собой впечатляющее зрелище. Она осматривала поле боя из-под сдвинутых бровей.
– Равена, как ты себя чувствуешь? Ты ранена? – Осторожно спросила друид.
– Нет, со мной всё в порядке, – сказала Равена пересохшим голосом. – Просто я чувствую себя… убийцей.
– Их было как минимум в десять раз больше нас! – Возмутилась Имоен.
– Знаю. Но они такие маленькие…
– Следуя твоей аналогии, нам стоит сражаться только с гигантами, – махнула рукой девушка.
– Боюсь, тогда мы почувствуем себя на месте ксвартов, – лицо полудроу немного повеселело.
Равена настояла на том, чтобы сжечь тела человечков. Когда трупы были сброшены в огромную кучу, из пещеры рядом вышел Урса и Минск.
– Вот он – наш ночной спаситель! – Кутаясь в шерстяной плащ от утренней прохлады, приветствовала следопыта Имоен.
Минск улыбнулся и посмотрел на плечо, где гордо восседал Бу с сухариком в передних лапах.
– Урса сказал Минску, что знает, как обойти обвал. Урса покажет нам путь к дороге, которая выведет нас по другую сторону обвала, – Минск почесал медведя за ухом.
Друзьям ничего не оставалось, как принять эту странную помощь. Равене не терпелось покинуть место этой бойни. Воительница понимала, что они всего лишь защищались. Другого исхода быть не могло. Путешественники оставили за спиной полыхающую кучу трупов, которая когда-то была поселением ксвартов. Осознавая это, Равена всё больше хмурила брови и уходила в себя. Она не замечала, как пристально за ней наблюдали серо-зелёные глаза Джахейры.

Урса провёл команду искателей приключений своими медвежьими путями до узкой тропы, давно позабытой всеми и почти заросшей травой. На прощание он ткнулся тёплым носом в ладонь Минску, получив при этом большой ржаной сухарь, что совсем не понравилось Бу, и хомяк сердито заскрипел зубами. Медведь ещё раз обнюхал всех участников похода и поковылял в свою пещеру.
Вскоре редкий кустарник по склонам Облачного Хребта сменился такими же редкими деревьями. Им явно не хватало питательной почвы, их стволы приобрели причудливые формы, ветки были тонкими и сухими, их покрывали редкие вялые пыльные листья. Это была грустная картина, которая заставила закончить все разговоры и погрузиться в свои мысли.
Звуки звенящей кольчуги, лёгкое громыхание лат, скрип кожаных ремней, постукивание оружия о доспехи, шуршание листьев под сапогами стали для Равены уже настолько привычны, что она не замечала их. Она отчётливо слышала фырканье Бу на плече у Минска (он всё ещё обижался на следопыта за сухарь, отданный Урсе). Минск, как всегда шёл впереди, и хомяк постоянно оглядывался назад. Мол, «поторапливайтесь, поспешайте».
Дул сильный горячий ветер, и полудроу пришлось накинуть капюшон, чтобы порывы не растрепали ей волосы. Она прислушивалась к шагам спутников, пытаясь успокоиться. Бой с ксвартами ещё тревожил ей душу. Говорят, что звук шагов может рассказать много о своём хозяине. Вот шаги Халида и Джахейры: лёгкие и уверенные, они всегда шли в ногу. Так было и в жизни. Жизненный опыт помогал им легко найти верное решение, один всегда советовался с другим, никто из них не настаивал на своём мнении, всегда они находили компромисс. Вот Имоен. Она быстро переступала, будто спешила куда-то. Она всегда хотела больше посмотреть на что-то, проверить это на себе, чем просто послушать рассказ или прочитать книгу чьих-то приключений. Детский задор немного поутих в её синих глазах, но весёлые искры то и дело вспыхивали в них, когда речь шла о приключении. Минск шёл размеренно, его шаги были широкими, как и его душа. Он чётко шёл к цели, не сворачивая и не сомневаясь ни минуты, что цель эта верная. Равене стало интересно, что же расскажут её шаги, но вместо них услышала другие: кто-то бежал. Бежал быстро по направлению к ним.
Бегущий приближался всё быстрее. Вскоре стало понятно, что это девушка. Издалека казалось, будто она почти нагая. Её загорелое тело было лишь незначительно прикрыто куском ткани, а в волосах запутались цветы и листья.
– Стойте! Прошу вас! Помогите мне! – Голос девушки дрожал от волнения.
Когда она остановилась рядом с ними, стало очевидно, что цветы и листья в волосах, браслеты из гибких веток были не украшением, а дополнением её самой. Перед путешественниками стояла дриада. Её кожа была цвета молодой дубовой коры, на хрупкие плечи спадали зелёные локоны, роль «куска ткани», скрывающего прелести дриады от посторонних глаз, выполнял серебристо-голубой лишайник.
– Помогите мне! Умоляю! – Восстанавливая дыхание, начала она. – Там… два человека… мужчины. Они хотят уничтожить Древний Дуб!
– Что-то мне это напоминает, – ширнула Имоен локтём в бок Равену.
Дриада снова побежала, и команда последовала за ней, не сговариваясь.
Странно было видеть столь могучее дерево здесь. Чтобы обхватить его ствол, мало было и пятерых человек. Мощная крона роняла на землю плотную тень. То тут, то там виднелись толстые корни. Рядом с одним таким корнем суетились два человека с топорами.
– Эй, Крамм, глянь-кось, эта стерва подмогу привела, – толкнул тот, у кого на лице была заметна деградация, своего товарища.
– Интересно, что она вам предложила, – сплюнул Крамм. – Слушай, подруга, – сказал он подошедшей к нему Равене. – В этом дубе спрятано сокровище. Я отдам тебе треть, если ты избавишь меня от этой надоедливой дуры.
– Это не правда! Нет никакого сокровища! Сам дуб и есть драгоценность! – Вскричала дриада.
– Эт чё, у него древесина дорогая что ли? – Почесал затылок деградант.
– Ценность этого дерева тебе не понять, человек, – тихо произнесла Джахейра. Благоговение и восхищение светилось в её глазах.
Равена чувствовала что-то, но её чувства были далеки от ощущений друида. Она чувствовала мощь, аура непревзойдённой силы окутывала Дуб. Наверное, что-то похожее чувствовал Зарк в той эльфийской роще. Эти искатели лёгкой наживы никогда не ощутят этого.
– Убирайтесь прочь, – негромко сказала Равена из-под капюшона.
– Скажи мне хоть одну причину, по которой я должен послушать тебя, девка, – поигрывая топором, ответил Крамм.
– У меня две причины. Первая – нас в три раза больше, на нас доспехи и хорошее оружие.
– И вы нападёте на бедных лесорубов, которых в три раз меньше, на них нет доспехов и из оружия у них лишь плохо наточенные топоры? – Издевательски улыбаясь, спросил Крамм.
– Тебя это не убедило? Хорошо. Вторая причина… – Равена сняла капюшон. – Я просто убью тебя, если ты поднимешь свой поганый топор на это дерево!
Стоит ли говорить, что при виде «дроу» лесорубы побросали топоры и ринулись прочь.
– Спасибо большое! Я уже и не надеялась, что кто-нибудь сможет мне помочь, – дриада пристально смотрела на Равену. – Ты особенная, полудроу. Впереди тебя ждут испытания. Пройди их с честью. Ещё раз спасибо. Возьми этот настой. Он сделан из сока этого Дуба и вылечит любую болезнь или яд.
Отойдя уже далеко от дерева, Равену потянуло обернуться назад. Издалека было видно лёгкое сияние, которое исходило от чудесного дерева.
– Джахейра, если я не ошибаюсь, дриады охраняют своё собственное дерево и умирают вместе с ним, – услышала полудроу голос Имоен.
– Да, это так. Похоже, эта дриада так же стара, как и этот Дуб, – взор друида также был обращён к дереву.
Полуэльфийки переглянулись, и команда снова отправилась в путь, надеясь, что больше не наткнётся ни на какую преграду.
Под вечер на склоны опустился туман. Он затруднял продвижение вперёд. Туман становился всё плотнее, вскоре дорогу не возможно было различить даже на вытянутую руку. Путешественникам пришлось встать на ночлег раньше намеченного срока. Туман принёс прохладу и неприятную сырость. Единственным спасением было тепло костра. Рядом была выкопана яма, где тлели угли. На них пеклась рыба, выловленная в горной реке недалеко отсюда. Минск оказался хорошим рыбаком. На костре в казане кипела уха. Коренья, которые, между прочим, отлично находил Бу, делали запах дурманящим. Искатели приключений то и дело сглатывали слюну. Когда приятно обжигающее тепло бульона наполнило желудки, сидящих у костра потянуло на разговоры. Всем было интересно: откуда Минск и Дайнахейр пришли на Побережье Мечей, что такое «дежемма» и каким образом это путешествие повлияет на принятие воина-берсерка-следопыта в ложу «Ледяного Дракона». Оказалось, что ложа «Ледяного Дракона» – орден берсерков в далёком Рашемане. «Дежемма» – это ритуальное путешествие длинною в год для посвящения в воины. В этом путешествии он должен снискать славы в бою. Минску оказали великую честь, сделав его телохранителем для юной Дайнахейр. Именно она привела его сюда. Зачем, он и сам не знает. Его дело – защищать свою подопечную везде, куда ступит её нога, а не спрашивать, зачем она туда ступает. Переход по гористой местности утомил путешественников, и на сей раз они решили закончить с рассказами. Имоен взяла с Минска обещание, что тот обязательно расскажет больше о Рашемане.
Минск и Равена дежурили до полуночи. Туман и не думал уходить. Караульные готовы были сдать пост, как вдруг услышали детский плач: «Помогите мне! Кто-нибудь!» Здесь не может быть никаких детей! Им просто послышалось… Двоим сразу? Плач повторился. Быть может это морок, жестокая шутка какого-нибудь злобного духа. Плач раздался совсем близко, и к костру вышел мальчик лет пяти. Минск первый подошёл к нему.
– Что случилось, дитя? Чем Минск может тебе помочь? – Но мальчик лишь хлюпал носом и тёр красные от слёз глаза.
– Что ты здесь делаешь, малыш? Ты совсем один? – Спросила Равена, оглядываясь по сторонам.
– Я ищу своего пёсика.
– Ночью в горах? – Подошла разбуженная плачем Имоен. – Но ведь это очень опасно!
– Я знаю, но Руфи потерялся, мне нужно его найти.
– Помощь ребёнку – превыше всех остальных задач, – кивнул Минск. – Мы должны помочь мальчику.
– Ага. И где же нам искать этого пёсика… – Неуверенно спросила Равена.
– Он сам вас найдёт. Я дам вам его любимую игрушку, и он прибежит за ней. Просто, когда он видит меня, он убегает, – окончательно вытерев слёзы, сказал малыш.
– Что ж, давай сюда его игрушку.
Мальчик покопался в маленькой сумке, будто она была бездонная, и вытащил оттуда бедренную кость какого-то большого зверя, на ней ещё кое-где виднелись ошмётки окровавленного мяса. Равена с удивлением посмотрела сначала на кость, потом на ребёнка; но малыш лишь хлопал невинными глазами и легонько пожал плечами.
– Я положу это на свет, быть может твой пёсик почует запах и придёт к нам, – погладила Равена мальчика по голове. – А ты пока приляг, поспи. Я разбужу тебя, когда Руфи придёт.
– Спрячься за Минска, дитя, – предложил следопыт. – Минск большой, он куда больше тебя, твой пёс не увидит за Минском своего хозяина.
– Ну да, «куда больше», – как-то странно усмехнулся мальчик.
Несчастного ребёнка уложили на постель следопыта, а сам Минск сел перед ним, прикрывая собой мальчика. Равена время от времени смотрела на игрушку пёсика Руфи, и ей было не по себе. Когда время перевалило за полночь, дежурные разбудили Джахейру. Имоен так больше и не уснула, поэтому встала в караул вместо Халида. Равена готова была погрузиться в сладкий сон, когда названая сестра задёргала её за рукав. «Смотри», – указала она куда-то. В тумане показался собачий силуэт, но это был не «пёсик» это был огромный ворг. Команда замерла, ожидая дальнейших действий непредсказуемого животного. Ворг спокойно подошёл и обнюхал кость, которую Равена бросила на землю, но не схватил её, а начал играть лапой.
– Руфи? – И без того большие глаза Имоен расширились и стали просто огромными.
В этот момент мальчик выскочил из-за Минска и схватил ворга за ошейник. Животное рванулось в сторону, и казалось, сейчас оно утащит хозяина за собой, но не смогло и шагу ступить. Ворг вырывался, дёргался, однако мальчик даже не пошевелился. Дежурные попятились назад.
– Руфи! – Мальчик вроде бы был рад, что нельзя было сказать о бедном ворге. В глазах зверя читался страх.
– Руфи! Ха-ха-ха! – Голос и облик мальчика начали изменяться. – Руфус, нам пора домой!
Теперь перед командой стоял монстр, который держал Руфуса подмышкой. Позади него открылся портал. Судя по мечущемуся пламени, это был проход как минимум в девятый круг Абисса.
– Значит, Минск, ты куда больше меня? Ха-ха-ха!
– Ты обманул нас, монстр! – Нахмурила брови Равена.
– Отнюдь. Обманом был лишь мой облик. Всё остальное – истинная правда, – и монстр с воргом скрылись в портале. Как только они исчезли, туман растворился, будто и не было его.
– Даже не хочу знать, куда они ушли, – тряхнула головой Равена. – И буду очень счастлива, если никогда не узнаю.

В конце третьего дня ветер подул с Моря Мечей и принёс солёный свежий запах. Их цель была уже близко.
– Минск, это т-та самая крепость? – Указал куда-то Халид.
– Да, там держат Дайнахейр.
– Она огромная, – заметила Равена. – Где же нам искать твою подопечную?
– Мы обязательно всё разведаем, – поддержала Минска Имоен.
Спускаться с Облачного Хребта оказалось труднее, чем подниматься на него. У подножия они вышли на узкую грунтовую дорогу, что вела прямо к крепости. Полуденное солнце нещадно палило лучами. Впереди путники рассмотрели небольшую группу деревьев и решили там спрятаться от зноя.
Под раскидистой берёзой сидела женщина, рядом на земле лежал деревянный резной посох, а у ног стояла дорожная котомка. Она услышала приближение искателей приключений и села поудобней.
– Добрый день, странники! – Раздался немолодой женский голос.
– Не удивлюсь, если дальше последует: «Помогите мне!» – Вздохнула Джахейра.
– Помочь? Мне? – Женщина с проседью загадочно улыбнулась. – Это я могу помочь вам. Я – Аркушуль. Ясновидящая, гадалка, прорицательница. Это моё призвание и моя работа.
– Ха! Теперь понимаю: подайте мне золотой, и я скажу вам, что будет завтра, – усмехнулась друид. – А завтра будет рассвет, день, закат и ночь.
– Да ладно тебе, Джахейра, – отмахнулась Равена. – Перед тем, как идти в эту крепость, не лишним будет иметь хоть какую-то уверенность.
Равена присела рядом с гадалкой на землю, протянула ей монету и сняла перчатку. Аркушуль лишь вздёрнула брови, увидев цвет ладони, и ничего не сказала на этот счёт.
– Ты не так давно на пути. Ведь так? Столько ещё предстоит пройти! Ты – сирота. Недавно потеряла того, кого считала отцом. Но у тебя есть братья и сёстры. Много братьев и сестёр.
– А родители? – С надеждой спросила полудроу.
– Нет. Они уже мертвы.
– Я смогу найти своих братьев и сестёр?
– Дай-ка я посмотрю вперёд, возможно, я найду там ответ на твой вопрос.
Сердце Равены бешено забилось. Гадалка начала всматриваться в ладонь, но вдруг тихонько вскрикнула и отшатнулась от воительницы.
– Что? Что ты там увидела?
– Отойди!
– Что там такое? – Нахмурила брови Равена.
– Ничего! Ты будешь жить долго и счастливо, – Аркушуль уже стояла на ногах и пятилась назад.
– Скажи мне! Сейчас же! – Вконец рассердилась полудроу и вскочила с земли.
– Не подходи! – Магия заискрилась в руках гадалки.
Какое заклинание она читала, осталось неузнанно, так как женщина стала очередной жертвой посоха Джахейры.
– Сколько раз твой посох будет спасать меня? – Грустно спросила Равена.
– Столько, сколько потребуется, подруга! – Джахейра внимательно смотрела на приёмную дочь Горайона. – Ты расстроена? Это же просто шарлатанка.
– Нет, Джахейра, она видела Горайона, – Равена посмотрела на свою ладонь, будто могла увидеть там лицо своего приёмного отца. – Что такого ужасного у меня впереди? Её страх был не поддельным.
– Если будешь думать о беде, она придёт к тебе быстрее, чем надо. Пойдём! Гадалка скоро оклемается.
До Крепости Гноллов оставалось несколько часов пути. Но вместо уверенности слова Аркушуль вселили в сердце Равены страх за себя и за тех, кто идёт с ней рядом. Кто она такая? Почему на неё начали охотиться? Почему её отлучили от родителей, братьев и сестёр? Быть может она внебрачный ребёнок? Быть может из-за крови тёмных эльфов её родные и не желали знаться с ней? Да, её предки – вот корень зла, который мешает ей спокойно жить. Ну, ничего: у неё есть люди, которые ценят её такой, какая она есть. Равена посмотрела в спины своим спутникам и улыбнулась. Как хорошо иметь друзей! Быть может их станет больше? Воительница почему-то хотела, чтобы Минск и его подопечная остались с ними. Она будет скучать по этому добряку и его хомяку, который уже почти без боязни перебирался с плеча Минска ей на руку за сухарём. Да, как же хорошо иметь друзей!

Равена и Халид наблюдали за Крепостью Гноллов из-за густой поросли шиповника. Имоен с Минском ушли на разведку и с минуты на минуту должны были вернуться. Позади себя воины слышали нервные шаги Джахейры.
– Часто она так волнуется? – Не отводя глаз от крепости, спросила Равена.
– Т-только когда беспокоится о д-дорогом человеке, – оглянулся на жену полуэльф.
Джахейра заметила взгляд мужа, и это заставило её присесть.
– С Имоен всё будет хорошо, подруга. У неё был прекрасный наставник, и она может становиться практически невидимой.
– Я не переживаю конкретно за неё. Я боюсь из-за…
– … Минска, – раздался неизвестно откуда голос Имоен так внезапно, что друид вздрогнула. – Ты зря так волнуешься: удивительно, но Минск может быть совершенно неслышным даже в доспехах.
– Ладно, что там с крепостью, Имоен? – Подсела к ним Равена.
– Ох, наши дела куда хуже, чем мы предполагали. Бедняга Минск! Он совсем поник.
– Объясни.
Имоен присела на корточки и веточкой начала чертить на земле.
– Это наша стоянка, – поставила она крестик. – Нас от крепости отделяет река, через которую перекинут мост. На другом берегу мост охраняют два полуогра. С гноллами они или нет, но пройти мимо них незамеченными у нас всех не получится. Что касается самой крепости, она срослась со скалой, по которой петляют десятки ложных тропинок. Эти тропинки ведут в основном в пещеры, населённые ксвартами. Настоящая тропа в крепость лишь одна. Короче туда невозможно пробраться обманом, придётся пробивать себе дорогу через гноллов.
Супруги-полуэльфы покачали головой. Равена внимательно всматривалась в чертёж, сделанный Имоен.
– Одна тропа говоришь? И насколько она широкая?
– Ну… может трое человек и встанут плечом к плечу, но не больше.
– Отлично!
– Я не вижу в этом ничего «отличного», – тряхнула головой Джахейра. – Это откровенное самоубийство.
– У меня есть идея, – странно улыбнулась полудроу. – Пойдёмте к Минску.
Следопыт сидел на берегу, скрытый от гноллов зарослями камыша. Бу тёрся о его щёку, пытаясь подбодрить друга. Равена положила руку на плечо Минску и заглянула в глаза. Мужчина был подавлен.
– Минск – плохой воин. Он потерял Дайнахейр, а теперь не может спасти её.
– После того, как ты уговорил медведя показать нам дорогу, я в тебе нисколько не сомневаюсь, – поддерживающе улыбнулась воительница. – Ну-ка, поднимайся! Халид, становись по одно плечо Минска, а я встану с другой стороны. Имоен, мы уместимся на той тропе?
– Хм. Вполне.
– Тогда против вас смогут встать только два в ряд гнолла… – задумчиво произнесла Джахейра. Она, кажется, начала понимать идею Равены.
– Не забывайте, что местные гноллы орудуют в основном алебардами, – заметила Имоен.
– В любом с-случае, нам стоит поменяться м-местами. Равена пусть встан-нет посередине. Т-тогда мы с Минском сможем защитить её с двух с-сторон щитами.
– А ты, Равена, будешь помогать нам своим большим мечом, – кивнул Минск, и Бу одобряюще пискнул.
Равена не сдержала улыбку.
– А что же делать нам с Джахейрой?
– Если на звук боя прибегут ксварты – истреблять их, чтобы они не путались у нас под ногами. Если их не будет – постарайтесь проредить толпу гноллов, напирающих на нас, – пожала плечами полудроу.
Джахейра слушала всё это, подперев кулаком подбородок и прищурив глаза. Она пыталась представить себе план захвата крепости и не могла не согласиться, что таким образом шансы выжить весьма повышались. Но крепость была наполнена гноллами, огромными собакообразными существами, которые силой и численностью превышали их во много раз. Нужно было привлечь на свою сторону ещё что-нибудь. Этот бой нельзя выиграть только тактикой, надо схитрить.
– Напасть стоит на рассвете, – уверенно сказала друид.
Первый на её голос обернулся Бу, а за ним и все остальные. В глазах читался вопрос: «Почему?»
– Ночной дозор по окрестностям ещё не вернётся к тому времени, ночной караул будет уставшим и сонным. Это раз. От реки поднимется туман, и какое-то время он будет нашим помощником. Это два. Ну и не забывайте, что среди нас есть представители расы, не имеющей инфразрения. Ночью наступать нет смысла.
– Значит на рассвете, – кивнули ей четыре головы.
Они поужинали той самой рыбой, испечённой на углях. Её специально приготовили заранее, чтобы сейчас не привлекать своих врагов дымом от костра. Ели молча, дабы не подавиться костью. После тщательного осмотра оружия и доспехов искатели приключений завернулись в тёплые шерстяные плащи и попытались уснуть. Надо было отдохнуть, ведь предстоял тяжёлый день.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 12:22 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Рассвет едва забрезжил, а вся команда уже была готова к бою. Равена со вздохом спрятала один из мечей в ножны. По нему пошли трещины, и неизвестно, сколько он продержится. У Имоен было с собой два колчана стрел, но хватит ли этого хотя бы на половину жителей крепости? Способности друида тоже не бесконечны. В голове полудроу пронеслось: «Самоубийство!» И снова серебристые брови устремились друг к другу. Равена теперь так часто хмурилась, что на лбу пролегла пока что еле заметная морщинка. Воительница вздохнула ещё раз, мысленно попросила помощи у Хельма и направилась к мосту. Надо было без шума нейтрализовать полуогров, охраняющих его. Вчера вечером они разработали план, в котором не последнюю роль играла внешность Равены.
Туман стелился по реке плотным слоем, он окутывал мост и прибрежный камыш. Это действительно было на руку путешественникам. Фигура в капюшоне, приближающаяся в тумане к охранникам, выглядела очень эффектно. Один из полуогров поёжился и оглянулся на напарника. Особым умом они оба не отличались, но всё же толика здравого смысла была подарена природой одному из них.
– Стоять! Твоя дальше не идти! Наша охранять мост, – вышел вперёд более умный полуогр. – Если твоя идти через мост, наша получать монеты. Двести монет за группу.
Равена была не из робкого десятка, но стоя рядом с двумя огромными полуограми, которые могли свернуть ей шею одной рукой, она невольно чувствовала внутри дрожь. Остальные скрывались за туманом и камышами. Если всё пойдёт не так, как они планировали, друзья ни за что не подоспеют ей на помощь.
– Но я здесь одна, – стараясь сдержать властную нотку в голосе, сказала Равена.
– Тогда двести монет с твоя здесь одна. Гы-гы! – Оскалил жёлтые неровные зубы глупый полуогр.
– Я уверена, что вы не хотите навлечь на себя мой гнев, – спокойно продолжила воительница и сняла капюшон.
– Эт-то тёмный… дроу… – Отступил шаг назад глупый.
– Идиот, – зарычал на него подельник. – Наша больше! Наша сильнее!
Полуогр вернулся на место, но уверенность исчезла из его глаз.
– Я обрушу на вас свою магию, если вы не пропустите меня! – Равена повысила голос, чтобы её друзья могли услышать эту фразу.
– Ма-ма-магия… магия плохо… магия поджарить батю… – Снова начал пятиться глупый. – Батя быть больше и сильнее наша…
– Аррр! Если наша проломить башка этой эльфа, она не поджарить наша, – ещё раз зарычал «умный» и двинулся на полудроу.
Равена отбросила сплеча серебристую прядь (это был сигнал для Джахейры) и старалась смотреть полуогру прямо в глаза. Её сердце колотилось, как у пойманной птицы. Вдруг Джахейра не заметила знак. Вдруг она не успеет. Хотелось выдернуть меч из ножен и порубить на части это чудовище. Полуогр уже занёс свой кулачище над её головой, но тут в тумане сверкнула молния, и немного обгоревший громила упал на колени перед Равеной. Он был действительно силён – молния не смогла его убить. Руку воительницы отяжелил один из мечей. Резкий взмах внизу вверх, и полуогр повалился с хрипом на спину. На его теле от живота до подбородка багровела глубокая смертельная рана. Напарник, увидев всю эту сцену, взвизгнул чуть ли не по-женски и бросился наутёк. И снова утренний сумрак прорезала молния, она опрокинула беглеца на землю. Тому показалось, что он уже далеко убежал от убийцы. Он оглянулся, не преследуют ли его. О, нет! Морду полуогра исказил ужас. Дроу, эта жуткая «тёмный эльфа» стояла прямо перед ним. Она улыбнулась. Эту улыбку видел пока что только Шанк. Визг застрял в горле чудовища. Ещё какую-то долю мгновения сознание улавливало образы: небо, земля, небо… а потом мрак. Отрубленная голова скатилась по крутому берегу и шлёпнулась в реку. Гримаса страха и не выплеснутого крика застыла навеки на морде полуогра. Равена стряхнула кровь с меча и подняла руку в знак того, что опасности больше нет.
Имоен старалась не смотреть на трупы, ей легче было убить врага на расстоянии. Она и представить не могла, что будет с ней, если она почувствует на своих руках ещё горячую кровь врага. Минск, осмотрев тела, одобряюще покивал головой. Халид и Джахейра взглянули на Равену, которая стояла к ним спиной, и переглянулись.
– Что ж, неплохо было бы поторопиться, – обернулась воительница. – Туман не так долго будет оставаться нашим прикрытием.
Имоен указала на арку из брёвен, которую украшали кости, шкуры, тотемы и перья. Она обозначала главную дорогу.

Гноллы – выносливые существа. Они хорошо видят во тьме и не боятся света. Они разумны настолько, чтобы догадаться о дозорах, охране входа, смене караула, разделение на отряды с командирами и создании особых отрядов, которых не пускали в ход по пустякам.
Караульные у бревенчатой арки зевали во всю пасть и дремали, повиснув на алебардах. Тех, кто засыпал, толкали в бок те, кто просыпался в этот момент. Прошла ночь, скоро их должны были сменить. Солнце, медленно выползающее из-за горизонта, заставляло так же медленно отступать туман, который охватывал почти половину крепости снизу вверх. Вокруг стояла аура дремоты, и караульные завидовали своим братьям, которые сейчас спали на меховых подстилках. Один из гноллов – командир отряда – смотрел на туманную реку, прислонившись к арке, и ворчал по-собачьи. Две молнии прорезали туман.
– Грроза будет, – прорычал он.
Караульные недовольно заворчали, кто-то злобно тявкнул. Командир повернулся к ним, чтобы гавкнуть: «Молчать!» Но за спиной услышал немного осипший женский голос: «Тук-тук! Есть кто дома?» Гноллы лишь увидели, как сверкнуло снизу вверх лезвие большого меча, и командир повалился замертво. Караул схватился за оружие. Из тумана выступили три фигуры. Посередине стояла девушка со светло-эбеновой кожей, с двуручного меча стекала кровь их собрата. С одной стороны от неё стоял невысокий худой мужчина с длинным мечом. С другой – лысый громила вертел булавой под стать себе, а из-за пазухи у него злобно верещал какой-то грызун.
Равена рванулась вперёд на опешивших гноллов. Трое ближайших приняли круговой удар на себя. Два из них повалились с рассечёнными грудными клетками, последнего спасла вовремя выставленная вперёд алебарда. Древко треснуло пополам, но смягчило удар. Гнолла отбросило назад. Он прикрыл рану лапой и ринулся на воительницу в надежде повалить её на землю. Полностью полагаясь на свою силу и видя перед собой только цель, он не заметил опасности с боку, и меч Халида впился ему в рёбра. Напавший следом за ним гнолл сперва получил удар щитом. Он немного отступил, но на ногах удержался и снова бросился на полуэльфа. Равена сделала низкий выпад и ранила нападающего в голень, отчего тот припал на одно колено. Поразить потерявшего равновесие врага проще простого: один точный удар, и сердце гнолла перестало биться. Равена в этот момент неслась на помощь Минску, которому достался, пожалуй, самый разумный караульный. Гнолл парировал удар полудроу и сильно ударил её остриём алебарды в грудь. Доспех сдержал удар, но Равена отлетела назад к арке. Щит и булава Минска долго держали дуэль с алебардой гнолла. Противники хотели смять друг друга силой, но силы были равны. Кто знает, как закончился бы этот спор двух гигантов, если бы не Бу. Хомяк вынырнул из-за ворота доспеха, перебрался Минску на плечо и, пробежав по его руке до лапы гнолла, пребольно укусил того за палец. Гнолл взвыл, но Бу уже мчался в укрытие под доспехом. Зверюга забыла о бое и пыталась поймать мелкого вредителя. «Крак!» – Раздалось из-под булавы Минска. Гнолл осел, как полупустой мешок муки, в его голове зияла дыра. С караулом было покончено.
Солнце показало из-за горизонта первый луч. Туман стал подниматься быстрее. От арки теперь можно было рассмотреть ступени, ведущие на вершину крепости-скалы. На них показались два гнолла-разведчика, привлечённые шумом боя.
– Налётчики! – Зарычал один. – Берррегите пленницу! К оррружию! К оррружию!
Он побежал по ступеням вверх, но молния ударила с неба, и обуглившееся тело гнолла свалилось в какую-то яму. Второй посмотрел на посягателей и увидел, что к ним присоединилась женщина с посохом. Над её головой клубилась грозовая туча.
– Не грроза! – Заскулил гнолл (видно многие из них приняли молнии Джахейры у моста за начало грозы). – Магия!
Спотыкаясь, он рванул вперёд. Дренькнула тетива, и стрела застряла в черепе собакообразного гуманоида. Команда была в сборе. Проверка на слаженность действий прошла успешно.
Сражаясь, Равена чувствовала, как трещины на лезвии увеличиваются. Их треск отдавался уже в рукоять. Надо быть начеку, чтобы вовремя достать другой.
Пятёрка поднялась по ступеням и тут же столкнулась со второй группой гноллов. Их было всего лишь на одного больше, но под ногами у них сновали ксварты. Это немного усложняло дело. Налётчики вздохнули и приняли боевую позицию.

Крепость ожила. Со всех сторон были слышны лай и рычание. Гноллы брались за оружие. Благодаря разработанному плану, Равена с друзьями медленно продвигалась вперёд, точнее вверх. Гноллы действительно не могли встать больше двух плечом к плечу, но как только падал один, на его место тут же вставал другой. Да ещё эти ксварты! Они кололи и резали ноги своими короткими мечами и кинжалами. Имоен принялась за отстреливание человечков. Джахейра решила оставить молнии на потом и помогала команде поддерживающими заклинаниями и посохом. Ксвартам доставалось не только от друида и лучницы. Их жестоко пинали трое воинов, на них падали тяжёлые туши гноллов, а парочку сумел-таки укусить Бу, когда те повисли на руке у следопыта.
Равена была самой слабой и неопытной из троих, и её время от времени заботливо прикрывал то щит Халида, то щит Минска. И хотя на счету у её меча убитых гноллов было ничуть не меньше, чем у опытных мужчин, она всё же боялась оторваться от них. Когда они почти уже закончили восхождение по лестнице, случилось именно то, из-за чего она старалась оставаться в досягаемости от щитов друзей. Равена вдруг почувствовала знакомую лёгкую вибрацию в рукояти меча, и лезвие ссыпалось мелкими осколками к ногам воительницы. Если бы гнолл умел улыбаться, то непременно сделал бы это. Всё же он удовлетворённо оскалился: враг остался без оружия – лёгкая добыча. Перед ним сомкнулись сразу оба щита, и алебарда звякнула по одному из них. Гнолл всё равно радовался: оружия у одного из нападающих больше нет! В это мгновение щиты исчезли, и огромная собака успела увидеть лишь сверкнувший снизу вверх клинок.
Искатели приключений поднялись на вполне просторную площадку. Солнце показалось уже наполовину. У Равены болели мышцы, ведь так долго ей ещё не приходилось сражаться. У Имоен от постоянного натягивания и спуска тетивы начали кровоточить пальцы. Джахейра отругала девушку за то, что она не послушалась её и не надела перчатки. Оставшиеся в живых гноллы отступили. Похоже, дальше бежать им было некуда, последний рубеж начинался за небольшой лестницей с полуразвалившимися ступенями. Пока гноллы перегруппировывались, у друзей появилась короткая пауза, чтобы отдышаться и восстановить силы. Джахейра достала баночку с лечебной мазью и нанесла её содержимое тонким слоем на пальцы Имоен. Мазь была зеленоватого цвета и пахла мать-и-мачехой. После наложения повязки, друид заставила лучницу надеть её перчатки. Как единственный лекарь в группе, полуэльфийка осмотрела раны остальных. В основном были поранены ноги, но ранки от оружия ксвартов были небольшими и особой опасности не представляли. Халид единственный не отказывался носить шлем, поэтому он пострадал меньше всех. Равене оцарапал нос остриём алебарды какой-то ловкий гнолл, а у Минска на лбу красовался след от когтей. Джахейра приложила к ранам руки, и тёплая целительная магия природы залатала повреждённые места.
Пока Джахейра занималась Имоен, Равена оглянулась на ступени, по которым они только что шли, спотыкаясь о трупы врагов. Ступени были устланы ковром из мёртвых тел: мохнатые тела гноллов, переплетаясь с ярко-голубыми телами ксвартов, создавали жуткий узор смерти. У Равены защемило в груди. Непонятное чувство: то ли удовлетворение собой; то ли страх, от того, что это сделали они; то ли просто отвращение к тем, кто не смог её победить. Чтобы не думать об этом, она отошла в другую сторону площадки. Там были обустроены глубокие ямы для содержания пленников. Равена читала про них. Их стены ровные и гладкие, невозможно зацепиться за какой-нибудь камень и вылезти наверх. Иногда про пленников и вовсе забывали, оставляя их умирать от голода. Так и в этих ямах было множество трупов, сюда упал и гнолл, сражённый молнией Джахейры.
Пошла по кругу бутыль с заживляющим эликсиром. «Готовы?» – Спросила Равена и убрала бутыль в сумку. В ответ кивнули четыре головы. Все двинулись к «последнему рубежу». Имоен прикрывала рукой колчан на бедре всё время передышки. Теперь, шагая позади всех, она скосила глаза на него. Спинной колчан опустел почти посередине боя, а во втором осталось всего две трети стрел. Если их не хватит… Имоен боялась представить, что будет тогда. В голове у девушки зазвучал голос Джахейры: «Самоубийство!»

Перед путешественниками лежала огромная площадка, вымощенная камнем. В полу виднелись ямы для пленников. Они отделяли друзей от огромной стаи гноллов, среди которых выделялись гноллы-рубаки с красными повязками на запястьях и такой же лентой через плечо. Командовали всеми флинды – особый отряд гноллов, отличающийся серой шерстью и золотистой гривой. Они носили доспехи и сражались двуручными мечами вместо алебард.
Скользнув по площадке взглядом, Равена заметила, что гноллы не смогут обойти ямы справа – мешала крепостная стена. Слева оставалась тонкая дорожка, где гноллам приходилось прятаться друг у друга за спиной на целое плечо, чтобы хоть как-то уместиться между стеной и краями ям. Халид, ухмыляясь, поправил шлем. Он обменялся с Равеной хитрыми улыбками, и оба воина ринулись в бой.
– Минск, охраняй девчонок! Лови тех, кто прорвётся! – Крикнула на бегу полудроу.
Сперва сдерживать толпу разъярённых гноллов было относительно легко. Кроме того стрелы Имоен заставляли собакообразных останавливаться, оступаться в ямы или вовсе падать замертво. В дальние ряды пару раз ударила молния Джахейры. Но усталость всё же напомнила о себе. Удары полуэльфов стали медленными и неточными. Сзади послышался голос Имоен:
– Джахейра, на нас напали!
Равену обдало потом. Какими же наивными надо было быть, чтобы угодить в подобную ловушку! Наверняка крепость испещрена тайными ходами, и толпа, которую они с Халидом сейчас с трудом сдерживают, всего лишь отвлекающий манёвр.
Имоен, Джахейра и Минск переключились на нападающих. Гноллы-приманка усилили натиск. Где-то за спиной ещё раз сверкнула вызванная молния, дренькала тетива, рычал в приступе берсеркерской ярости Минск, ему вторил Бу. Рядом тяжело дышал Халид, рявкали гноллы, оружие звякало об оружие и щиты. К этому нестройному оркестру звуков битвы присоединялся бешеный стук сердца самой Равены. Вдруг Имоен взвизгнула, а через некоторое время раздался приглушённый крик Джахейры. Минск взревел: «За глазами, Бу! Иди за глазами!» Халид и Равена не могли обернуться назад, чтобы посмотреть, что случилось с их дорогими людьми. Они должны были сдержать эту толпу на узком перешейке, иначе их просто сомнут с двух сторон. Снова визг, стали слышны тупые удары посоха. Хвала Хельму! Они живы. Но если Джахейра перешла на посох, значит её силы друида иссякли. Имоен завизжала с удвоенной силой, и сердцем Равены завладела та самая ярость, которую она чувствовала у погребального костра Горайона. То ли крик, то ли рёв вырвался из её груди, и она врезалась в толпу врагов. Она не обращала внимания на крики Халида. Она рубила, кромсала гавкающих тварей. Чем дальше Равена пробивалась вглубь толпы, тем сильнее смыкалось кольцо гноллов вокруг неё. Какой-то самонадеянный гнолл решил напасть на неё сзади. Не разворачиваясь, Равена проткнула его тело, а развернувшись, снесла ему голову. За этим неудачником стоял самый уродливый гнолл, какого она сегодня видела. Он был весь в шрамах. Один глаз из-за старой раны был слепым. «Ветеран, – подумала полудроу. – Один из самых сильных, живучих и искусных бойцов среди гноллов». Гнолл мгновенно кинулся на воительницу, чтобы нанести один – первый и последний – удар. Но он недооценил свою жертву. Равена сделала небольшой шаг в бок и встретила монстра мощным ударом эфеса, от чего тот оказался лежащим на спине. Острие меча тут же доделало работу. Гноллы не верили своим глазам.
– Ррразорррвём! – Взревели рубаки.
Рычание, лай и нецензурная брань разнеслись по трём рядам кольца врагов вокруг полудроу. Оно не долго оставалось таким плотным. Меч сверкал с удивительной быстротой. Восходящее солнце отражалось на лезвии, слепило собакообразных, будто помогая девушке. Удар сверху! Удар снизу! И ещё два гнолла с багровыми полосами от плеча до таза присоединились к своим мёртвым братьям на каменном полу. Круговой удар! Последний рубака лишился половины головы. Отскок. Присела. Выпад! Меч испил крови прямо из сердца флинда. Равена не думала, что меч может в любой момент рассыпаться на части. Ей нужно было сдержать эту толпу, чтобы выиграть время для друзей, чтобы эти твари не добрались до её сестры. Для этого нужно убить всего лишь пару десятков гноллов. Просто убить… Убить. Убить!

Имоен заметила, что Равена стала тяжелее работать мечом. Она старалась стрелять в тех гноллов, которые нацелились именно на неё. Минску не досталось битвы, и он нервно ходил от стены до лестницы и обратно. Когда следопыт уже в десятый раз повернулся спиной к спуску, из-за шиворота вынырнул Бу и пронзительно заверещал. Имоен оглянулась и увидела, что Минск пятится спиной к ней, и булава его была наготове. По ступенькам поднималось около тридцати гноллов, пять из которых были флиндами. У девушки само собой вырвалось:
– Джахейра, на нас напали!
Друид, которая читала какое-то поддерживающее заклинание, обернулась на крик, и заклинание растаяло в воздухе. Минск уже справился с парочкой незадачливых нападающих, но их было намного больше, и следопыт прибегнул к тому, чем пользовался в особенных случаях. Он вызвал в себе берсерка.
– Аррр! – Рыкнул Минск, и Бу на его плече ощетинился.
От такого зрелища гноллы слегка попятились. Этой небольшой заминки хватило Джахейре, чтобы вызвать последнюю молнию. Имоен уложила одного чётким выстрелом, на второго потратила две стрелы, кого-то ранила, в кого-то промахнулась, но она явно мешала гноллам. Один из флиндов указал на лучницу, его молчаливому приказу последовал огромный рубака. Он понёсся на Имоен, сбивая с ног своих же собратьев. Девушка хотела пристрелить его прежде, чем он доберётся до неё. Когда Имоен опустила руку к колчану на бедре, она затряслась всем телом. Стрел больше не было! Гнолл наскочил, и она, взвизгнув, повалилась на камни под тяжестью зверя. Чудом лук попал в пасть гноллу, и теперь он пытался освободиться от препятствия, чтобы достать до Имоен. Вдруг на лицо девушке хлынула кровь. Джахейра оттолкнула тушу с лучницы и сунула в руку короткий окровавленный меч ксварта. Друида и Имоен прижали к стене. Полуэльфийка закрыла собой подругу и искусно работала посохом, не давая врагам подойти близко. Несмотря на всё своё мастерство Джахейра пропустила удар, и алебарда полоснула по бедру. Женщина вскрикнула, сжав зубы. Минск видел, как трудно было тем, кто пришёл помочь ему. Он тоже был виноват в происходившем, ведь это он привёл их сюда.
– Аррр! – Снова взревел он, кидаясь на помощь к новым друзьям. – За глазами, Бу! Иди за глазами!
Имоен и Джахейра стояли спиной к спине. Друид припадала на левую ногу. Имоен пыталась отмахиваться мечом. Когда она попала по какому-то врагу, от неожиданности у неё вырвался визг. Джахейра не обращала внимания на ранение и отбивалась так же уверенно. Вдруг над головой у Имоен пронёсся меч, и девушка завизжала что было мочи. Казалось, что всё кончено, но тут на другой стороне площадки Равена издала истошный вопль. Кровавое побоище, развернувшееся там, припугнуло хозяев крепости.
– Отступаем! – Гаркнул флинд.
Оставшаяся в живых дюжина собакообразных поспешила ретироваться.

Кто-то сильный схватил Равену за руку.
– Успокойся! Вс-сё закончилось! – Почти не заикаясь, сказал Халид.
Руки полудроу тряслись от усталости. Вспышка ярости отобрала последние силы. Халид опекающе подтолкнул её, и она побрела назад к группе, опираясь на меч. Джахейра пыталась остановить кровь, текущую из раны на бедре, полуэльф бросился к жене. Минск помогал плачущей Имоен встать. Равена хотела уже последовать примеру Халида, но в одной из ям раздался тихий кашель. На дне цилиндрообразной тюрьмы среди мёртвых тел сидела, сжавшись в комок, женщина. Её шоколадную кожу прекрасно оттеняло хлопковое платье нежно-розового цвета. Один рукав был оторван, также была порвана в нескольких местах длинная юбка. Мех, которым были оторочены рукава и воротник, слипся и выглядел, как хвост мокрой кошки. Да и сама пленница выглядела ужасно. Повсюду на теле были видны следы борьбы. Синяки, ссадины и царапины буквально усыпали тёмную кожу женщины. От недостатка сна, еды и воды лицо осунулось, под глазами образовались тёмные круги.
– О, боги! – Вскрикнула Равена. – Как же мне вас оттуда вытащить?
– Там должен быть камень-кнопка, активизирующий лестницу, – слабым голосом объяснила пленница и с трудом встала на ноги.
Равена прошла вокруг ямы, нажимая на каждый камень в полу. Один действительно поддался, и в яме из стены выдвинулись узкие ступеньки. Воительница помогла женщине вылезти наверх.
– Я не знаю, кто вы и какими ветрами вас занесло сюда… – Начала спасённая.
– Дайнахейр! Ты жива! – Прогремел голос Минска за её спиной.
– А! Теперь понимаю, как вы здесь оказались, – усмехнулась она и повернулась лицом к своему телохранителю. – Минск, друг мой, я думала, эти существа тебя убили.
– Минск – плохой охранник. Он потерял Дайнахейр, – опустил голову воин-берсерк-следопыт.
– Нет, Минск, ты молодец, ведь ты спас меня! Спасибо!
Бу вылез на плечо хозяина и принюхался, уловив знакомый запах, радостно пискнул.
– Ах, этот хомяк… Бу… Он не бросит тебя никогда. Верно?
Цель их была частично достигнута. Оставалось выбраться из крепости живыми. Нужно было уходить немедленно, ибо враги могли вернуться в любой момент. Путешественники двинулись вниз, но было уже поздно. Выход перегородила группа гноллов. Скорее всего они должны были задержать беглецов до прибытия основных сил. Изнемогая от усталости, Равена присоединилась к Минску и Халиду в битве. Они были уже почти у выхода с бревенчатой аркой, когда пал последний враг. С вершины крепости-скалы раздалось тявканье, гноллы приближались к ним потайными ходами.
– Скорее! – С Равены мигом слетела усталость. – Минск, бери Дайнахейр. Халид – Джахейру. Имоен, беги за ними. Я прикрою ваши спины. Бегите быстрее!
– Но… – Имоен колебалась, хотя в голосе названой сестры промелькнули приказные нотки, которые не посмели ослушаться остальные.
– Беги, Имоен! И не оборачивайся! Я – следом за вами.
Те, кому было приказано убегать, помчались прочь к мосту через реку. На лестнице показались двое гноллов-разведчиков. Равена повернулась к ним лицом. Она обманула Имоен, она не сможет присоединиться к ним. Трещины разбегались по лезвию, будто оно было из тонкого хрусталя. Каждый новый удар делал оружие более хрупким. Сил больше не было. Ноги саднили от уколов ксвартовых мечей. С доспехов стекала кровь, но это была не только кровь её врагов. Множество ран под пробитыми латами кровоточили, и вместе с кровью убегали и жизненные силы. Равена была уверена, что это её последний бой. Она задержит врагов, сколько сможет, выиграет для друзей время, чтобы они успели убраться подальше от крепости. «Прости, отец, что не смогу отомстить за тебя! Прости, Имоен, что ты остаёшься одна! Хельм, помоги мне умереть с честью!»
– Аррр! – Зарычали гноллы.
– Аррр! – Передразнила их полудроу и подняла меч.

Минск и Дайнахейр были уже на другом берегу реки, их скрыли от крепости камыши. Халид и Джахейра двигались гораздо медленнее, так как друид настояла идти сама. Она сильно хромала, но, стиснув зубы, бежала вперёд. Имоен следовала за ними, не отставая, но на мосту вынуждена была остановиться – она не слышала позади шагов своей сестры. В сердце закралось подозрение. Она нарушила обещание и обернулась.
– Стойте! Равены нет! Она осталась там! – Не дожидаясь ответа остальных, девушка побежала на помощь сестре.
– Имоен, нет! Имоен, стой! – Джахейра рванулась за ней, но раненая нога подкосилась. – Халид, Минск, ступайте за ней. Им нужна…
– В-вы обе с-слишком с-слабы, – тихо ответил Халид. – Мы н-не можем б-бросить вас.
Дайнахейр была в полузабытьи, Минск растерянно смотрел то на неё, то на крепость.
– С нами всё будет хорошо, – с трудом поднялась Джахейра. – Я не могу идти, но сражаться способна. Помогите им! Прошу!
– Джахейра, д-дорогая… – Ещё тише сказал полуэльф.
– Халид, прошу! – Голос друида задрожал. – Мы не должны потерять их!
Минск молча положил руку на плечо воина, и тот так же молча кивнул. Из крепости донёсся крик Равены, потом визг Имоен, а потом… Потом всё стихло... Джахейра бессильно упала на колени, по щекам её текли слёзы.
– Я не смогла… Я потеряла их… Я подвела Горайона… Он так надеялся на меня…
– Н-нужно уходить, – опустив голову, сказал Халид. – Гноллы н-начнут погоню.
– Да, надо уходить, – еле слышно согласилась полуэльфийка.
Минск взял Дайнахейр на руки. Джахейра почти повисла на шее мужа. Вчетвером они миновали мост и направились прочь от места, где погибли названые сёстры. Хотелось присесть отдохнуть, но, похоже, отдых настанет не скоро – кто-то в доспехах бежал по мосту. И снова путешественники приготовились к бою. Дайнахейр немного пришла в себя и стояла поодаль, держась за ствол дерева. Три силуэта приближались к беглецам, но двое из них были не гноллы.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 12:26 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Равена неслась по мосту, таща за собой заплаканную Имоен. Она не убрала меч в ножны, чтобы иметь возможность ответить врагу в любой момент. Слева на шее зияла рваная рана, кровь сочилась из неё широким тёмным ручьём. Чудовищная лапа гнолла оставила глубокий след от когтей, разорвав нежную кожу и зацепив челюсть и немного щёку. Льняная рубашка под доспехом пропиталась кровью, ноги плохо слушались, перед глазами всё плыло, но Равена бежала вперёд. Она держала за руку Имоен, та не видела дороги из-за слёз. Кожаный доспех был пробит в нескольких местах, а руки испачканы в крови. Их преследовал огромный гнолл-ветеран со слепым глазом. Он был разъярён.
Девушки вбежали на бугорок противоположного берега и очутились перед изумлёнными друзьями. Равена с силой провела сестру вперёд, и та не удержалась на ногах, упала. Полудроу уже стояла лицом к мосту, ожидая врага. Гнолл выскочил на бугор огромным прыжком, и время для всей команды будто пошло в десятки раз медленней, давая возможность путешественникам рассмотреть их погибель до мельчайших подробностей. Зверь завис в воздухе над Равеной, и воительница замахнулась мечом, чтобы разрубить врага поперёк. Этот момент остался в её памяти навсегда. До этих пор её сердце никогда так не замирало. Меч начал свой путь к плоти монстра, гноллу оставалось жить какие-то считанные мгновения, но в этот момент Равена почувствовала ту самую вибрацию в рукояти. «Нет!» – Прохрипела полудроу, но руки по инерции продолжали путь. Имоен с ужасом в глазах смотрела, как рассыпается на мелкие частицы лезвие меча. Сверкающим звездопадом ссыпалось оно на землю, оставив невредимым врага. Сейчас он достанет до её драгоценной сестры, доделает то, что начал в крепости. Её Равены, её дорогой Равены не станет. Имоен закрыла глаза руками. Позади команды сверкнул розоватый свет, и гнолла поразили магические снаряды. Зверь всей массой повалился на воительницу. Джахейра обернулась: Дайнахейр сползала по дереву, теряя сознание.
– Минск, ты не говорил, что твоя подопечная – магесса! – Воскликнула друид.
– Дайнахейр – ведьма, очень сильная ведьма, – пожал плечами следопыт.
Халид столкнул с Равены ветерана, тот ещё пытался подняться, но полуэльф одним махом срубил его уродливую голову. Имоен подползла к названой сестре. Равена была без сознания. Из раны на шее больше не текла кровь, а кожа приобрела мертвенно-серый оттенок. Джахейра пощупала пульс подруги.
– Она жива, Имоен. Пока что, – попыталась успокоить девушку полуэльфийка. – Удивительно, но мы все живы. И если мы хотим остаться таковыми, нужно срочно убираться отсюда.
Наскоро соорудив носилки из веток и дорожных плащей, оставшиеся в силах уложили на них Дайнахейр и Равену. Идти было трудно. За себя говорили усталость и раны. Друзья должны были дойти до лагеря и принять дальнейшие решения.

Откуда-то донеслись до неё голоса. Они ворвались в окутавшее её забвение, преодолев липкие сети бреда. Голоса – женский и мужской – говорили почти шёпотом, чтобы не потревожить чей-то покой.
– Как ты думаешь: кто из них? – Грубоватый, но приятный женский голос дрожал от волнения.
– Я н-не хочу думать об этом сейчас.
– Но мы должны об этом подумать, ведь… – Стон боли прервал фразу.
– Н-не делай резких д-движений, – усталость и нежность соединились в голосе мужчины. – Тебе н-надо отдохнуть.
– Скажи мне свои подозрения, мне станет легче, – настаивала она.
Лёгкий вздох прервал мучительную паузу.
– Я тоже так думаю, – видно мужчина молча указал на того, кого они в чём-то подозревали. – Это очевидно.
– Очевидное н-не всегда верное. Время п-покажет, правы мы или нет. И когда эт-то случится…
Голоса всё удалялись, оставив её падать в пустоту, и чёрная дымка забытья снова окутала её.

Равена открыла глаза. Над ней нависал каменный неровный потолок. Она не чувствовала своего тела. Язык прилип к нёбу, в горле пересохло. Она облизала сухие губы и попыталась проглотить слюну.
– Я уж думала, нам придётся тащить тебя до Нашкеля!
Равена медленно повернула голову в сторону голоса. Рядом с ней сидела Джахейра и подготавливала повязки для перевязи.
– Как чувствуешь себя? – Поинтересовалась друид.
– Я не чувствую себя вовсе, – в охрипшем голосе полудроу не сразу узнала свой собственный. – Пить хочется.
Джахейра поднесла к губам подруги бурдюк с водой и помогла напиться. Воительница приподнялась на локтях и обвела глазами вокруг. Они были в просторной пещере. Где-то шумел прибой. Равена боялась пошевелиться, она заметила, что её спутница сильно припадает на ногу, а бедро её было перетянуто тугой повязкой. Девушка вспомнила бой, и голова закружилась. Она зажмурила глаза и снова опустилась на своё ложе. Она видела трупы гноллов и свои руки, испачканные в крови. Она чувствовала когтистую лапу гнолла-ветерана на своей шее. Она слышала его хрип и плач Имоен. Имоен! Равена вскочила. Боль прострелила тело, в глазах потемнело, и пол ушёл из-под ног.
– Тихо, тихо! – Поймала её Джахейра. – Куда ты собралась так резко?
– Имоен… – Девушка пыталась совладать с собой. – Где она? Она жива?
– С ней всё хорошо. Успокойся!
– А Халид? – Темнота, наконец, спала с глаз полудроу.
– Он отделался несколькими не очень серьёзными ранами.
– А Минск?
– Равена, мы все живы! Хотя Дайнахейр очнулась не многим раньше тебя.
– Мы спасли её? У нас всё получилось?
– Не верится? – Усмехнулась полуэльфийка. – Мне тоже долго не верилось. Однако, что случилось там с вами: с тобой и Имоен. Мы уж потеряли было надежду спасти вас.
– Неужели Имоен смогла удержаться и не рассказать вам ничего?
– Она сообщила, что пока ты не очнёшься, будет молчать. Расскажет всё только с тобой на пару.
– И настаиваю на своём решении. Ведь я и сама знаю только часть произошедшего, – голос названой сестры зазвенел с другой стороны.
Равена резко обернулась к ней. Новая волна боли накрыла её, пронзив левое плечо, шею и челюсть. Девушка машинально схватилась рукой за больное место. Её обдало потом. Что это? Грубые рубцы тянулись от ключицы к щеке. Она провела чуткими кончиками пальцев по ним. Раз… Два… Три… Четыре жутких шрама – след от когтей – остались, как напоминание о битве в Крепости Гноллов. Равена взглянула на друида, и та опустила глаза.
– Прости, моих сил оказалось не достаточно, пришлось шить. Надо было подождать немного, собрать силы, но… – Джахейра принялась вдруг оправдываться. – Но я боялась, что будет поздно.
– Перестань! – Резче, чем надо было оборвала её полудроу. – Ты была истощена после битвы. Я жива (и в этом твоя заслуга, не сомневаюсь), и это главное.
Полуэльфийка благодарно улыбнулась.
– И когда они заживут? – Поинтересовалась воительница.
– Через неделю-другую, если лечить обычными средствами. Я ускоряю процесс заживления, но надо было сразу использовать заклинания, чтобы шрамов не осталось.
– Лучше бы себя залечила до конца, – снова укорила друида Равена. – Значит, шрамы останутся?
– Может, священники смогут чего-нибудь сделать? – Встряла в разговор Имоен. Она хотела кинуться названой сестре на шею, обнять её, но боялась сделать ей больно, поэтому просто гладила её по здоровому плечу. – Ты что-нибудь хочешь, сестрёнка?
– Поесть бы. Я голодна, как ворг! – Равена сморщилась от боли – растревоженные раны дёргало.
– Ещё бы! Ты же не ела три дня! – Усмехнулась Имоен.
Полудроу перевела вопросительный взгляд на Джахейру в поисках объяснения.
– Ты в отключке уже третьи сутки. За это время мы прошли по Побережью Мечей немного на север, скрываясь от погони. Мы нанесли сильный ущерб гноллам, они не скоро восстановятся полностью, – всё ещё виновато улыбаясь, проинформировала её та.
– Здорово! Я-то думаю: с чего это у меня желудок так подвело. Но сперва надо помыться. Мне кажется, что от меня воняет псиной.
– Тебе не кажется, – сморщила носик Имоен.
Даже смеяться было больно, но Равена не отказала себе в удовольствии хихикнуть пару раз.
С помощью Имоен и Джахейры воительница вскоре вышла из пещеры. Уже был вечер, и на костре недалеко от входа готовился ужин. Над казаном хлопотала женщина с шоколадной кожей. «Дайнахейр», – вспомнила её полудроу. Минск возился с Бу. Халид подтачивал меч.
– Равена! – Минск удивительно быстро подскочил к ней и, обняв, поднял над землёй. Сжав зубы, девушка не издала не единого звука. Бу перебрался к ней на плечо и остался там сидеть, даже когда следопыт поставил её на место. Тыканье усатой мордочки в щеку рассмешило её.
– Я тоже рада вас всех видеть живыми и невредимыми. Ну, почти невредимыми, – поправилась она. – Я скоро к вам присоединюсь.
Бу снова перекочевал на своё законное место на Минсковом плече. Джахейра осталась с остальными, а Имоен вызвалась показать сестре лучшее место для купания.

Равена сидела на ещё тёплой гальке и смотрела, как прибой перекатывает мелкие круглые камешки. Лёгкий бриз играл её распущенными волосами. Полудроу чувствовала себя гораздо легче, будто усталость и тревоги остались в солёной воде Моря Мечей. Рука снова потянулась к шраму на шее.
– Болит? – Имоен бродила по кромке воды в закатанных по колено штанах.
– Не сильно, – покачала головой её названая сестра. – Просто кожу стягивает неприятно.
Имоен посмотрела на Равену. Они обе изменились за время путешествия от Кэндлкипа до Крепости Гноллов, но полудроу не просто стала другой – она превратилась в птицу с поломанными крыльями. В глазах стало ещё больше грусти, походка потяжелела, на ладонях начали появляться сухие мозоли, лицо обветрело. Все их мечты о весёлых приключениях оказались иллюзией, которая развеялась, стоило подойти к ней поближе. Знания, полученные из книг Кэндлкипа, безусловно помогали ей в каждом бою, однако каждая новая смерть от её меча делала Равену всё более хмурой.
– Равена…
– Что?
– Помнишь, ты обещала, что не оставишь меня? Что я тебя не потеряю?
– Да. К чему ты клонишь?
– К тому, что я чуть не потеряла тебя. Ты что же, решила, что надо закончить с выполнением обещаний? – В глазах Имоен стояли слёзы. – Джахейра говорила, что не надо вспоминать о том, что случилось в крепости. А ругать тебя тем более нельзя, потому что ты могла совершить героический поступок. Но знаешь, что я тебе скажу? – Девушка решительно вытерла слёзы и шмыгнула носом. – Я не против того, чтобы ты стала героем. Я буду рада, если ты достигнешь этого. Но я не хочу, чтобы этот титул ты получила посмертно! Все эти самодовольные снобы, которым ты уже помогла, которым ты ещё не раз поможешь, они морщатся и кривятся, только лишь увидят твоё лицо. Я хочу посмотреть в их лица, когда тебя провозгласят героем! Хочу насладиться зрелищем, когда они будут ходить перед тобой на задних лапках, как дрессированные дворняги! Наши мечты, наши истории, Равена, они всегда заканчивались хорошо. Спасённые жители деревни провожали двух своих героинь криками благодарности. Двух, Равена, не одну! Наша история с тобой началась не так, как мы хотели. Так пусть она закончится, следуя нашему желанию, – Имоен обхватила ладонями лицо сестры, стараясь не прикасаться к шрамам. – Ты хотела что-то доказать этому миру, но ты ничего не докажешь, если умрёшь неизвестным героем.
Имоен почти никогда не повышала голос, но как в детстве, так и сейчас Равене стало совестно после её «гневной» тирады.
– Прости, родная. Я бы никогда не бросила тебя, честное слово! Просто в тот момент это было единственное, что пришло мне в голову. Ведь в том, что случилось в Крепости, я виновата в большей степени, чем все остальные.
– О, боги! Когда же ты перестанешь винить себя во всех смертных грехах человечества! Ну, почему сейчас ты сделала себя виноватой? – Имоен плюхнулась рядом с сестрой на гальку.
– А потому что вы считаете меня своими лидером, и я, подыгрывая вам, начала чувствовать ответственность за всю команду, – Равена резко встала, и перед глазами забегали белые мушки, но она не подала вида. – Крепость Гноллов – твердыня на скале, наполненная прирождёнными воинами. И пять искателей приключений решили её штурмовать. Ты не считаешь это безумием? Как мы вообще могли надеяться на положительный исход! Нас было пятеро! Двое из нас, – Равена ткнула пальцем в себя и сестру. – Неопытные девчонки. Бу, и тот знает больше о сражениях!
– Ну, а что ты предлагаешь? Осада бы точно не удалась, – усмехнувшись, пожала плечами Имоен, и у Равены отлегло от сердца.
– Откуда ты знаешь? – Вернула улыбку полудроу. – В штурм тоже не все верили, а получилось ведь. Но я больше никогда не поведу команду в атаку на тех, кто будет превосходить нас количеством в десятки раз, да ещё и будут чувствовать себя, как дома. В общем больше никаких штурмов крепостей, если позади нас не бежит армия, – закончила воительница и подняла правую руку. – Клянусь!
– Хи-хи! Это хорошо! Ты высохла? Ничего – досохнешь у костра. Тебе ещё нельзя долго ходить.
Имоен взяла сестру под руку, и они побрели к лагерю. Девушка успокоилась, ведь рядом с ней шла практически прежняя Равена. Она смотрела на неё тем самым взглядом из детства, пусть немого и погрустневшим. Три дня назад она видела другой взгляд полудроу, и то, что она видела, её беспокоило.

За ужином названых сестёр заставили рассказать, каким образом им удалось избежать смерти. Равена предупредила сразу, что смутно помнит случившееся. Когда она разобралась гноллами-разведчиками, появились ещё четверо… или пятеро… Не важно! В общем, когда меч пронзил последнего, позади себя она услышала собачье ворчание. Не успела она развернуться до конца, как получила удар когтями по шее. Крик вырвался сам собой, заглушая дикую боль. Равена выронила меч и пыталась остановить кровь одной рукой, а второй нащупать своё оружие. Тут могучая рука, точнее лапа, подняла её за шею с земли и с силой ударила о стену спиной. Полудроу поняла, что не достаёт ногами ступеней лестницы. Она посмотрела на своего противника, и очередной крик беззвучно задрожал в сжатом горле. На неё смотрел, оскалив клыки, тот самый одноглазый гнолл-ветеран. С правой стороны в груди его всё ещё кровоточила рана, сделанная Равеной. Гнолл издавал звуки, больше похожие на злорадный смех, и медленно сдавливал горло своей жертвы. Сначала воительница пыталась освободиться или хотя бы ослабить хватку чудовищной лапы, затем стала хватать ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, а потом глаза её закатились, и она лишь слышала, как довольно урчит гнолл, наблюдая её медленную смерть.
А потом… Потом вмешалась Имоен. Девушка вбежала на лестницу в тот момент, когда Равена уже почти не сопротивлялась. Гнолл был поглощён зрелищем гибели назойливой девчонки. Имоен ничего не оставалось, как броситься на него с обнажённым ксвартовым мечом. Когда кровь из шейной артерии горячим потоком хлынула на её руки, Имоен завопила. Равена звучно грохнулась на каменные ступеньки, отбив себе при этом колени. Она жадно хватала воздух, сердце заработало с двойной скоростью. Окровавленными руками Имоен обхватила сестру за шею. Она уткнулась носом в растрёпанные серебристые волосы, и плечи её вздрагивали от рыданий. Равена пыталась успокоить и сестру, и себя саму. Всё закончилось, они живы.
Краем глаза воительница заметила какое-то шевеление сбоку. Гнолл-ветеран пытался подняться на ноги. Не оборачиваясь в сторону угрозы, Равена схватила свой меч, чудом оказавшийся прямо перед ней. Она стремглав уносилась прочь из крепости, увлекая за собой заплаканную названую сестру. Позади себя они услышали, как звякнуло о каменные ступени лезвие короткого меча.
– Ну, а дальше вы всё знаете, – махнула рукой Имоен, подытоживая историю.
– Не всё, – тряхнула головой Равена. – Я помню только, как меч мой рассыпался, а дальше-то что было?
– Дайнахейр поджарила эту зверюгу магией, а Халид снёс ему башку, – сопроводив слова жестами-пантомимой, сообщила названая сестра.
– Здорово! Спасибо вам обоим!
Равена аккуратно отщипывала маленькие кусочки кролика и тщательно их пережёвывала. Имоен принялась за другую историю. Она рассказывала, что случилось с командой, пока полудроу металась в агонии.
– Представляешь, мы всё-таки наткнулись на сирен! – Взмахнула руками рассказчица.
– Ух ты! Я много пропустила!
– Да. Ты пропустила моё удивлённое лицо, когда Халид бросился на нас с мечом наперевес.
Равена удивлённо посмотрела на полуэльфа.
– Хорошо, что Минск б-был рядом, – указал тот на фиолетовый синяк на челюсти.
– Ха-ха! Да, а потом мы наблюдали, как Джахейра избивала несчастную сирену, – Имоен палочкой выкатывала из углей картофелины для себя и сестры.
– И поделом ей! – Уверенно кивнула друид. – Моим мужем могу владеть только я.
Разговор с друзьями и весёлый смех действовал на полудроу лучше всякого лечения. Мало по малу боль уходила, голова перестала быть тяжёлой, и все конечности стали более гибкими.
– Кстати, Халид, у тебя новый шлем? – Рассмотрела она, наконец, что стояло у ног воина.
– Ага. Б-боевой трофей. Как т-ты там его н-назвала? – Обратился он к Дайнахейр.
– «Подарок Мира», – голос у женщины был певучий, очевидно натренированный многими прочитанными заклинаниями. Теперь её платье совсем лишилось рукавов, зато было тщательно отстирано и заштопано.
– Хороший шлем, – кивнула Равена. – Правда я представляла его себе иначе.
– Откуда ты знаешь про него? – Поинтересовалась подопечная Минска.
– Ха! Дайнахейр, перед тобой ходячая энциклопедия легендарного оружия и доспехов, – церемонно представила Имоен свою названую сестру.
Женщина одобряюще улыбнулась.
– И у кого же вы отобрали этот трофей?
– У огра-мага, – спокойно сказала Джахейра.
– Неужели они водятся на Побережье Мечей? Как он выглядел?
– Ну, он такой огромный – побольше семи футов будет, зубищи изо рта торчат, одна рука, как мои две ноги, – немного подумав, описала недруга Имоен. – Мы недалеко отсюда встретили нереиду. Она попросила в чём-то помочь ей, а когда Дайнахейр согласилась, нереида просто чмокнула её в щёку, и она… э… умерла.
Равена вспыхнула краской гнева, но подумала, что рядом есть человек, которому это могло не понравиться вдвойне.
– Минска, хвала Сильванусу, с нами не было, – проследив взгляд полудроу, успокоила её Джахейра. – А то вряд ли мы смогли бы остановить его.
Следопыт принял это за комплимент и благодарно улыбнулся.
– Хотя она, как видишь, оживила её в обмен на свою свободу. Она принадлежала этому огру-магу и обязана была выполнять его желания. Короче, все вместе (увы, что без тебя) мы угробили этого громилу. Нереида забрала что-то похожее на жемчужину размером с мой кулак и указала на логово огра. Там мы нашли драгоценные камни, золото, собственно этот шлем, а ещё там валялась куча зачарованного оружия и всяких артефактов.
– Кстати об оружии: как мне быть? Оба меча сломаны.
– Жаль, но в пещере той двуручника не то что магического, а вообще никакого не было. Зато мы с Халидом ходили на разведку в Крепость Гноллов и прихватили с собой пару флиндовых мечей.
– Уже что-то. И как там в Крепости?
– Хаос, н-неразбериха и массовые п-похороны, – хмыкнул Халид.
– Что ж, – встала Джахейра. – Раз все истории закончились, пора ложиться спать. Гноллы могут пронюхать про нашу стоянку. Надо уходить.
Это была первая ночь Равены, когда ей ничего не снилось. Удивительно, но она спала крепким, здоровым сном.

Имоен, потягиваясь, вышла из пещеры. Утреннее солнце играло в её ресницах, и девушка щурилась, приветствуя светило.
– Доброе утро, Джахейра! А где Равена? В пещере её нет.
– Твоя неугомонная сестра с раннего утра привыкает к гнолловым мечам. Если кто-нибудь её не остановит, она переутомится, и лечение пойдёт насмарку.
Друид мешала в небольшом котелке что-то похожее на светло-зелёный кисель. Имоен понадеялась про себя, что это не входит в сегодняшнее меню.
Дайнахейр наблюдала за тренировкой своей странной спасительницы. Она слышала о тёмных эльфах, но никогда не видела. Также она знала, что полукровки-дроу перенимают характерные признаки. И всё же не могла не удивиться экзотичной внешности Равены. Ещё больше она удивлялась её искусству боя. Девушка, казалось, схватывает всё на лету. Она с лёгкостью победила сначала Халида, потом Минска, а затем их обоих. Конечно же, они поддавались ей, ведь она была ещё слаба, но предугадывание действий соперника и мгновенная реакция на его любое движение были практически на высоте.
Воин и следопыт решили сразиться друг с другом, а Равена, положив на плечо меч, направилась в сторону лагеря.
– Равена, – перехватила её по дороге Дайнахейр. – Разреши я задам тебе один вопрос.
– Конечно.
– Я знаю, вы пришли в Нашкель с определённой целью, но решили оставить её, чтобы помочь незнакомцу спасти его подопечную из Крепости Гноллов, которая была совсем в другой стороне от вашей цели. Почему?
– Не знаю. Быть может, это было своеобразным искуплением за то, что я не смогла спасти другого, дорогого мне человека. Или я просто хотела доказать себе, что всё-таки могу спасти человека.
– Понятно. Какими бы мотивами ты не руководилась, спасибо ещё раз, что спасла меня, – рашеманка поклонилась, и Равена последовала её примеру. – Нам с Минском нечем заплатить тебе, поэтому предлагаю тебе убить сразу двух зайцев. Я предлагаю, чтобы я и Минск и дальше путешествовали с вами. Вы получите сильного воина и магессу, а мы – возможность с честью закончить дежемму.
– По рукам! – Кивнула Равена. – Добро пожаловать в группу.
Они обменялись улыбками. Их дальнейший разговор прервала Имоен, в её волосах благоухал цветок шиповника. Полудроу извинилась, но попросила сестру убрать цветок. От резкого запаха начало тошнить и закружилась голова.
– Ну и как мечи? – Спросила Имоен уже позже, когда они собрались сниматься с лагеря.
– Ужасно!
– Не поняла…
– Они плохо заточены, и заточке вовсе не подлежат, абсолютно не сбалансированы и предназначены для огромной когтистой лапы… Кажется это всё…
– Прости, больше ничего не было!
– Ничего, переживу как-нибудь. Главное, чтобы враги не пережили.
Огромные мечи не помещались в ножнах до конца, рукоять оказалась выше обычного, что причиняло воительнице некоторые неудобства.
На вершине Облачного Хребта разыгралась гроза. Друзья шли у подножья гор, и им было хорошо видно, как свирепствовала молния в черных тучах. До Нашкеля оставалось идти день-другой, когда их властно окрикнули:
– Стоять всем! Ваша бросать железо на землю! Моя забирать его!
Из-за огромного валуна вышел полуогр с двуручным мечом, который явно был ему маловат. Имоен заметила ещё двоих полуорков за большими камнями.
– Моя повторять последний раз! Железо на землю!
Равена двинулась вперёд без каких-либо эмоций на лице. На ходу она вытащила один меч и, поравнявшись с полуогром, бросила оружие к его ногам.
– Ты хочешь забрать наше железо? – Обнажая второй меч, тихо сказала она. – Так забирай его без остатка!
Разбойник не успел даже поставить защиту, а кончик гноллова меча торчал из его спины. Полуорки выскочили из укрытия (то ли убежать хотели, то ли наступать). В одном проделала дыру магическая молния Дайнахейр, другому в горло влетела стрела Имоен.
Равена подняла меч полуогра. Рукоять идеально ложилась в ладонь, прекрасная балансировка и отточенное блестящее лезвие говорили, что перед ней меч не последнего качества. На лезвии была выбита дата, наверное день, когда меч сошёл с наковальни.
– Джахейра, а когда начался Железный Кризис?
– Несколько месяцев назад. А что?
– А то, что этот меч сделан в прошлом году и, похоже, не здесь. Гравировка на рукояти больше подходит северным районам Фаэруна.
– И что это значит? – Имоен упёрлась сапогом в грудь полуорка и выдернула назад свою стрелу.
– Это значит, – Равена с улыбкой отстегнула одни ножны. – Это значит, что мне теперь легче будет идти.
Трофейный меч идеально вписался в ножны, подаренные Винтропом и Имоен. Дайнахейр подтвердила, что на него наложена магия. Однако главным было то, что воительница больше не боялась остаться без оружия.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 12:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
На горизонте показался Нашкель. Дым от печных труб поднимался вверх. Сейчас там из духовки вытаскивают горшочки с тушёной картошкой и противни с пирожками, а через несколько часов будут укладывать детей спать. Равена невольно подумала о горячем супе, тёплой ванне и чистой постели. Вздохнув, она принялась снова набирать хворост для костра. Они остановились в густом подлеске. Громкий смех путешественников спугивал птиц с ближайших деревьев. За историями и шутками они не смогли расслышать шагов. Прямо в круг света от костра вбежала женщина. Она остановилась, будто только что заметила единственный костёр на всю округу. Мгновение молчания показалось и ей, и авантюристам очень долгим.
– Кто вы? – Не выдержала она, наконец. – Вы… Вы пришли за ним? Прошу вас, не надо его убивать! Он… Он не сам это делает! Его разум затуманен… Он… – Затараторила женщина.
– Постойте, постойте! – Остановила её Равена. – О ком вы говорите? И кто вы вообще такая?
– Так… Так вы не за ним? Прошу прощения! Я – Лариса, кузина командора Брэйга из Нашкеля. Его разыскивают за ужасное преступление…
– Я знаю.
– Значит, вы всё-таки пришли за ним… – Опустила голову Лариса.
– Нет. Мы просто возвращаемся в Нашкель, но про командора Брэйга я многое слышала и готова помочь.
– Вы поможете? Пусть благословят Вас боги, госпожа. Я знаю, где сейчас Брэйг. Я отведу вас к нему.
Она развернулась в сторону, откуда только что прибежала, и замерла на месте. Сквозь её тело прошёл клинок двуручного меча, а прямо перед ней искатели приключений едва рассмотрели тёмный силуэт мужчины. Тело кузины опустилось на траву. Брэйг вплотную подошёл к Равене. Он был взлохмачен, небрит, глаза покраснели от редкого сна, а одежда забрызгана кровью.
– Тьма покрыла мои глаза, – зазвучал, будто не человеческий, голос с каким-то металлическим отзвуком. – Отгадайте загадку и осветите мой путь.
– И почему многие злодеи так любят загадки? – Прошептала Имоен.
– А если мы откажемся? – Спросила Равена.
– Вы будете наказаны.
– А если мы не отгадаем?
– Вы будете наказаны.
– Широкий выбор вариантов, – съязвила Джахейра.
– Ох, ну, загадывай свою загадку, Брэйг.
Брэйг нараспев начал цитировать текст загадки, не сводя глаз с полудроу. Девушке казалось, что время от времени в глубине тёмных глаз мужчины вспыхивает пламя.
– Нет у этого ни рта, ни зубов,
Но постоянно ест оно.
Нет ни деревни, ни домов,
и ног нет, рук нет для оков,
Но бродит по миру оно.
Нет и страны, богатств, и на столе нет места планам,
Но меч у этого всегда готов к ударам.
Об этом стонут и кричат все днём,
и ночь когда грядёт.
Не дышит… Но ко всем оно придёт.
Что это?
Равена терялась в догадках. Казалось ответ лежит на поверхности, его нужно просто разглядеть, но снова и снова нужное слово ускользало.
– Вы не знаете ответа, – прервал её размышления голос командора. – В наказание я заберу ваши жизни.
– Стой! – Неожиданно даже для себя заорала полудроу. – Смерть! Смерть – отгадка!
Пламя ещё раз вспыхнуло в глазах человека и погасло навсегда.
– Свет… Я вижу свет. Тьма ушла. Что я наделал… Моя жена… мои дети… Лариса…
Равена вдруг поняла, что Брэйг видел и вполне осознавал всё, что делал, но по какой-то причине не мог остановиться. Командор бросил меч на землю.
– Я сдаюсь. Отведите меня в Нашкель, чтобы я мог принять заслуженное наказание.
– Нет, Брэйг, – покачала головой воительница. – Я отведу тебя в храм Хельма к главному жрецу. Всевидящий готов подарить тебе искупление. А пока что отдохни и подкрепись. Нам, наверное, стоит войти в город после захода солнца, – обратилась она уже к команде. – Дабы не привлекать излишнего внимания.
Все понятливо кивнули.
Равена подняла брошенный меч. Она сразу узнала его по рукояти. Украшенная золотом и драгоценными камнями, она была под стать лезвию. Оно никогда не тупилось и било без промаха. Каждый, кто брал в руки этот меч, удивлялся мастерству кузнеца, изготовившего его. Но этот меч был не так прост. Полудроу завернула оружие в свою уже подготовленную для сна постель.
– Я дежурю сегодня ночью, – сообщила она.

Когда на Нашкель опустилась следующая ночь, в храм Хельма вошли шестеро искателей приключений, которых вела полудроу, а среди них плёлся высокий человек в плаще с глубоким капюшоном. Налин встретил их с распростёртыми объятьями.
– Равена! Приветствую тебя, сестра моя!
Воительница почувствовала на себе взгляд названой сестры и супругов-полуэльфов и усмехнулась. Но ещё сильнее буравили её взглядами стоящие вокруг священники.
– Я рада, что судьба позволила нам снова встретиться, – поклонилась она, как ни в чём не бывало. – Я выполнила твою просьбу.
Человек в капюшоне вышел вперёд и снял плащ.
– Брэйг, – пронёсся по залу шёпот.
– Налин… – Начал было командор.
– Молчи, друг мой! Ничего не говори!
– Ты не должен был просить этого у Всевидящего!
– Я и не просил, а лишь с радостью согласился с его предложением, – грустно улыбнулся главный жрец. – Мы поговорим с тобой чуть позже. Проводите командора Брэйга в комнату и проследите, чтобы никто не заходил к нему, – обратился он к двум молодым клирикам.
– Спасибо вам за всё, – протянул бывший командор одолженный плащ хозяйке. – Искупляя свою вину, я буду вспоминать всех вас.
Налин смотрел вслед своему старому другу. Он знал его другим: отличным воякой с отличной выправкой. Теперь же он согнулся под тяжестью вины и никак не мог распрямить плечи.
– Как всё это могло случиться? Как он мог сделать такое? – Будто сам себя вопрошал жрец.
– Он не виноват. Им овладело проклятье.
Голос новой прихожанки заставил обернуться на его обладательницу не только Налина. Равена распаковала меч Брэйга.
– Меч Берсерка. Это идеальное оружие проклято. Стоит им убить кого-либо, убивший не может остановиться. Разум окутывает тьма, все чувства, переживания, страхи – всё засыпает. Остаётся лишь потребность убивать.
– Что же с ним делать? – Почесал щёку Налин.
– Продавать его я не стану: не хочу, чтобы очередной его хозяин разнёс Нашкель по камешкам. Оставить у себя я тоже не в силах: слишком идеально это оружие. Я боюсь, что не устою перед соблазном воспользоваться им. Я подумала, может вы сможете взять его на хранение.
– Мудрое решение, – кивнул главный жрец Хельма и передал меч служителям.
Равена проводила оружие взглядом не без сожаления.
– Как же мне отблагодарить вас?
– Думаю, лечения и несколько эликсиров будет вполне достаточно.
– Я вижу, вас потрепало немного, – намекнул он на шрам Равены. – Позвольте, я осмотрю.
Налин подтвердил опасения Джахейры, что шрамы эти останутся навсегда. Однако возможно сделать их менее заметными, если за лечение возьмётся сильный священник.

Равена сидела на перилах открытой веранды. За её спиной шумела таверна. Их не было в Нашкеле больше недели, а проблемы с шахтами так и не разрешились. Как раз таки наоборот – ситуация ухудшилась, потому что искатели приключений отказывались даже за деньги лезть в кишащие «лающими демонами» штольни. Многие, ушедшие под землю, не вернулись, некоторые вернулись, но не полным составом. И всё же её команда решила подёргать удачу за подол. Завтра вечером они пойдут в шахты. Или послезавтра с утра? Да, лучше послезавтра с утра. Они все шестеро проспали почти сутки. Физическая усталость и моральное напряжение дали о себе знать. Сейчас Равена пыталась просто расслабиться и поблаженствовать, наслаждаясь прохладным вечерним воздухом после дождя.
Имоен подошла к сестре как можно тише, хотя знала, что воительница вычислила её уже у двери. Девушка заглянула через плечо Равене, на коленях у неё лежала раскрытая книга.
– Что читаешь?
– Книгу, которую дал мне Файэбид, – не открывая глаз, ответила полудроу.
– Ага. Это хорошая книга.
– Ну да… Кстати, – вдруг оживилась Равена. – Ты знаешь, что Бейн, Баал и Миркул были когда-то простыми смертными?
– Знаю. Я эту книгу раза два или три прочитала.
– А Баал-то самый хитрый оказался, – усмехнулась полудроу. – Обвёл вокруг пальца подельничков своих. Хе-хе!
– Да, уж хитрости ему не занимать. Он и в Смутное Время отличился.
– Ты о чём?
– Ну, как же: «…и охватят землю потоки крови, и…»
– Всё, всё! Хватит! Я поняла! Пророчество Алаундо об отпрысках Баала. Ты веришь, что такие люди ходят среди нас? Действительно веришь?
– И не только люди. Верю, конечно же! Глупо не верить в слова самого Алаундо Мудрого. А ты что же? Не веришь?
– Как сказать… Они же полубоги. Они наверняка должны чем-то выделяться. Ну, не знаю… – Равена спрыгнула с перил на землю. – Огромного роста, вот с такими плечищами, глаза горят…
– …волосы шевелятся, – передразнила её названая сестра и, спустившись к ней поближе, присела на ступеньках. – Тебе не кажется, что так они были бы слишком заметны.
Равена хотела ещё что-то возразить, но их с Имоен окутали какие-то разноцветные брызги, и они обе повалились на землю. Имея некоторую сопротивляемость к магии, Равена не впала в магическое забвение. Она пыталась встать, но лишь упала на больное плечо, разбередив уже почти зажившую рану. Перед глазами всё плыло, но она смогла рассмотреть Имоен, из-за потери сознания скатившуюся со ступенек, и кого-то в красной мантии, приближавшегося к ней. Красный маг присел на корточки и повернул лицо Равены к себе. Образ мага был размытым, но она могла сказать наверняка, что он был не стар и весьма привлекателен. Во взгляде она не увидела ни страха, ни ненависти, скорее он смотрел на неё с любопытством.
– Полудроу. Это будет интересно, – сказал он приятным голосом, будто самому себе, а потом уже снизошёл к жертве: – Мало того, что вы не согласились выполнить моё задание, так ещё вы ухитрились спасти эту ведьму. За это вы умрёте, а за вами и она.
Красный маг! Тот самый Красный маг, который исчез при появлении Минска тогда на мосту. Значит, он хотел нанять их для убийства Дайнахейр. Невероятно!
Маг бормотал заклинание и, соединив большие пальцы рук, уже хотел выпустить магию на свободу, как получил хороший удар в челюсть, от которого отлетел на несколько шагов.
– Да откуда же ты постоянно берёшься! – Крикнул он и вытер разбитую губу, испачкав при этом аккуратную каштановую бороду в кровь. Он быстро пробормотал что-то, искрящийся шар слетел с руки мага Тэя и безошибочно достиг цели. Минск застыл на месте с выражением неприкрытой ненависти.
– Эдвин! – Услышала Равена голос Дайнахейр. – Я здесь!
Магесса стояла на ступенях, окутанная голубой сферой защиты. Эдвин, как назвала мага рашеманка, тотчас наложил на себя заклинание каменной кожи. «И началось светопреставление», – как потом говорили в Нашкеле. Жители прильнули к окнам, самые смелые вышли на улицу. Пучки магических снарядов сорвались с пальцев магов почти одновременно, но они оба остались невредимыми. Цветной шар Эдвина. Огненная стрела Дайнахейр. Молния Красного мага. Конус льда ведьмы из Рашемана. И снова ни одной царапины. Они оба знали, что их защита не вечна. Но ни тот, ни другой не желали просто ждать, когда противник станет уязвим. У Эдвина было преимущество: он готовился к этому бою. В распоряжении Дайнахейр было несколько заклинаний, которыми она часто пользовалась.
Защита слетела с неё совсем неожиданно. Красный маг усмехнулся и принялся за очередное заклинание. Дайнахейр расслышала, что Эдвин вызывает огненный шар. Надо было сбить его, не дать сказать последнее слово. Но как? Каменная кожа всё ещё окутывала его надёжной защитой. Ведьма из Рашемана оглянулась вокруг себя, и улыбка тронула полные губы. У своих ног она увидела увесистый булыжник. Было ещё кое-что, что она делала также хорошо, как и колдовала. Булыжник влетел магу прямо в лоб, он попятился, и собранные было воедино слова заклинания разлетелись в разные стороны. Дайнахейр отряхнула руки, и тут же уверенно и чётко зазвучали части её заклинания. Эдвин заметил, что полудроу окончательно оклемалась, да и с телохранителя рашеманки сошло удержание. В тот момент, когда в грудь ему ударила мощная струя огня, несколько слов слетело с губ Красного мага. Равене сперва показалось, что это было ругательство, но когда буйство стихии закончилось, мага не оказалось на месте, лишь межуровневый портал сужал свои границы.
– Отличный удар, – потирая плечо, похвалила воительница.
– Выстрел Арганаззара – одно из моих любимых заклинаний.
– Я про камень…
– Ах, это! – Дайнахейр засмеялась, прикрыв рот ладонью. – Не всегда успеваешь прочитать заклинание, даже самое короткое. Иногда и камень приходится швырнуть, а швыряю я их, к слову, очень метко.
– Он погиб? – Равена смотрела туда, где только что стоял мужчина.
– Не знаю. Эдвин – сильный маг. Прыгнул он в портал до или после того, как огонь достиг его? Исчезла его защита или нет? Я не знаю. Возможно по ту сторону портала лежит его дымящийся труп, возможно сейчас он готовит новое нападение. Во всяком случае, мы не увидим его какое-то время.
«Что же они не поделили?» – Подумала воительница, но расспрашивать не стала. Она давно усвоила, что негоже встревать в спор двух магов.
Дайнахейр теперь была одета в новое платье из калимшанского нежно-сиреневого шёлка. Оно было сшито на южный манер и оставляло открытой тонкую талию, а глубокое декольте подчёркивало шикарную грудь, однако юбка, полностью скрывая ноги, касалась земли. В её комнате на спинке стула висела мантия архимага, выменянная у Талантира на некоторые интересующие его сокровища из пещеры огра-мага – поработителя нереиды. Маг встретил их всё тем же лицом без каких-либо эмоций и вопросом: «Что? Опять?» Потом он очень долго беседовал с Дайнахейр на темы, понятные лишь магам, а на прощание всё же пожелал «удачи».
Они привели в чувство Имоен, и Равена повела её в комнату отдыхать. К ним подбежали Джахейра и Халид, которые так и не смогли пробиться сквозь толпу зевак у двери таверны.
– Н-но мы были с вами д-духом! – Пошутил виновато Халид.
– Мы знаем, – держась за больную голову, кисло улыбнулась Имоен.
Выход в шахты был утверждён на утро послезавтрашнего дня.

– Где здесь начальник шахт? – Спросила Равена из-под капюшона у одного шахтёра.
Тот с трудом разогнул спину.
– Видите вон того орущего мужика в красном камзоле? Это и есть Эмерсон – начальник шахт.
Камзол Эмерсона был добротно сшит и богато украшен золотой нитью. Предполагалось, что он придаст ему деловой вид. Но местами красный бархат был испачкан в рудной пыли (начальник отнюдь не чурался покопаться в только что прибывших вагонетках), поэтому одежда смотрелась скорее комично.
Стоящий рядом с ним охранник шепнул ему что-то на ухо.
– Что?! Какая команда?! – Гаркнул Эмерсон прямо в лицо парню. – Я же сказал: никаких искателей приключений! Чтобы близко не подходили к шахтам!
– Кхе-кхе! – Равена чувствовала себя очень глупо, но отступать было не куда – их окружили любопытные чумазые шахтёры. – Нас прислал Беррун Гасткилл – мэр Нашкеля…
– Кто такой Беррун Гасткилл, я знаю и без тебя, девочка. А вот кто ты такая? И почему ты думаешь, что сможешь изменить что-то там, где не справилась целая уйма таких же бездельников, как ты, – Эмерсон сказал это удивительно спокойным голосом.
– Попытка – не пытка! – Пожала плечами полудроу. – А зовут меня Равена. Для знакомства этого, думаю, достаточно.
– Ишь, какая разговорчивая! Посмотрим, как ты заговоришь там, внизу. Ладно, проходи. Мне даже интересно стало. Даю один день – не больше. Ступай, скажи вон тем громилам, что я тебя пропустил.
У входа в шахты оживлённо переговаривались трое солдат Амна. Они мигом заняли свои места, лишь заметили приближавшихся авантюристов.
– Проход в шахты закрыт для посторонних, – важно произнёс один из них. – Чтобы войти, возьмите разрешение у Эмерсона.
– У нас оно уже есть, – вышла вперёд Джахейра.
– О, знакомый акцент! Как там дела в Амне? Давненько мы не были дома, – расплылся в улыбке стражник.
– Эээ… Да там всё в порядке… было по крайней мере, когда мы уходили, – немного покраснев ответила друид.
– Ладно, проходите, и пусть Всевидящий Хельм присмотрит за вами.
Равена и Имоен переглянулись и последовали за супругами, а за ними ступили под каменные своды и рашеманцы.
Полудроу следила за Джахейрой и Халидом хмурым взглядом. Чета разговаривала с шахтёрами, один из них указал рукой вглубь тёмного коридора. Джахейра махнула рукой остальной команде, но, поймав взгляд Равены, закусила губу.
Шестеро искателей приключений пошли вдоль рельс, проложенных по всей длине коридора. Он привёл их ко входу на второй уровень шахт. Пройти через него без препятствий не получилось – дорогу перегородили странные существа. Остромордые ушастые головы были увенчаны маленькими рожками, кожа покрыта чешуёй. Они были где-то по пояс авантюристам и тявкали, словно карманные собачки напудренных аристократов. Передвигались кобольды прыжками, отталкиваясь от земли мощными задними конечностями и помогая себе рулить длинным извивающимся хвостом.
«Т’рес!» – Разнеслось эхом заклинание.
Равена давно заметила, что Дайнахейр, как и Минск, проговаривает слова с сильным нажимом на «р». И вот теперь этот звук прокатился по полупустым коридорам, рикошетом отражаясь от голых стен.
Один из кобольдов принял на себя все магические снаряды и скончался, не успев вскинуть маленький лук. С остальными тоже не пришлось долго возиться, и через несколько секунд команда прошла под массивной сосновой балкой входа.
На этом уровне было душновато и жутко воняло мертвечиной. Неудивительно, ведь как только они повернули за угол, наткнулись на утыканные стрелами тела шахтёров.
– О, Сильванус! – Воскликнула Джахейра. – Они просто их растерзали! Надо идти вперёд и покончить с этим безумием, – полуэльфийка решительно зашагала вдоль рельс.
– Джахейра! – Окликнула её Равена.
Девушка сидела на корточках рядом с трупами и внимательно их рассматривала. Казалось, она и не собирается идти за подругой. Джахейра снова поймала на себе взгляд чёрных глаз, и ей стало не по себе. Такого тяжёлого взгляда она не ожидала увидеть на этом юном лице.
– Я шагу дальше не ступлю, пока ты всё мне не объяснишь, – снова в её голосе прозвучали нотки приказа, как тогда у арки в Крепости Гноллов, и друид поняла, сейчас не стоит спорить с воспитанницей Горайона.
– Хорошо, – выдохнула она. – Мы с Халидом действительно прибыли из Амна, но это совсем не то, что ты могла подумать.
– А что я могла подумать? – Равена распрямилась и сложила руки на груди.
– Ты могла подумать, что мы – амнийские шпионы и рвёмся в эти чёртовы шахты, чтобы ещё больше усугубить ситуацию на Побережье Мечей. Ведь Врата Бальдура официально обвинили в Амн в создании Железного Кризиса. Но это не так. Нас послали сюда, чтобы мы расследовали причины возникновения дефицита железа и нашли доказательства, что Амн непричастен к этому.
– Послали? Кто? Правительство Амна? – Взгляд Равены смягчился и стал любопытным.
– Э... Не совсем. Видишь ли, мы с Халидом – арфисты.
– Хм, теперь я понимаю, как вы познакомились с моим приёмным отцом.
Супруги синхронно покивали головами, Горайон был давним другом арфистов.
– А если ты не найдёшь доказательства? – Полудроу смотрела теперь как обычно, но рук так и не опустила.
– А если ты найдёшь доказательства, что Амн всё же виноват, – подняла брови Имоен.
Джахейра стояла с открытым ртом, не зная, на какой вопрос ответить сначала.
– Нет, Имоен, я уверена, что Амн здесь ни при чём, – выбрала, наконец, она. – Что же касается отсутствия доказательств… Если их нет в нашкельских шахтах, они должны быть где-то ещё. Будем искать дальше.
– Понятно. Почему вы сразу не сказали нам всё это?
– Мы не много знали о тебе, а про Имоен не знали вовсе! Мы понятия не имели, как ты отреагируешь на просьбу помочь нам с расследованием.
– Ты подумала, что я – простой наёмник и куплюсь только на обещание награды за проделанную работу.
– Повторяю: мы не знали тебя. То, что говорил про тебя твой приёмный отец, и какая ты на самом деле – это два абсолютно разных человека. По словам Горайона, ты должна быть паинькой-девочкой, а у тебя на второй день скитаний было три трупа за спиной.
Равена не верила своим ушам. Горайон описывал её как паиньку. Какая она, во имя пламени Абисса, паинька! От её проделок плакал весь Кэндлкип! Зачем надо было искажать действительность? Что плохого в том, какая она на самом деле?
– Я очень быстро учусь… – Задумчиво проговорила воительница. – Что ж, пойдём, спасём Амн от ложных обвинений. Но когда выйдем отсюда, ты уж постарайся припомнить всё, что ещё не рассказала.
Спуск на следующий уровень пришлось поискать. Мало того, что кобольды появлялись, будто из-под земли, так ещё друзьям приходилось петлять по лабиринтам коридоров. Наконец они заметили, что в некоторых местах тявкающих тварей практически не было, а в других их осыпали нескончаемым потоком стрел. Может «лающие демоны» охраняют вход? Следуя этому предположению, и оставляя за спиной всё больше и больше маленьких лучников, команда вскоре прошла под очередной сосновой балкой.

Три стрелы просвистели в воздухе и застряли в деревянной опоре всего в дюйме от лица Равены. Одна из них оказалась огненной, и пламя побежало по дереву вверх к каменному своду. Это заставило воительницу перебежать в укрытие за перевёрнутую вагонетку. К ней подсела Джахейра.
– Кобольды-коммандос, – сморщив нос, проговорила полудроу. – Я ожидала их: на трупах шахтёров были обгорелые стрелы. У каждого из них не так много стрел с огнём… – Она попыталась выглянуть из-за вагонетки, но несколько стрел заставили её одуматься.
– Угу, зато их там уйма целая! – Проворчала Джахейра.
– Почему они не подходят? – Поинтересовалась Дайнахейр, сидя за соседней тележкой.
– Они знают, что в ближнем бою слабы. Эти гадёныши просто не дадут нам высунуться, – продолжала злиться друид.
– Думаю, я смогу кое-что сделать, – кивнула рашеманка.
Она наложила на себя каменную кожу и встала.
– Тебя прикрыть? – Спросила сидящая рядом с ней Имоен.
– Не стоит.
Дайнахейр читала заклинание. Вначале звуки были едва различимы, но чем ближе был финал заклятья, тем громче становился голос магессы. Огненный шар ударил прямо в самую гущу толпы кобольдов. Пылающие кольца расходились от него, как круги по воде от брошенного камня. Через несколько мгновений всё было кончено. Команда шла между дымящимися трупами.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 11 июн 2012, 12:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
– Равена! Джахейра! Ребята! Посмотрите, что здесь! – Имоен показывала на что-то в вагонетке.
– Это руда. Нет. Это ХОРОШАЯ руда! – Джахейра держала в руках кусок твёрдой породы и даже постучала им о край тележки для пущей уверенности.
– А в соседней с ней руда испорчена, – отряхнула перчатки Равена.
– Ничего не понимаю. Выходит, что руда испорчена не в самой шахте, а портится чем-то или кем-то при доставке наверх, – Джахейра случайно взглянула поверх плеча воительницы. – У тебя за спиной кобольд, – решила предупредить она подругу, но Имоен уже спустила тетиву.
– Нету больше кобольда, – подбросила вверх лук девушка. – Ты что же мне не веришь? Сама решила проверить? – Увидев, что сестра идёт к только что убитому кобольду, надулась она.
– Нет, что ты! Просто он упал с каким-то странным звуком, – Равена начала шарить по мешочкам, которые были прикреплены к поясу ушастого существа. – А это что? – В руках у полудроу оказалась бутыль из зеленоватого стекла, которая наполовину была наполнена какой-то жидкостью.
– Странный цвет у этой штуки, – наклонилась к ней Имоен. – Будто жидкое бесцветное железо.
– Это вещество можно увидеть в шлаках горных пород, – разглядывая жидкость, рассуждала вслух Джахейра.
– Что же получается? Это «экстракт шлаков горных пород» что ли? И как его можно выделить? – Наморщила лоб Имоен.
– С помощью магии, естественно, – отозвалась Дайнахейр.
– Значит за всем этим стоит маг. У шаманов кобольдов нет таких способностей, – Джахейра раскладывала всё по полочкам в голове, чтобы потом быстренько собрать обратно.
Она откупорила бутыль и полила её содержимым кусок крепкой руды, потом сжала руду в кулаке, и на пол посыпалась пыль.
– А ты оказывается сильная, – почесал затылок Минск.
Все были согласны, что кобольды не могли сами додуматься до этого, надо было найти их хозяина. И, похоже, они напали на его след. В буквальном смысле. Один коридор был густо утоптан грязными лапами кобольдов. Доверившись интуиции, друзья свернули в него и вскоре наткнулись на глубокую расщелину, внизу которой клокотала лава. Через огненный поток Природой Матерью был перекинут каменный мост. Аккуратно ступали путешественники по природному творению, стараясь не смотреть вниз. Когда их ноги почувствовали твёрдую почву другого берега, они смогли вздохнуть спокойно. Имоен слилась с тенью и неслышно ушла вперёд на разведку. Вдруг раздался её визг, и она бегом вернулась назад.
– Пауки! Там три огромных паука!
Только девушка договорила последнее слово, как в узком проходе показались чёрные мохнатые ноги гигантского паука, его чуть опережал ядовитый с тёмно-зелёными узорами на теле, третьего пока что видно не было. Минск и Халид набросились на ядовитую тварь, ибо она была в данный момент самая опасная. Дайнахейр и Джахейра запели дуэтом странную песню, в которой сплелись мотивы их заклинаний. За своими восьминогими собратьями появился, наконец, светло-зелёный с чёрными прожилками паук.
– О, нет, – прошептала Равена.
За спиной паука открылся портал, и тварь исчезла.
– Что… что он сделал? Куда он делся? – Имоен озиралась по сторонам.
– Это фазовый паук. Он может появиться сейчас где угодно.
Равена не была уверена, что делать сейчас: прибить чёрного гиганта, который направился прямо на мужчин, или попробовать проследить за фазовым.
Портал открылся прямо перед рашеманкой. Каменная кожа сдержала удар, но заклинание было потеряно. Дайнахейр скороговоркой выпалила другое, и с рук, соединённых конусом, сорвалось пламя. Паук издал звук, похожий на приглушённый визг, и снова скрылся в портале. Тут же магессу и друида накрыло белой липкой сетью. Голоса женщин опять запели плавные мелодии. Имоен и Равена бежали на подмогу к следопыту и воину. Лучница вырвалась вперёд, а перед Равеной вдруг открылся бесконечный коридор портала. Полудроу замерла. Паук не нападал на неё. Воительница заметила следы ожога вокруг его глаз. Так Дайнахейр ослепила его! Равена со всей силы всадила меч прямо между жвал чудовища и с хрустом провернула. С руки Дайнахейр сорвался выстрел Арганаззара. Гигантский паук заметался, объятый пламенем, и соскользнул прямо в бурлящий поток лавы. Джахейра сделала на какое-то время паутину не липкой, и команда по её совету убралась подальше от белых нитей.
Равена шла позади всех и пыталась очистить меч от слизи паука.
– Ненавижу пауков, – процедила она сквозь зубы.
– Смотри, мисс «вечное недовольство», – подтрунила над ней Имоен. – Кажется, мы что-то нашли.
Арочный вход, от которого их отделяла небольшая трещина до краёв наполненная лавой, точно был сделан совсем недавно. Грязные следы вели именно туда. Через трещину кобольды перекинули себе мостик. По нему было идти ещё страшнее, ведь лопающиеся пузыри жидкого огня оставляли на камне дымящиеся следы. Равена направилась прямиком ко входу. Раздался щелчок, и в плечо ей впечаталась магическая огненная стрела.
– Ловушки! Равена, не шевелись! – Имоен прошла чуточку вперёд и стала внимательно оглядываться вокруг. – Есть! Ещё одна. Две, – аккуратно работая кинжалом, девушка разрядила ловушки. – Прошу вас! – Повела она рукой в пригласительном жесте.
Даже сёстрам пришлось идти здесь, пригнувшись, что же говорить о великане-следопыте.
– Минск, здесь низкие своды. Будь осторожен! – Громко шепнула Равена.
– Уй! – Раздалось позади.
– Он уже заметил, – хмыкнула Джахейра.
Узкий и длинный туннель вывел их к подземной реке, перейдя через которую, они обнаружили вход в пещеру.
Крадясь вдоль стены, друзья старались не дышать. От входа хорошо была видна часть пещеры, усеянная сталактитами и сталагмитами, дальний тёмный угол, правда, не просматривался. Равена заглянула за поворот.
– Неплохо тут он устроился, кто бы он ни был, – громко сказала она, давая понять, что рядом никого нет.
Перед взорами путешественников предстала обустроенная комната: на полу были постелены богатые ковры, на стенах пылились гобелены, у дальней стены стояло кресло баснословной цены, а рядом с ним сундук, обитый золотом.
– Ищите всё, что может нам пригодиться, – зашуршала бумагами на столе Джахейра.
Равена подошла к другому столу, где обнаружила знакомый знак Принца Лжи – Цирика. Неужели опять?
– Хм. Извилистый путь у нас получился, – услышала она за спиной голос друида.
Джахейра стояла у карты Побережья Мечей.
– Смотри: мы были в Нашкеле, затем пошли по Облачному Хребту в Крепость Гноллов, далее взяли чуть-чуть на север и вот этим путём вернулись снова в Нашкель, – палец женщины дорисовал петлю.
– М-да, извилистый…
– На сундуке ловушек нет, и он не заперт, – раздался разволнованный ощущениями голос Имоен.
Тяжёлая золотая крышка уже была поднята, когда у входа прогремел другой голос:
– Кто вы? Что вы здесь де-ла-е-те?
Там стоял полуорк. В одной руке он держал богато украшенный моргенштерн, в другой – щит с символом Цирика.
– Тазок прислал вас?
– Тазок… Д-да… – Равена подумала, что сможет обмануть полуорка и выведать у него полезную информацию.
– Му-ла-хей, – ударил он себя в грудь. – Из кожи вон лезет! Каждый фунт руды под-ни-ма-ет-ся на по-верх-ность испор-чен-ный, а меня всё ещё не могут оста-вить в покое! Всё ещё хотят убить!
Полуорк старался говорить правильно и проговаривал трудные длинные слова по слогам.
– А ты расскажи нам всё, что знаешь, а мы передадим Тазоку, что ты не виноват, – не моргнув, соврала Равена.
На лице полуорка отобразилось сомнение.
– Зачем гово-рить? Вон в том сундуке все доку-менты, – тут его лицо снова изменилось, и воительница поняла – Мулахей распознал обман.
– Но вы не возьмёте, ничего! Я не сдамся без боя! Лю-бим-цы мои! Убейте этих нес-част-ных! Вы не смогли об-ма-нуть Му-ла-хея, шпионы!
– Ну, почти ведь получилось, – пожала плечами Равена.
Откуда ни возьмись появилась целая туча кобольдов. Мулахей принялся читать заклинание, чем немало удивил всех шестерых. Из земли показались костлявые руки, жрец Цирика вызывал нежить.
– Ненавижу мертвяков! – Взвизгнула Имоен.
Равена срубила голову скелету, который тянулся к сестре, и развернулась лицом к полуорку. Тут же она получила мощный удар щитом и отлетела на несколько ярдов, приземлившись на стол. Она сползла на пол с треснувшей столешницы, но встать на ноги получилось не сразу. На помощь подруге пришёл Минск. Полуорк увеличил свою силу заклинанием, поэтому вслед за полудроу в полёт отправился и следопыт. Мулахей снова взывал к своему тёмному богу.
– Не зови его! – Крикнула Равена. – Он тебя не услышит!
Удивлённый полуорк обернулся на неё. Он понял, что снова попался на удочку, когда перед его лицом сверкнул клинок двуручного меча. Девушка помогла Минску встать из-под обломков второго стола, и они оба снова ринулись в бой.
Скелеты, как и в случае с Басилусом, рассыпались без поддержки жреца. Оставшаяся горстка кобольдов жалась к выходу. Минск и Равена переглянулись и хихикнули.
– Аррр! – Гаркнули они вместе так, что даже их спутники вздрогнули, что уж говорить о бедных кобольдах.
Мелкие вредители ломились к выходу, сбивая друг друга с ног и тявкая по лисьи. Напарники разразились хохотом. Ещё сильнее Равена засмеялась, когда увидела, как Имоен пинает кости и черепа, ворча: «Ненавижу нежить!»
– Знаете, в такие вот случаи мне очень жаль, что среди нас нет какого-нибудь напыщенного рыцаря, – присела полудроу на сбитый сталагмит с черепом в руках.
Имоен перестала ругаться и вопросительно посмотрела на сестру.
– Ну, вот сейчас он вышел бы вперёд с криком: «За честь, за славу!» и изгнал бы всю эту нежить назад.
– Ага, а после неудачных сражений ты бы вымещала на нём зло, – поддакнула ей лучница.
– У тебя какие-то проблемы с рыцарями? – Поинтересовалась Джахейра.
– Про моё противостояние с рыцарями я расскажу тебе потом. Ладно? – Равена бросила череп за спину. – Давайте посмотрим, что в этом золотом сундучке.
– А я посмотрю, что тут есть ещё интересного, – Имоен ушла в тень.
Не успели друзья развернуть первый свиток, как из того самого тёмного угла пещеры со сталактитами донёсся крик Имоен:
– Джахейра, иди быстрей сюда! Потерпи немного, дружочек. Сейчас. Джахейра, ну где же ты?!
– Не кричи! Я здесь. Что тут… О, Сильванус! Равена, принеси эликсир! Срочно!
На земляном полу лежал жутко избитый эльф в робе мага. Имоен пыталась освободить его от крепко связанных верёвок.
– Я залечу ему самые опасные раны, но, чтобы появились силы подняться наверх, нужен будет эликсир, – объяснила друид, хлопоча над эльфом.
Он был очень слаб, но всё же сделал глоток и открыл глаза. Туманный взор скользнул по троим склонившимся лицам и замер на лице Равены. Глаза немедленно распахнулись то ли от удивления, то ли от страха. Полудроу опустила голову: она так часто видела этот взгляд.
– Я вернусь назад, а то вдруг его удар хватит, я ж виновата буду.
– Что т-там? – Подошёл Халид.
– Пленник… заложник… или не съеденный ужин, – при этих словах воительница услышала стон эльфа.
– П-пойдём, тебе надо п-посмотреть на это, – махнул полуэльф рукой.
Дайнахейр протянула ей два манускрипта.
– Эти достойны внимания. Остальные – приказы и отчёты.
– П-посмотри лучше в сундук.
В сундуке среди корреспонденции и всякого хлама лежал длинный меч просто ювелирной работы. Равена присмотрелась к узору на клинке.
– Не думала, что когда-нибудь увижу это, – воительница смотрела на оружие с благоговением, но в руки взять не смела.
– На нём очень сильная магия, – Дайнахейр тёрла зудящие пальцы рук.
– Конечно! Это же Мунблейд! Уникальный меч! Он сам выбирает себе хозяина, и никто кроме него не сможет воспользоваться этим клинком.
– Неужели этот прекрасный меч принадлежит этому злому полуорку! – Возмутился Минск.
– Нет. Он принадлежит мне.
В проходе стоял спасённый эльф, поддерживаемый Джахейрой и Имоен. Тёмно-сиреневая мантия с серебристо-серым высоким воротником была испачкана в грязи и рудной пыли. Кровоподтёки и синяки сильно выделялись на бледной коже. Тёмные длинные волосы грязными прядями свисали на лицо. Эльф с трудом подошёл к сундуку и взялся за рукоять удивительного меча. Лезвие вспыхнуло мягким голубым огнём, приветствуя хозяина.
– Почему он выбрал тебя? Ты же… – Равена окинула взглядом спасённого.
– Маг? Да. Почему он выбрал меня? Я не знаю. Боюсь, что никто не знает.
– Кто ты такой?
– Меня зовут Ксан. Я – Серый Плащ из Эверески. Был послан сюда расследовать причины возникновения Железного Кризиса.
– Понятно, – кивнула Равена без малейшего интереса и протянула манускрипты Джахейре. – Вот. Этого может быть достаточно для доказательства, что Амн не причастен к порче руды в этих шахтах.
Друид пробежала глазами написанное.
– Да. Вполне. Но выходит, что Железный Кризис начался не здесь. Наша работа ещё не окончена.
Равена многозначительно посмотрела на Ксана. Мол, ты тут не один такой.
– Этот Му-ла-хей, – повторила выговор полуорка Имоен. – Говорил про какого-то Тазока. Этим именем подписаны и документы.
– Но и он не главный, – повернулась к ней названая сестра. – Над ним есть ещё кто-то. Вот здесь ясно сказано: «…высшее руководство наняло «Чёрные когти» и «Стужу»».
– В Б-берегосте обитает связной Т-тазока – некто по имени Т-транзиг, – вспомнил Халид какую-то приписку из послания Мулахею.
– С него-то, я думаю, и стоит начать наши дальнейшие поиски, – предложила Джахейра.
– Только вот вопрос: каким образом попали сюда эти проныры-кобольды и их главарь не замеченными никем? – Имоен задумчиво склонила на бок голову.
– Хотите, покажу «как»? – Ксан еле заметно пожал плечами.
Около подземной реки, недалеко от входа в пещеру Мулахея чернел ещё один лаз, в который незамедлительно нырнули названые сёстры, несмотря на протесты Джахейры. Вопреки всем ожиданиям, девушки вскоре вернулись без единой царапины, и не найдя себе и другим проблем.

Эмерсон встретил вышедших из темноты шахты искателей приключений молчаливым приветствием. Судя по тому, что они вели какого-то тщедушного эльфа, точнее почти несли его, они прошли дальше, чем многие. На площадке воцарилась тишина. Хотя возможно это было из-за того, что Равена забыла накинуть капюшон.
– Э… и… – Развёл руками Эмерсон.
– Карта шахты есть? – Без предисловий напрямик спросила она.
– Угу.
– Третий уровень, – уточнила девушка.
Начальник шахт спешно разворачивал затёртую карту на грубо сколоченном столе.
– Вот здесь, – ткнула Равена в карту. – Здесь есть проход ещё ниже. В логово того, кто портил вашу руду. Она испорчена не в самих шахтах, а поливалась вот этим минеральным ядом после добычи его слугами-кобольдами. Там есть два входа: один, собственно, в его пещеру, а другой ведёт на поверхность. Выходит он гораздо восточнее шахты. Там какие-то заброшенные могильники что ли. Короче наш вам совет: собирайте людей и спускайтесь на этот уровень. Пока что кобольды поджали хвосты без главаря, но они могут вернуться с новым, если не засыпать эти входы.
Эмерсон загоготал.
– Эх, девочка, расцеловал бы тебя! Да больно ты чумазая! – Без тени неприязни сказал он.
– Это мой естественный цвет лица, – утёрла себе нос тыльной стороной руки полудроу.
Мужчина рассмеялся ещё громче.
Поднимаясь по деревянным шатким лестницам из котлована, Равена слышала его приказы.
– Командир! Собирай ребят! Спускаемся в шахты! Захвати побольше взрывчатки! Засыплем гадов! – Всё это сопровождалось отборной бранью через слово в адрес этих самых гадов и их хозяина.
Взгляд воительницы привлекла скала недалеко от шахты. Лицо прекрасной женщины было выбито почти на всю высоту камня.
– Красиво? – Послышался голос Ксана.
– Да. Красиво.
– Эту историю передают из уст в уста в Нашкеле уже несколько недель подряд. Местный скульптор Призм, – начал он, не дожидаясь, когда Равена его об этом попросит. – Как-то в далёкой молодости встретил прекрасную девушку и влюбился в неё с первого взгляда, но не нашёл в себе смелости подойти к ней. Все эти годы хранил он в сердце её облик и её имя. Недавно Призм был объявлен в розыск за кражу двух огромных изумрудов у какого-то аристократа. По окончанию работы он вставил их в портрет любимой вместо глаз. Говорят, что после этого он упал бездыханным, но успел выкрикнуть её имя.
Во взгляде девушки Ксан прочитал беззвучный вопрос: «Какое имя?»
– Эллесим, – ответил на этот вопрос эльф. – Когда хозяин изумрудов пришёл за своим сокровищем, у него не поднялась рука на шедевр. Хотя я ничуть не сомневаюсь, что в скором времени найдутся мародёры, которым будет наплевать на чувства Призма и красоту его творения. Для них её глаза будут всего лишь огромными изумрудами, которые можно продать по огромной цене.
– Грустная история, – опустила голову Равена.
– В мире много грустных историй.
– Хорошо, что наша счастливая – мы ведь всё ещё живы!
– Сколь надолго…

Нашкель, затаив дыхание, наблюдал за устало идущими через него искателями приключений. Вела их полукровка-дроу, которая (подумать только!) даже не соизволила надеть капюшон, словно бросая вызов встречным людям. На каждый ненавидящий взгляд она отвечала насмешливой улыбкой.
Как только документация из золотого сундука Мулахея оказалась в руках Берруна Гасткилла, тот облегчённо вздохнул. Он хотел кричать, смеяться и плакать от радости, но беды последних месяцев сильно измотали его. Всё, что он смог выдавить из себя – тихое «спасибо». Хмурое лицо Равены осветила улыбка. Она видела, что мэр Нашкеля был искренне благодарен им.
Весело и шумно переговариваясь, шесть друзей и спасённый ими эльф шли к таверне под пристальными взглядами жителей городка. Имоен пытала Ксана вопросами, но вскоре вздохнула и переключилась на Джахейру.
– И всё-таки, как ты думаешь, почему столько искателей приключений ушли ни с чем из шахт, а мы справились меньше, чем за сутки?
– Вероятно потому, что они не штурмовали несколько дней назад Крепость Гноллов, – обернулась друид на Равену. – Впятером.
Протестующий писк Бу заставил её исправиться:
– Вшестером.
Воительница уже хотела было что-то возразить, но случайно поймала удивлённо-ошарашенный взгляд Ксана. Вместо возражений полудроу разразилась хохотом. За ней залилась звонким смехом Имоен, к ней присоединился улыбчивый Халид, сдержанно засмеялись Джахейра и Дайнахейр, загремел Минск. Даже на лице подавленного эльфа промелькнуло некое подобие улыбки.
Не прекращая смеяться, команда ввалилась в таверну. Сегодня можно было радоваться и праздновать. Ведь они всё ещё живы!
Сколь надолго…

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 15:54 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
Глава 3
Играя свою роль

Вокруг названых сестёр кружилась яркими цветами нашкельская ярмарка. Имоен с трудом уговорила Равену пойти туда вместе. Полудроу отпиралась, как могла, и девушке пришлось прибегнуть к тайному оружию, которому Равена никогда не могла сопротивляться. Имоен заглядывала сестре в глаза и часто-часто хлопала ресницами. Пара-тройка таких взглядов, и Равена поднимала белый флаг.
Сейчас воительница следовала за сестрой между разноцветными палатками и чувствовала себя неуютно без доспехов и оружия. «Это же ярмарка! А не рыцарский турнир и не соревнования «у кого круче доспехи»!» – Протестовала Имоен. Равена в фиолетовой рубашке медленно шла за бодро шагающей впереди сестрой. Ворот-стойка прикрыл почти весь шрам, кроме того участка, где он выходил на щёку. Золото вышитой руны на спине блестело в солнечных лучах. Собственно, именно из-за этой руны Равена и не носила эту рубашку – мало ли что она означает. Имоен перебегала от лотка к лотку, чётко следуя составленному Джахейрой списку. Полудроу не могла не удивляться умению названой сестры найти более сговорчивого продавца или лоток без очереди.
– Так, остались только целебные травы для друидских припарок, и пойдём за подарками, – подняла Имоен с земли уже почти полную корзину.
Она, как и Равена была одета в кожаных штанах, что вызывало недовольные пересуды за их спинами на ярмарке. Сверху девушка накинула яркую тунику, украшенную лентами.
Они подошли к палатке, от которой на несколько ярдов несло лекарственными травами. Аккуратно связанные высушенные пучочки легли в корзину. Шалфей, мята, ромашка, зверобой… Имоен проверяла всё по списку.
– Будем надеяться, что нам дали именно те травы, которые ты назвала. Потому что я, сказать тебе по правде, с горем пополам могу отличить ромашку от мяты в целом виде, а если они измельчены… – Равена махнула рукой.
– Тогда Джахейра нас убьёт, – Имоен перевесила корзину на другую руку, но полудроу отняла ношу у сестры. – Спасибо. Она убьёт нас, если мы принесём ей не то, и если она не умерла ещё от общения с этим эльфом.
Равена усмехнулась: мировоззрение Ксана было настолько пропитано пессимизмом, что даже развесёлая Имоен загрустила от общения с ним.
– Я вчера пыталась целый вечер развести его на приятный разговор, – сокрушалась девушка. – Но какую бы тему я ни затронула, окончание всегда одно и то же: всё плохо, будет ещё хуже и…
– … все мы «там» будем, – закончила за неё Равена.
– Так ты всё-таки с ним говорила? Я-то думала, что ты намеренно его игнорируешь.
– Я недолго говорила с ним, и этого было достаточно. Уверяю тебя, Имоен, когда я захочу поговорить об Апокалипсисе, я выберу себе в собеседники именно Ксана.
На круглой сцене выступал бард, исполняя последнюю работу некоего Галахинна. Равена знала эту балладу наизусть, но никогда её не слышала. Отпустив Имоен за подарками, она устремила взгляд на сцену. Пальцы барда взяли новый аккорд, приятный голос затянул:
И вот она… бледна, бескровна…
в руках её держу в последний раз.
И эльфов путь безрадостен и скорбен,
вам говорю: скорблю я в этот час.
И каждый тот, кто ступит здесь,
свою отдаст сей скорби плату.
Ведь умерла сейчас и днесь
прекрасная любовь у Носферату.
Да, умерла сейчас и днесь
прекрасная любовь у Носферату.
Пальцы заиграли проигрыш перебором. «Любовь Носферату». Равена и не думала, что у этой жестокой баллады такая красивая мелодия. Меж тем бард продолжал:
Где сундуки полны богатства,
а многие пусты до дна,
Летучей мышью обратившись,
ужасный монстр воспрял от сна.
Волос пурпур спадает с плеч,
кровавый взгляд горит огнём,
Рот алый кровью напитался,
и два клыка белеют в нём.
О, два клыка белеют в нём…
«Браво! Браво!» – раздалось со всех сторон. Увлечённая представлением, Равена даже не заметила, как к ней подошла названая сестра. Ещё в своей комнате они договорились, что подарки всем покупают вскладчину, но выбор их полностью ложится на Имоен. Сейчас в корзину легли подарки для рашеманцев: недорогой, но изящный браслет для Дайнахейр и вышитый бисером мешочек для сухарей Минску, конечно же не были забыты и сухари для Бу. Имоен взмахнула рукой и побежала дальше. Полудроу подумала, что это как раз отличный момент купить что-нибудь для сестры. Когда-то в Кэндлкипе Имоен увидела на приезжей магессе ожерелье. Не сказать, чтобы очень броское, но девушке оно запало в душу. Украшение наверняка было магическим и сделано из золота высшей пробы. Сейчас Равена смотрела на точную копию этого ожерелья. Естественно, рубины были искусно сделанными фальшивками, а позолота рано или поздно облупится. Она купила его, почти не торгуясь, и продолжала ждать Имоен. Сколько времени прошло, она не знала, но торговцы начали собирать товар. «Куда же запропастилась эта егоза?» – Ворчала про себя Равена. Вскоре осталось всего несколько лотков со всякой всячиной да прилавок с оружием. За ним стоял молодой полуэльф – ровесник самой Равены. Полудроу со знанием дела рассматривала товар.
– Эй, эй! Мы собираемся, не мешай! – Рядом с полуэльфом появился толстый торговец. Видно парень был всего лишь подмастерьем.
– Я не мешаю. Я всего лишь присматриваю, что бы купить у Вас на следующей ярмарке, – фыркнула полудроу.
Равена заставила себя пропустить мимо ушей слова торговца, сказанные полуэльфу: «Фу! Грязная полукровка… Следи, чтобы не стащила чего». Среди почти полной тишины опустевшей ярмарки она услышала тихий звук, чуждый этому месту, не желающий, чтобы его услышали. Равена впилась на секунду глазами в полуэльфа за прилавком. Щёки парня вспыхнули. Резким прыжком девушка перемахнула через прилавок и повалилась на землю, увлекая за собой и продавца. В стенде с оружием позади них застрял метательный топорик. Равена перевернулась на спину и пнула прилавок, который, упав на бок, загремел лежавшим на нём оружием. Следующий топорик вписался в него.
– Слезь с меня, – негодующе прокряхтел парень.
– Заткнись и не двигайся, – рыкнула в ответ Равена, но с парня слезла.
– Эй, Эл! У тебя новая подружка? – За соседним прилавком-баррикадой сидел упитанный конопатый парень.
– Пошёл ты в Абисс, Эрик! – Огрызнулся поваленный полуэльф.
– А чё? Тебе всегда нравились смуглые блондиночки, – не унимался тот.
– Ещё одно слово, и ты пожалеешь, что находишься с этой стороны баррикады, а не с другой, – Равена пригрозила болтуну поднятым мечом.
– Эй, черномазая, выходи давай! – Раздалось с другой стороны заграждения.
– Что такое? Топоры закончились?
– Закончились.
Прекрасный слух, подаренный эльфийским родителем, улучшенный в несколько раз тренировками, позволил снова услышать звук аккуратно доставаемого оружия.
– Ладно! Я выхожу!
Только серебристая голова показалась над перевёрнутым прилавком, как воздухе закружился брошенный топорик. На это воительница и рассчитывала. Она присела снова, пропуская смерть над головой, а потом метнулась через баррикаду к убийце. Он не ожидал этого. Ещё он не ожидал удара эфесом, что пришёлся прямо в челюсть. Равена схватила человека за грудки свободной от оружия рукой и сильно тряхнула. Убийца с усилием сфокусировался на ней.
– Кто ты такой? Кто тебя послал? – Спросила она так, ради правила. Она знала, что убийца ничего не скажет.
– Ага. Щаз! Так я и выложил тебе всё, стерва! – Сплюнул человек. – Шеф говорил, что ты не выглядишь крутой. Ха! Он видно забыл сказать, что ты совсем ещё соплячка.
Чего он хочет добиться своими оскорблениями? Чтобы она разозлилась? И убила его? Но зачем? Он просто не может с ней справиться – осенило её. Возвращаться с пустыми руками ему тоже нельзя. Его всё равно ждёт смерть, но смерть от её руки сделает его жертвой в глазах всего Нашкеля. Нет, мил человек, не на ту напал!
– А ты выглядишь, как придурок. Говоришь, как придурок. Может ты и есть придурок? – Равена отпустила мужчину. – Убирайся отсюда, видеть тебя не хочу!
Воительница повернулась спиной к убийце и направилась к прилавкам, чтобы отдать поднятое оружие обратно. Полуэльф и его разговорчивый друг видели улыбку на её лице. Улыбалась она потому, что позади неё придурок достал из ножен кинжал. Убийца схватил свою жертву за плечо и нанёс удар в спину, но сам не понял, как нарвался на меч полудроу.
– Ты ждала этого, су… – Всё, что смог сказать он в последний миг.
– Равена, ты в порядке? – Знакомые тёплые руки схватили её за запястье.
– Да, Имоен, я в порядке.
– У тебя кровь на боку, – заметила девушка.
– Зацепил-таки, гад!
– Ещё один убийца?
– Да. У него должна быть записка.
Имоен обыскало тело, попутно не заметно ни для кого прикарманив кошелёк убийцы.
– Вот. Нашла. «Нимбул, ты мне нужен…» Здесь ничего интересного. «…не выглядит крутой, но таковой является». Ха! Тебе комплимент! «…заплачу за её приспешников половину стоимости головы этой Равены за каждого…» Ого! Мы теперь тоже чего-то стоим!
– Не отвлекайся. Что там ещё?
– Ничего. Даже суммы нет. Наверное обговорили с глазу на глаз. Погоди-ка, здесь подпись: «Тазок…»
– Тазок! – В один голос повторили сёстры.
– Значит мы на верном пути, Имоен. Пошли отсюда.
– Эй! Эй! Пользовались – платите за меч! – Замахал руками толстый торговец.
Равена выдернула меч из Нимбула и бросила к его ногам.
– Возьмёшь за него тройную цену. Ведь на твоих глазах грязная полукровка-дроу убила им беззащитного человека, – злобно прошипела она в лицо толстяку.

Через некоторое время названые сёстры уже одаривали друзей подарками. Рашеманцы были приятно удивлены сюрпризам. Особенно Бу пришёлся по вкусу его подарок. Причём в прямом смысле этого слова. Джахейре достались перчатки с лиственным рисунком (свои-то друид отдала Имоен), а Халиду – новый крепкий ремень. Имоен не обделила и Ксана: девушка купила ему вышитый носовой платок. Похоже, эльф намёка не понял или просто сделал вид, что не заметил его. Он учтиво поблагодарил за сей полезный дар. Когда сёстры остались одни в комнате, Равена решила вручить подарок Имоен.
– Сестрёнка, у меня для тебя кое-что есть!
– Здорово! – Ответила девушка из-за ширмы. – У меня для тебя тоже.
«Кто бы сомневался», – подумала полудроу.
С взъерошенными мокрыми волосами Имоен выглядела очень забавно.
– Давай я первая, – предложила она. – Вот. Держи.
Равена развернула цветную бумагу свёртка и увидела там… белый шёлк с серебряной вышивкой.
– Ты не должна была продавать её. Когда я её увидела, то была вне себя от злости и возвращалась, желая прибить тебя на месте. Жаль, что меня опередили. Вообще не понимаю, чем ты думала.
Равена была безумно рада, что подарок Горайона снова вернулся к ней. Она прижалась щекой к прохладной ткани.
– Не убивай меня! Вот. Это загладит мою вину, – протянула полудроу сестре коробочку.
– Ух ты! Это… это… Равена, это оно! Я тебя просто обожаю! – Имоен бросилась на шею воительнице.
Надо было ложиться спать. Завтра рано утром они в качестве охранников каравана отправляются в Берегост.

Утро выдалось туманным. Караванщики делали последние приготовления. Среди торговцев, возчих и мастеров кузнечного дела лениво похаживали два огромных охранника. Зевая, они прикрикивали на нерасторопных мальчишек. Увидев приближающихся названых сестёр, один толкнул другого.
– Смотри, Рик! Вот эти девчонки идут с нами.
– Серьёзно? Вон та, которая в доспехе латном, смотрится очень даже серьёзно. Ха!
Девушки не слышали их разговора, они общались с хозяином каравана. Тот что-то им объяснил и подвёл к охранникам.
– Это Рикардо и Петер – мои личные охранники. Они служат у меня давно и если будут какие-нибудь вопросы по части охраны, обращайтесь к ним.
– Простите, господин! Разве мы плохо вам служим? Зачем нанимать ещё искателей приключений? Да ещё с такой сомнительной внешностью.
– Заткнись, Петер! Эти девочки с друзьями очистили шахты Нашкеля меньше, чем за сутки. Что ты со своими дружками так и не смог сделать.
Надо было отдать караванщику должное: он был справедлив, хоть и не очень искренен. Вчера вечером он разразился тирадой благодарности за спасение шахт. Но текст был словно заучен, а в глазах не выражалось ровным счётом ничего. Он знал своё дело, и это дело – единственное, что его интересовало. Охранники и наёмницы натянуто улыбнулись друг другу.
Равена и Имоен выбрали себе самую последнюю повозку, чтобы можно было заметить нападение с тыла. Несколько молодых парней укладывали в неё свёртки с оружием. При виде девушек они зашушукались, и за спиной полудроу услышала знакомый голос.
– Эй, Эл! Смотри-ка! Твоя подружка с ярмарки!
«Нет! Только не эти двое! Хельм, за что?» – Подумала Равена. Но это были именно они: парень-полуэльф и его разговорчивый друг. Имоен похлопала сестру по плечу, мол, крепись. Вскоре пришли амнийцы и рашеманцы. Джахейра, Халид и Дайнахейр приняли предложение хозяина каравана и ехали верхом на лошадях. Минск шёл рядом с ведьмой-наездницей, а Имоен и Равена ехали в повозке, свесив ноги с заднего борта.
До Берегоста путь не очень долгий и завтракать они будут наверняка в какой-нибудь гостинице города. Равена с друзьями проводят караван лишь до Берегоста, а там найдутся другие охранники. Путь его пройдёт через «Дружескую Руку», где хозяин каравана посоветуется со своими коллегами идти ли во Врата Бальдура (последний раз он был закрыт из-за Железного Кризиса) или сразу направляться далее на север.
Ксан, спасённый ими в шахтах, решил вернуться в Эвереску. Он уже вполне окреп, но всё же Джахейра долго читала ему, что нужно делать для закрепления лечения. Они распрощались рано утром у таверны. Равене оставалось только гадать, когда же настигнет его участь, так часто вспоминаемая эльфом. Ведь известно, что поминая беду, привлекаешь её к себе.
Несмотря на то, что этот отрезок пути был чуть ли не самым опасным, разбойников нигде не было видно. Они остановились на обед, во время которого над бедным Элом подтрунивали друзья. Когда караван снова тронулся в путь, Имоен взмолилась:
– Я так больше не могу! От скуки помереть можно.
– Давайте сыграем во что-нибудь, – предложила Джахейра.
– Во что? – Прервала зевок девушка.
– Ну, в «Слова». По очереди будем называть слова на какую-нибудь одну букву. Кто запнётся, тот выбывает. И так пока не останется один победитель.
– Здорово! Равена, ты будешь играть?
– Угу.
– Кто ещё? Халид?
Полуэльф кивнул с улыбкой. Минск и Дайнахейр отказались, обещая непременно присоединиться в следующий раз, а пока что они посмотрят со стороны. Подняли руки также Эл и его друг. Возница – человек простой – сказал, что из слов знает больше всего брань, но молодёжь портить ему не хочется.
– Джахейра, ты предложила, ты и начинай.
– Хорошо. Ммм… Давайте на букву… «о». Тогда моё слово: «огр».
– Миленькое словечко, – покачала головой Имоен. – Халид?
– «Орк», – заговорщицки подмигнул жене воин.
– М-да, они достойны друг друга, – хохотнула Равена.
– Не каркайте! – В шутку буркнул возница.
– «Огонь», – выпалил Эл.
– «Ожог», – продолжил его друг.
– «Огниво», – дополнила Имоен.
– «Океан», – разбавила «горячую» тему Равена.
– «Огарок».
– «Омут».
– «Омлет».
– «Очаг».
– «Опилки».
– «Огры»!
– Равена, «огры», во-первых, множественное число, а, во-вторых, уже были, – не оборачиваясь, укорила её Джахейра.
– Да нет же! Огры! Сзади! Нападают!
Пару огров сопровождали хобгоблины и несколько человек. Осыпаемые стрелами, караванщики попрятались под повозками. Бой был не долгий. Никто даже не был сильно ранен. Видно разбойники не ожидали встретить отпор.
– Ладно, беру свои слова назад, – крякнул Петер. – Здорово дерётесь… для девчонок.
– Спасибо! Вы тоже так… ничего, – поправила чёлку Равена.
Охранник дружелюбно подмигнул.
– А вы в доспехах ещё круче выглядите, – болтун с ярмарки подсел к сёстрам. – Меня Эриком зовут.
Эл-полуэльф сидел молча и не спускал с Равены глаз, что жутко злило воительницу.
Лишь только село солнце, караван встал на ночлег, хотя идти оставалось совсем недолго. Равена умывалась из большой кадки, когда услышала позади себя шаги. Это был Эл.
– Чего тебе?
– Я хотел спросить: почему на ярмарке ты повалила меня?
– Глупый вопрос: убийца целил топор мне в затылок, если бы я просто ушла, он влетел бы тебе в лоб. Доволен?
– Да, – парень сглотнул. – Спасибо тогда. Ты, получается, мне жизнь спасла.
– Живи и радуйся. Кстати, Эл, а как твоё полное имя?
– Элиендр. Моя мама-человек была помешана на эльфийских именах, равно как и на самих эльфах, – он немного помедлил. – Равена, я хочу сказать тебе… Ты самая красивая девушка, какую я когда-либо видел.
Воительница немного обомлела, и парень, воспользовавшись этим, крепко поцеловал её. Равена вырвалась из объятий и отвесила ему звонкую пощёчину.
– Не смей, – проговорила она совсем не по-дружески.
Не успела она отойти подальше от погрустневшего полуэльфа, как кто-то схватил её за локоть. «Вот ведь настырный!» – Рассердилась полудроу. Но это был не Элиендр. От Рикардо несло перегаром, да и на ногах он держался не твёрдо.
– Привет, крошка! Прохладно сегодня, да? – Он подтягивал Равену к себе. – Может, согреемся вместе?
Девушка начала вырываться, но пальцы охранника обхватили её локти, как тиски. Тогда она сильно стукнула носком сапога прямо под коленную чашечку громиле. Тот взвыл от боли и припал на колено. Равена вырвалась и пустилась бежать к лагерю, но Рикардо догнал её.
– Ах, ты! Стерва малолетняя! Ещё отбиваться вздумала! – Повалив её на землю, охранник пытался сорвать с неё рубашку, но она царапалась и кусалась, как кошка. – Да угомонись ты! Кому ты нужна, дрянь черномазая! Тебе только подстилкой быть у таких, как я!
Рикардо сильно ударил её по лицу. Этот удар и наглые слова разъярили полудроу. Она выгнулась и ударила головой охраннику в нос. Хватка ослабла. Равена резко согнула колено, и мужчина повалился на траву, сложившись пополам. Девушка неслась со всех ног к стоянке, а позади неё тихонько скулил Рикардо: «Сучка сопливая. Убью тварь».
– Что это? У тебя губа разбита, – забеспокоилась Имоен.
– Эл? – Повернулся к другу Эрик.
– Это не он, – мрачно ответила девушка. – Где Петер?
– Я здесь, малышка. А что?
– Там в кустах твой дружок лежит. На заре выходим. Постарайся, чтобы он оклемался и… не попадался мне на глаза.
Петер ушёл за напарником с ворчанием: «Идиот!»
– Все ложитесь спать. Я дежурю, – Равена направилась к доспехам.
– Я с тобой, сестрёнка!
– Равена, – подошёл к воительнице Эрик. – Ты не обижайся на Элиендра. Он привык, что на него девчонки сами вешаются. Он вообще хороший парень.
– Что ж он сам-то не подошёл?
– Да он глаза на тебя поднять боится, не то что подойти. Ты не подумай, он мне ничегошеньки не рассказал. Он не трепло. Я сам догадался по его щеке красной. Честно-честно.
Остальная ночь прошла тихо, не считая пьяных стонов охранника.

На утро Рикардо, обруганный Петером и хозяином каравана, ехал в голове процессии мрачнее тучи. Нос его распух, под ним была видна запёкшаяся кровь. Элиендр старался не встречаться с Равеной взглядами, Эрик трещал без умолку. Через пару часов подъехал Петер.
– Там какой-то старик просит подвести. Ваша повозка самая пустая, возьмите его к себе, – он многозначительно посмотрел на Равену, которая слушала его исподлобья.
К вознице подсел тощий старик в лохмотьях. Он рассказал, что долгое время жил отшельником в Клыкастом Лесу, а теперь там житья не стало от разбойников. Вот и направляется он теперь в Глухолесье. Лучше уж там с пауками, чем с этими душегубами. Старик обернулся на сидевшую в повозке молодёжь.
– Ой, на тебя тяжело смотреть, девочка! – Уставился он на Равену.
– А Вам никогда не говорили, что девушки обычно обижаются, когда об их внешности говорят не лестно?
– Ой, прости! Я не правильно выразился. Аура у тебя больно переменчивая, аж по глазам бьёт. Похоже, что ты сама с собой не в ладах. Не иначе как монета твоей судьбы встала на ребро.
В Берегосте отшельник поблагодарил возницу, погрозил пальцем Равене и ушёл в сторону Глухолесья искать новый дом.

Поднимаясь по ступеням в гостинице «Филдпост», девушка думала о словах случайного попутчика. Аура у неё переменчивая… Ничего удивительного! Она еле сдерживалась, чтобы не придушить и Рикардо, и Элиендра. Да как они смели! Да кто они такие! Ну не поздоровится сейчас этому Транзигу, если он её рассердит.
Где находилась комната связного Тазока, узнать оказалось не трудно. Дайнахейр прочитала на себя заклинание дружбы и предстала перед хозяином гостиницы лучшей подругой. Он-то подробненько и выложил, на каком этаже и в каком номере живёт Транзиг. А также, что он любит сыр с белым вином, на ужин ест рыбу и, скорее всего, маг. Указанная хозяином дверь не только была не заперта, но её даже как следует не закрыли. Равена аккуратно толкнула её. По комнате в нервной спешке носился невысокий мужчина-человек в магической робе. Очередная книга выпала из его рук, но не долетела до пола пару дюймов, пойманная воительницей.
– Вам помочь? – Глаза полудроу и мага встретились.
Мужчина обернулся на выход. К двери прислонился лысый громила с татуировкой на лице, рядом с ним остался стоять полуэльф в шлеме. В дальний угол отошли рыжая лучница и явно магесса с шоколадной кожей. Русоволосая полуэльфийка, постукивая по полу боевым посохом, встала рядом с полудроу, у которой за спиной торчала рукоять двуручного меча. Несмотря на безысходность положения, маг остался верен себе.
– Кто вы такие? Пошли прочь!
– От нас так просто не отделаешься, Транзиг! – Криво улыбнулась Равена.
– Так вы знаете, кто я такой. Учтите, если не исчезнете через пять секунд, то окажетесь под хвостом у какого-нибудь демона в Абиссе быстрее, чем позовёте свою мамочку! У меня есть парочка…
Договорить угрозу он не смог, потому что Джахейра опрокинула его в кресло ударом посоха.
– Слушай ты, мразь! У меня тоже есть палка-щекоталка, и если ты не расскажешь нам всё, что знаешь, я тебя так пощекочу!..
Равена захихикала при взгляде на мага, он смотрел на полудроу в поисках помощи и защиты.
– Да, да! Всё скажу. Что вы узнать хотите?
– Начни с самого главного, – воительница присела на подлокотник кресла. – Где лагерь Тазока?
– Я не знаю. Честно! Тазока можно встретить в Клыкастом Лесу, но я постоянно его искал. Он то в Ларсвуде встречал меня, то в Пелдивейле. Чаще, правда, меня встречали связные. Больше я ничего не знаю.
Он и правда больше ничего не знал, Равена видела это.
– Отпусти его, Джахейра. Пусть уходит.
Друид, удивлённая этим решением, немного помедлила, но мага всё же отпустила. Транзиг вылетел из комнаты, чуть не сбив с ног Минска.
– Значит Клыкастый Лес. Он большой, – вслух рассуждала Равена.
– Стоит отдохнуть перед походом. Мы займёмся этим, – убедительно проговорила Джахейра.
– Равена, я бы хотела навестить Файэбида.
– Отличная идея, Имоен.
В коридоре воительницу окрикнули. К ним неуверенно подходил Элиендр.
Имоен взяла Джахейру и Дайнахейр под руки.
– Пусть эти двое поговорят, а мы закажем ночлег и ужин.
– Чего тебе? – Равена сложила руки на груди.
– Я хотел попросить у тебя прощения за поцелуй, – вспыхнул полуэльф. – Просто ты… ты действительно мне очень понравилась. Ещё тогда, на ярмарке. Ты необычная: и красивая, и смелая, и сильная. Я не хотел бы расставаться в обиде.
– Я не злопамятная, Эл.
– Я прощён?
– Угу.
– Хвала богам! Я боялся, что со мной случится то же что и с Рикардо… или с этим магом… Что вы там с ним делали?
– Щекотали, – буркнула Равена.
– Ээ… не важно… Пойду я. Меня, наверное, уже заждались. Караван отправляется до захода. Хозяин нанял новых охранников. Мы с Эриком сомневаемся, что они будут лучше вас… – Парень снова покраснел. – Ну, пока. Может, встретимся ещё.
– Может быть. Пока.
Прощание у повозок нельзя было назвать дружеским, но и враждебных взглядов тоже не наблюдалось.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Очередная новелизация (текст)
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 15:57 
Не в сети
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06 апр 2012, 16:35
Сообщения: 96
– Ну и что он тебе сказал? Он признался тебе в любви? – Донимала сестру Имоен, пока они шли к дому Файэбида Элвенхиэ.
– Нет, он просто попросил прощения за поцелуй.
– Вот недотёпа! Ведь у него на лице написано: «Влюблён по уши. Просьба не беспокоить».
– Имоен, ты чего ко мне с ним привязалась?
– Просто к тебе ещё ни один парень так не относился…
– Ну, спасибо ему за это, – Равена взялась за кольцо двери.
– Ты просто не прошибаема, – покачала головой её спутница.
В доме у Файэбида стояла приятная прохлада. Хозяин встретил девушек с радостью и сразу же повёл показывать своё жилище. Последней комнатой была библиотека.
– Да у вас тут книг не на много меньше, чем в Кэндлкипе, – восхищалась Равена.
– Поэтому-то вы и пришли ко мне, как в Кэндлкип? – Засмеялся старик, потрясая только что подаренной книгой.
– В каком смысле? – Не поняла Имоен.
– Ну вот: книгу принесли… Значит, вы как ушли, так и не возвращались туда ни разу? – Понял он по удивлённым лицам названых сестёр. – Тогда присядьте. Ох! Ульраунт вынес решение закрыть свободный вход в Кэндлкип. Я и сам не ожидал. Пришёл туда на прошлой неделе, а у дверей стоит какой-то Хранитель Портала и требует за вход книгу для библиотеки. Книги у меня с собой не было, поэтому пришлось расстаться с только что составленным магическим свитком. Признаться, Ульраунт вернул мне свиток, ссылаясь на моё незнание. Вот так вот теперь: хочешь почерпнуть мудрость Кэндлкипа – пополни эту мудрость. С одной стороны – верно, но с другой стороны – не каждому это теперь будет под силу. А жаль!
Равена вздохнула: она надеялась посетить бывший дом по дороге куда-нибудь.
– Расскажите-ка мне всё, что с вами случилось с того момента, как вы ушли из Берегоста. Басилуса и пауков в доме у Ландрин можно опустить. Об этом целую неделю трещали сплетники на каждом углу.
Девушки не без грусти улыбнулись и начали рассказ. Файэбид время от времени вздыхал, порой ойкал и всплёскивал руками. Когда повествование дошло до штурма Крепости Гноллов, старик побледнел, как простыня. Щёки его снова порозовели, когда речь зашла об освобождении шахт Нашкеля. Старый знакомый Горайона был уверен, что тот был бы сейчас несказанно горд за своих девочек. Однако промолчал об этом. Получив напутственное слово, сёстры решили возвращаться к друзьям.

Равена шла, опустив голову. Она не думала ни о чём, лишь перед глазами стояли двери. Гостеприимные двери Кэндлкипа были закрыты наглухо для неё вероятно навсегда. Имоен толкнула её в бок.
– Гляди, кто идёт прямо на нас.
Воительница ожидала сейчас увидеть кого угодно от Ландрин до гнолла, но этого человека никак нет.
– Рад снова вас видеть, мои прелестные искательницы приключений!
– И мы Вас тоже, – неуверенно сказали они.
Перед девушками стоял тот самый старец в красном одеянии, которого они встретили на развилке.
– Наши пути снова пересеклись. Интересно-то как! Пожалуй, мне стоит теперь представиться. Зовут меня Эльминстер.
У сестёр от удивления распахнулись рты. Как? Сам Эльминстер?
– Слышал я о ваших подвигах на Побережье Мечей, – меж тем продолжал старик. – Твоё искусство, Равена, именно такое, каким его описывал Горайон. И, возможно, оно окажет большое влияние на эту местность.
Рот Имоен со стуком захлопнулся. Равена вдохнула воздух, чтобы что-то спросить.
– Да, да, прости, что не сказал тебе всего этого раньше. Было не время, да и не место.
Равена снова попыталась начать речь.
– Кстати, я слышал, вы ищете какой-то бандитский лагерь. Видел я один на северо-востоке от «Дружеской Руки». Ну, мне пора. Ещё увидимся.
Девушки так и провожали его, глядя в спину: одна с глупо наклонённой на бок головой, другая с открытым ртом и поднятым вверх указательным пальцем.
– Эльминстер… – Наконец прошептала Имоен. – Равена, это он послал письмо Горайону. Помнишь, оно было подписано «Э.»?
– Помню. Пойдём, надо рассказать об этом Джахейре.

– Что-то у вас лица какие-то унылые, – заметила друид. – Садитесь ужинать.
– У нас есть две новости: одна не очень приятная, другая весьма странная, – Равене пришлось отстегнуть ножны, чтобы сесть поудобней на невысоком стуле. – С какой начать?
– Странности давай-ка оставим на потом, – пододвинула им тарелки Джахейра.
– В общем, в Кэндлкип теперь нельзя теперь пройти просто так. Ульраунт – Хранитель Фолиантов – приказал с каждого входящего взимать пошлину – книгу или свиток или манускрипт и так далее для «пополнения мудрости» библиотеки.
– Как я поняла, – принялась за еду Имоен. – Книга, ну или что там ты принесёшь, должна быть особенной. С каким-нибудь «Бегом единорога» или «Историей Халруаа» туда не пройдёшь. Я вот не совсем понимаю, зачем это надо было делать?
– Для защиты Кэндлкипа, естественно, – Джахейра пригладила волосы. – После убийства Горайона, о котором он наверняка уже знает, Хранитель Фолиантов обязан был об этом задуматься.
– Да нет, Джахейра, он давно хотел сделать именно так. Он всегда считал, что сокровища Кэндлкипа достоин увидеть отнюдь не каждый. Смерть Горайона предстала просто удобным случаем.
– Ну, мы пока что не собираемся туда. А что за вторая новость?
– Ах, да! Нам встретился… ммм… Эльминстер.
Супруги удивлённо уставились на Равену.
– Причём уже не в первый раз. Он повстречался нам на Львином Пути, когда мы с Имоен шли из Кэндлкипа, и очень интересовался мной. Интересно почему? Точно ведь не из-за того, что я наполовину тёмный эльф.
– Но он был знаком с Горайоном, ведь это он послал ему предупреждающую записку, – рассуждала Имоен. – Вот, наверное, и шёл узнать, выполнил ли Горайон его просьбу. А когда узнал, что случилось, пошёл искать тебя – его приёмную дочь.
– Ты ведь тоже считалась воспитанницей Горайона, – возразила Равена.
– Да, но ты всегда была его любимицей.
– Куда там! Любимицей, которая вечно ввязывалась в неприятности. Вообще-то, с такими способностями, как у Эльминстера, можно сидеть на одном месте и знать, что происходит не только в Фаэруне, но и во всех Королевствах вообще. Значит, есть ещё что-то…
Равена смотрела в тарелку с рагу и была полностью погружена в раздумья: кто же она такая? Почему Горайон скрывал от Джахейры и Халида её настоящий характер? Почему ей интересуется сам Эльминстер? Почему… И таких «почему» родился целый рой у неё в голове. Казалось, больше никто не замечал этих странных совпадений. Только супруги-полуэльфы не заметно ни для кого переглянулись и кивнули друг другу.

Равена проснулась посреди ночи на каменном полу от холода, пробирающего до костей. Она отлично помнила, что засыпала она в тёплой постели гостиницы «Филдпост». Она встала и побрела вперёд сквозь кромешную тьму, обхватив себя за плечи руками. На ней была только тонкая сорочка, и кожа покрылась мурашками. Вдруг земля завибрировала и прямо под её ногами разверзлась глубокой пастью. Равена ожидала, что сейчас провалится в эту пропасть, но какая-то неведомая сила аккуратно поставила её на дно трещины. Она подняла голову. Неба видно не было, земля сомкнулась над ней. Внезапно Равена поняла, куда она попала. Шахты Нашкеля. Она стояла посередине пещеры Мулахея. Вход был старательно завален Эмерсоном. Пространство перед ней исказилось. Сначала ей показалось, что впереди образовалась иллюзия. Плохо сотворённая, но похожая на… Нет! Это не иллюзия. Перед ней стоял Мулахей. Она видела след от её собственного меча. Вместо расписного щита и дорогого моргенштерна в руках у жреца Цирика был кинжал. Судя по цвету и форме, он был сделан из кости. Равена лишь усмехнулась в лицо мертвецу: он уже мёртв, что терять на него время? Надо найти выход отсюда. И она повернулась к жрецу спиной. Странный звук заставил её обернуться. Мулахея больше не было, но кинжал остался висеть в воздухе. Вдруг он сам собой прицелился и устремился ей в сердце. Почему-то Равена знала, что он не промахнётся.

Имоен сидела на кровати у названой сестры и успокаивала её. Всю ночь Равена ворочалась, невнятно бормотала что-то вроде: «Нет!» А несколько минут назад вскочила, как ужаленная. Полудроу была вся липкая и холодная от пота. Постепенно она пришла в себя и уступила просьбе Имоен рассказать, что ей приснилось. Равена рассказала всё, не утаив и то, что в конце снова слышала этот мерзкий зловещий голос: «Ты научишься…»
Имоен уснула сразу же, как только переползла обратно на свою кровать и коснулась головой подушки. Полудроу боялась заснуть. Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, она решила подумать о чём-нибудь другом. Она даже удивилась сама себе, когда первым в списке таких дум обнаружила Элиендра. Действительно, и почему бы не подумать о нём? Равене он в какой-то мере понравился. Он был строен, одного роста с ней. Вероятно, по влиянию матери, он носил длинные волосы, как у эльфов, они походили цветом на солому. Глаза его были непонятного цвета: то ли карие, то ли зелёные. Он был скромным, хоть и избалован женским вниманием. Пока что всё нравится. Что ещё? Ах, да! Имоен права: никто из парней ещё не относился к ней, как Элиендр. Чаще всего встречались случаи, похожие на историю с Рикардо, да и заканчивались они точно так же. Ну, не надо о грустном. Итак, Элиендр. Он был бы, наверное, вполне приемлемой второй половинкой для неё, но что-то в нём её не устраивало. И даже не то, что она яростная воительница, а он подмастерье у кузнеца. Он был нерешителен. В нём не было огня. Он – простой обыватель, боящийся шагнуть в неизвестность. Равена была уверена, что даже в «Филдпосте» Элиендр подошёл к ней после долгого разговора с Эриком. Или здесь не обошлось без Имоен. Нет, такой мужчина ей не нужен. Ей нужен… А нужен ли? Начав спорить с собой нужен или не нужен ей мужчина, Равена не заметила, как уснула.

Совсем новенькая карта Побережья Мечей развернулась у ног искателей приключений. Имоен поставила жирный крестик на северо-западе от «Дружеской Руки». Там действительно обнаружился бандитский лагерь. Джахейра использовала одну из своих друидских способностей – обратилась волком – и убежала на разведку. Теперь она вернулась назад и была уверена, что это именно тот лагерь, который им нужен. По его территории ходят и люди, и хобгоблины, и гноллы с полуограми и полуорками. Посоветовавшись, друзья решили обратиться за помощью к магии. Дайнахейр наложила на команду заклинание невидимости, и они подошли поближе к стоянке разбойников.
Странно было смотреть на свои ладони, а видеть траву под ногами. Осознавать, что окружён друзьями, но не видеть никого рядом. Порой какой-нибудь бандит задерживал взгляд на кустарнике, в котором они сидели, и сердце Равены замирало – заметили. Но, хвала богам, всё прошло успешно.
Их укрытие находилось немного выше лагеря, что позволило немного заглянуть за периметр. Зоркие глаза Равены оценивали лагерь. Его окружал лес. У ворот стояла стража. Круглые палатки были разбросаны в хаотичном порядке, а самая большая высилась в дальнем конце лагеря. «Наверное, это обиталище главаря», – предположила воительница.
– Эх, к нему не подступиться. Вход хорошо охраняется, а лес защищает от вторжения лучше любой стены. Палатки стоят вразброд, но это только так кажется. Смотрите: весь лагерь просматривается насквозь, но вот так напрямик не пробежишь. Хитро придумано! И спрятаться за ними нельзя, и прямой атаке они будут мешать. В помощь призвать нечего, – передала свои наблюдения Равена.
– А если лес поджечь, – предложила Имоен.
– Ни за что! – Джахейра даже забыла о близости бандитов. – Не позволю.
– Можно было бы воспользоваться магией, но я, увы, не Эльминстер, чтобы накрыть весь этот лагерь одним шаром огня, – Дайнахейр обдумывала, какое заклинание было бы более действенным в этой ситуации.
– Нет-нет, силой мы их не возьмём, – покачала головой Равена. – Нужно обхитрить их.
– И как ты собираешься это сделать? – Ирония сквозила в словах Имоен.
– Нужно присоединиться к ним.
– Что?! – Все пятеро смотрели на Равену, или точнее на то место, откуда звучал её тихий, немного осипший голос.
– Тихо вы. Транзиг сказал, что его часто встречали в Пелдивейле или Ларсвуде. Вот и прочешем оба эти района, а когда связные Тазока нас поймают, заявим, что мы хотим к ним присоединиться. Это позволит нам беспрепятственно гулять по их лагерю.
– Если нас п-примут…
– Надо постараться.
Время заклинания истекало, и пора было уходить подальше отсюда.
Команда решила вернуться в Берегост, чтобы подготовиться к длинному переходу. Время от времени Минск останавливался и прислушивался.
– Что-то не так, дружище? – Поинтересовалась у него Имоен.
– Бу кажется, что что-то скребётся совсем рядом под землёй. И я с ним полностью согласен. Вот сейчас – слушайте.
Все притихли. Действительно из-под земли доносился отчётливый звук. Названые сёстры боязливо переглянулись. Если вспомнить рассказы про эту местность, то возможно сейчас к поверхности пробиваются анкеги – огромные существа, похожие на гусениц. Их тело покрыто практически непробиваемым панцирем, сильные челюсти одним щелчком разрезают человека пополам, а особая железа позволяет стрелять кислотой на достаточно большое расстояние. Команда ускорила шаг. Впереди завибрировала земля совсем, как во сне у Равены. Почва провалилась внутрь широкой ямы, а потом ввысь вознеслось огромное длинное тело. Анкег возвышался над землёй на добрых десять футов, и неизвестно сколько ещё оставалось в яме. На зелёном панцире играли лучи солнца. Им можно было бы любоваться очень долго, если б он не был так опасен. К тому же рядом могли быть и другие. Бежать было некуда.
Имоен и Джахейра ухитрились отскочить от плевка гигантского насекомого, а вот Минску повезло меньше: кислота стекала со щита, разъедая его. Разозлившись, воин-берсерк-следопыт со всей мощью ударил по панцирю, но оставил на нём лишь не сильно заметную вмятину. Сверкнули «магические снаряды», но и они причинили не большой вред гиганту. Равена попробовала подсечь маленькие ножки, но анкег, оказывается, держался вовсе не на них. Ну, должно ведь быть у него слабое место! В небе громыхнуло, и молния Джахейры заставила огромную зелёную голову склониться к самой земле прямо около Равены. Ага! Так вот оно: слабое место!
– Джахейра, сделай-ка ещё раз так!
И снова звучит знакомый припев заклинания, и с неба спускается яркий разряд. Как только голова анкега поравнялась с Равеной, девушка вонзила меч прямо в сетчатый глаз. Насекомое пару раз дёрнулось, едва не согнув лезвие, и замерло.
Равена с восторгом рассматривала панцирь анкега. Зелёный с серебристыми прожилками, что расходились подобно узору, он был прочен и одновременно лёгок. Некоторые аристократы платят огромные деньги за доспех из анкегова панциря, а некоторые кузнецы всё отдали бы за то, чтобы поработать с этим уникальным материалом. Воительница невольно вспомнила Тэрома Фуирима из Берегоста.

Носилки с серебристо-зелёными пластинами громыхнули об пол кузницы, и друзья облегчённо вздохнули. Не то чтобы нести их было тяжело, вовсе нет. Неудобно просто, да и путь не близкий. Благо, что по дороге им встретился какой-то фермер на повозке. Они обеспечили ему дальнейший безопасный путь, а он погрузил на повозку носилки. Конечно же, не обошлось без рассказа: «Как вы убили эту тварь?» Имоен принялась за своё любимое дело, и было заметно, что с каждым новой историей её слог становится всё приятней. Фермеру история понравилась, и он посоветовал податься девушке в барды.
В глазах кузнеца из Берегоста сияла просто детская радость. Он продал со скидкой новый улучшенный магией щит Минску и предложил сделать доспех на заказ за половину стоимости работы. Как Равена ни старалась, все отказались от обновки, поэтому Тэром снял мерки с воительницы. Работа предстояла кропотливая. Кузнец сказал, что доспех будет готов дней через десять. Девушка кивнула, она вернётся через десять дней.

– Дурацкая карта! – Ворчала Джахейра. – И кто её составлял? Картограф-самоучка?
– Скорее недоучка, – согласилась с ней Равена.
Карта была скопирована явно не очень умелым мастером. И вроде бы всё на ней находилось на своих местах, но некоторые обозначения сдвинуты в ложную сторону. Так, например, башня Талантира оказалась почти на побережье, Нашкель гораздо восточнее, чем на самом деле, а Крепость Гноллов вообще уехала за Облачный Хребет. Некоторых подписей не было совсем. Не подписано было Глухолесье, а «Клыкастый Лес» значилось мелким шрифтом над огромной местностью на востоке от Берегоста и Нашкеля.
– А вот это, – ткнула друид в южную часть этой местности. – Относится к Клыкастому Лесу или нет? И где заканчивается Ларсвуд, и начинается Пелдивейл? Неужели придётся прочёсывать всё это?!
Равена сидела боком к столу, положив ноги на соседний стул. Она улыбалась про себя, потому что знала: сейчас придёт Имоен и будет убеждать посетить именно то самое место, по которому сейчас нервно стучал палец Джахейры. Недалеко от могильников, из которых вёл потайной ход в шахты Нашкеля, была отметка «Мост Файервайн». Красивая и грустная легенда была связана с этим местом. Одна из любимых легенд Имоен.
– Вот. Всё, что заказывали, – названая сестра Равены положила на стол свёрток с покупками.
– Здорово! Теперь только ты будешь ходить за покупками, – похвалила её Джахейра, довольная результатом.
– Ха! В следующий раз отпустите Равену со мной, я вам ещё и со скидкой всё куплю!
Одобрительный смешок пробежался по кругу сидящих друзей и отозвался на некоторых других столах. На полудроу всё ещё бросали презрительные взгляды, но уже терпимей относились к её присутствию в городе. Имоен выдернула стул из-под ног сестры, из-за чего сапоги воительницы гулко стукнули о деревянный пол.
– Кстати, – продолжила она, усевшись. – Могу ли я спросить: а нам обязательно сразу идти в этот лес? Можно сначала заглянуть вот сюда?
Равена хихикнула, прикрыв лицо.
– Зачем тебе туда? – Поинтересовалась Джахейра.
– Что такого необычного в этом месте? – присоединилась к друиду магесса.
– Существует легенда, что давным-давно Тёмная Орда осаждала крепость, к которой вёл этот мост. Всего несколько рыцарей героически сдерживали натиск, и Орде не удавалось пробиться внутрь. Тогда враги подкупили одного из рыцарей, и тот убил своих товарищей, когда они спали. Орда ворвалась в крепость, а предатель был проклят и умер ужасной смертью. Вот.
– И что ты хочешь там найти? – Без особого энтузиазма спросила Джахейра.
– Доказательства… или опровержения. Если это правда, там должны были остаться следы той битвы. Если же это всего лишь легенда – значит это всего лишь легенда.
– Это слишком долго, – тряхнула серебристым шёлком волос Равена. – У нас нет времени. Сходим туда, когда всё это закончится.
– Сестрёнка, когда всё это закончится, не известно сможем ли мы с тобой вообще куда-либо пойти. Мы попали в серьёзную переделку.
Полудроу взглянула на друида в поисках решения этого вопроса.
– Нам всё равно, похоже, придётся прочёсывать всю эту местность, поэтому можем заглянуть и на твой мост, Имоен, – пожала плечами полуэльфийка.
Девушка захлопала в ладоши и показала язык сестре. В ответ Равена улыбнулась и дала понять, что спорила лишь для порядка.
– Базу лучше перенести обратно в Нашкель, – Джахейра встала и свернула карту. – Эй, хозяин! Мы уходим!

Мост Файервайн соединял два берега давно уже высохшей реки. Он стоял напоминанием, что всё в этом мире бренно. Некогда мощная, полная сил постройка состарилась и одряхлела. Камень почернел, покрылся трещинами, словно морщинами. Кое-где в кладке пробивалась трава. В двух местах и вовсе мост обрушился, но кто-то заботливо положил доски через глубокие провалы.
Имоен рассматривала каждую щель и не переставала восхищаться.
– Как он прекрасен!
– Да. Он прекрасен. Не считая тех гоблинов, что следят за нами снизу, – съязвила Джахейра.
– Минск и Бу слышат волчий вой, а вон там были ещё и волчьи следы. Следы очень большого волка.
– Где гоблины, там и ворги, – заключила Равена. – Будьте начеку!
– А я слышу музыку, – потрясла головой Дайнахейр. – Верно, я схожу с ума.
– Нет, я тоже слышу. Будто на лютне играют, – успокоила её Имоен.
День давно перевалил за половину. Скоро солнце начнёт клониться за горизонт. Гоблины и волки шныряли под мостом, но подняться не решались. Почему-то.
А мелодичный перебор струн уже слышали все. И чем ближе команда приближалась к другому берегу, тем отчётливей лилась музыка. Друзья миновали арочный проход и обнаружили за ним… парня-человека, который держал в руках лютню. Он прекратил играть и уставился на искателей приключений. «Дрень…» – Робко прервала затянувшееся молчание струна.
– Эээ… Приветствую вас… – Начал человек, не отнимая руки от струн.
– И тебе привет, – Равена недоверчиво смотрела на парня.
– И кто же вы, собственно, такие?
– Мы, собственно, искатели приключений. А ты?
– А я, собственно, бард. Странствую в поисках вдохновения.
– Не боишься вон тех тварей внизу?
– Они днём-то сюда не поднимаются, а к ночи и вовсе уйдут подальше – призраков боятся.
– Каких призраков? – Имоен пробилась вперёд.
– Вы что же легенду не знаете?
– В легенде говорится о битве…
– Битва за Мост Файервайн не легенда, а исторический факт, – бард отложил инструмент. – А вот потом… Историю окутали сплетни и фантазии, так получилась легенда. Я пришёл сюда узнать, насколько она правдива.
– И как?
– То, что крепость держалась долго под сильным натиском – абсолютная правда. В руинах…
– Каких руинах? Я ничего не вижу, – крутила головой Имоен.
Бард взял её за плечи и повернул в сторону остатков смотровой башни. Части стены уже не было, крыша давно провалилась, а то, что осталось, возвышалось на восемь футов и держалось в основном благодаря плющу. На самом верху уцелевшей стены зияло маленькое окошко.
– Это всё, что осталось от крепости?
– Угу.
– Я хочу на это посмотреть. Пойдём, покажешь мне всё.
Имоен схватила барда за руку и потащила к руинам. Парень настолько удивился, что даже и не думал вырываться.
– Твоя сестра, кажется, не осознаёт, что идёт неизвестно куда с неизвестным парнем. Она не боится, что он сделает с ней что-нибудь... – Дайнахейр смотрела на удаляющуюся парочку.
– Себе дороже сделает, – усмехнулась Равена. – Если что – кричи! – Громко сказала она им вслед.
– Хорошо! – Пришёл ответ от барда.
Имоен, похоже, только что заметила его руку в своей. Она сначала покраснела, а потом над безжизненным руслом разнёсся её заливистый смех.
После захода солнца все семеро сидели у костра. Имоен делилась впечатлениями от руин. Бард, который представился как По, удивлялся рассказанной историей о приключениях друзей. Он сказал, что Клыкастый Лес начинается севернее развалин магической школы Улькастера. Сначала идёт часть, называемая Ларсвудом, а затем Пелдивейл. Хотя, как их различить – не известно.
– Я бы посоветовал вам пройти нормальной дорогой до «Дружеской Руки», а там уже повернуть на лес, – По снова взялся за лютню.
– Слушай, ты сказал, что пришёл сюда в поисках вдохновения. Какого именно? – Равена хотела подбить барда на игру.
– Ну, я писал балладу об этих событиях. Описание исторической битвы прошло, как по маслу, а дальше – стоп. Вот и пришёл сюда в надежде дописать часть-легенду. В ней говорится, что проклятый предатель был приговорён после смерти вечно скитаться по катакомбам под крепостью, чтобы соединиться с душами тех, кого убил. Но неведомая сила заставляет его петлять по коридорам. Он не может найти покой, как и остальные рыцари, что ждут его. Они давно простили его и жгут огонь, чтоб он нашёл их, но всё тщетно. И только их вздохи разрывают тишину… О! хорошая строчка, надо куда-нибудь её вставить.
– Призраки, – фыркнула Джахейра. – Это наверняка выдумки.
– Прошлой ночью мне это так не показалось. Я слышал вздохи. Будто сам камень руин вздыхал. А вон в том окне горел огонь, а я-то знаю, что его ну никак нельзя там зажечь.
– Может, споёшь нам эту балладу, а? – Вкрадчиво спросила Имоен.
– Она… это… ещё сыровата…
Имоен похлопала ресницами.
– Я вас предупредил, – ухмыльнулся бард.
Он подстроил лютню и полился красивый мотив. Музыка была немного не доработана, кое-где По сбивался, но она чётко оттеняла текст. Шла маршем во время битвы, почти замирала при убийстве рыцарей и плакала во время взятия крепости. Она гордилась красотой Моста Файервайн в былые времена и наполняла слушателей надеждой, что когда-нибудь проклятье падёт. Сама баллада тоже требовала поправок. Ритм порой прыгал, рифма хромала, наизусть По её ещё не помнил, поэтому пел по бумажке. Голос у него был певучий и приятный, он мог играть им, как того требовала баллада. Пел он от души, отчего слушать его было приятней вдвойне. Время от времени Равена оборачивалась на слепое окно руин, но ничего, кроме тёмно-синего клочка неба и пары звёзд там не видела. Бард закончил игру, и благодарные слушатели одарили его аплодисментами. Парень расплылся в улыбке.

_________________
Искренне ваша Мария...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 35 ]  На страницу 1, 2, 3  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB